На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Образ Дона Кихота в мировой и отечественно литературе

Информация:

Тип работы: Диплом. Добавлен: 03.07.2012. Страниц: 64. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание

Введение………………………………………………………………………….3

Глава I Роман М. де Сервантеса о Дон Кихоте в мировой и отечественной культуре…………………………………………………….…..9
1.1. Переработка сюжета Сервантеса и переосмысление его образов в литературе и искусстве…………………………………………………………9
1.2. Образ Дон Кихота и тема «донкихотства» в художественном сознании писателей и в оценке критиков……………………………………16

Глава II М.А. Булгаков и его «Дон Кихот»………………………………..24
2.1. Формирование Булгакова-драматурга……………….………………..24
2.2. Новое содержание вечного сюжета…………………………………….37

Глава III Пьеса «Дон Кихот» Е.Л. Шварца……………..…………………44
3.1. Творческий облик драматурга Е.Л. Шварца…………………...……...44
3.2. Образ Дон Кихота в художественном сознании Шварца…..………..46

Заключение……………………………………..……………………………….67
Литература………………………………………………………………………70
ВВЕДЕНИЕ
С первых дней своего существования и по сей день (казалось бы, Дон Кихот с его комичным идеализмом вообще не должен вписываться в наше прагматичное, лишённое какой-либо сентиментальности время.) роман Сервантеса порождает диаметрально противоположные суждения и трактовки. Появляются всё новые и новые книги и статьи. Развивается специальная область филологии – сервантистика. В Москве и ещё в сорока трёх городах мира работают отделения Института Сервантеса. Психологи исследуют человеческий тип интуитивно-логического экстраверта, каковым, с их точки зрения, является Дон Кихот. Философы выстраивают на материале романа сложные мировоззренческие конструкции. Четыре столетия подряд человечество пытается разобраться, кто же такой Дон Кихот?
«Все варианты прочтения «Дон Кихота», возникавшие на протяжении его четырёхвековой жизни в истории культуры, так или иначе тяготеют к двум противоположным подходам: один акцентирует сугубо комическую сторону похождений и бесед Дон Кихота и Санчо Пансы, другой основан на представлении о том, что за внешним комизмом разнообразных ситуаций, в которых оказывается знаменитая пара сервантесовских героев, за авторской иронией и пародией на рыцарские романы скрывается серьёзное, если не трагическое содержание, побуждающее читателя не столько смеяться над Рыцарем Печального образа, сколько сострадать ему».
Дон Кихот давно встал в ряд «вечных образов», зажил «самостоятельной» от своего создателя жизнью. Литературных «дон кихотов» много. Дон Кихот – герой комедии Генри Филдинга «Дон Кихот в Англии» (1734); черты донкихотства есть в мистере Пиквике из «Записок Пиквикского клуба» (1836) Чарльза Диккенса, в князе Мышкине из «Идиота» Ф.М.Достоевского, в «Тартарене из Тараскона» (1872) А.Доде. «Дон Кихотом в юбке» называют героиню романа Г.Флобера «Госпожа Бовари» (1856). Есть черты знаменитого рыцаря в Мастере и Иешуа из булгаковского романа «Мастер и Маргарита. Дон Кихота напоминает командир отряда полевых большевиков имени Розы Люксембург Степана Ефремовича Копенкина, из романа «Чевенгур» А.П. Платонова.
Художественное осмысление образа Дон Кихота происходило и воплощалось в различных формах. Одной из них, самой не изученной, является инсценировка. В отечественной литературе ХХ века выделяются два подобных опыта. Это «пьеса по роману Сервантеса» М.А. Булгакова и «литературный сценарий» Е.Л. Шварца. В работах, посвященных творчеству как Булгакова, так и Шварца они непременно упоминаются, сопровождаются комментарием, но ни одно сочинение: ни булгаковский, ни шварцевский «Дон Кихот» – не становилось объектом отдельного исследования. Однако творческий облик этих авторов вряд ли можно считать полным и достаточно проясненным без обращения к их пьесам под названием «Дон Кихот».
