На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Уголовное преследование как функция прокуратуры в уголовном процессе

Информация:

Тип работы: Диплом. Добавлен: 24.08.2012. Страниц: 78. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ИСПОЛНЕНИЙ НАКАЗАНИЙ
САМАРСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МИНЮСТА РОССИИ

КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА И КРИМИНАЛИСТИКИ


ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

Тема: «Уголовное преследование как функция прокуратуры
в уголовном процессе»

Выполнил слушатель 6 курса
заочного факультета
группы № 364

Научный руководитель
доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики,
кандидат юридических наук,
подполковник внутренней службы
Демидова Елена Тимофеевна
Рецензент
Прокурор города Самара,
старший советник юстиции
Бадалов Рашид Аррахманович

Решение о допуске к защите
Дипломная работа защищена
на заседании ГАК
“________” _____________200 год


Оценка “__________________”
Председатель ГАК __________________

Самара 2008

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………
ГЛАВА 1. ПРОКУРОРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ПОНЯТИЕ ФУНКЦИЙ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИИ……………………………………………….
1.1. Функция уголовного преследования в историко-правовой
ретроспекции…………………………………………………………………….
1.2. Сущность института уголовного преследования…………………………..
1.3. Уголовное преследование как одна из функций прокуратуры……………
1.4. Цели и принципы уголовного преследования, осуществляемого прокурором в уголовном судопроизводстве России…………………………………
ГЛАВА 2. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ФУНКЦИИ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ………………………………………………………………..
2.1. Прокурор в структуре уголовного преследования в досудебном производстве по уголовному делу……………………………………………………
2.2. Вопросы осуществление прокурором уголовного преследования в судебных стадиях уголовного процесса России…………………………………..
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………..
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ……………………………...
ПРИЛОЖЕНИЕ………………………………………………………………..
3


