На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовая Судебные права наследника по гражданскому законодательству

Информация:

Тип работы: Курсовая. Добавлен: 19.07.2012. Страниц: 58. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


1. Эволюция российского законодательства
в области наследственного права
2. Понятие и формы защиты наследственных прав
3. Осуществление и защита наследственных прав
в судебном порядке
Выводы
Литература

1.1. Эволюция российского законодательства
в области наследственного права

Начало наследственным отношениям было заложено еще в доклассовом обществе. Но, право наследования появилось только с возникновением государства. Подобно тому, как собственность (в экономическом смысле) существовала и до образования государства и права, а право собственности появилось только с образованием государства, так и наследственное право в результате завершения права собственности появилось только с возникновением государства.
В целях понимания историко-теоретического значения процесса становления юридических отношений в области наследования в России необходимо изучение ранних этапов существования частной собственности и государства, в том числе и наследственных норм.
История застает древних славян в переходный период от родового быта к государственному. Именно отсюда неустойчивость наследственных начал, неопределенность характера наследования, колебание и борьба между исконным славянским порядком и византийскими положениями. Источники римского права оказывали свое влияние в виду того, что дела о наследовании, по тесной связи их с семьей, подлежали ведению духовенства.
В древнейшем периоде мы имеем указания Русской Правды. Другие, более ранние указания договоров с греками, отражая в себе иноземные взгляды, не могут служить выразителем чисто русского порядка наследования.
В Русской Правде наследство носит название «статка» или «задницы»; т.е. того, что оставляет позади себя отправляющийся в другой мир.
Русская Правда, перечисляя вещи, переходящие к наследникам, упоминает только дом, двор, товар, рабов, скот. О землях не говорилось ни слова, потому что, не составляя в то же время еще объекта права частной собственности, они не являлись наследуемым имуществом.
В памятнике русского права наследование по завещанию не различается от наследования по закону или по обычаю. Так, в завещании допускалось назначение наследниками только тех лиц, которые и без того вступили бы в обладание имуществом. Завещание, «ряд», имеет своей целью распределение имущества между законными наследниками и наказ об управлении, а не изменение обычного порядка. Завещания выражались в словесной форме – «ежели без языка, умрёт»
Русская Правда говорит лишь о наследовании после родителей. Если кто умрет без «ряду», то ему наследуют члены семьи и только они. После отца наследуют дети от жены, но не от рабынь. Из детей сыновья исключают дочерей, которые вступают в наследство только за отсутствием первых. В объяснение этого явления обычно приводят характер первобытной семьи, её непрерывность, а с другой стороны непрочность связи женщин с семьей, в которой они родились и непостоянство. Дочери до замужества остаются в доме, а братья обязаны снабдить их приданым «како си могут». Наследство разделяется между детьми поровну без преимуществ старшинства. Напротив, младший пользовался той привилегией, что в его долю всегда входил дом с двором. Эта привилегия объясняется вероятно тем, что старшие братья ко времени открытия наследства успели уже обзавестись собственным хозяйством. Явление это не исключительно русское. «Этот обычай наследования представляется разумным для поселенцев в новой стране, где есть еще достаточно земли, которую стоить только занять, и где сыновья, вырастая и женясь, выселяются и основывают свои собственный усадьбы. Однако самый младший остается дома и несет заботы о старых отце и матери. Младший сын является хранителем очага, как говорят монголы, и по смерти стариков является естественным наследником семейного дома».
Часть наследственной массы выделялась на церковь, «по душе», а часть выдавалась жене, если в семье происходил раздел. Кроме того, муж не имел права наследования после жены. Если же у умершего не оставалось наследников, то имущество шло к князю, а после смерти лиц низшего класса, смердов, князь имел право на имущество, если не было сыновей даже при существовании дочерей. Обычно после матери наследство получают дети, у которых она проживала. Это вызвано тем, что оставляемая ей часть из имущества мужа была слишком маленькой, чтобы обеспечить её существование, а потому сын или дочь, взявшие на себя содержание матери, в виде вознаграждения получали оставшееся после смерти матери наследство.
Анализ научной литературы, показал, что боковые родственники не имеют никаких прав на наследство и наследование ограничивается тесным кругом семьи. Данный принцип постепенно меняется в сторону расширения круга родственников, призываемых к наследованию, и в этом состоит сущность исторического развития русского наследственного права. Данный процесс происходит параллельно с ростом индивидуализма и постепенным ослаблением связи между родственниками.