Творчество Михаила Афанасьевича Булгакова пришло к читателю нелегким путем. Вначале был домосковский период «ученичества», когда Булгаков, по сути, выступает как никому не известный автор небольших газетных публикаций и драматургических опытов, о которых он позже практически почти не вспоминает. В первой половине 20-х годов к Булгакову-прозаику приходит шумный, ослепительный успех. Однако тут же выясняется, что никаких перспектив у этого прозаика в советском обществе нет. Прерывается печатание «Белой гвардии», конфискуется в 1926 году рукопись «Собачьего сердца». Время погружает Булгакова в немоту, которой он яростно сопротивляется, он творит вопреки всему – хотя не могло быть и речи о том, чтобы напечатать – «Мастера и Маргариту». Очутившись в тупике, Булгаков-прозаик добивается общественного признания как блистательный драматург. Но через некоторое время выясняется, что советская сцена так же закрыта для него, как и советские издательства. Максимум, что может предложить ему эпоха, – роль инсценировщика чужих произведений. В числе инсценировок возникает пьеса «Дон Кихот».
Начиная с шестидесятых годов XX века, интерес к творчеству Булгакова становится непрерывным и – без преувеличения – постоянно растущим. Сложилась целая отрасль истории литературы – булгаковедение (исследования М. Чудаковой, В. Лакшина, А. Смелянского, Е. Яблокова, Б. Соколова, Л. Яновской и др.) Литературоведы ищут ключ к драматургии Булгакова в его прозе, театроведы склонны идти от обратного. Но и те, и другие правы, ибо драматургия Булгакова зачастую вырастала из нереализованных прозаических замыслов или продолжала линии, оборванные в прозе. Драматические сочинения, в основе которых крупные эпические произведения других авторов, становятся опытом художественного осмысления классики, с одной стороны, и актом самоосуществления – с другой.
Второй автор ХХ века, к которому мы обращаемся, – Е.Л. Шварц. Личность и творчество этого писателя привлекли внимание критики с первых его пьес – «Клад» и «Ундервуд». Однако после публикации статьи «Вредная сказка» (1944) в газете «Литература и искусство» и официального запрета на постановку и публикацию пьесы «Дракон» (до 1954 года) творчество драматурга не изучалось в литературоведческой науке, его имя не упоминалось даже в учебниках и пособиях по русской литературе. Инерция запрета на публикации, постановки и исследование произведений Шварца действовала и после 1954 года, этим объясняется сравнительно небольшое количество теоретических исследований о драматурге.
Изучение творчества Шварца в отечественной истории литературы в основном сводится к научным сочинениям малого жанра, нескольким сверхмалого объема вступительным статьям для сборников (Цимбал C.) , к отдельным биографическим с элементами литературоведческого анализа юбилейным и мемориальным статьям (Приходько В., Павлова Н.), к комментариям и документированным публикациям в журналах (Озеров Л.). Хотя его творчеству с конца 1970-х годов посвящен ряд серьезных исследований (изучением творчества Е.Л. Шварца занимались известные литературоведы С. Цимбал, Л.Н. Колесова, М. Липовецкий, И. Арзамасцева и др., результаты исследования которых отражены в данной работе), специфика образного мышления Е.Л. Шварца, своеобразие его стиля до настоящего времени раскрыты в литературоведении далеко не в полной мере.
На протяжении долгих лет критика видела в Е.Л. Шварце лишь детского писателя. Перелом этого, ставшего стереотипным, отношения к писателю и его творчеству произошел в последние десятилетия ХХ века. С.Б. Рубина как системообразующее начало драматургии Е. Шварца рассмотрела иронию. Ей же принадлежит мысль о создании Шварцем нового жанра в русле интеллектуальной драмы ХХ века, определенного как ироническая драма. Именно это обстоятельство обусловило драматичную судьбу пьес Шварца.
О возрастании интереса к творческой личности драматурга-сказочника в последние годы свидетельствует ряд статей в прессе и наличие 5930 сайтов в Интернете, посвященных Е.Л. Шварцу. Большая их часть носит познавательный характер, содержит общеизвестные сведения о писателе, его биографии. Они имеют значение для популяризации произведений и постановок известного сказочника, привлечения внимания к творчеству Шварца широкого круга читателей и зрителей. Однако подход к изучению Шварца зачастую грешит односторонностью и субъективностью, следует искать новые аспекты, подходы, интерпретации.
В научном плане драматургическое мастерство Булгакова и Шварца таит много неизведанного и требует к себе более пристального внимания, чем то, что было у нас до сих пор в литературоведении и искусствознании.
