На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Комплексное исследование института необходимой обороны в современном российском законодательстве

Информация:

Тип работы: Диплом. Добавлен: 24.08.2012. Страниц: 72. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание


Введение 4
Глава 1. История развития института необходимой обороны 8
1.1. Возникновение института необходимой обороны и развитие его в русском праве 8
1.2. Необходимая оборона в дореволюционном уголовном праве 15
1.3. Правовое регулирование института необходимой обороны по советскому уголовному законодательству РФ 21
Глава 2. Институт необходимой обороны в современном уголовном законодательстве 25
2.1. Понятие института необходимой обороны 25
2.2. Условия правомерности необходимой обороны 31
Глава 3. Проблемы и перспективы развития института необходимой обороны в современном российском законодательстве 44
3.1. Современные проблемы законодательного характера института необходимой обороны 44
3.2. Перспективы развития института необходимой обороны 52
Заключение 63
Список использованных источников и литературы 69

Введение

Необходимая оборона приобрела особую значимость в условиях современной динамики преступности в стране. В настоящее время отмечается значительный рост количества преступлений, причем возрастает доля насильственных и корыстно-насильственных преступлений в структуре преступности, она приобретает изощренность, появляются такие виды преступлений, которые раньше не регистрировались в нашей стране или были крайне редки, например, похищение людей с целью получения выкупа, захват заложников и т.д. Растет количество заказных убийств, причем большая часть из них не раскрывается правоохранительными органами. В то же время преступность сейчас крайне мало поддается контролю со стороны государства. Оно не может обеспечить защиту даже такого неотъемлемого права граждан, как право на жизнь. При таких условиях институт необходимой обороны должен гарантировать гражданам возможность защиты жизни, здоровья, достоинства, неприкосновенности жилища, а также имущества, что служило бы дополнительным фактором, сдерживающим рост преступности.
В начале 90-х годов XX века в ряде публикаций были предприняты попытки пересмотра концептуального подхода к данной проблеме и критической оценки уголовного законодательства о необходимой обороне. Начало этому было положено в работах Ю.В. Баулина, И.Я. Козаченко, Ю.Н. Юшкова и ряда других ученых. В последние годы необходимой обороне посвящены диссертационные исследования Е.И. Бахтеевой, Н.В. Голубых, А.П. Дмитренко, А.В. Косарева, В.В. Меркурьева, С.В. Пархоменко, A.C. Рабаданова, M.A. Фомина, Р.М. Юсупова. Однако ряд вопросов в науке уголовного права продолжают оставаться дискуссионными и не получили своего окончательного разрешения.
В практике следственных и судебных органов также не всегда имеет место правильное толкование и применение норм закона о необходимой обороне. Ошибки в правовой оценке актов необходимой обороны могут привести фактически к запрещению гражданам обороняться от преступников и облегчить тем самым совершение преступлений. Поэтому нормы закона, регулирующие данный институт, нуждаются в совершенствовании и более четкой формулировке. Об актуальности этого вопроса свидетельствует и тот факт, что ст. 37 УК РФ, регулирующая право на необходимую оборону, которая была изложена при принятии УК 1996 г. в новой редакции, с тех пор уже подверглась изменениям.
Важным является также правильное формирование правосознания практических работников по вопросу правомерности обороны, поскольку, несмотря на достаточно прогрессивные нормы закона, регулирующие институт необходимой обороны, практические работники иногда руководствуются устаревшими догмами и подходами. По факту необходимой обороны нередко сначала возбуждается уголовное дело, и даже если впоследствии оно прекращается, оборонявшийся вынужден выступать в роли подозреваемого и доказывать свою невиновность. Нападавший же, напротив, оказывается в роли потерпевшего, в связи с чем его общественно опасное посягательство далеко не всегда получает соответствующую уголовно-правовую оценку. Нередки случаи и необоснованного осуждения лиц за превышение пределов необходимой обороны и даже за умышленные тяжкие преступления против личности, когда впоследствии судами вышестоящей инстанции устанавливается наличие в их действиях необходимой обороны. Все это отрицательно воздействует на активность граждан и представителей власти в деле пресечения преступлений путем необходимой обороны. Изложенное свидетельствует, что институт необходимой обороны нуждается в дальнейшем исследовании и выработке рекомендаций, как для законодателя, так и для правоприменителей.
Объект исследования - система правоотношений, возникающих в процессе применения необходимой обороны.
Предмет исследования – уголовно-правовые нормы, регламентирующие необходимую оборону.
Цель выпускной квалификационной работы - провести комплексное исследование института необходимой обороны в современном российском законодательстве.
Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:
1. Рассмотреть исторические аспекты развития института необходимой обороны.
2. Раскрыть понятие и условия правомерности необходимой обороны.
3. Исследовать эффективность действующей нормы, регулирующей право на необходимую оборону в современном российском законодательстве.
4. Выявить проблемы правового регулирования необходимой обороны и сформулировать научно обоснованные предложения, направленные на совершенствование действующей уголовно-правовой нормы о необходимой обороне.
В основу проведенного исследования положен диалектический метод научного познания, отражающий взаимосвязь теории и практики. В работе также использовались сравнительно-правовой, формально-логический, и историко-правовой методы исследования.
Нормативную основу исследования составили положения как действующего, так и утратившего силу уголовного законодательства России о необходимой обороне.
Эмпирическую основу исследования составили материалы практики Верховного суда РФ, а также практика из архива Калининского районного суда общей юрисдикции г. Новосибирска.
Теоретическую основу исследования составляют труды ведущих отечественных ученых в области уголовного права: А.В. Неврев, С.В. Познышев, Н.В. Рейнгардт, Н.С. Таганцев, И.С. Тишкевич, А.И. Рарог и других. Использованы комментарии к законодательству, монографии авторефераты, а также публицистические материалы.
Структура и содержание работы обусловлены целями и задачами иссле¬дования. Выпускная квалификационная работа состоит из введения, трех глав, которые подразделяются на параграфы, заключения и списка литературы.


