На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом гражданско-правовая ответственность правоохранительных органов

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Юриспруденция. Добавлен: 4.6.2013. Сдан: 2013. Страниц: 127. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание

Введение 3
1. Теоретические и методические основы гражданско-правовых вопросов ответственности за вред, причиненный правоохранительными органами 7
1.1 Историко-правовой аспект гражданско-правовой ответственности 7
1.2 Понятие гражданско-правовой ответственности за вред, причинённый правоохранительными органами 13
1.3 Общие и специальные условия гражданско-правовой ответственности правоохранительных органов 22
2.Особенности гражданско-правовой ответственности за вред, причинённый правоохранительными органами 31
2.1 Специфика субъектного состава обязательств по возмещению вреда, причиненного правоохранительными органами 31
2.2 Основания и условия возмещения государством вреда, причиненного правоохранительными органами 45
2.3 Персональная ответственность государственного служащего правоохранительного органа 51
3. Возмещение вреда правоохранительными органами 68
3.1 Проблемы возмещения вреда правоохранительными органами 68
3.2 Порядок и размер возмещения вреда, причиненного правоохранительными органами 74
Заключение 89
Библиографический список 93
Приложения 103


Введение

Актуальность исследования. Всякое обращение к проблемам гражданско-правовой ответственности объяснимо не только новизной законодательства. Гражданско-правовая ответственность сама по себе является особо сложной и чрезвычайно значимой категорией в системе гражданского права. Аккумулируя основные правовые ценности и обладая непреходящей актуальностью, гражданско-правовая ответственность в определенном смысле неисчерпаема как объект научного исследования. Поэтому проблемы гражданско-правовой ответственности всегда были и остаются в центре внимания цивилистов.
Так, в отечественной науке гражданского права уделяется большое внимание проблеме гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный органами государства, в том числе правоохранительными органами.
При осуществлении правоохранительными органами возложенных на них функций, причиняется имущественный и неимущественный вред физическим и юридическим лицам, в связи с чем, возникает необходимость возмещения данного вреда. Вред причиняется в результате незаконных действий (бездействия) правоохранительных органов, которые влекут возникновение внедоговорной гражданско-правовой ответственности.
Специфика гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный правоохранительными органами малоисследованна, поэтому возникла необходимость в анализе различных аспектов этой проблемы.
Отдельные вопросы теории гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный государственными органами и их должностными лицами, рассматривали такие известные ученые-цивилисты, как Б,С. Антимонов, М.И. Брагинский, О.С. Иоффе, О.А. Красавчиков, А.А. Собчак, Ю.К. Толстой. Однако целостной концепции гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный правоохранительными органами, до настоящего времени не выработано, что обусловлено рядом обстоятельств как объективного, так и субъективного порядка.
Отсутствие единого подхода в науке гражданского права к разрешению указанных проблем негативно отражается на качестве законотворческой деятельности в Российской Федерации. Кроме того, правоприменительная практика свидетельствует о значительных сложностях, возникающих при рассмотрении споров, связанных с возмещением вреда, причиненного правоохранительными органами.
В связи с изложенным, исследование гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный правоохранительными органами, является важным и актуальным.
Цель исследования состоит в анализе института гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный правоохранительными органами, и разработке предложений по совершенствованию действующего законодательства, на основе анализа существующей законодательной базы и судебной практики теоретических и практических положений.
Автором исследования для достижения указанной цели поставлены следующие основные задачи исследования:
- проанализировать действующие и готовящиеся к принятию законодательные и иные нормативно-правовые акты, регулирующие гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный правоохранительными органами;
- исследовать эволюцию российского законодательства, регулирующего гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный правоохранительными органами;
- определить понятие гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный правоохранительными органами;
- проанализировать общие и специальные условия гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный правоохранительными органами;
- установить субъекты правоотношений по возмещению вреда, причиненного актами правоохранительных органов;
- выявить особенности порядка возмещения вреда, причиненного правоохранительными органами;
- разработать и обосновать предложения по совершенствованию законодательства в сфере возмещения вреда, причиненного правоохранительными органами.