9

9
17
20

24


42

42

48
68
71
77


ВВЕДЕНИЕ
Характер современного состояния нашего общества свиде¬тельствует о том, что государству с трудом удается удержать сис¬тему в равновесии. Преступность после мировых войн и глобаль¬ных катастроф стала главной угрозой современности. Она интен¬сивно растет, увеличивается ее общественная опасность и причи¬няемый ею ущерб. Правоохрани¬тельная система не в состоянии на должном уровне противосто-ять нарастающему валу преступности, обеспечить раскрывае¬мость преступлений и тем самым воплотить на практике принцип неотвратимости наказания.
Актуальность данной работы определяется тем, что органы прокуратуры Российской Федерации – являются важнейшим институтом государственного устройства, который уже не раз доказал свою состоятельность, необходимость и востребованность. Главная задача настоящего времени - его дальнейшее развитие и модернизация применительно к реалиям общественной жизни, российского законодательства и приближение к международным стандартам.
Уголовное преследование как правовая категория в нашем сознании прочно ассоциируется с борьбой с преступностью и, в первую очередь, тесно связано с деятельностью органов прокура¬туры. И не случайно после длительного перерыва этот термин впервые появился именно в тексте закона о прокуратуре. «В це¬лях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления за¬конности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства, - гласит статья 1 названного закона, - прокуратура Российской Федерации осуществляет ... уголовное преследование в соответствии с пол¬номочиями, установленными уголовно-процессуальным законо¬дательством Российской Федерации» .
Уголовное преследование как одно из средств борьбы с прес¬тупностью в нынешнем его виде не в состоянии обеспечить за¬щиту прав и свобод человека и гражданина как важную состав¬ляющую цели поддержания социальной системы в состоянии равновесия. Год от года растет количество нераскрытых преступ¬лений. К примеру, в 2002 году не было раскрыто 924,3 тыс. прес¬туплений, в 2003 г. - 1158,7 тыс. преступлений, в 2005 г. - 1265,0 тыс. преступлений. В течение пяти месяцев 2007 года не удалось раскрыть 705,1 тыс. преступлений, что на 8,0 % превы¬шает аналогичный показатель в январе - мае 2006 г. Налицо - проблемная ситуация, то есть такое состояние системы, которая требует ее преобразования. В ее основе лежит противоречие меж¬ду целью и средствами.
Стоящая перед современным российским государством цель, направленная на сохранение порядка в обществе, на поддержание социальной системы в состоянии равновесия и в конечном итоге на обеспечение прав и свобод человека и гражданина, по своей сути является достойной любого государства и в какой-либо кор¬ректировке в настоящее время не нуждается.
Следовательно, чтобы изменить ситуацию к лучшему, требу¬ется «преобразование» второй составляющей в связке «цель - средство», в качестве которой нами обозначено уголовное прес¬ледование.
Объективная необходимость преобразования данного средства и подвигла автора на его исследование в новых истори¬ческих условиях функционирования российского государства.
Объектом исследования являлись: деятельность прокуратуры, органов следствия и дознания в рамках которой реализуется функция уголовного преследования; правоотношения между субъектами уголовного преследования и прокурорского надзора, возникающие при ее осуществлении; связанные с этим проблемы совершенствования взаимоотношений между субъектами уголовного преследования и прокурорского надзора; улучшение организации, повышение эффективности указанной деятельности и надзора.
Предмет исследования заключался в изыскании возможности: унифицировать научную терминологию, связанную с применением термина "уголовное преследование"; определить место и значение функции уголовного преследования среди иных функций прокуратуры; рассмотреть некоторые актуальные вопросы прокурорского надзора, возникающие при реализации этой функции; обосновать корреляцию функции надзора за исполнением законов и функции уголовного преследования; указать наиболее оптимальную структурную организацию элементов прокурорской системы, имеющих отношение к реализации функции уголовного преследования, в том числе следственного аппарата и должностных лиц прокурорского надзора; предложить пути повышения эффективности взаимодействия субъектов уголовного преследования и прокурорского надзора.
Целью выпускной квалификационной работы является разработка системы теоретических положений и предложений оптимальной организации взаимодействия структур, осуществляющих функцию уголовного преследования и надзор при ее реализации, разработка предложений по повышению эффективности при взаимодействии различных субъектов, осуществляющих уголовное преследование и прокурорский надзор.
Задачей является, соответственно, попытка представить собственное видение и понимание сущности уголовного преследования как функции прокуратуры, предложить некоторые новые подходы к разрешению проблем прокурорского надзора, возникающих при осуществлении надзора за законностью в их деятельности, связанной с реализацией функции уголовного преследования.
Для этого требовалось решить указанные ниже частные задачи исследования: проанализировать понятие уголовного преследования в историко-правовой ретроспекции; рассмотреть уголовное преследование в широком смысле в качестве функции прокуратуры; дать четкую формулировку понятия «уголовное преследование»; раскрыть сущность понятия «уголовное преследование»; раскрыть содержание данной функции; определить цели и принципы уголовного преследования; разрешить некоторые вопросы, связанные с проблемами правовых отношений и регулирования уголовного преследования, осуществляемого прокурором; рассмотреть вопросы прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве.
