На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диссертация ТВОРЧЕСТВО Ш. КАЗИЕВА И ТАБАСАРАНСКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПРОЦЕСС 197090-х гг.

Информация:

Тип работы: Диссертация. Предмет: Литература. Добавлен: 2.4.2013. Сдан: 2009. Страниц: 149. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Оглавление

Введение_____________________________________________ 3

ГЛАВА 1. МАЛЫЕ СТИХОТВОРНЫЕ ЖАНРЫ В ТВОРЧЕСТ-ВЕ
Ш. КАЗИЕВА: ТРАДИЦИИ И НОВАТОРСТВО__________ 14
§ 1.1. Человек и действительность в художественном
восприятии Ш. Казиева________________________________ 14
§ 1.2. Жанрово-стилевые и композиционно-строфические
особенности ___________________________________________ 35

ГЛАВА 2. НОВАТОРСКИЕ ПОИСКИ: БАЛЛАДА _______ 58
§ 2.1. Становление и тенденции развития жанра__________ 58
§ 2.2. Классификация баллад Ш. Казиева _______________ 76

ГЛАВА 3. ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ ТРАДИЦИЙ ПОЭМЫ ___ 95
§ 3.1. Признаки современной поэмы в произведениях
Ш. Казиева ____________________________________________ 95
§ 3.2. Жанровые разновидности поэм ____________________ 115