Объектом исследования являются гражданско-правовые общественные отношения в сфере гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.
Предметом исследования выступают нормы гражданского законодательства, регулирующие гражданско-правовую ответственность за причинение вреда правоохранительными органами.
Методологическая основа исследования. Методологическую основу исследования составляют общенаучные и частнонаучные методы: исторический, формально-логический, сравнительно-правовой, структурно-системный и другие методы широко применяемые в гуманитарных науках.
В работе использованы философские категории формы и содержания, единичного и общего, явления и сущности, возможности и действительности,
количества и качества.
Теоретическую основу исследования составили труды российских ученых по гражданскому праву. В частности, использовались работы: Б.С. Антимонова, A.M. Беляковой, С.Н. Братуся, В.П. Грибанова, СЕ. Донцова, В,Г. Драганова, О.С. Иоффе, СИ. Истомина, А,Н, ЬСозырина, О.Э. Лейста, А.Л. Маковского, Н.С. Малеина, М.Н. Малеиной, В.А. Рясенцева, О.Н. Савицкого, В.М. Садикова, А.П. Сергеева, В.Т. Смирнова, Е.А. Суханова, В.А. Тархова, Ю.К, Толстого, В.А. Хохлова, СБ. Цветкова, A.M. Эрделевского и других ученых.
Практическая значимость исследования заключается в следующем: ы - осуществляется комплексное исследование юридической природы, понятия и условий гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда;
- подход, предложенный автором, позволяет сформулировать конкретные предложения по совершенствованию законодательства Российской Федерации, направленные на оптимизацию правового механизма возмещения ответственности за вред, причиненный незаконными действиями правоохранительных органов.
Информационную базу исследования составили материалы фе­деральных и территориальных органов государственной статистики Рос­сийской Федерации, нормативно-справочные материалы, наблюдения, результаты экспертного опроса, информационные ресурсы Интернет-порталов.
Структура работы определена кругом исследуемых проблем, ее целями и задачами. Работа состоит из введения, трех глав, объединяющих восемь параграфов, заключения, списка использованной литературы.


1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ВОПРОСОВ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ВРЕД, ПРИЧИНЕННЫЙ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫМИ ОРГАНАМИ

1.1 Историко-правовой аспект гражданско-правовой ответственности

Следует отметить, что институт имущественной ответственности за причинение вреда получил свое развитие еще в Киевской Руси. Первые нормы, регулирующие вопросы ответственности и защиты за причинение вреда содержались в Русской Правде - памятнике древнерусского права, где говорилось, что «сломавший копье или щит или испортивший одежду обязан был возместить стоимость испорченной вещи» . В это же время появляется первое упоминание и о компенсации морального вреда. Хотя самого понятия морального вреда в нормах Русской правды, как и в других, более поздних источниках права не встречалось, однако его элементы можно обнаружить при исследовании системы мер наказания того времени.
В последующие периоды развития древнерусского государства, ответственность за причинение вреда существенно не менялась, так как все вопросы ответственности из причинения вреда рассматривались только в рамках уголовного права.
Только со второй половины VI века в древнерусском праве появились первые элементы имущественной ответственности за причинения вреда. Но это было связано с размером вреда и положением в обществе потерпевшего; к виновному применялись меры уголовные наказания: битье кнутом, арест на различные сроки, либо денежные возмещения в пользу оскорбленного, что касается взыскания денежной суммы, то оно применялось как самостоятельный, так и дополнительный вид наказания. То есть, если виновное лицо не могло выплатить потерпевшему денежную компенсацию, к нему применялись физические наказания. Это положение было закреплено в § 91 Соборного Уложения 1649 г. глава X «О суде» [1, с.7-25].
Таким образом, можно сделать вывод, что в тот период законодатель стал уделять внимание возмещению материального ущерба в пользу потерпевшего. И оно признавалось, чуть ли не главной целью наказания.