В Псковской Судной Грамоте различает «приказное» наследство, т.е. оставленное по завещанию, и наследство, переходящее без завещания, «отморщина». Таким образом, прежнее отношение между обоими основаниями нарушается, каждое получает самостоятельное значение. Существует некоторая разница в правах и ответственности тех и других наследников. Завещание, называемое «рукописанием» или «порядной», составляется в письменной форме. Круг лиц, призываемых к наследованию по закону, расширился включением в него боковых родственников, а именно братьев и сестёр и «ближнее племя». Таким образом, наследственные права признаются не только за женою после мужа, но и обратно, притом не только на часть, а на пользование всем имуществом. Псковская Судная Грамота призывает к наследованию и восходящих родственников, мать и отца.
Главное значение приобретает недвижимость в Московский период. Таким образом, внимание законодателя в вопросе о наследовании сосредотачивается именно на этом предмете. В XV столетии на Русь проникают римские начала наследования, которые переплетаются с поместными отношениями.
В данный период существовали различные виды вотчин, которые обусловливали и различный порядок наследования в них, так, например, по закону 1627 года определено относительно жен: «а до вотчин им дела нет, опричь купленных вотчин». Вотчины давались под условием службы, а потому переход их стоял в зависимости от способности к службе государю, прежде всего военной. Но судьба оставшихся без средств существования жены и дочерей умершего помещика не могла не заинтересовать законодателя в тот период.
Первоначально обязанность содержания семьи возлагалась на того, к кому переходило поместье. Данное неудобство привело к мысли о необходимости выделить жене и дочерям часть поместья «на прожиток», т.е. обеспечить их пенсией. Размер этой части в XVI столетии определялся в каждом отдельном случае, но в XVII столетии устанавливается общая норма. Эта доля равнялась 10, 15 или 20 четвертям от ста, смотря по тому, умер ли муж просто на службе или в походе, или в бою. Позднее, указом от 17 марта 1731 года была принята в виде общего правила средняя цифра 15/100, которая составила приблизительно 1/7 часть. Данная доля распространилась и на вотчины по мере слияния их с поместьями. Относительно движимости в XVII веке установлена была, на основании византийских источников, 1/4 доля в пользу жены. Дочерям предоставлена была в движимости и недвижимости часть вдвое меньше, «против матерей в полы», т.е. 1/8 и 1/14.
Лица, которые призывались к наследованию по закону, в начале данного периода оставались без изменений. Судебники не изменяют более ранних постановлений. Однако в 1650 году издается указ, в силу которого «а буде ближе того рода никто не будет, отдавать и дальним того рода родственникам». Таким образом, постепенное расширение круга лиц, призываемых к наследованию, находилось в противоречии с развитием индивидуализма.
Дальнейшее сужение семьи должно бы было все более отстранять дальних родственников от участия в наследстве. Но если же замечается, как у нас, так и на Западе, обратное, то это объясняется действием новых причин. Это объясняется тем, что вопрос о наследовании и определении круга наследующих лиц разрешался не с точки зрения частноправовой, а со стороны политической.
На тот период времени, государство было заинтересовано в том, чтобы наследство, связанное со службой, находило себе по возможности как можно скорее преемника. К тому же расширение круга наследников на почве родственного союза обеспечивало этот государственный интерес. Со временем утратилась политическая основа наследственного преемства и сохранились только частные права там, где некогда были общественные обязанности.
В начале императорского периода мы можем увидеть попытку полностью перестроить весь наследственный порядок. Так, прельщенный опытом Запада, особенно Англии, Петр I указом о единонаследии 1714 года установил переход всего наследственного имущества к одному сыну. Раздробление имений представлялся в глазах императора чрезвычайно вредным, это уменьшает их экономическую ценность и отягощает крестьян, знатные фамилии беднеют и теряют свое значение, наследники уклоняются от государственной службы, кроме того, страдает правильное поступление податей. Петр I соединив вотчины и поместья в одно понятие недвижимых имуществ, установил необходимое единонаследие. Так, если наследодатель не назначал сам наследника из своих сыновей, то имущество переходило к старшему из них.
В свете вышеизложенного, мы можем сделать вывод о том, что завещательное право, успевшее значительно развиться, возвратилось к исходному пункту – свобода завещателя состояла только в выборе члена семьи; завещания в пользу посторонних лиц не допускались. Но закон о единонаследии встретил сильное сопротивление в обществе, потому как затронул и стремился изменить самые близкие ему интересы. «Понеже отцы, естественно сожалея своих детей, всеми образы тщились, несмотря ни на какие свои убытки и разорения, делить детей своих всех по равным частям и крепили им то продажами и закладами через разные руки, а которые того при себе учинить не могли, то другие разные способы к тому искали и подвергали детей своих под великие клятвы, чтобы оставшееся после их имение, по смерти их равно между собою делили, и тем, как между детьми, так и между родственниками, не точию ненависти и ссоры произошли, но некоторые, отважа себя, и до смерти побивали». Это были официальные мотивы, по которым Анна Иоанновна в 1731 году отменила закон о единонаследии принятый Петром I.
