На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовая Счастье и несчастье в творчестве Рубиной

Информация:

Тип работы: Курсовая. Добавлен: 19.07.2012. Страниц: 32. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


СОДЕРЖАНИЕ

Часть I. Вступление…………………………………….……………………….
Часть II. Основная часть………………………………………………………..
2.1. Нравственные проблемы в русской литературе (исторический экскурс)…………………………………………………………………………
2.2. Нравственные проблемы через образы, символы…………………….
Часть III. Заключение…………………………………………………………
Приложение: Библиографическая справка и справка о творчестве Дины Рубиной………………………………………………………………………….


3
7

7
19
27

31



Часть I. Вступление

Актуальность темы работы обусловлена тем, что талантливый мастер слова Дина Рубина вошла в современную художественную литературу как самая известная писательница в России и за рубежом.
Ее творчество, войдя в литературный процесс в 1970-х годах, на глазах современников из «русской прозы современности» (точнее «советской») превратилось в некий феномен, номинации которому разнообразны – в зависимости от вкуса, идеологической ниши, осведомленности как читателя, так и исследова-теля. «Русское зарубежье», «русскоязычное творчество инонациональных писателей», «русско-израильская литература» и, наконец, «транскультурное творчество» – все эти номинации, так или иначе, приложимы к творчеству Рубиной Д.
Однако, несмотря на национальную принадлежность и переезд в Израиль, Рубина Д. является русским писателем. Писать она училась по письмам Чехова, именно письмам, переняв его способность предельно трезво, по-земному реагировать на самые сложные и даже высокие вещи, чуждаться любой высокопарности, находить смешное в том, из чего другой писатель будет «дожимать» трагедию.
Обращение к этой теме вызвано тем, что весь склад писательского дарования Рубиной Д. основан на стихии русской речи, всегда простой, безыскусной и удивительно сложной, вариативной. Демократизм прозы Рубиной Д. несомненен, но это демократизм художника-аристократа, который умеет высоко ценить простые вещи, потому что хорошо знает реальную цену фальшивой сложности.
Как представляется, неважно, о чем и о ком пишет Рубина: о русских, евреях или европейцах. Все – люди, все более или менее интересны, немного забавны, немного нелепы, немного трогательны. У каждого в душе непременно ютится какая-то драма. Задача писателя ее увидеть и, не вторгаясь в нее глубоко, на нее намекнуть. Чеховский склад таланта позволяет ей без обид снижать высокое и без пафоса облагораживать низкое. Она любит своих персонажей ровной любовью, особенно не выделяя и не опуская никого, а главное – не возвышаясь над ними. Рубина не «ваяет» своих героев, как Пигмалион, чтобы затем восхититься собственным творением. Она позволяет персонажу воссоздавать самого себя, иногда одной-единственной характерной фразой, одним жестом, одним проявлением простой человеческой слабости.
Как известно, почти вся русская литература давала хорошую возможность нравственных примеров и раздумий о том, как жить, как любить, что такое зло и добро, религия и смерть, счастье и несчастье, свой народ и чужие народы - мучительные вопросы, которые должны волновать молодые души.
Проблема счастья и несчастья в литературной критике имеет несколько аспектов.
Первый из них связан с таким понятием, как «больная совесть», из-за нее возникает «постоянная раздвоенность», постоянное сознание неправильности и даже греховности жизни писателя, постоянное стремление принести себя в жертву, пойти на помощь неимущим и обездоленным, в стан погибающих. Здесь перед нами предстает в чистом виде такое состояние души поэтов и прозаиков (Пушкин, Лермонтов, Аксенов, Болдырев, Рубина и многие другие), которое можно также назвать как «святое недовольство собой». Это характерное, на наш взгляд, «обрамление» взглядов на счастье и несчастье.
Другой аспект связан с эмоциональной сферой – важнейшее обстоятельство становления человека, регулятор социального опыта людей, чувства патриотизма и др. – эту основу нравственности нельзя воспитать в человеке бесчувственном, а только в способном любить жизнь, природу, красоту, защищать прекрасное и беззащитное. Эмоции, страсти, порывы души, которые определяют характер творчества почти всех писателей, направляют по сути дела и всю их жизнь, всякую писательскую активность. Счастье - одно «продуктивных» эмоций. И произведения, пронизанные чувствами, его составляющими показывают нам, как глубока социальная природа души художника. Самые «похвальные правила» бессильны что-либо изменить, по утверждению Шиллера, если чело¬век лишен способности «делать своими чужие чувства». В этой связи, история истинно человеческих взаимоотношений, отражаемых в литературных давала и всегда будет давать примеры бескорыстия, чистоты и высоты чувства, когда личностные свойства оказываются на уровне граждански понятого и осуществленного нравственного идеала.
Еще один вектор рассмотрения счастья и несчастья в литературе связан с тем, что, как известно, каждый талантливый художник создает свой мир, вводя в него проблемы, которые его волнуют, свою боль и радость, освещает этот мир особым, только ему свойственным пониманием прекрасного. У любого писателя этот мир необычен, и, хотя мы встречаем в нем только то, что можем видеть вокруг себя каждый день, в него нужно вглядеться, вчитаться, вдуматься, вжиться, как нужно вглядеться и вжиться в окружающую нас действительность, чтобы понять ее неповторимость, сложность и красоту, которые зачастую и являются составляющими счастья.
Свой мир существует и у Д. Рубинной, анализ творчества которой показывает, что в ее прозе оживают города и возвращаются давно ушедшие люди, воспоминания, давно попрятавшиеся по семейным альбомам, вновь обретают четвертое измерение, повседневность звучит симфонией и оказывается правдивее того, что мы видим вокруг – или нам кажется, будто видим, когда мы скользим взглядом по привычным атрибутам бытия, уже не пытаясь его понять.
В книгах Рубиной собраны истории о разном – о разных людях и местах, семейные легенды разворачиваются на фоне истории, а незаметные, казалось бы, люди обращаются в чудесных персонажей подлинной реальности, которая удивительнее любой литературы. И в этой богатой палитре красок чувств, историй, сюжетов, счастье и несчастье составляют основной фон, часто перекликающиеся и перетекающие из одного состояния в другое. Здесь между счастьем и несчастьем порой проходит очень тонкая грань. Для более отчетливого и подлинного выражения картин счастья и несчастья талантливая писательница использует различные художественные образы и символы.
Цель работы раскрыть особенности отображения проблемы счастья и несчастья в творчестве Рубиной Д..
Задачи исследования:
- дать анализ творчества Рубиной Д. и места в нем счастья и несчастья.
- выявить проблематику концептов счастья и несчастья в русской литературе;
- изучить характер использования образов и символов в изображении счастья и несчастья в прозе Рубиной Д.
В качестве методов исследования в настоящей работе использованы сравнительный и сопоставительный анализы.