Дальнейшее развитие древнерусского права привело к появлению новой отрасли права - гражданского права, и одного из его важнейших институтов -обязательств из причинения вреда. Впервые нормы гражданского права, регулирующие вопросы возмещения вреда, нашли свое отражение в т. X Свода законов Российской Империи, принятом в январе 1835 года. Но суть исходных положений, сформулированных в Своде законов, сводилась к тому, что обязательства по возмещению вреда возникали только в силу правонарушения. При этом вред, причиненный потерпевшему, должен быть причинен виновно, лишь в этом случае потерпевший имел право на имущественную компенсацию вреда. В некоторых случаях имущественная компенсация могла наступать одновременно с уголовным наказанием, в других она могла наступить и отдельно. Виновное лицо должно было возместить вред и все убытки, наступившие вследствие неправомерных действий виновного, при этом эти действия не считались преступлением [2,с.103]. Эти положения Свода законов действовали в России вплоть до 1917 года.
Политическая ситуация в нашей стране в 1917 году внесла существенные изменения в государственную и правовую систему. Законодательство буржуазного строя заменилось «пролетарским». 31 октября 1922 г. впервые в истории отечественного законодательства был принят Гражданский кодекс РСФСР [3,], в котором, обязательства из причинения вреда были выделены в отдельную главу - «Обязательства, возникающие вследствие причинения другому вреда». Из данного определения следует, что вред мог быть причинен только физическому лицу. В частности ст. 403 ГК гласила: «Причинивший вред личности или имуществу другого обязан возместить причиненный вред. Он освобождается от этой обязанности, если докажет, что не мог предотвратить вреда, либо был управомочен на причинение вреда, либо что вред возник вследствие умысла или грубой неосторожности самого потерпевшего».
Данная статья устанавливала общие положения об ответственности причинившего вред за результаты своих действий. Следует обратить внимание на то, что упоминание ст. 403 о вреде, причиненном личности, понималось исключительно как такое повреждение здоровья, работоспособности, подрыв служебного или общественного положения и других личных свойств и отношений, в результате которого, наступило ухудшение имущественного положения - утрата заработка, расходы на лечение, переезд и тому подобное. Возмещение морального вреда в то время не предусматривалось. По такому пути шла и судебная практика. Ответственность наступала лишь при наличии причинной связи между наступившим вредом и действиями лица обязанного. Причем действия лица причинившего вред могли быть результатом как положительного активного поведения (действия), так и пассивного (бездействия). Статья 403 ГК РСФСР была построена на презумпции ответственности, возникающей в силу причинной связи.
Исходя из положений ст. 403 ГК РСФСР не несло ответственности за причиненный вред лицо, управомоченное на такое причинение. Указание ст. 403 ГК 1922 года на улравомоченность причинения вреда имело в виду те случаи, когда причинение вреда не только являлось результатом правомерной деятельности причинившего, но и входит составной частью в само содержание его права. При этом не имело значение, принадлежало ли это право причиняющему вред в его личных интересах (например, право на самооборону) или предоставлено в силу его служебных обязанностей, как должностное полномочие (право задержания, право обыска со взломом хранилищ и другое). Наряду с этим в ст. 407 ГК РСФСР 1922 года впервые было закреплено положение о возмещении вреда, причиненного неправомерными служебными действиями должностных лиц, причем имущественная ответственность могла наступить лишь в случаях особо указанных в законе, и если неправомерность действий должностного лица будет признана соответствующим административным или судебным органом. Что касается учреждения, то оно освобождалось от ответственности, если потерпевший своевременно не обжаловал неправильного действия. Как видно ст. 407 ПС РСФСР устанавливала ответственность учреждений, то есть тех юридических лиц, которые не являлись объединениями физических лиц, а лишь такого рода учреждений как государственные и частные. Закон имел здесь в виду не противопоставление учреждения, как выделенного и персонифицированного имущества, объединению лиц, а противопоставление государственного учреждения, как составной части государственного аппарата, юридическим лицам негосударственным, так и государственным предприятиям. Сужение ответственности учреждений было произведено исключительно из соображений, имевших в виду ответственность и интересы государства; все «особые законы», существовавшие в развитие ст. 407 ГК РСФСР, устанавливали ответственность государства, а законов, устанавливающих ответственность каких-либо частных или общественных учреждений, не существовало, полная же их безответственность была бы совершенно непонятна [4].