При проведении данного исследования автор руководствовался принципом преемственности в науке. Поэтому, нужно отметить, что, обобщая результаты научного исследования, предлагая вниманию собственное видение и опыт целостного понимания функции уголовного преследования как функции прокуратуры, рассматривая комплекс вопросов, возникших при изучении феномена уголовного преследования, поставленные проблемы и варианты их возможного решения, автор дипломной работы учитывал существование различных теорий, концепций, взглядов, точек зрения в этой области научного знания и возможность определенной постановки этих вопросов и различных подходов к их решению.
Степень разработанности. Существенный вклад в разработку отдельных аспектов уго¬ловного преследования, связанных с собиранием данных для об¬винения и поддержанием его перед судом внесли такие ученые, как Л.А. Андреева, А.С. Александров, Н.С. Алексеев, В.И. Басков, С.Д. Белов, Р.С. Белкин, С.Г. Березовская, А.Д. Берензон, А.Д. Бойков, В.П. Божьев, В.М. Быков, С.И. Викторский, Ю.Е. Винокуров, В.Г. Даев, 3.3. Зинатуллин, М.К. Ка¬минский, М.П.Кан, А.С. Кобликов, А.Ф. Козлова, Н.Н. Ковтун, А.Ф. Кони, В.В. Клочков, А.М. Ларин, В.З. Лукашевич, П.А. Лупинская, А.Г. Маркушин, М.Н. Маршунов, В.Г. Мелкумов, Н.В. Муравьев, Е.А. Никитин, И.Л. Петрухин, Н.Н. Полянский, М.П. Поляков, В.И. Рохлин, В.П. Рябцев, В.М. Савицкий, К.Ф. Скворцов, Ю.И. Скуратов, В.К. Случевский, М.С. Строгович, А.Б. Соловьев, О.П. Темушкин, В.Т. Томин, И.Я. Фойницкий, А.Г. Халиулин, М.А. Чельцов, В.И. Шинд, М.С. Шалумов, П.С. Элькинд, Н.А. Якубович, В.Б. Ястребов и другие ученые-правоведы.
Тем не менее, на сегодняшний день ни у теоретиков, ни у практиков так и нет единого концептуального подхода к рассмат¬риваемому уголовно-процессуальному институту. При всей осно¬вательности и широте научных трудов, в том числе специально посвященных исследуемой проблеме; большому количеству под-тверждений их нормативно-прикладного претворения эффектив¬ность уголовного преследования остается на низком уровне и не способствует в полной мере достижению обозначенной цели го¬сударства.
Имеющиеся попытки научного анализа правовых категорий и нормативного материала, а также исследования уголовно-процессуальных отношении, складывающихся в результате дея¬тельности прокурора по осуществлению уголовного преследова¬ния, предпринимаемые в последнее время, пока не привели к соз¬данию целостного, глубоко продуманного, научно обоснованного учения о прокурорском уголовном преследовании.
Практическая значимость полученных результатов исследования заключается в том, что: во-первых, на базе детальной разработки теоретических конструкций понятия "уголовное преследование", выделения элементов и субэлементов этого понятия предложено унифицировать научно-понятийный аппарат, связанный с употреблением данной терминологии, во-вторых, теоретические положения данной работы могут быть учтены при составлении учебных программ по курсам "Прокурорский надзор" и "Уголовный процесс" и использованы в учебном процессе при разработке лекций и проведении семинарских занятий, в-третьих, закономерности, выявленные в результате исследования, позволили предложить реформировать деятельность некоторых структурных элементов, например, прокурорской системы, имеющих отношений к осуществлению уголовного преследования, в том числе при организации надзора за деятельностью субъектов уголовного преследования, что представляется возможным путем создания некоторых новых структур, упразднения существующих и перераспределения полномочий среди имеющихся, в-четвертых, совершенствование организации деятельности и учет ее сложного системного характера позволило предложить более эффективную методику осуществления уголовного преследования и ее согласование с задачами прокурорского надзора.
Методологической базой проведенного исследования был избран общефилософский метод диалектического материализма, который является "всеобщей научной методологией". Хотя, возможно, что более правильно, в данном случае, было бы говорить об использований метафизического метода в качестве более широкого понятия, объемлющего указанное, как это принято в современной философии науки, поскольку, диалектический материализм (как общефилософский научный метод) является только одним из существующих и использованных общефилософских методов познания, в частности, наряду с герменевтическим, феноменологическим, структуралистическим методами и методом критической рефлексии .
При проведении данного научного исследования также использовались общенаучные методы, применяемые в различных частных науках, а именно: описание; наблюдение; статистический; моделирования; мысленного эксперимента, сравнительно-аналитический; интегративно-аналитический; интегративно - дедуктивный, системного анализа, ряд логических и социологических, а также некоторые другие. Кроме того, в необходимых случаях использовался специально-юридический метод научного толкования (юридической герменевтики).
Рассматривая вопросы определения функции уголовного преследования и проблемы прокурорского надзора при осуществлении функции уголовного преследования, автор изначально исходил из тех положений научных концепций, которые признают существование самостоятельной комплексной отрасли российского права - "Прокурорско-надзорного права" и соответствующей ей отрасли прокурорско-надзорного законодательства РФ.
Данный подход представляется достаточно обоснованным. Однако, нужно сразу же заметить, что указанный подход не является единственно возможным. Так, некоторые авторы, такие как Г.И. Бровин, И.В. Павлов рассматривают «Прокурорский надзор» не в виде самостоятельной отрасли права, а только в качестве подотрасли государственного права или как часть судебного права .
Эмпирическая база исследования состоит из: опубликованных определений и постановлений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ, Президиума Верховного Суда РФ, и судебной практики.
Структура выпускной квалификационной работы состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, заключения, списка источников и литературы и приложения.