Заключение ____________________________________________ 138

Список литературы _____________________________________ 146

Введение

Актуальность исследования. О современной табасаранской поэзии можно говорить как о динамически развивающейся системе, качественно отличающейся от предыдущих стадий ее становления и развития. В свете утверждения М. Храпченко о том, что «развитие искусства, в особенности реалистического, неотделимо от яркого проявления творческих индивидуальностей» [144:66], необходимо в первую очередь отметить следующее: за несколько последних десятилетий табасаранская национальная поэзия совершила резкий скачок в своем развитии благодаря творчеству ряда талантливых, самобытных поэтов: А. Джафарова, М. Шамхалова, М. Митарова, Б. Раджабова, Ю. Базутаева, Ш. Шахмарданова, П. Асланова и других. Трудно переоценить роль, которую в этом процессе играет табасаранский поэт, прозаик, переводчик Шамиль Рамазанович Казиев (родился в селе Гуми Табасаранского района Республики Дагестан в 1944-ом году). Первые стихотворения поэта вышли в свет еще в 60-х годах ХХ в. в районной газете «Колхоздин уьмур» («Колхозная жизнь»). Но мастерский подход поэта к словесному творчеству наблюдается в начале 70-х годов ХХ в. За годы учебы в Литературном институте имени А. М. Горького он успел познакомиться со многими поэтами, которые, несомненно, оказали существенное влияние на последующее становление Ш. Казиева как поэта. Очевидно сильное влияние на него творчества таких советских писателей как М. Горький, Э. Межелайтис, Р. Гамзатов, что обусловлено единством историко-литературных путей всех советских национальных литератур, развивающих на собственном оригинальном материале идеи социалистического реализма. «Если данная литература возникла в эпоху социалистического реализма и в социалистической стране, – отмечал Б. Реизов, – она усваивает литературу социалистического реализма с его про-блематикой и методом, в меру своих возможностей и своего опыта и обычно на основе своих национальных традиций» [111:11]. Таким образом, методологическая база и идеологическая концепция творчества табасаранского поэта во многом была предопределена временем. Развивающееся более тридцати лет его творчество вместило большое количество лирических, лиро-эпических и эпических произведений различных жанров, опубликованных в периодических изданиях, альманахах, коллективных сборниках «Ростки» (1975), «Чираг» («Светило») (1976), отдельных сборниках стихов «Ахсрарин нефес» («Дыхание рассвета») (1976), «Аку цIадлар» («Светлая роса») (1977), «Ярхла рякъ» («Дальний путь») (1979), «Руг ва рюкъ» («Земля и пепел») (1982), «Жилин сабур» («Земли терпение») (1985), «ТIилисим кайи сим» («Волшебная струна») (1988), «Амрар ва лукIар» («Господа и слуги») (1995) и т. д., вышедших из печати на табасаранском языке в Махачкале, «Дыхание рассвета» (1982), «Земля и пепел» (1987) – на русском языке в Москве. В 1985-ом году поэма Ш. Казиева «Земля и пепел», посвященная теме Великой Отечественной войны, была удостоена премии Республики Дагестан имени С. Стальского. Заслуженное признание получил его перевод «Конька-горбунка» П. Ершова на табасаранский язык под названием «Гъузгъун дайча». Всероссийский читатель смог ближе по-знакомиться с творчеством Ш. Казиева в 2000-ом году, когда из печати вышел сборник переведенных поэтом на русский язык собственных стихотворений под названием «Терновый венец», вызвавший широкий резонанс в литературной среде Дагестана и всей России. Широкое монографическое исследование творчества столь многогранного и самобытного поэта, получившего всероссийское признание, несомненно, представляет большой научный интерес для отечественного лите-ратуроведения.
Выбор темы работы продиктован тем, что Ш. Казиева по праву считают одним из тех поэтов современности, которые сумели оправдать ожидания литературоведов и читателей, по поводу чего К. Султанов в начале 70-х годов ХХ в. писал: «Есть все основания верить, что молодая дагестанская поэзия, сохранив чуткость к богатству, многоголосию жизни, к влияниям времени, ощущение преемства в своем движении, выйдет к действительно масштабному звучанию, преодолев как час ученичества духовную локальность провинциальной ограниченности, не оставаясь на периферии общесоюзного литературного процесса» [128:121]. Широчайшее развитие в казиевской поэзии получила философская лирика, «имеющая большое значение в формировании мировоззрения читателей, и в первую очередь молодежи, расширяющая кругозор человека, дающая направление его собственным интеллектуальным и нравственным поискам» [53:203] в духе патриотизма и интернационализма. Определенные особенности социально-политических стремлений и идеалов заставляют его «питать преимущественный интерес к философским <…> проблемам» [106:17]. Во множестве произведений лирических и лиро-эпических жанров философская позиция поэта выступает на первый план. Поэт новаторски подходит к вопросу использования традиционных средств поэтики, вырабатывает свой оригинальный язык и стиль, затрагивает актуальные на сегодняшний день новые и «вечные» темы, поднимает и решает проблемы современности, привлекая самый разнообразный жизненный, исторический и фольклорный материал. Исследование творчества столь глубокого и многогранного поэта, который и сегодня успешно продолжает свои творческие поиски, составляет трудную задачу. Не менее сложно проследить и отразить преемственные связи между творчеством поэта и табасаранским национальным фольклором, творчеством поэта и мировой литературной практикой в одном монографическом труде. «Сектор необходимости все еще велик в дагестанской литературе, – справедливо отмечал в свое время К. Султанов, – связанность литературного движения традиционностью форм должна уступить место <…> сознательным эстетическим представлениям, диктующим поиски новых форм» [128:112]. Сознательная направленность творчества Ш. Казиева на пополнение именно этого «сектора» становится очевиднее всего на примере его поэзии, поэтому мы ограничиваем сферу нашего исследования лирическими и лироэпическими произведениями.
Степень разработанности темы. Долгое время табасаранская литература и фольклор в целом, и творчество отдельных художников слова в частности, оставались без должного внимания со стороны литературоведческой науки. Последние десятилетия для национальной литературы ознаменовались появлением в ней не только плеяды самобытных поэтов и писателей, но и исследователей, которые в своих основополагающих трудах затрагивают общие вопросы закономерностей ее зарождения и становления. Монографические труды М. Юсуфова («Табасаранская национальная литература» (1986), «Табасаранская советская литература» (1986) и т. д.), М. Курбанова («Поэтическое наследие дореволюционного Табасарана» (1987), «Табасаранская народная поэзия» (1983) и т. д.), М. Гасанова («Дагестанские народные пословицы, поговорки, загадки» (1988)) обобщили и продолжили начатую еще в 30-е годы ХХ в. работу по сбору, изучению, систематизации явлений художественного творчества табасаранцев и заложили основы для его дальнейшего углубленного изучения. Однако в силу того, что научные изыскания этих авторов охватывают большие этапы формирования и развития духовной культуры табасаранцев и направлены на выявление качественных особенностей и тенденций ее развития от фольклорных истоков на стадии бесписьменного состояния до современности, в них мало места отводится творчеству отдельных мастеров слова. Изучение творчества Ш. Казиева также остается на начальной стадии, хотя попытки исследовать особенности отдельных граней его творчества предпринимались уже не раз. Так в своей статье «Табасаранская литература», опубликованной в научно-популярном журнале «Возрождение», исследователь М. Юсуфов отмечал успехи Ш. Казиева в ряду других национальных поэтов А. Джафарова, М. Митарова, Ю. Базу-таева, Ш. Шахмарданова, П. Касумова на пути создания поэм и произве-дений других новых лирических и лиро-эпических жанров: сонетов и «со-зданных на основе легенд и преданий лиро-эпических и исторических поэм, баллад …» [163:75–76]. Исследовательский интерес к творчеству Ш. Казиева возрос после выхода в свет в 2000-м году его книги «Терновый венец», в который вошли авторские переводы с табасаранского на русский язык ряда стихотворений, перевод лиро-эпической поэмы «Черное серебро», а также переведенные А. Руденко на русский язык стихотворения, поэма «Земля и пепел» и баллада «Первая охота». В различных изданиях также стали печатать отдельные авторские переводы стихов Ш. Казиева. В общественно-популярных периодических изданиях появились отклики на этот сборник. На оригинальную поэтическую манеру письма поэта, на гражданскую направленность и философский характер его лирики обратил внимание Н. Переяслов в своей статье «Шамиль Казиев: обретение света». «Как показывает практика, – пишет критик, – самые интересные результаты получаются именно на пересечении двух самостоятельных областей творчества <…> – и как раз такая черта характеризует собой творчество известного табасаранского поэта Шамиля Казиева, которая объединяет в себе сразу обе эти традиции, сплетая в единый поэтический жгут и глубоко метафорическую художе-ственную образность, и злободневную сегодняшнюю активность, и передающуюся из века в век с фольклорными мотивами неумирающую философичность» [103:13]. На эти же особенности поэзии Ш. Казиева в своих статьях обратили внимание Г. Нурмагомедов, табасаранский поэт П. Асланов и другие.