Физическое лицо (гражданин) осуществляло принадлежащее ему право по своему усмотрению, однако закон того времени определял границы этой свободы. Так, например, возмещение за причиненный вред состояло в восстановлении прежнего состояния, а в случаях, если такое восстановление было невозможно - в возмещении причиненных убытков (ст. 410 ГК РСФСР).
Определяя размер вознаграждения за вред, суд во всех случаях должен
был принимать во внимание имущественное положение потерпевшего и причинившего вред (ст. 411 ГК РСФСР). В силу данной статьи недопустимо было автоматическое присуждение возмещения в размере действительно понесенных убытков; последний являлся лишь максимальной границей, в пределах которого возмещение устанавливалось судом.
Вместе с тем, проведенный анализ положений ГК РСФСР 1922 года показал, что институт по возмещению вреда не в полной мере регулировал некоторые основания, при наличии которых наступала ответственность за причинения вреда. Многие положения в рассматриваемом аспекте остались без законодательного урегулирования. Так, например, как должны были разрешаться вопросы о возмещении вреда, причиненного в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости и другие? Гражданский кодекс 1922 года не содержал в себе и нормы, устанавливающей ответственность за вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, что, на наш взгляд, являлось существенным пробелом правового регулирования в сфере возмещения вреда.
8 декабря 1961 года были приняты Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик [5], в котором также нашли свое отражения нормы, регулирующие обязательства, возникающие вследствие причинения вреда. Детально регламентировала данные отношения глава 12 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик «Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда». Важным шагом явилось установление ответственности за вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Так, ч. 2 ст. 89 Основ провозглашала: «За вред, причиненный неправильными служебными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, соответствующие государственные органы несут имущественную ответственность в случаях и пределах, специально предусмотренных законом».
В связи с принятием в 1964 году нового Гражданского кодекса РСФСР[6], институт, обязательств, возникающих вследствие причинения вреда, был расширен нормами, ранее не содержащимися в ГК РСФСР 1922 года. Наряду с этим необходимо особо подчеркнуть, что помимо Гражданского кодекса РСФСР в то время действовали и различные правовые акты, также регулирующие вопросы ответственности за причинения вреда[7].
Исследуемые нами обязательства не были обойдены вниманием законодателя и в ныне действующем Гражданском кодексе РФ[8]. Детально регламентирует данные отношения глава 59 ГК «Обязательства вследствие причинения вреда». Многие положения исследуемого нами института были воспроизведены из ранее действующего Гражданского кодекса, но одновременно с этим им было предусмотрено немало новых правил. Так, в частности, в отличие от ГК 1964 года новый Кодекс предусматривает детальную регламентацию отношений, связанных с компенсацией морального вреда (ст. 1098-1100 ГК РФ).
Как следует из изложенного, становление института ответственности за причинение на территории России вреда происходило в течение нескольких тысячелетий.
Можно сделать вывод о том, что первые нормы, регулирующие вопросы возмещения вреда, отмечались своей фрагментарностью, это проявляется, прежде всего, в том, что они содержались в различных правовых актах, в то время еще не существовало как такового института ответственности за причинения вреда. Лишь дальнейшее развитие древнерусского права привело к появлению новой отрасли права - гражданское право, и одного, из его
важнейших институтов - обязательства из причинения вреда. Впервые нормы данного института, нашли свое отражение в Своде Законов Российской Империи от 1835 года.
