На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовая часть диплома по языкознанию - ОТРАЖЕНИЕ КОНЦЕПТОВ «ГОРЕ» И «СЧАСТЬЕ» В ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ

Информация:

Тип работы: Курсовая. Добавлен: 03.09.2012. Страниц: 31. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Глава II. ОТРАЖЕНИЕ КОНЦЕПТОВ «ГОРЕ» И «СЧАСТЬЕ»
В ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ
§1. Объективация концептов «Горе» и «Счастье»
в лексике и фразеологии русского языка
В словаре С.И.Ожегова лексема счастье представлена двумя лексико-семантическими вариантами. Первый отражает представления о счастье как о состоянии полного, высшего удовлетворения. Второй означает успех, удачу. Слово горе тоже имеет два значения: горе трактуется как глубокая печаль и как несчастье (Ожегов 2007: 138, 783). Антонимичность данных понятий выявляется уже при соотнесении лексических значений. При этом концептуально значимо, что синонимический ряд, включающий слово горе является большим (скорбь, горесть, грусть, несчастье, горечь, злосчастье, беда, напасть) по сравнению с синонимическим рядом, в которое входит слово счастье (удача, успех, радость) (Евгеньева 1975: 56, 74). Причем синонимы злосчастье и несчастье включают в свои основы дериват счастье, то есть горе трактуется как отсутствие счастья или как злое счастье.
Последнее заставляет пристальнее взглянуть на ту идею, которая лежит в основе протозначения слова счастье. Счастье первоначально «доля, совместное участие» – от др.-инд. *su «хороший» и *cestь «часть» (Фасмер 1971: Т.3: 816), то есть счастлив тот, кому что-то дано (часть, доля – ср. недоля). В словаре Фасмера часть – участь, счастье, др.-русск. «доля, земельный участок, наследство», др.-инд. *cestь «часть» (Фасмер 1971: Т.1: 440). Также у Фасмера праформа слова доля – др.-инд. *dalam «кусок, часть, половина» – соотносится с понятием часть (Фасмер 1971: Т.1: 526). Здесь важно провести еще одну параллель: Доля – Бог – Счастье. Этимология слова Бог – др.-инд. *bhagas «достояние, счастье», др.-инд. *bhajati «наделяет, делит» (Фасмер 1971: Т.1: 181-182). Связь концептов «Счастье» – «Горе» и «Бог» можно наблюдать и на примере фразеологии: Счастлив твой бог! (Универсальный фразеологический словарь русского языка 2000: 375); Good grief! (Боже мой!), – и на примере антонимического ряда богатство – бедность, где корни слов указывают на противопоставление концептов «Счастье» – «Горе» и «Бог» – «Беда».
Слово горе семантически соотносится с др.-инд. co?as «пламя, жар», а также «мука, печаль» (Фасмер 1987: Т.1: 440). Этимология слова горе позволяет провести семантическую параллель с глаголом гореть, с прилагательным горький (здесь наблюдаем перенос значения на вкусовые ощущения, ср. горький перец, который жжет), а также с существительным печаль (ср. печет – ‘жжет’). П.Я. Черных указывает, что в XI в. в Древней Руси горе означало «вечную муку», при этом в восклицательных предложениях это слово употреблялось чаще, чем в остальных случаях, то есть первоначально оно употреблялось только в условиях экспрессии (Черных 1994: Т.1: 64).
Среди русских фамилий имеются такие, как Горев (мирское имя Горе было распространено в старину как «профилактическое». Ребенка называли Горем, чтобы не польстилась на него нечистая сила и чтобы он вырос здоровым и счастливым), Горюнов (ср. пословицу: «Научит горюна чужая сторона, и вымучит, и выучит»), Горелов, в которой запечатлелась печальная судьба предков – горелыми называли людей, потерявших из-за пожара дом и имущество (Федосюк 2002: 62). Последняя фамилия соотносится с существительным горе лишь на уровне этимологии, но семантический параллелизм пожар – беда, горе тоже показателен.
1. Думается, анализ концептов «Горе» и «Счастье» должен включать и описание фонетического облика слов как их репрезентантов. Здесь немаловажный фактор – это звукопись, особенно гласных звуков, так как именно они придают особую музыкальность русской народной речи. Можно отметить особую роль звуков [а] и [о], которые представлены в звуковой оболочке вербализаций исследуемых концептов. А.П. Журавлев характеризует частое употребление звука [а] как изображение великолепия и пространства (счастье), звук же [о], по его мнению, выражает что-то страшное и сильное (горе). Г.Д. Гачев в своей книге «Национальные образы мира» утверждает: «Национальные языки в звучности своей – голоса местной природы в человеке. У звуков языка – прямая связь с пространством естественной акустики, которая в горах иная, чем в лесах или степи» (Гачев 1998: 54). Исследователь говорит о том, что звук [а] представляет открытое пространство, причем это пространство вертикально, то есть оно стремится вверх. Тогда как [о] – замкнутый круг, находящийся на горизонтали. Для русского человека привычно пространство-горизонталь, и ему в силу этого не хватает вертикали, он всегда стремится к чему-то по вертикали. А замкнутый круг ассоциативно связан с восприятием русского человека времени как земледельческого года. Земля для него и то, без чего он не может жить (Россия – мать сыра земля; Земля-Матушка), и то, что приносит ему несчастье (крепостное право). И. Имшинецкая в книге «Креатив в рекламе» (Имшинецкая 2005: 23) рекомендует использовать в графике лучи солнца и круг, а так же полукруг, направленный вверх. По мнению автора, эти графические образы сигнализируют о радости, удовольствии и счастье. Такой рекламный «трюк» вполне обоснован. Концепты «Горе» и «Счастье» играют важную роль в миропонимании русского человека. Они являются противоположенными и в то же время – неразрывно связанными (Не было бы счастья, да несчастье помогло (Крылатые фразы наших дней 1999: 90). Счастье иррационально, непостоянно, фатально (Легче счастье найти, нежели удержать, Счастье улыбнулось (Михельсон 1994: 67,89), на эти свойства указывает, помимо прочего, связь концепта «Счастье» с концептом «Бог». Бог – это такая же непостижимая мифическая сила, действием которой обусловлены как отдельные события (Бог дает, бог и забирает (Хлебцова 1999: 54), так и весь жизненный путь русского человека.