Актуальность исследования обусловлена изменениями методологических подходов к изучению литературных явлений в связи с отказом от прежних идеологических схем. Так, продолжает сохранять актуальность дальнейшее изучение специфики реализма в драматургии ХХ века, её анализ в аспекте культурных истоков, интертекстуальных отношений, образно-тематических соответствий. Необходимо осмыслени процесса творческого развития Булгакова в его единстве и непрерывности, а поэтики Е.Л. Шварца с точки зрения архетипических основ его драматургии, сравнительно-типологического подхода.
Поэтому воссоздание в драматической форме Сервантеса рассматривается в каждом случае как оригинальное творение, с самобытной идейной спецификой и мотивной структурой, а не как «вторичное» творчество.
Объектом исследования является драматическое творчество М.А. Булгакова и Е.Л Шварца, представленное в литературно-историческом контексте, в литературную эпоху.
Предметом исследования в работе являются образ Дон Кихота и явление «донкихотства» в преломлении через художественное видение М.А. Булгакова и Е.Л. Шварца.
Научная новизна состоит в том, что пьеса Булгакова «Дон Кихот», будучи проанализированной в контексте его творчества, вписана в общее движение метатекстовой мысли Булгакова, а одноименная пьеса Шварца представлена как концептуальная трактовка романа Сервантеса.
Цель данной работы – рассмотреть основные особенности художественного осмысления проблематики и образов романа М.де Сервантеса «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» русскими драматургами М.А. Булгаковым и Е.Л. Шварцем.
В работе решаются следующие взаимосвязанные задачи:
- проследить бытования романа Сервантеса в культурно-историческом контексте;
- выявить предпосылки формирования законов инсценировки в творчестве М.А. Булгакова;
- отметить основные свойства образного мышления Шварца-драматурга;
- обосновать правомерность авторских определений жанра: пьеса по роману Сервантеса» (М.А. Булгаков) и «литературный сценарий» (Е.Л. Шварц);
- указать особенности межтекстовых связей пьес Булгакова и Шварца с романом Сервантеса;
- назвать основные моменты булгаковской и шварцевской трактовок темы «донкихотства» и образа Дон Кихота;
- охарактеризовать приемы и средства создания образов в пьесах Булгакова и Шварца.
В работе применяются приемы культурно-исторического, историко-литературного, сравнительно-типологического анализа. Характер поставленных задач, пути их решения и полученные результаты корректируют и углубляют научные представления о специфике мировосприятия и творческой индивидуальности М.А. Булгакова и Е.Л. Шварца, об особенностях их творчества, а также намечают новые пути исследования наследия писателей и новые подходы к изучению их творчества в процессе литературного образования школьников.
Практическая значимость исследования состоит в том, что полученные результаты могут быть использованы при изучении курса истории русской литературы ХХ века, истории драматургии 20-х - 50-х годов ХХ века, а также при подготовке учебников и учебных пособий, при разработке общих курсов, спецкурсов и спецсеминаров по истории русской литературы ХХ века.
Структура работы: работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы.

Глава 1
РОМАН М. ДЕ СЕРВАНТЕСА О ДОН КИХОТЕ В МИРОВОЙ И ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЕ
1.1. Переработка сюжета Сервантеса и переосмысление его образов в литературе и искусстве
Роман Сервантеса «Дон Кихот» переведён почти на все языки мира. Считается, что в российской словесности впервые упомянул Дон Кихота и Санчо Пансу поэт Василий Тредиаковский (1703-1769) в трактате об орфографии, заметив, что беседы рыцаря и его стремянного могут служить образцом «натурального» разговора. Тредиаковский читал «Дон Кихота» по-французски. В ту пору русский текст романа ещё не появился. Первый русский перевод (с французского), выполненный неизвестным переводчиком, был издан в 1769 году. «История о славном ла-манхском Рыцаре Дон Кишоте» сразу же получила широкое признание. Вскоре последовали многочисленные вольные переводы и пересказы романа, которые давали весьма приблизительное представление об испанском оригинале. Среди первых переводчиков был В.А.Жуковский, в собственном прозаическом переводе выпустивший переделку романа Сервантеса французским писателем Флорианом (в 6 томах, 1804-1806).Так что любознательная российская публика познакомилась с «Дон Кихотом» намного раньше, чем появился первый перевод с языка оригинала (в 1838 году), принадлежавший перу переводчика К.Массальского.
Сегодня одним из лучших считается перевод Н.М.Любимова, относящийся к 1951 году.
Книги Сервантеса теперь не дефицит. Однако его полного собрания сочинений (далеко не полное, в 5 томах, вышло в 1961 году) на русском языке до сих пор нет.