Важным этапом в развитии гражданского права для стабилизации и дальнейшего развития института из причинения вреда явилось принятие нового Гражданского кодекса (введенного в действие в 1995-1996 гг.). Значение Гражданского кодекса Российской Федерации для стабилизации и дальнейшего развития отношений в гражданском обороте обусловлено тем, что:
-во-первых, произошло расширение сфер правового регулирования имущественных и связанных с ними неимущественных правоотношений. Так, например, появились нормы, предусматривающие компенсацию за причинение морального вреда;
-во-вторых, если ранее многие вопросы данного института находили свое закрепление в подзаконных актах, в судебной практике, то теперь они нашли свое закрепление на уровне закона. Следует отметить, что обязательства из причинения вреда в основном урегулированы в кодификационных актах;
-в-третьих, дальнейшее правовое закрепление получили гарантии прав и интересов граждан и организаций, которым был причинен вред;
-в-четвертых, к гарантийно-компенсационным мерам добавились воспитательно-предупредительные меры воздействия. (Ст. 1065 ГК РФ).
Следует сказать, что Гражданский кодекс Российской Федерации играет важную роль в защите прав и интересов граждан и юридических лиц, которым был причинен вред.
Как видно, развитие законодательства по исследуемой нами проблеме происходило с учетом принципа преемственности, когда основные положения, сложившиеся по возмещению ущерба не уменьшались, а происходило дальнейшее их развитие.


1.2 Понятие гражданско-правовой ответственности за вред, причинённый правоохранительными органами

Пункт 1 ст. 1070 ГК: "Вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны РФ, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта РФ или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда". Приведенная норма, исходя из сопоставления действующего законодательства и судебной практики, нуждается в частичной корректировке.
Статья 1070 ГК является специальной нормой по отношению к ст. 1069 ГК, поскольку ст. 1069 ГК посвящена ответственности за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, а ст. 1070 устанавливает особый режим возмещения вреда, причиненного незаконными действиями определенных государственных органов: органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.
Особенность п. 1 ст. 1070 ГК состоит не только в перечне органов, которые способны причинить вред, но и в установлении конкретных действий этих органов. Также в данной норме указывается па то, что потерпевшим может являться лишь гражданин, за исключением случая незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, когда потерпевшим является юридическое лицо (ранее, до внесения изменений ФЗ от 9 мая 2005 г. N 45-ФЗ потерпевшим по п, 1 ст. 1070 ГК мог являться лишь гражданин). Ответственность по п. 1 ст. 1070 ГК наступает независимо от вины должностных лиц перечисленных органов. Такой принцип объясняется представителями науки гражданского права объективными и субъективными причинами: деятельность правоохранительных органов объективно носит вредоносный характер в том смысле, что таит в себе скрытую опасность причинения вреда невиновным лицам; в роли деликвента в данном случае выступают правоохранительные и судебные органы, что во многом осложняет проблему доказывания их вины, особенно в тех случаях, когда незаконные действия одновременно или последовательно совершаются должностными лицами нескольких из них .
В п. 1 ст. 1070 ГК дан исчерпывающий перечень актов правоохранительных органов и суда, незаконность которых может привести к возникновению обязательства вследствие причинения вреда независимо от вины должностных лиц. Перечисленные в п. 1 ст. 1070 ГК акты власти связаны с уголовным и административным преследованием и, следовательно, являются наиболее вредоносными среди действий должностных лиц. Наиболее серьезные последствия может вызвать незаконное осуждение, связанное с применением такой меры наказания, как лишение свободы. Вред в таких случаях наносится как самой личности потерпевшего (ухудшение здоровья, моральный вред), так и его имущественным интересам. Потерпевший лишается работы и, как следствие, заработка. Зачастую после оправдания и реабилитации его способность к труду также уменьшается. Даже если приговор не предусматривает в виде наказания лишение свободы, то сам факт вынесения обвинительного приговора является суровым испытанием для личности, вызывает глубочайшие эмоциональные переживания, "очерняет" человека перед обществом. Незаконное осуждение может произойти лишь в результате деятельности суда.