В специальных литературоведческих трудах последних десятилетий также наблюдается серьезная заинтересованность творчеством табасаранского поэта. В главе «Табасаранская советская литература 50–70-х годов» своей фундаментальной книги «Табасаранская национальная литература» М. Юсуфов, выявляя тенденции современного табасаранского литературного процесса, проявляет несколько больший, чем к творчеству других молодых национальных поэтов, интерес к поэзии Ш. Казиева. Отмечая возросший уровень мастерства современных поэтов вообще, на примерах поэтических произведений Ш. Казиева исследователь делает выводы: «Духовный мир его (казиевского лирического героя – З. М.) показан реалистично, сам герой вырос, углубилась философичность стихов, сильнее зазвучали гражданские мотивы, глубже стали мысли о себе, о судьбах мира. Гражданская тематика расширилась. Тема Родины приобрела лирическое звучание» [165:103]. Однако здесь исследователь рисует лишь общую картину словесного творчества Ш. Казиева в различных жанрах, отмечает характерные для всей современной литера-туры тематические линии. В контексте развития всей дагестанской многонациональной литературы о творчестве Ш. Казиева эпизодически говорится в обобщающем фундаментальном труде «Дагестанская литература 1965–85-x годов». В монографическом труде Ч. Юсуповой «Дагестанская поэма: становление и развитие жанра» также говорится о поэмном творчестве табасаранского поэта, но исследование лишь частично касается его поэм. Несмотря на столь высокий интерес, в современном литературоведении отсутствуют монографические труды, областью специального исследования которых являлась бы поэзия Ш. Казиева. На сегодняшний день она нуждается в серьезном всестороннем исследовании.
Цели и задачи исследования. Цель работы состоит в осмыслении проблемы роли творческой индивидуальности Ш. Казиева в современном табасаранском литературном процессе. Достижение этой цели предполагает решение следующих исследовательских задач:
1) исследование художественного метода поэта, тематики, проблематики, поэтики, и изучение специфики эстетического осмысления поэтом действительности и человека;
2) исследование стилевых и композиционно-строфических особенно-стей малых стихотворных жанров в аспекте новаторства и традиций;
3) выявление жанровой, идейно-тематической и типологической общ-ности поэтического творчества поэта и современной табасаранской поэзии;
4) изучение жанрового состава его поэзии на лирическом и лиро-эпическом уровнях;
5) изучение путей жанрового обогащения.
Направление исследования. Процесс развития современной табаса-ранской поэзии протекает в тесном контакте с национальными поэтиче-скими традициями и мировой литературной практикой. «Межнациональные литературные связи, – утверждает М. Хализев, – со временем все настойчивее выступают как синтезирование заимствованного извне (чужого, которое отныне становится своим) и исконного, местного, укорененного ранее. Такова одна из всемирнозначимых тенденций литературного процесса» [139:110]. Влияние каждой из этих сторон своеобразно стимулирует современный табасаранский литературный процесс.
На сегодняшний день важнейшим «регулятором литературной преемственности» [149:200] для табасаранской поэзии служит жанр. Данная категория, которая, как отмечал М. Бахтин, является одновременно и «представителем творческой памяти в процессе литературного развития» [11:142] и «незаменимым инструментом для опознания оформленного, отшлифованного в литературном процессе» [149:203], с наибольшей ясностью позволяет судить о степени развитости национальной поэтической системы и вместе с тем судить о роли национального поэта в литературном процессе. Ввиду этого как основное направление мы выбираем исследование жанровой системы поэзии Ш. Казиева. «… в личном творчестве усвоение своего и чужого всегда про-исходит путем его переосмысления, его перестройки в свое и новое» [106:6], поэтому при анализе казиевских произведений различной жанровой принадлежности мы также обращаем внимание на два момента: 1) сохранение жанрообразующих признаков; 2) индивидуально-авторские особенности произведений. В главе первой «Малые стихотворные жанры в творчестве Ш. Казиева: традиции и новации» исследуются как произведения традиционных для табасаранской поэзии, так и совершенно новых, заимствуемых поэтом из других литератур малых стихотворных жанров. Обращается внимание на межжанровые связи в творчестве поэта. Поскольку жанр является также «категорией творческого мышления писателя и восприятия человека» [11:142], здесь мы рассматриваем проблему, связанную с художественным восприятием человека и действительности у Ш. Казиева. Отсутствие в табасаранской поэзии одного из крупных стихотворных жанров – баллады – становится очевидным при ее сравнении с некоторыми другими национальными дагестанскими литературами, в которых она занимает видное место. В главе второй «Тенденции преемственности: баллада» мы исследуем ряд произведений Ш. Казиева, которые, на наш взгляд, следует причислять к лиро-эпическому балладному жанру. Изначально мы обосновываем преемствен-ную природу происхождения казиевских баллад, поэтому мы ставим себе целью выявление ряда атрибутивных признаков, свойственных данному жанру. Также наблюдаем тенденцию развития жанра баллады в творчестве поэта. Исследование в третьей главе «Переосмысление традиций поэмы» других крупных лиро-эпических произведений – поэм – в творчестве Ш. Казиева продиктовано тем, что благодаря этому жанру творчество поэта оказалось непосредственно вовлечено в широкий общероссийский литературный процесс, так как «самым значительным завоеванием советской литературы стало углубление историзма мышления, проявляющееся как в содержании, так и в структуре поэмы» [56:166]. Исследование казиевских поэм проводится нами в плане вы-явления исторических, фольклорных основ, а также выявления многообра-зия ее жанровых разновидностей.