С течением времени оценки романа Сервантеса и образа Дон Кихота менялись. Первые толкователи видели в Дон Кихоте чисто комический персонаж, пародию на рыцарский идеал, призванную отвадить читателей от чрезмерного увлечения рыцарскими романами. В XVII-XVIII вв. в герое Сервантеса видели тип хотя и симпатичный, но отрицательный. Для эпохи Просвещения Дон Кихот – герой, который пытается внедрить в мир социальную справедливость с помощью заведомо негодных средств. Переворот во взглядах на «Дон Кихота» совершили немецкие романтики. Для Новалиса и Ф.Шлегеля главное в нём – проявление двух жизненных сил: поэзии, представленной Дон Кихотом, и прозы, интересы которой защищает Санчо Панса. По Ф.Шеллингу, Сервантес создал из материала своего времени историю Дон Кихота, который, как и Санчо, носит черты мифологической личности. С точки зрения Г.Гейне, Сервантес, «сам того ясно не осознавая, написал величайшую сатиру на человеческую восторженность»[4: С.136].
В.Г.Белинский, акцентируя реалистичность романа, историческую конкретность и типичность его образов, замечал: «Каждый человек есть немножко Дон Кихот; но более всего бывают Дон Кихотами люди с пламенным воображением, любящею душою, благородным сердцем, даже сильною волею и с умом, но без рассудка и такта действительности»[16:С.164].
Н.В.Гоголь, следуя примеру Сервантеса, решил написать «Мёртвые души», «малую эпопею», как он определил свой жанр, и главным героем этой эпопеи сделал… странствующего Рыцаря Стяжательства.
В статье И.С.Тургенева «Гамлет и Дон Кихот» (1860) герой Сервантеса впервые осмыслен как борец. Тургенев считает самопожертвование и деятельность его главными свойствами. «…Что выражает собой Дон Кихот? – Веру, прежде всего; веру в нечто вечное, незыблемое, в истину. <…> «Дон Кихот» весь проникнут преданностью идеалу, для которого он готов подвергаться всем возможным лишениям, жертвовать жизнью. Самую жизнь он ценит настолько, насколько она может служить средством к воплощению идеала, к водворению истины и справедливости на земле. Жить для себя, заботиться о себе Дон Кихот счёл бы постыдным. Он весь живёт (если можно так выразиться) вне себя, для других, для своих братьев, для противодействия враждебным человечеству силам – волшебникам, то есть притеснителям»[25:С.167].
В русской классической традиции истолкованию образа Дон Кихота свойственна публицистичность. Для Ф.М.Достоевского в нем на первый план выходит сомнение, почти поколебавшее его веру: «Самый фантастический из людей, до помешательства уверовавший в самую фантастическую мечту, какую лишь можно вообразить, вдруг впадает в сомнение и недоумение…» [6:С.464].
Крупнейший немецкий писатель ХХ века Томас Манн в эссе «Путешествие по морю с Дон Кихотом» (1934) делает ряд тонких наблюдений над образом. «Конечно, Дон-Кихот безрассуден, – пишет Т.Манн, – увлечение рыцарскими романами сделало его таким; но этот являющийся анахронизмом конёк в то же время служит источником такого подлинного благородства, чистоты, такого изящества, такого внушающего искреннюю симпатию и глубокое уважение достоинства всего его облика, и физического, и духовного, что к смеху, вызываемому его «печальной», его гротескной фигурой, неизменно примешиваются удивление и почтение, и каждый, кто встречается с ним, ощущает, недоумевая, искреннее влечение к жалкому и вместе с тем величественному, в одном пункте свихнувшемуся, но во всём остальном безупречному дворянину»[10:С.178].
По-особому подходят к Дон Кихоту испанские критики и писатели. По мнению Хосе Ортеги-и-Гассета, «мимолётные прозрения о нём осенили умы иностранцев: Шеллинга, Гейне, Тургенева… Откровения скупые и неполноценные. «Дон Кихот» был для них вызывающей восхищение диковиной; не был тем, чем он является для нас – проблемой судьбы»[14:С.329]. Мигель де Унамуно в эссе «Путь ко гробу Дон Кихота» (1906) воспевает в нём испанского Христа, его трагический энтузиазм одиночки, заранее обречённого на поражение, а «кихотизм» описывает как национальный вариант христианства. «Этот Герой – сын милосердных своих дел, вдохновляемый бессмертной своей любовью ко всему человечеству и, прежде всего, к тому, кто рядом. Рыцарь, чьё слово никогда не расходится с делом, а самое главное, он всегда действует и не боится показаться смешным в своей борьбе за справедливость, в стремлении сделать мир лучше. Он гонит прочь страх, чтобы тот не мешал ему правильно видеть и слышать. И если видит он великанов, то это именно великаны, а никакие не мельницы»[26:С.394].