Таким образом, с отменой указа о единонаследии был восстановлен порядок наследования по Уложению, видоизменённый в некоторых своих частях позднейшими узаконениями. Так, согласно законодательству рассматриваемого периода, ближайшее право наследования принадлежит нисходящим, т.е. детям и внукам, причём дочери получают из недвижимого имущества 1/14 часть, а из движимого – 1/8.
В 1815 году Государственный Совет разъяснил, что в случае наличности большего числа дочерей, чем сыновей, движимое имущество должно делиться следующим образом: по выделении из него четвёртой части, приходящейся на долю жены, остальные три части делились поровну между братьями и сёстрами. За отсутствием нисходящих, к наследованию призывались боковые родственники, причём братья исключали сестёр; последние наследовали при неимении братьев.
В данную эпоху было также урегулировано наследование восходящих. Так Государственный Совет в 1823 году постановил, что после смерти бездетных детей (следовательно, при отсутствии нисходящих) к наследованию в недвижимом имуществе (родовом) призываются отец и мать, получающие обратно всё, ими подаренное детям. Важно отметить, что по закону от 14 июня 1823 года имущество детей возвращается родителям не в виде наследства, но «яко дар», полученный от них. Что касается благоприобретённого имущества последних, то родители пользуются правом пожизненно им владеть, но лишаются права заклада, продажи, а так же отчуждения.
Действие этого закона в 1827 году было распространено и на движимое имущество, а именно на денежные капиталы детей, внесённые в кредитные установления. Данные капиталы возвращаются родителям, если дети получили их от них и если это удостоверено судом. За отсутствием же подобного удостоверения родители получают право только пожизненно пользоваться процентами с капиталов.
Таким образом, законодатель, наконец, обратил внимание на наследование супругов. Например, указом 1731 года жене было предоставлено право наследовать в недвижимом имуществе мужа часть, равную пятнадцати четвертям от ста. Позднее указом 1763 года постановление было разъяснено в том смысле, что жена должна получать одну седьмую часть в недвижимом имуществе мужа. Что касается её в движимом имуществе, то в этом случае продолжали действовать положения Уложения от 1649 года, согласно с которыми жена получала четвёртую часть. Так, жена и после смерти мужа продолжала владеть приданым и вообще своим имуществом. Право наследования мужа в имуществе жены определялось теми же узаконениями.
Наследникам с самой кончины наследодателя принадлежит право на открывшееся наследство. «Наследство, гласит указ 17 марта 1770 года, утверждается не по челобитьям или получением дач наследниками, но причиной смерти». То же начало проводит и проект гражданского уложения 1814 года, говоря, что право владения на открывшееся наследство «начинается с самого открытия наследства». Наследник, принимая наследство, обязывается уплатить долги, лежащие на последнем, превращает долги наследства в личные долги наследника. Так, Банкротский устав 1800 года гласит, что «наследники обязаны наследственным и всем собственным своим имением и лицом ответствовать, как сам должник».
Если наследники не явились в установленный срок, или отсутствия наследников для доказательства своих прав на наследство, последнее признавалось выморочным и поступало в казну. Но из этого правила существовало несколько исключений. Например, по Московскому уставу 1720 года было признано, что имущество офицера или матроса, умершего в компании и не оставившего наследников, поступает не в казну, а в госпиталь. Далее, по указу 1766 года, поступала в коллегию экономии, т.е. на нужды церкви. Наконец Жалованная грамота городам постановила, что выморочное имущество городских обывателей поступает на нужды города. Имелись ещё и другие исключения.
Важно отметить, что с 1700 года для московской епархии, а с 1722 года для всей России дела по наследствам стали подсудны исключительно светскому суду и были изъяты из состава юрисдикции церковного суда, ведавшего их со времён принятия христианства.
Таким образом, в процессе исторического развития наследственного права дореволюционной России положение дочерей всегда было ущемлено, преимущественное право наследования имели только сыновья и их нисходящие, ч. 1, т. 10 Свода Законов, изданного в 1832 года, лишь подтверждает данный факт: «Каждая дочь при живых сыновьях, т.е. сестра при брате, получает из всего наследственного недвижимого имения 14 часть, а из движимого восьмую часть» (ст. 1130, ч. 1, т. 10 Свода законов).
Дочери умершего получали указную часть, размер которой определялся по величине указной части вдовы, «на основании обычая, по которому дочери лица, умершего на государевой службе, из поместных его земель всегда давалась на прожиток половина того, что назначалось вдове».
Право на указную часть являлось именно наследственным правом. Такой позиции придерживался Н.Н. Толстолс. Он писал: «самое право на указные части должно быть ничем иным, как правом на наследство, но только в особой по своей численности части, могущей иногда равняться и каждой из сыновних частей».
Такое положение дочерей А. Гойхбарг определял как «бесправное положение женщины в сфере наследственного права».