Теоретическая и методологическая основа работы. В работе используются аналитический, сравнительно-исторический и историко-типологический методы, ориентированные на всестороннее изучение лири-ческих и лиро-эпических произведений Ш. Казиева. Теоретической основой работы служат фундаментальные труды отечественных и зарубежных исследователей: В. Белинского, И. Бехера, А. Бушмина, А. Веселовского, В. Виноградова, Г. Гегеля, В. Жирмунского, Н. Конрада, Л. Лотмана, И. Неупокоевой, Г. Поспелова, Б. Реизова, А. Соколова, К. Султанова, Л. Тимофеева, Б. Храпченко, и других. В процессе формирования взглядов автора на творчество Ш. Казиева значительную роль сыграли труды известных дагестанских литературоведов и фольклористов: А. Абдуллатипова, А. Вагидова, Г. Гамзатова, Р. Кельбеханова, М. Курбанова, К. Султанова, С. Хайбуллаева, Х. Ха-лилова, Ч. Юсуповой, М. Юсуфова и других.
Научная новизна работы заключается в том, что она представляет собой первое монографическое исследование поэзии Ш. Казиева. Если до сих пор при исследовании творчества поэта делался акцент на сугубо сходных с творчеством остальных поэтов сторонах, то здесь впервые проводятся не только параллели, но и различия между казиевской поэзией и творчеством других поэтов. Выявляются нехарактерные другим его современникам специфические черты творчества, которыми обозначен индивидуальный новаторский путь. Впервые исследуется представленный такими произведениями, как «Судьба», «Первая охота», «Две руки», «Каменное сердце», «В пути», новый для табасаранской словесной культуры жанр баллады. Впервые обращается внимание на многообразие жанровых разновидностей его поэм. Исследуются новые для табасаранской поэзии жанры философской («Кафтар и Человек»), сатирической поэмы («Рогатый осел») и поэмы-утопии («Пропасть»). Обращается внимание на то, что Ш. Казиевым создается современная поэма совершенно нового типа, которая на сегодняшний день стала одной из основных движущих сил некоторых отечественных национальных ли-тератур.
Теоретическая и практическая значимость диссертации состоит в том, что ее материалы, основные положения и выводы могут быть использованы при чтении курса лекций по «Истории дагестанской советской литературы» в Даггосуниверситете и Даггоспедуниверситете, при составлении учебников и учебных пособий по табасаранской и дагестанской литературе для высших учебных заведений, педагогических училищ, колледжей и общеобразовательных школ республики; сама работа – как учебное пособие по творчеству Ш. Казиева. Поскольку творчество Ш. Казиева исследуется столь широко впервые, диссертация может оказать существенную помощь в дальнейшем исследовании современной табасаранской литературы. В работе с целью определения связей поэтического творчества поэта с народными истоками приводятся не упоминавшиеся до сих пор в научных трудах образцы табасаранского фольклора и мифорелигиозных представлений табасаранцев, поэтому данный труд представляет интерес и для исследователей табасаранского фольклора.
Предметом исследования является поэзия Ш. Казиева. Изучаются лирические стихотворения поэта разной тематики и жанровой принадлежности: миниатюры, сонеты, элегии, посвящения, послания. Изучаются лиро-эпические произведения: баллады «Судьба», «Первая охота», «Две руки», «Каменное сердце», «В пути», героико-философские поэмы «Ямисат», «Земля и пепел», философская поэма «Человек и кафтар», поэма-утопия «Пропасть» и сатирическая поэма «Рогатый осел».
На защиту выносятся следующие положения:
1) лирика Ш. Казиева имеет новаторскую направленность, поскольку принадлежит философской лирике, являющейся ведущим направлением дагестанской поэзии второй половины XX в.;
2) человек и окружающая его действительность являются основными предметами философского постижения;
3) взвешенный жанровый состав лирики Ш. Казиева способствует обогащению родной поэзии и решению актуальной для современной табасаранской поэзии проблемы формализма;
4) тенденции заимствования и преемственности являются двумя факторами, дающими возможность двигать современный табасаранский литературный процесс;
5) баллада и современная поэма являются новыми для табасаранской поэзии лиро-эпическими жанрами. Они получают развитие в творчестве Ш. Казиева;
6) в развитии творческой личности Ш. Казиева заметную роль сыг-рала мировая, в частности русская поэзия.
Апробация работы. Диссертация обсуждалась на заседании кафедры литератур народов России и Кавказа факультета дагестанской филологии Дагестанского государственного университета. Основные положения и выводы работы опубликованы в российском реферируемом научном журнале «Вопросы филологии», в межвузовских тематических сборниках Дагестанского государственного университета.
Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, за-ключения и библиографии. Общий объем – 158 страниц машинописного текста, в том числе и библиографии, включающей 165 наименований.............