Глава 1. История развития института необходимой обороны

1.1. Возникновение института необходимой обороны и развитие его в русском праве

Необходимая оборона как обстоятельство, освобождающее от уголовной ответственности и наказания, представляет собой правомерное поведение человека, прибегающего к защите правоохраняемых ценностей путем причинения вреда посягающему.
В качестве института уголовного права необходимая оборона имеет давнюю и сложную историю, являясь одним из первых уголовно-правовых институтов. Уже древнеиндусское право в законах Ману (1200 - 200 гг. до н. э.) четко формулировало правило об оправданном убийстве при защите от посягательства на чью-либо жизнь. Лишение жизни в качестве акта необходимой обороны разрешалось как для самозащиты, так и для защиты некоторых других лиц, а именно: женщин и браминов. Причем такого рода убийство считалось не только правом, но и обязанностью обороняющегося, которую он должен был выполнить без колебания. Вместе с тем оборона допускалась только в защиту жизни, о защите имущества в законах ничего не упониналось.
По египетским законам оборона также была не только правом, но и обязанностью третьих лиц. По этим законам смертной казнью карался тот, кто видел убийство и не защитил, имея на то возможность. В случае невозможности помочь потерпевшему он должен был донести об этом судебной власти, при неисполнении чего подвергался телесному наказанию и трехдневному лишению пищи.
Оборону имущества допускало еврейское законодательство. В законах Моисея говорилось: «Если кто застанет вора подкапывающего и ударит его так, что тот умрет, то кровь не вменится ему. Но если зашло над ним солнце, то вменится ему кровь» . Цитируемый закон разрешал убить ночного вора. При восходе же солнца, когда поднимались соседи, могущие прийти на помощь, убийство вора запрещалось. В убийстве при восходе солнца библейское законодательство усматривало только чувство мести.
В Римском законодательстве XII таблиц также разрешалось убийство ночного вора. Кроме того, можно было убить вора, совершившего кражу днем и оказавшего вооруженное сопротивление при поимке. Таким образом, уголовное право Древнего Рима с исключительной откровенностью любыми средствами, вплоть до ничем не прикрытого насилия, защищало частную собственность и систему рабства и содержало некоторые особенности, резко отличавшие его от уголовного права других рабовладельческих государств.
В Древнем Риме, где необходимая оборона признавалась естественным правом, присущим человеку, сложилась поговорка, наглядно отражавшая господствующие в праве взгляды того периода на необходимую оборону: «Лучше предупредить опасность собственными силами, чем потом обиженному прибегать к помощи суда» .
Очень яркую характеристику понятия необходимой обороны дал и развил выдающийся оратор, крупный идеолог Древнего Рима Марк Туллий Цицерон в своей защитительной речи по делу Милона.
«Бывают случаи, - говорил Цицерон, - и эти случаи не редки, когда человек имеет право жизни над себе подобным. И если это право справедливо, если оно когда-либо является необходимостью, то это в том случае, когда приходится силу отражать силою. Неужели, - далее говорил Цицерон, - смерть, которая поражает разбойника, убийцу, может считаться несправедливою?»
Римские юристы руководствовались высказанными в этой речи принципами и считали действия совершенными в состоянии необходимой обороны при наличии двух главных условий: несправедливости нападения и неизбежности опасности .
В литературе по исследованию русского уголовного права мы также находим подтверждение раннего появления в русских памятниках института необходимой обороны. В частности, А.Ф. Кони в своих рассуждениях о необходимой обороне указывает, что «во все периоды нашего законодательства, как древнего, так и нового, существовало понятие о необходимой обороне, и можно ясно видеть, что право это развивалось постепенно и последовательно» .
Профессора Н.А. Неклюдов , В. Долопчев и Н.С.Таганцев отмечали, что уже вместе с первыми попытками ограничения и регулирования мести в нашем древнейшем праве встречались отдельные постановления об обороне. «Право необходимой обороны было признано еще в договоре Олега с греками в отношении обороны имущества и в Русской Правде в отношении обороны как имущества, так и личности» .
Таким образом, не вызывает сомнения, что вопрос об обосновании права необходимой обороны издавна привлекал к себе внимание философов и юристов.