Одним из самых тонких критиков и ценителей «Дон Кихота» был Хорхе Луис Борхес. Из-под его пера вышли «Притча о Сервантесе и Дон Кихоте» и «Скрытая магия в “Дон Кихоте”». В «Притче…» мы читаем: «Наскучив своей Испанией, старый солдат короля тешился безмерными пространствами Ариосто, лунной долиной, где пребывает время, растраченное в пустых снах, и золотым истуканом Магомета, который похитил Ринальд Монтальванский. Беззлобно подшучивая над собой, он выдумал легковерного человека, сбитого с толку чтением небылиц и пустившегося искать подвигов и чудес в прозаических местах с названиями Монтьель и Тобосо. Побеждённый реальностью и Испанией, Дон Кихот скончался в родной деревушке в 1614-м. Ненадолго пережил его и Мигель де Сервантес. Для обоих, сновидца и его сна, вся суть сюжета была в противопоставлении двух миров: вымышленного мира рыцарских романов и повседневного, заурядного мира семнадцатого столетия. Они не подозревали, что века сгладят в итоге это различие, не подозревали, что и Ламанча, и Монтьель, и тощая фигура странствующего рыцаря станут для будущих поколений такой же поэзией, как плавания Синдбада или безмерные пространства Ариосто[3:С.181].Ибо литература начинается мифом и заканчивается им» .
Заметным итогом освоения многими поколениями читателей романа Сервантеса явилось такое культурное явление, как «донкихотство». Термин «донкихотство» с каждой новой эпохой наполнялся новым содержанием: одни акцентировали уничижительное значение слова, другие подчёркивали высокий смысл «донкихотства». По мнению учёных, глагол «донкишотствовать» в значении «сумасбродствовать» введён в русский обиход ещё Державиным в посвящённой Екатерине Великой «Оде к Фелице»:
Не слишком любишь маскарады,
А в клоб не ступишь и ногой;
Храня обычаи, обряды,
Не донкишотствуешь собой.
«…если положить на весы стремление Дон Кихота приносить людям пользу, делать добро – и нелепость его поступков, реальный вред, который он приносит окружающим, то перевешивает и перевесило – это доказали десятки миллионов читателей – первое. Сервантесоведы доказывают, что писатель не собирался создавать такой образ, который составил основу «высокой» линии донкихотства. Однако их попытки убедить читателей придерживаться в этом вопросе объективной истины, пожалуй, что, обречены на провал. Эти попытки – не что иное, как донкихотство, в ином, впрочем, оттенке своего значения. Человечеству был необходим миф о Дон Кихоте, необходим был образ, призванный нести в духовной культуре именно эту функцию, и он будет нести эту функцию, ибо из всех великих мировых образов именно Дон Кихот наиболее для неё подходит…»
Пророческие слова произносит Дон Кихот во второй главе первой книги: «Счастливо будет то время… когда, наконец, увидят свет мои деяния, достойные быть запечатлёнными в бронзе, высеченными из мрамора и изображёнными на полотне на память грядущим поколениям».
Образ Дон Кихота имел множество воплощений в разных видах искусства.
Роман Сервантеса иллюстрировали многие художники. Начальной вехой в истории иллюстрирования «Дон Кихота» исследователи считают английское издание 1738 года с изящными гравюрами английского художника Джона Вандербанка (John Vanderbank, 1694-1739). Тони Жоанно (Jouannot, 1803-1853), французский рисовальщик, гравёр и живописец настолько был увлечён романом Сервантеса, что создал к нему 800 рисунков. Каждую фразу романа проиллюстрировал испанец Х.Аранда, он работал над «Дон Кихотом» более сорока лет. Гюстав Доре изучил роман во всех нюансах и подробностях. Он даже предпринял продолжительное путешествие по дорогам Испании, зарисовывая в альбом все свои впечатления. Известно более трёхсот его иллюстраций к роману.