Список литературы

1. Абакарова Ф.О. Даргинская баллада. – Махачкала, 1978.
2. Абрамов А.М. Лирика и эпос Великой Отечественной войны: [Проблематика. Стиль. Поэтика.]. – М., 1972.
3. Аверинцев С.С. Историческая подвижность категории жанра: опыт периодизации // Историческая поэтика. Итоги и перспективы изучения. – М., 1986.
4. Автор. Жанр. Сюжет.: [Межвузовский темат. сб.]. – Калининград, 1991.
5. Аминов М.-З.А. Тенденции развития дагестанского стихосложения. – Махачкала, 1974.
6. Аристотель Об искусстве поэзии. – М., 1957.
7. Арочко М.М. Эпическое мироощущение в поэме // Единство. – М., 1977, С. 197–234.
8. Арутюнов Л.Я. Пафос современной поэзии // Художественные искания современной советской многонациональной литературы. – Кишинев, 1976., – С. 126 – 240.
10. Балашов Д.М. История развития жанра русской баллады. – М., 1956.
11. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. – М., 1963
12. Бахтин М.М. Эпос и роман. – СПб., 2000.
13. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. – М., 1986.
14. Белинский В.Г. Полное собрание сочинений в 5 т. [статьи и рецензии 1841 – 1844]. Т. 5. – М., 1954.
15. Беселия А.Я. Кто ты, лирический герой? – Сухуми, 197
16. Бехер Р.И. В защиту поэзии. – М., 1959.
17. Бехер И.Р. Философия сонета // Поэтический принцип. – М, 1965., – С.436– 462.
18. Благой Д.Д. Литература и действительность: [Вопросы теории и ис-тории литературы]. – М., 1959.
19. Благой Д.Д. От Кантемира до наших дней. Т. 1. – М., 1972.
20. Болоян М.А. Натурфилософия Шеллинга в поэзии Тютчева. – М., 1963.
21. Бузник В.В. Лирика и время. – М.–Л., 1964.
22. Бушмин А.С. Методологические вопросы литературоведческих исследований. – Л., 1969.
23. Бушмин А.С. О повторяемости в процессе развития литературы: [Против релятивизма в литературоведении] // Славянские литературы. – М., 1978., – С. 13–46.
24. Бушмин А.С. Преемственность в развитии литературы. – Л., 1978.
25. Вагидов А.М. Национальная литература в контексте многонацио-нального литературного процесса. – Махачкала, 1998.
26. Вагидов А.М. О современной даргинской балладе и поэме // Лите-ратура и жизнь народов Дагестана. – Махачкала, 1984., – С. 47–61.
27. Вагидов А.М. Поиск продолжается. – Махачкала, 2000.
28. Вагидов А.М. Современная дагестанская поэзия. – Махачкала, 2000.
29. Вагидов А.М. Социалистический реализм и развитие даргинской литературы. – Махачкала, 1987.
30. Вагидов А.М. Становление и развитие даргинской поэзии. – Ма-хачкала, 1979.
31. Веселовский А.Н. Историческая поэтика. – М., 1989.
32. Веселовский А. Н. Разыскания в области русского духовного стиха. – Спб., 1889.
33. Виноградов В.В. Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика. – М., 1963.
34. Вишневский К.Д. Балладная строфа // Проблемы теории стиха. – Л., 1984., – С. 60–68.
35. Гаджиева З.З. Формирование жанров поэм. – Махачкала, 1985.
36. Гамзатов Г.Г. Дагестан: историко-литературный процесс. Вопросы истории, теории, методологии. – Махачкала, 1990.
37. Гасанов М.М. Дореволюционная табасаранская поэзия [на табаса-ранском языке]. – Махачкала, 1994.
38. Гаспаров М.Л. Избранные труды: Т. 2 О стихах. – М., 1999
39. Гацак В.М. Восточно-романский героический эпос. – М., 1967.
40. Гегель Г.В.Ф. Лекции по эстетике: в 2 т., Т. 2. – Спб., 1999.
41. Гегель Г.В.Ф. Эстетика: в 4 т., Т. 2. – М., 1971.
42. Гете И.В. Об эпической и драматической поэзии. Приложение к письму Ф. Шиллеру от 23 дек. // Гете и Шиллер. Переписка (1979–1805). – М.–Л., 1937., – С. 380–381.
43. Гинзбург Л.Я. О лирике. – Л., 1975.
44. Гинзбург Л.Я. О литературном герое. – Л., 1979.
45. Григорьева Т.П. Японская художественная традиция. – М., 1979.
46. Григорьян К.Н. К вопросу о музыкальной природе лирической поэзии // Русская литература. – М., 1978, №3. – С. 106–118.
47. Гринберг И.Л. Три грани лирики: Современная баллада, ода и элегия. – М., 1985.
48. Громова А.Н. Двойной лик грядущего: заметки о современной утопии. – www.Lib.align.ru.
49. Гусейнаев А.Г. Воздействие фольклора на современную дагестанскую литературу: [К вопросу о


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.