Институт необходимой обороны развивался и видоизменялся в зависимости от целого ряда условий, диктуемых существовавшим в разные времена уровнем общественного развития.
На протяжении большей части истории институт необходимой обороны формировался и использовался в интересах господствующих классов, и лишь в условиях современных либерально-демократических устоев, ставящих во главу угла права личности, он постепенно наполняется общечеловеческим значением. Естественно, само понятие необходимой обороны, ее основания и пределы допустимости постоянно подвергались изменениям, так или иначе, отражая в себе особенности господствующего социально-политического строя.
Самыми древними памятниками русского права являются договоры Олега и Игоря (911 и 945 г.г.) с греками. Из этих договоров, относящихся к необходимой обороны, видно, что хозяин имел право убить вора на месте преступления, если тот оказывал сопротивление, если же не оказывал, то хозяин мог только связать его .
Необходимая оборона по Русской Правде допускалась при защите личности и при защите собственности. Относительно защиты личности одна из статей Правды говорит: «если кто кого ударит батогом, либо чашей, либо рогом, либо тылесней – то 12 гривен; не терпели против того ударить мечем, то вины ему в том нет» .
По поводу защиты имущества в Русской Правде содержались такие нормы: «если убьют кого у клети или у татьбы, то убьют вместо пса; если додержат света, то вести на княжеский двор; если убьют и, а уже будут людей связанных видели, то платить в том 12 гривен» .
Последние слова показывают, что закон не дозволял убивать связанного вора, который не мог уже угрожать опасностью и убийство которого было совершенно излишним. Вообще древнерусское законодательство отличается теми же самыми чертами, какими отличаются законодательства всех древнейших народов; в нем, как и в последних, видно стремление к ограничению произвола, к ограничению господствующей частной мести. Но когда государственная власть достигла известной силы, когда восторжествовал принцип порядка, когда частная месть потеряла в обществе юридический характер, то законодательство сосредоточило все свои стремления на борьбе с антисоциальным элементом, с лихими людьми, которые угрожали спокойствию и безопасности миллионам трудящихся граждан.
Уложение царя Алексея Михайловича 1649 года является самым выдающимся продуктом деятельности общественных сил, стремившихся к организации и укреплению государственного порядка. В это время институт необходимой обороны достиг апогея своего развития. Предоставив отдельным гражданам широкое право защиты, государственная власть признала полнейшую солидарность коллективной деятельности с индивидуальной . Относительно защиты личности в Соборном Уложении 1649 года существуют следующие постановления: «А будь он (убийца) перед судьями кому раны учинить или кого убьет сам его до смерти, обороняя себя, для того, что тот, кого он ранит или убьет сам его перед судьями учил бить, а скажут про то судьи: и такого никакой казнью не казнить, потому что учинил, обороняя себя .
«А если кто сам кого заберет и учинится между ними бой и на том бою того, кто наперед задерет, кто ранит, и он на того, кто его ранит, начнет бить челом в увечье; а также, на кого начнет бить челом, в том не откажется и скажет, что он его ранил обороняя себя; а сыщется про то до пряма, что тот бой начался от челобитчика от самого и ответчика в том бою не винить и за увечья раненому ничего не указывать, потому что тот раненый сам не прав» .
Относительно обороны имущества Соборное Уложение 1649 года говорит следующее:
«А буде те тати (которые похитили хлеб с поля, сено) изымать себя не дадут или кого из тех татей убьют или ранят: и того убитого или раненного явить окольным людям вскоре и привести в приказ и записать и тем от того убийства освободить» .
«А буде тот, к кому они таким умышлением придут, обороняясь и дом свой обороняя, кого из них убьет до смерти, а привезет тех побитых к судьям и сыщется про то до пряма, что он убийство учинил по неволе от себя боронясь и ему то убийство учинится от себя, не приезжай в чужой дом насильством» .
Законодательство Алексея Михайловича смотрело в некоторых случаях на необходимую оборону не только как на право, но даже как на обязанность: так оно подвергало ответственности холопа, который «не защищает госпожу от угрожавшего ее чести насилия» .