ГЛАВА 1. ПРОКУРОРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ПОНЯТИЕ
ФУНКЦИЙ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ В УГОЛОВНОМ
СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИИ
1.1. Функция уголовного преследования в историко-правовой ретроспекции
В данном параграфе выпускной квалификационной работы, нам представляется целесообразным проследить в историко-правовой ретроспекции функцию уголовного преследования, начиная с момента создания в России органов прокуратуры вплоть до настоящего времени.
В качестве отправной точки для рассмотрения процесса разви¬тия теоретико-правовой мысли об осуществлении прокурором уголовного преследования являлся первый в истории России нормативно-правовой акт, с которого началось создание нового для нашей страны государственного органа, существующего в нас¬тоящее время под названием «прокуратура». Им является царский Указ от 12 января 1722 г., который отражал намерение («быть...») верховной власти о создании нового государственно¬го института и закреплял основы его организации («... при сена¬те..., также во всякой коллегии...») .
В период образования института прокуратуры в России в ка¬честве формы правления была абсолютная монархия. Высшая верховная власть принадлежала единоличному главе государства (царю), который лично осуществлял законодательную, исполни¬тельную и судебную власть. Речи о разделении властей в то вре¬мя не было.
Судебная система характеризовалась тем, что суды не были отделены от администрации . Лично «царь являлся не только ис¬точником закона, но и непосредственным судьей». В провинци¬альных городах «правосудие осуществлялось воеводой с двумя асессорами», в губернских городах - эти функции были «переда¬ны губернаторам». Фактически уголовные дела рассматривались «чиновниками канцелярий губернатора и воеводы» .
Высшей судебной инстанцией был правительственный сенат, который был «поставлен» во главе не только судебных, но всех без исключения административных учреждений. Аналогичная ситуация в деле отправления правосудия сложилась и в создан¬ных при Петре I специальных судах, к которым относи¬лись военные и духовные суды.
В приложении к Воинскому Уставу 1716 г., которое именова¬лось «Кратким изображением процессов или судебных тяжб» (ст. 2), было записано, что «суд всегда из некоторого числа честных особ сочинен бывает, которым от высокого начальства власть и мощь во управление правосудием дана» .
Основным правовым источником уголовно-процессуального права того периода, наряду с Соборным уложением 1649 года , безусловно, был Воинский Устав. Уделяя большое внимание во¬енному строительству, Петр I законодательно оформлял этот процесс. Принятые им акты военного законодательства не¬редко распространялись и на другие сферы общественных отно¬шений. Не минула эта доля и приложения к данному Уставу - «Краткого изображения процессов или судебных тяжб».
«Кратким изображением» был законодательно оформлен в России «подлинный розыскной процесс» со всеми его типичными чертами. К ним, в частности, относятся: активность суда, пре¬имущественное значение письменности, ограничение прав обви-няемого (подследственного), система формальных доказательств, сила которых определена законом.
Анализ законодательства этого периода развития государства позволяет заключить, что в сфере уголовно-процес¬суальных отношений прокурор не обладал полномочиями по воз¬буждению уголовного дела, расследованию преступлений и под-держанию государственного обвинения. «Вне компетенции про¬куроров лежало уголовное преследование как особый акт прави¬тельственной власти» .
О полномочиях прокуроров можно судить по Указу от 27 апре¬ля 1722 г. «О должности генерал-прокурора» . В нем в первом пункте подчеркивалось, что «генерал-прокурор повинен сидеть в Сенате и смотреть накрепко, дабы Сенат свою должность хранил и во всех делах, которые к Сенатскому рас¬смотрению и решению подлежат, истинно ревностно и порядочно, без потеряния времени по регламентам и указам отправлял...». Поскольку Сенат в то время стоял во главе всех без исключе¬ния административных учреждений, в том числе и судебных, то генерал-прокурор, в соответствии с приведенным Указом, дол¬жен был осуществлять надзор за его деятельностью и по отправ¬лению правосудия, т.е. рассмотрением уголовных дел.