Русское дореволюционное законодательство не рассматривало наследственное имущество как единое целое, а подразделяло его на две самостоятельные наследственные массы с особым порядком их преемства.
Родовое имущество могло переходить только к наследникам по закону, а для остального имущества существовал общий порядок наследования.
Дореволюционное законодательство царской России допускало наследование по завещанию и по закону.
Как правило, наследование по закону допускалось в следующих случаях:
- если умерший не оставил завещания;
- если после смерти наследодателя оставалось родовое имение;
- если наследники по завещанию не приняли наследства,
- если завещано не все имущество - в оставшейся части имущества;
- в случае признания завещания недействительным.
Наследование и по закону и по завещанию, не всегда имело место после смерти наследодателя. Законодательство допускало наследование после пострижения в монашество, признания лица безвестно отсутствующим, лишения лица всех прав состояния и т.д.
К наследникам первой очереди относились нисходящие родственники. Если у наследодателя оставались живые дети, то внуки и последующие нисходящие родственники к наследованию не призывались, они наследовали по праву представления.
Наследственное имущество делилось в равных долях между детьми наследодателя. Единоутробные и единокровные дети наследовали только своим родителям (но не отчиму и не мачехе). Внебрачные дети наследовали только матери. Внебрачные и усыновленные дети не могли наследовать родовое имущество.
Если нисходящие родственники отсутствовали, то к наследованию призывались ближайшие родственники по боковой линии, т.е. сестры и братья наследодателя.
Дореволюционное законодательство России не признавало наследниками родителей и других восходящих родственников. Так, например, родителям умершего предоставлялось лишь право пожизненного владения имуществом, приобретённым умершими детьми, причём, только в том случае, если у наследодателя не было детей. Родителям так же возвращалось в виде дара (а не наследства) имущество, которое они подарили своим умершим детям.
Законодательство предоставляло право наследникам отречься от наследства, подав в суд заявление.
Таким образом, мы можем сделать вывод, что русское дореволюционное законодательство заложило прочный и серьезный фундамент для развития норм наследственного права в будущем. Но после революции 1917 года в этой области произошли большие изменения.
Советское государство, следуя учению классиков марксизма-ленинизма, с первых же дней своего существования приступило к экспроприации экспроприаторов, с тем, чтобы «...вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, т. е. пролетариата, организованного как господствующий класс, и возможно более быстро увеличить сумму производительных сил».
8 ноября (26 октября по старому стилю) 1917 года Вторым всероссийским съездом Советов был принят декрет о земле. Данным декретом помещичья собственность на землю была отменена, причем без всякого выкупа. Земля, ее недра, леса, воды признавались народной собственностью. Право пользования землей предоставлялось всем гражданам, желающим обрабатывать ее своим трудом. После этого советское государство национализировало крупную промышленность, транспорт, средства связи, банки, а так же другие отрасли народного хозяйства. Данный процесс национализации продолжался вплоть до перехода Советской власти к новой экономической политике. Он проходил не только в РСФСР, но и во всех Советских республиках.
Помимо национализации Советское государство осуществляло другие мероприятия, направленные на преобразование экономической основы государства и общества. Так, 27 апреля 1918 года был издан декрет ВЦИК «Об отмене наследования».
В соответствии с данным декретом отменялось право наследования буржуазной собственности, которая после смерти ее владельца становилась достоянием государства. Ближайшие родственники умершего (братья и сестры, нисходящие, восходящие), получали от государства содержание из имущества, оставшегося после смерти (ст. 2 декрета) лишь в том случае если они являлись нетрудоспособными и не имели прожиточного минимума.
Таким образом, мы можем сделать вывод, что содержание нуждающихся нетрудоспособных членов семьи умершего из оставшегося после него имущества нельзя признать особой формой наследования, поскольку законом отменялось наследование крупной буржуазной собственности. Кроме того, нельзя признать такое содержание и частноправовой формой социального обеспечения, так как советскому праву такая форма вообще неизвестна.
Предписание ст. 2 декрета ВЦИК «Об отмене наследования» исходило из основных начал семейного права. До тех пор, пока государство не имеет возможности полностью содержать за счет общественных фондов всех нуждающихся нетрудоспособных членов общества, обязанность по содержанию этих лиц возлагается на членов их семей и ближайших родственников. Важно отметить, что это требование положено в основу алиментных обязательств, равно как и в основу ст. 422 КЗоБСО РСФСР от 1926 года.
Выглядит вполне логично, что если имущество умершего переходит к наследнику, то он содержал или обязан был содержать нуждающихся ближайших своих родственников и нетрудоспособного супруга.
Такое серьезное изменение отношения к вещным правам может, произойти сначала лишь при помощи деспотического вмешательства в право собс...
**************************************************************


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.