Предоставляя широкое право индивидуальной защиты, законодательство не допускает самосуда, не дозволяло ненужной жестокости, что видно из той статьи Уложения, в которой оно воспрещало пытать связанного татя, а предписывает представить его в приказ, при чем подвергает ответственности за незаконную пытку. Право пытки принадлежало государству.
После законодательства Алексея Михайловича институт необходимой обороны, под влиянием немецких воззрений был стеснен в узкие рамки. Начало этому стеснению положено было Петровским законодательством, со времени издания Воинских Артикулов.
Воинские Артикулы Петра I значительно ограничили право обороны, понимая ее не как оправдывающее обстоятельство, а как невменяемое, ненаказуемое убийство нападающего. Был резко сужен круг объектов обороны (жизнь и здоровье), причем оборона в Артикулах предстает исключительно в виде самозащиты. Право обороны приобретает субсидиарный характер - она дозволялась только в том случае, если нельзя было избежать посягательства или прибегнуть к помощи начальства. Закон начинает более четко регламентировать условия правомерности необходимой обороны — выдвигаются требования своевременности обороны и соразмерности защиты и нападения. Впрочем, последнее условие сильно ограничивало право лица на необходимую оборону, поскольку требовало строгого соответствия защиты характеру и опасности нападения, а также средств защиты средствам нападения. Последующие законодательные акты (Свод законов 1832 г., Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.) пытались соединить систему Уложения 1649 г. и Воинских Артикулов. Право обороны, однако, продолжает оставаться субсидиарным и довольно ограниченным.
Артикул 156, говоря о нужном оборонении, допускал «оборонительное сопротивление для обороны живота своего» (Leib und Leben в немецком тексте), а толкование к артикулу 185 прибавляло: «Вора, который в ночи в дом ворветца, без страха наказания умертвить, ежели его без своего опасения преодолеть было не возможно», но при этом Устав добавлял объяснение такого права: «Ибо надлежит рассудить, что вор не для единой кражи, но чтобы и умертвить, в дом ночью врывается». Стеснительно смотрел Устав и на меру обороны, требуя, что «всякий должен (ежели задран будет) столько долго уступать, елико возможно, и так без смертного убийства из страха спастись», запрещая всякие насильственные действия против нападающего, который уже уступил и бежал, и затем постановляя, что нужно «таким же образом обороняться, каким образом кто от кого нападен будет». Во всяком случае тот, кто сослался на оборону, должен не только доказать, что на него напали, но что он не мог уступить или уйти без опасения смертного .
«Но воззрения Петровского законодательства – говорит Н.С. Таганцев – не привились к нашему праву. Правда, свод законов пытался было соединить систему Уложения 1649 г. и воинского устава, не смотря на полную их противоположность; но уложение 1845 г. возвратилось в своих весьма подробных постановлениях (ст. 101 – 103) к системе нашего старого права» .
По Уложению необходимая оборона допускалась для защиты жизни, свободы, имущества и чести женщины; она допускается не только для собственной защиты, но и для защиты других лиц.
Научные воззрения того времени, признающие за обороной право, дух и характер исторического прогресса, стремящегося к обобщению в области мысли, отразился на проекте нового уложения, который в небольшой статье формулировал принципы необходимой обороны в общих, научных выражениях, которые обнимали большое число случаев, чем допускала перечневая система действующего закона. Из слов проекта: «не почитается преступным деяние, учиненное в необходимой обороне» – следовало, что необходимая оборона и есть право, а не одно только обстоятельство извиняющее, невменяемое в вину, каковым оно представляется по уложению.
Итак, возникновение института необходимой обороны произошло в X - XVII вв. На данном этапе происходит зарождение правового института необходимой обороны (первое упоминание о ней встречается в договоре Олега с Византией 911 года). Поступательно развиваясь, уголовное законодательство переносило из одного нормативного акта в другой нормы о необходимой обороне, совершенствуя их с учетом развития научной мысли и опыта накопленной практики применения уголовного закона.