Привлечение к уголовной ответственности связано с осуществлением уголовного преследования. Пункт 55 ст. 5 УПК РФ: "Уголовное преследование - процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления". Незаконное привлечение к уголовной ответственности является результатом действий субъектов стороны обвинения в уголовном процессе (ст. 1070 ГК относится лишь к должностным лицам государства). Привлечение к уголовной ответственности с позиции УПК означает приобретение гражданином статуса обвиняемого, а уголовное преследование может быть направлено и против подозреваемого. ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершение преступлений" отождествляет правовое положение подозреваемых и обвиняемых, находящихся в изоляторах временного содержания и следственных изолятора. Эти лица имеют равные права и несут одинаковые обязанности исходя из п. 1 ст. 17 данного закона. Часть 1 ст. 133 УПК: "Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора, суда".
М. обратился в суд с иском к Минфину РФ, МВД РФ и УВД Архангельской области о взыскании денежной компенсации морального вреда, причиненного в результате возбуждения в отношении его уголовного дела, которое было прекращено за отсутствием состава преступления, чем ему причинены нравственные страдания, связанные с процедурой возбуждения дела, следственными действиями, длительностью расследования. Решением районного суда в иске отказано. Президиум областного суда отменил решение но следующим основаниям. Судом было установлено, что истец был привлечен в качестве подозреваемого по делу, возбужденному в отношении него 13 апреля 2005 г. пост. 186ч. 1 УК. 16 декабря 2005 г. уголовное дело в отношении истца было прекращено по п. 2 ст. 24 УПК за отсутствием в его действиях состава преступления, т.е. по основаниям, которые в соответствии со ст. 133 УПК дают право на реабилитацию. В соответствии со ст. 136 УПК иски о компенсации морального вреда в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства. Отказывая истцу в удовлетворении его требований, суд пришел к выводу, что М. не считается с позиции уголовно-процессуального закона лицом, привлеченным к уголовной ответственности, т.к. он не был привлечен в качестве обвиняемого и что в отношении него не избиралась мера пресечения, поэтому законных оснований для возмещения морального вреда не имеется. При этом суд руководствовался п. 1 ст. 1070 ГК. Между тем, принимая такое решение, суд не учел, что п. 2 ст. 1070 ГК предусмотрена гражданско-правовая ответственность за причиненный гражданину вред, который не повлек последствий, указанных в п. 1 ст. 1070 ГК. При этом возмещение вреда производится по ст. 1069 ГК. Разрешая спор, суд не дал правовой оценки доказательствам с точки зрения возможности применения п. 2 ст. 1070 ГК, ст. 1069 ГК, поэтому постановленное судебное решение не может быть признано законным и подлежит отмене [9]. В данном деле возмещение вреда стоило бы производить по п. 1 ст. 1070 ГК, а не по п. 2, т.е. по ст. 1069, однако формулировка п. 1 ст. 1070 этого не позволяет. В п. 1 ст. 1070 ГК "незаконное привлечение к уголовной ответственности" следует переформулировать на "незаконное уголовное преследование" в целях уравнения в правах подозреваемого и обвиняемого и наилучшего обеспечения прав человека, ведь и ст. 133 УПК использует понятие "уголовное преследование".
Заключение под стражу - вид меры пресечения (ст. 98 УПК РФ), применяемый лишь по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 2 лет (при наличии определенных в УПК обстоятельств и до 2 лет) при невозможности применения более мягкой меры пресечения (ст. 108 УПК РФ). Следовательно, причинителем вреда при незаконном избрании меры пресечения в виде заключения под стражу являются судебные органы. Набор негативных последствий для заключенного под стражу почти столь же велик, как и для осужденного к лишению свободы.