Часть II. Основная часть

2.1. Нравственные проблемы в русской литературе (исторический экскурс)

Итальянский мыслитель эпохи Возрождения Пьетро Помпонацци (1462-1525) считал, что человеку естественно стремиться к счастью и избегать несчастья...
Французский философ, теолог, физик и математик Блез Паскаль (1623-1662), стоявший у самых истоков философии Нового времени, выразил свои мысли на этот счет в следующем высказывании: Все люди стремятся к счастью – из этого правила нет исключений; способы у всех разные, но цель одна... Счастье – побудительный мотив любых поступков любого человека, даже того, кто собирается повеситься.
Характерная для русского сознания моральность обнаруживает себя в отношении счастья и несчастья, что позволяет отнести представления о счастье и несчастье к категории высокого. На первый план выходит проблема моральной правомерности собственного счастья и нравственно очищающий, искупительный смысл, который придается страданию и несчастью. Исследование концептов «счастье» – «несчастье» приводит к выявлению таких культурно-значимых оппозиций, как: счастье / несчастье – правда, закон – правда – совесть.
Философское осмысление темы счастья и несчастья нашло свое отражение и в русской литературе. Многие произведения русской прозы и поэзии являются своеобразными философскими сочинениями, облеченными в литературную форму. Выдающийся русский писатель В.Г. Короленко говорил, что общий закон жизни есть стремление к счастью и все более широкое его осуществление.
Таким образом, значимость в жизни того, что люди называют словом «счастье», вряд ли вообще можно ставить под сомнение, и чтобы осознать это, не обязательно быть выдающимся моралистом, философом, богословом. Само по себе стремление человека к счастью – явление более чем очевидное.
Смысловые границы понятия «счастья» и «несчастья» необычайно широки и включают в себя комплексное, системное решение целого ряда философских, религиозных, морально-этических, психологических, социальных и других аспектов рассмотрения настоящей проблемы. Причем, в зависимости от избранного ракурса, или угла зрения рассмотрения этих понятий смысловое наполнение их может существенным образом видоизменяться, что и отражается в литературных произведениях.
Скажем, рассмотрение категории счастья в плоскости социально-экономических отношений влечет за собой анализ степени удовлетворения потребностей физического уровня бытия человека, материального достатка, степени удовлетворенности его социальным положением и т.д. Словом, здесь вступают в силу показатели так называемого качества жизни человека. Здесь уместно вспомнить Гельвеция, сказавшего: «Несчастье почти всех людей и целых народов зависит от несовершенства их законов и от слишком неравномерного распределения их богатств».1
Психологический аспект счастья подразумевает под собой анализ некоего психического состояния человека, которое можно охарактеризовать данным термином. Здесь скорее можно говорить о кратковременном состоянии переживания радости, необыкновенного душевного подъема, ощущения полета, влюбленности, небывалого прилива сил и т.д. Психологическая специфика счастья и несчастья заключается в хрупкости счастья и сложности перехода из состояния несчастья в состояние счастья. Отсутствие одного из этих состояний не свидетельствует о наличии другого. В основе психологической природы счастья лежат объективные и субъективные факторы, которые чаще всего не совпадают для счастья и несчастья. Между интенсивностью переживания счастья и несчастья прослеживается прямая связь. Восприятие счастья и несчастья во многом определяется комплексом личностно-психологических свойств данного человека.
Наконец, онтологический уровень осмысления понятия счастья приводит нас к пониманию его как характеристики, выражающей длительное состояние человеческого бытия...
**************************************************************


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.