1.2. Необходимая оборона в дореволюционном уголовном праве

В дореволюционном уголовном праве под необходимой обороной понимали «признаваемое непреступным причинение вреда правоохраненным интересам лица, нападающего на нас или на других лиц» .
В дореволюционном праве основания необходимой обороны строились следующим образом. Прежде всего, оно заключалось в субъективных условиях деяния, в особенности в воле обороняющегося. Государство считало преступным или сознательно заявленное виновным неуважение к требованиям права и закона, умышленное посягательство на правоохраненный интерес, или, по крайней мере, выказавшееся в преступном деянии легкомыслие, небрежность. Ни один из этих признаков преступной воли не существовал при обороне: «деятельность обороняющегося определяется только стремлением охранить интересы от грозящей неправомерной опасности; стимулом действия является принуждение, а не испорченность, грозящая опасностью общественному спокойствию. С этой точки зрения нельзя не признать оборону извинительной, непротивозаконной» - отмечает С.В. Познышев .
Объективным основанием необходимой обороны, отличающий их от деяний преступных вступало следующее: «мое вторжение в право другого имеет производный характер; я употребляю силу, предупреждая или преступное деяние - убийство, поджог, изнасилование, или же хотя и непреступное, но и неправомерное деяние. Это свойство моего действия должно быть принято в расчет при его оценке» .
«Ненарушимость правового порядка, возможность для каждого пользоваться правами и благами, ему принадлежащими, было необходимым условием существования всякого цивилизованного общества. В государстве эта охрана лежит на общественной власти и выражается как в уничтожении последствий совершившихся нарушений, так и в предупреждении их, от кого бы эти посягательства ни исходили» - отмечал Н.С. Таганцев .
«Государство, предупреждая посягательство на правоохраненные интересы, не ограничивается пассивными мерами, не относящимися прямо к лицу, посягающему на правовой порядок; оно нередко идет далее и ограничивает свободу предполагаемых нарушителей, уничтожает их; еще чаще получает такой активный характер предупредительная деятельность частных лиц, благодаря самим условиям нападения, его реальному характеру» - писал Н.С. Таганцев .
По этим соображениям оборона являлась необходимым дополнением охранительной деятельности государства, и повреждение, причиненное интересам нападающего, представлялось не только не противозаконным или извинительным, но и правомерным .
Второй особенно важный практический вопрос представлял установление условий и пределов законной обороны. Если исполнение закона и осуществление права делали «учиненное непреступным только при известных условиях, то еще с большим основанием эта ограниченность применяется к институту обороны, границы которой изменяются исторически, в прямой зависимости от положения личности в государстве» .
Причиной опасности, грозящей правоохраненным интересам, могли быть, прежде всего, силы природы или животное. «В жизни мы принимаем различные меры для защиты себя от опасностей этого рода: мы ограждаемся плотиной от наводнения, брандмауэрами от пожаров; в тех случаях, когда нападающим является животное, домашнее или дикое, которое, защищаясь, мы можем убить, искалечить, наша защита получает внешнюю форму обороны; но так как наши отношения к животным с точки зрения уголовного права не имеют юридического значения, то и охранительные действия против них, сами по себе взятые, должны быть исключены из института обороны в тесном смысле. Но изменяется ли вопрос, если действия защищавшегося нарушают чьи-либо имущественные права? Если, защищаясь против быка или собаки, я причиняю им увечье и тем причиняю вред их владельцу, то могу ли я сослаться в этих случаях, при предъявлении ко мне обвинения в истреблении чужого имущества или при требовании вознаграждения за убыток, на то, что я находился в состоянии обороны? Я полагаю, что только в том случае, когда это животное было натравлено или науськано на меня кем-либо, так что является простым орудием в руках нападающего на меня человека, можно говорить о необходимой обороне, ибо в этом случае нападающим является в действител...
**************************************************************


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.