Во второй половине XVIII века в России по-прежнему была абсолютная монархия. Вступив на престол вследствие государст¬венного переворота, Екатерина II существенно укрепила свою личную власть и власть дворянства. Сложная внутриполитичес¬кая обстановка, связанная с крестьянской войной 1773-74 гг., значительно ускорила проведение административно-судебной реформы. Сердцевиной этой реформы стало принятие важного правового акта - «Учреждения для управления губернией Все¬российской Империи» от 7 ноября 1775 г. , заложившего право¬вые основы отделения суда от администрации .
«Единицу надзора в губернии образует группа из трех лиц, - отмечает Н.В. Муравьев, - прокурор и при нем два стряпчих, один казенных, другой уголовных дел. Такие группы приурочены по одной ко всем присутственным местам: главная при губернском правлении и палатах уголовного и гражданского суда, второсте¬пенные при верхнем земском суде, губернском магистрате и верх¬ней расправе и особая при верхнем надворном суде в столице» .
Если петровское законодательство практически ничего не го¬ворило о конкретных функциях прокуроров, то «Учреждения» уже устанавливают более точно права и обязанности прокуроров и стряпчих и подразделяют сферы их деятельности на админист¬ративные и судебные. Так, в ст. 404 указанного нормативного акта было закреплено, что «вообще губернский прокурор и гу¬бернские стряпчие смотрят, и бдение имеют о сохранении везде всякого порядка законами определенного, и в производстве и от¬правлении самих дел» .
Внутри прокуратуры все прокуроры и стряпчие были соедине¬ны между собой иерархической подчиненностью. Во главе губерн¬ской прокуратуры стоял губернский прокурор. Он был единствен¬ным, кто находился в непосредственной связи с генерал-проку¬рором и во всех делах считался его «оком». В свою очередь, гу¬бернскому прокурору подчинялись все прокуроры и стряпчие в губернии, «ибо всякий прокурор в наместничестве есть око гу¬бернского прокурора».
Таким образом, прокурор мог стать инициатором рассмотрения уголовного дела, обратившись в суд с жалобой через губернское правление. Сделавшись истцом, а по сути, начав уголовное пре¬следование, прокурор наделялся законодателем следующими правами: вызывать в суд «ответчика» (читай обвиняемого), тре¬бовать заключения его под стражу, «просить следствия по произ¬водству дела», представлять доказательства («до сочинения при¬говора предложить, чего в производстве недостает»), требовать вынесения того или иного определения, перенесения уже решен¬ного дела из «нижних» судов в «верхние».
Согласно «Учреждениям» стряпчие являлись «судебными уполномоченными прокуроров, органами, посредством которых прокуроры проявляли свою процессуальную деятельность». За¬меняя прокуроров, в случае необходимости, действуя их именем и всегда под их руководством, «стряпчие были в то же время их специальными судебными помощниками и удерживали за собою как бы монополию ведения судебных дел» .
Важное значение для исследования генезиса уголовного пре¬следования, осуществляемого прокурором, имеет «Наказ комис¬сии о составлении проекта нового уложения» 1767 г. В ст.ст. 138 и 139 «Наказа» Екатерина II вначале указывает теоретическое различие между преступлениями частными и пуб¬личными, которые она называет «народными» и «общественны¬ми». Затем следует определение соответствующей этому разли¬чию наилучшей формы преследования публичных преступлений: «В некоторых государствах король, будучи возведен на престол для того, чтобы законы во всех державы его странах были испол¬няемы, по установлению закона государственного во всяком пра¬вительстве сажает чиновного человека ради гонения преступле¬ний именем самого короля; отчего звание доносителей в тех зем¬лях неизвестно ...».
По мнению Н.В. Муравьева, в этом «наказе» законодатель «ясно и определенно отмечает обвинительное призвание проку¬ратуры, ее прямую делегацию от высшего правительства, госу¬дарственно-общественный характер...» .