Кроме вербального подхода к интерпретации культурных концептов, можно опереться на систему коллективных представлений и образов. Этот подход связан с именем Р. Ленекера. Ученый приходит к выводу, что, оперируя концептами, человек опирается не на семантические признаки слова, а на целостные образы. Именно благодаря такому способу восприятия мира, культурные концепты могут находиться в нашем подсознании.
Исходя из данного положения, в своей работе мы попытались установить содержательные различия лексических единиц горе и беда, соотносимых с концептом «Горе», счастье и радость, соотносимых с концептом «Счастье», на уроне ассоциативных рядов. Для этого был проведен небольшой эксперимент, в котором приняли участие около 40 респондентов из числа студентов-филологов. В результате обнаружились следующие различия. 80% связали понятие горе с болью, разладом, страданием, смертью. Они определили горе как нечто плохое, темное, которое нельзя изменить, которого боится каждый, которое может случиться с близкими, родными людьми (ср.: Харченко 2002: Т.1: 98: «Горе – это когда человек расстроен или кто-то там умер»). Слово беда 65% опрошенных понимают как синоним слова горя, остальная часть опрошенных ассоциативно связывает беду с некой тяжелой, но кратковременной ситуацией в жизни.
Для 90% счастье – это когда все хорошо у родных, близких людей, когда есть любовь, есть мечта, к которой стремишься. Счастье – это гармония, полная удовлетворенность жизнью. Вместе с тем 70% студентов определили счастье как «улыбку судьбы» (ср.: Харченко 2002: Т.2: 175: «Счастье – это когда тебе хорошо; это когда тебе все время везет»).
Что касается лексемы радость, то более 90% опрошенных понимают ее как кратковременное, приятное, событийное, эмоциональное чувство.
На основании вышесказанного выявляются следующие концептуальные связи: «Горе» – «Смерть», «Горе» – «Боль», «Счастье» – «Семья», «Счастье» – «Любовь», «Счастье» – «Мечта».
При этом горе нередко осмысляется в русской традиционной поэзии как антропоморфное существо. Антропоцентризм в целом – реминисценция древнейших мифологических представлений, в контексте которых чувства человека воспринимались как живые существа, способные оказывать на человека позитивное или негативное воздействие. В русском фольклоре горе являлось неким мифическим персонажем, который неотступно следует за человеком (ср. «Повесть о Горе-Злочастии…», где Горе выступает в качестве мужского персонажа, преследующего героя). Факты персонификации горя можно наблюдать в русской фразеологии: Горе сушит; Горе женится, а нужда замуж идет; Горе по верху плыло, погодой к берегу прибило. Говоря о персонификации, важно заметить, что в словаре С.И. Ожегова указано ироническое употребление слова горе в сочетании с существительным: горе-рыболов, горе-хозяйка и др. – в значении «плохой», «неважный» (Ожегов 2007: 138).
Существительное счастье также может употребляться с глаголами движения (Счастье пришло; Счастье ушло), но его персонификация проявляет отличия. Персонифицированное счастье обладает таким свойством, как «слепота», которая свидетельствует, с одной стороны, о его иррациональности, с другой стороны, подчеркивает несправедливость и фатальность (Счастье улыбнулось; Счастье одноглазое (ср.: Лихо одноглазое); Счастье на кого захочет, на того и нападет (Жуков 2000: 432). Причем счастье обладает некой мимолетностью, быстротечностью, тогда как горе постоянно присутствует в жизни (Счастье, что волк: обманет, да в лес уйдет; Не бывать бы счастью, да несчастье помогло; Счастье – вешнее вёдро; Счастье с бессчастьем на одних санях ездят (Жуков 2000: 432).
В целом «Счастье» и «Горе» – это концепты, которые обладают сходным для разных культур набором признаков, однако этнокультурные концепты имеют различия в распределении этих признаков. Так, концепт «Счастье» в русской картине мира имеет три составляющих: «состояние души», «удача», «благосостояние». Для русского человека ядерным элементом является первый, а, например, для англичанина – последний, что находит отражение в языке:
Ср. русск.:
Счастье в нас, а не вокруг нас (Хлебцова 1999: 432);
Счастливого пути! (Жуков 2000: 375);
Счастье на мосту с чашкой (Жуков 2000: 322);
Счастье без ума – дырявая сума (Хлебцова 1999: 432);
Счастливым быть – всем досадить (Жуков 2000: 257);
Счастлив я надеждой сладкой (Хлебцова 1999: 580);
Счастливые часов не наблюдают (Мокиенко 1999: 488);
Счастливо оставаться! (Унивесальный фразеологический словарь русского языка 2000: 375);
Не родись красивой, а родись счастливой (Михельсон 1994: 322).
Ср. англ.:
Come into a fortune (Словарь фразеологизмов английского языка 2000: 56) – получить наследство;
Make a fortune (Словарь фразеологизмов английского языка 2000: 56) – составить состояние, разбогатеть;
A small fortune (Словарь фразеологизмов английского языка ...
**************************************************************


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.