В России наиболее заметный след в иллюстрировании эпопеи Сервантеса оставили Кукрыниксы, К.И.Рудаков (1891-1949), П.А.Шиллинговский (1881-1942), Ф.Д.Константинов (1910-1997), Н.И.Пискарёв (1892-1959), С.Г.Бродский (1923-1982) и другие.
Образы Дон Кихота и его верного оруженосца вдохновляли самых разных художников. Многие испанские мастера старались воплотить в искусстве своего национального литературного героя. Франсиско Гойя (1746-1828) начал работу над образом странствующего рыцаря как иллюстратор, однако от этого замысла сохранился всего один офорт. Знаменитый рисунок Пабло Пикассо сделался хрестоматийным. Изображали Дон Кихота Сальвадор Дали и Игнасио Сулоага.
Один из самых популярных «портретов» Дон Кихота – картина известного французского живописца Оноре Домье (1851). Не остались равнодушными к герою Сервантеса и великие русские художники. Дон Кихота рисовали И.Репин, В.Серов (акварель и карандашный эскиз). Многие мастера XX века пытались по-новому осмыслить этот многозначный образ. Например, у российского художника Анатолия Зверева Дон Кихот неловок, хрупок, призрачен.
Кино, театр, музыкальная сцена не меньше, чем изобразительное искусство, дали разнообразных интерпретаций романа Сервантеса. Среди музыкантов, вдохновлённых образом Дон Кихота, были А.Сальери, Д.Ристори, И.Труффи, Н.Пиччини, Ф.Мендельсон, А.Рубинштейн, Р.Штраус, джазовые композиторы, авторы мюзиклов. Любители танцевального искусства, конечно же, знакомы с балетом «Дон Кихот» Людвига Фёдоровича Минкуса, чеха по происхождению, который приехал в Россию в конце XIX века. Первая постановка балета состоялась в 1869 году в Москве на сцене Большого театра. Автором либретто и постановщиком спектакля был выдающийся балетмейстер М.П.Петипа.
С XVIII-го века Дон Кихот – на оперной сцене (оперы на этот сюжет написали Д.Ристори, Д.Паизиелло, Н.Пиччини, А.Сальери). В 1910 году была поставлена опера «Дон Кихот» Ж.Массне, главную партию в которой исполнил Ф.И.Шаляпин. Он же сыграл «драматического» Дон Кихота во французском фильме режиссёра Г.Пабста (1933). Первая инсценировка в русском театре была поставлена в 1847 году (это была комедия-водевиль, автор – П.А.Каратыгин). И в XX веке тема «Дон Кихота» привлекала внимание драматургов. В 1920-х годах инсценировки романа были созданы Г.И.Чулковым, А.В.Луначарским (пьеса «Освобождённый Дон Кихот», 1921). В Московском Художественном театре над образом Дон Кихота работал Михаил Чехов (им же была сделана инсценировка). Однако спектакль осуществлён не был. (В 1986 году был опубликован «Дневник о Кихоте» М.Чехова. См.: Чехов М. Литературное наследие: В 2 т. – М.: Искусство, 1986.)
В 1960-е широкой популярностью в Америке и Европе пользовался мюзикл М.Ли «Человек из Ламанчи» (премьера – 1966, экранизация – 1972). Мюзикл идёт по сей день в Театре Российской армии (в роли Дон Кихота – девяностолетний В.М.Зельдин).
1.2.Образ Дон Кихота и тема «донкихотства» в художественном сознании писателей и в оценке критиков
В детстве имя Дон Кихота ассоциируется с чем-то забавным, почти клоунским. Всё правильно. У первых читателей романа новоявленный рыцарь из Ламанчи тоже вызывал лишь смех и ничего кроме. Видя на улице хохочущего человека с книгой в руках, люди говорили, что этот тип или сошёл с ума, или читает «Дон Кихота». И хотя семнадцатый век нельзя назвать детством человечества, – отрочеством, концом отрочества считать эти годы можно. Поэтому смех мало-помалу замирал на устах взрослеющего человечества. Новый, доселе скрытый смысл различило оно в сочинении Сервантеса.
В действительность (реальность) книги вписана сама книга – со всеми её бесчисленными персонажами, с читателями и автором. Сервантес существует внутри своего романа – и как собственно персонаж (солдат Сааведра), и своими сочинениями, причём не только «Дон Кихотом», но и, например, «Галатеей», которой даётся тут довольно жёсткая ха...
**************************************************************


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.