Таким образом, в «Учреждениях для управления губерний», т.е. уже на законодательном уровне четко обозначилось уголовное пре¬следование как основное направление уголовно-процессуальной деятельности прокурора, наряду с его надзорной функцией.
В последующие годы законодательство об уголовно-про¬цессуальной деятельности прокурора не претерпело существен¬ных изменений. В изданном в 1832 году Своде законов Россий¬ской империи было кодифицировано все законодательство, в том числе и уголовно-процессуальное, которое вошло в 15 том. Часть вторая этого тома содержала «Законы о судопроизводстве по де¬лам о преступлениях и проступках». Основными источниками этой книги послужили отдельные главы Уложения 1649 г., Воинские артикулы 1716 г. и Учреждение для управления губерний 1775 г.
В период концентрации государственной власти в руках Советов институт участия прокурора в уголовном судо¬производстве, с одной стороны, формировался под влиянием идей, заложенных в Судебных Уставах 1864 г., а с другой сторо¬ны - строго соответствовал историческим задачам государства диктатуры пролетариата.
Изменение внутренних функций советского государст¬ва соотносительно его задачам коррелятивным образом повлияло на изменение задач и, соответственно, основных направлений уголовно-процессуальной деятельности прокурора. Прокурор стал ключевой фигурой в уголовном судопроизводстве, сосредо¬точив в своих руках, по сути, всю полноту обвинительной власти. Закрепленные в законе полномочия позволяли ему в досудебных стадиях уголовного процесса решать любой вопрос о направле¬нии движения уголовного дела. Формально предоставленная за-коном следователю возможность не выполнять указания проку¬рора по ключевым вопросам, исходя дела (ст. 127, ч. 2 УПК РСФСР 1960 г.), не меняла сути. Прокурор был вправе (как, соб¬ственно, и сейчас) принять любое уголовное дело к производству предварительного следствия и разрешить по своему усмотрению: либо прекратить производством, либо направить в суд. Кроме того, прокурор был уполномочен осуществлять надзор не только за предварительным расследованием, но и за рассмотрением дела в суде. Сосредоточение государственной власти в руках Сове¬тов, точнее, в руках партийно-советской номенклатуры, полное игнорирование принципа разделения властей в области государст¬венного управления привели и в сфере уголовного судопроизвод¬ства к концентрации всей полноты и надзорной, и обвинительной власти в руках одного лица - прокурора.
В первые годы советской власти прокурор, по практическим условиям своей должности, в значительной степени был одина¬ково бессилен и для принесения пользы, и для причинения вреда.
В последующем, особенно после принятия УПК РСФСР 1960 г., и для того, и для другого прокурор стал располагать достаточным оружием, имеющим обоюдоострый характер. Это обстоятельс¬тво в 90-х годах XX столетия подвигло законодателя на установ¬ление ряда гарантий против неправильного использования либо злоупотребления прокурорской властью.
Кризис, который затронул все сферы общественной жизни, поразил всю систему советской уголовной юстиции, включая правосудие, послужил в период вступления России на путь построения правового государства главной при¬чиной и побудительным мотивом научного осмысления проблем российской государственности, выработки концептуальных по¬ложений о совершенствовании ее правовых институтов. Следуя в ногу со временем, российская наука о государстве отказалась в этот переломный период от многих ошибочных и утративших свой смысл положений, в том числе об отмирании государства и насильственном характере государственной власти. В теории государства по-новому стали решаться вопросы, ка¬сающиеся пределов вмешательства государства в частную жизнь граждан и государственной защиты личности.
Вновь оказалась востребованной концепция разделения влас¬тей, восходящая к произведениям древних мыслителей Аристо¬теля, Платона, Полибия, развитая в трудах Дж. Локка, Ш. Мон¬тескье и Ж.-Ж. Руссо . Признанная во многих странах мира в качестве основополагающего принципа устройства государст¬венной власти, в начале 90-х годов XX века она нашла реальное воплощение в законодательстве российского государства.
С принятием Конституции РФ 1993 г. процесс становления новой правовой системы и правовой государственности в России приобрел необходимые конституционно-правовые основания.
«В новой Конституции Российской Федерации, - отмечает В.С. Нерсесянц, - нашли свое признание и нормативное закреп¬ление все три основных компонента (аспекта, характеристики и свойства) правовой государственности - гуманитарно-правовой (права и свободы человека и гражданина), нормативно-правовой (конституционно-правовая природа и требования ко всем источ¬никам действующего права) и институционально-правовой (сис¬тема разделения и взаимодействия властей)» .
Одновременно с развитием общей государственно-правовой теории на рубеже тысячелетий в обществе активно шел процесс переосмысления проблем уголовного судопроизводства и выра¬ботки концептуальных положений судебно-правовой реформы. В результате целенаправленного научного поиска различными кол-лективами авторов были подготовлены две концепции, в той или иной мере касающиеся совершенствования деятельности госу¬дарственных органов в сфере уголовного судопроизводства и прокурорского надзора. Принятые за последние годы решения на законодательном уровне порой далеки от совершенства и не всегда соответствуют потребностям общества, складывающимся в результате бурного развития общественных отношений.
Уголовное преследование как одно из направлений деятель¬ности российской прокуратуры и как правовая форма реализации государственной функции всецело определяется теми задачами, которые стоят перед государством на том или ином отрезке исто¬рического периода, и тесно связано с уровнем развития ее судеб¬ной системы.
Российская прокуратура, выступающая в настоящее время в качестве основного органа уголовного преследования, была обра¬зована в Российской Империи в начале XVIII века как орган над¬зора за ходом несудебных дел. За три неполных столетия она про¬шла сложный путь эволюционного развития. Российская действи¬тельность, по словам Н.В. Муравьева, «отразившаяся на законе и еще больше на практике его применения», наложила на русскую прокуратуру своеобразный отпечаток. Это обстоятельство приве¬ло к тому, что со временем в нашей стране образовался новый самостоятельный тип этого государственного органа.
К сожалению, в ходе проведения последней судебно-правовой реформы на рубеже тысячелетий современный российский зако¬нодатель, больше ориентированный на западные образцы, не ис¬пользовал в должной мере отечественный опыт функционирова¬ния прокуратуры в сфере уголовного судопроизводства. Между тем отечественные правовые памятники, а также труды ученых прошлых столетий содержат немало ценных положений, творчес¬кое использование которых, применительно к современным ус¬ловиям, могло бы значительно повысить эффективность осущест¬вления прокурором уголовного преследования.
Таким образом, можно заметить, что уголовно-процессуаль¬ная деятельность прокурора на начальном этапе создания про¬куратуры особо не выделялась. В середине 70-х годов XVIII столетия впервые на законодательном уровне данная функция была возложена на прокуратуру, т.е. на прокуроров и стряпчих. По словам Н.В. Муравьева: «В пределах розыскного судопроизводства они впервые становятся истцами и обвинителями, почти стороною по делам, интересующим госу¬дарство, правительство или казну» . При этом, безусловно, был учтен опыт зарубежных стран, в частности Франции, где проку¬ратура, в отличие от России, изначально была создана как орган уголовного преследования.

1.2. Сущность института уголовного преследования
Достаточно сложно пробивало себе до¬рогу в отечественной юридической литературе советского перио¬да ее развития аксиоматичное в настоящее время положение о том, что в уголовном судопроизводстве воплощаются три основн...
**************************************************************


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.