Анна обратилась в суд с иском к МВД РФ, Минфину РФ, Управлению федерального казначейства по Пермской области о компенсации морального вреда, о возмещении расходов на оплату услуг представителя, указав, что была незаконно задержана по подозрению в совершении преступления, содержалась в изоляторе временного содержания в течение 3 дней. Решением Нытвепского районного суда ей отказано в удовлетворении иска. Определением судебной коллегии по гражданским делам кассационная жалоба оставлена без удовлетворения. Определением президиума областного суда решение и определение отменены. Отказывая в удовлетворении требований, суд руководствовался п. 1 ст. 1070 ГК. Поскольку при рассмотрении дела было установлено, что обвинение истице не предъявлялось, мера пресечения в виде заключения под стражу и подписки о невыезде не избиралась и производство по уголовному делу было прекращено в связи с отсутствием состава преступления, суд сделал вывод об отсутствии законных оснований для удовлетворения иска. Суд указал, что перечень незаконных действий (п. 1 ст. 1070) расширительному толкованию не подлежит, требования основаны именно па п. 1 ст. 1070, 1100 ГК, какие-либо другие действия правоохранительных органов, не повлекшие последствий, предусмотренных п. 1 ст. 1070 ГК, ею не оспаривались. Данное суждение сделано судом без учета ряда норм международного права, Конституции РФ и законодательных актов РФ, а также искового заявления. В Постановлении [10] (Приложение А) и Определении [11] Конституционный Суд выразил правовую позицию, в соответствии с которой применительно к обеспечению конституционных прав граждан понятия "задержанный", "обвиняемый", "предъявление обвинения" должны толковаться в их конституционно-правовом, а не в более узком смысле, придаваемом им УПК, и указал, что в целях реализации конституционных прав граждан необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование. Положение лица, задержанного в качестве подозреваемого и помещенного в условия изоляции, по своему правовому режиму, степени ограничений и претерпеваемых в связи с этим ущемлений тождественно положению лица, в отношении которого содержание под стражей избрано в качестве меры пресечения. Следовательно, и вред, причиненный незаконными действиями органов, должен возмещаться независимо от вины должностных лиц не только в прямо перечисленных в п. 1 ст. 1070 ГК случаях, но и тогда, когда вред причиняется в результате незаконного задержания в качестве подозреваемого [12]. По поводу задержания имеется и другая точка зрения: если вред причинен в результате незаконного задержания в качестве подозреваемого, ареста имущества, задержания граждан в административном порядке и других незаконных действий органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры, он возмещается в порядке ст. 1069 ГК [13]. Но большинство авторов обоснованно придерживаются мнения, что в результате незаконного задержания ответственность наступает по ч. 1 ст. 1070.
Избрание в отношении гражданина такой меры пресечения, как подписка о невыезде, наименее вредоносно из приведенного перечня властных проявлений государства. Вред а таких случаях может выражаться в препятствиях к осуществлению нормальных трудовых или предпринимательских функций при условии, что эти функции связаны с командировками, ограничениями в личной жизни, затруднением в общении с иногородними родственниками,, сужением возможности выбора мест отдыха.
Административный арест как вид административного взыскания по набору последствий схож с заключением под стражу. Однако вредоносный характер административного ареста во многом нивелируется скоротечностью применения такой санкции, так как максимальный срок ареста -30 суток (ст. 3.9 КоАП РФ [14] ).
Статья 3.12 КоАП: "Административное приостановление деятельности заключается во временном прекращении деятельности лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, юридических лиц, их филиалов, представительств, структурных подразделений, производственных участков, а также эксплуатации агрегатов, объектов, зданий или сооружений, осуществления отдельных видов деятельности (работ), оказания услуг. Административное приостановление деятельности устанавливается на срок до девяноста суток". Незаконное приостановление деятельности способно причинить значительный материальный ущерб субъекту предпринимательской деятельности, а иногда и обществу. Как видно из определения, административное приостановление деятельности может применяться не только к юридическим лицам, но и к иным субъектам предпринимательской деятельности. Поэтому в п. 1 ст. 1070 ГК следует вместо "юридического лица" записать "субъект предпринимательской деятельности".
Норма п. 1 ст. 1070 ГК РФ, по существу, воспроизводит ст. 447 ГК РСФСР 1964 г. и п. 2 Указа [15] от 18 мая 1981 г., что вызвало в юридической литературе критику. Есть мнение, что законодатель должен был бы отказаться от попытки дать какой-либо перечень незаконных актов правоохранительных органов и суда, так как многие действия этих органов (например, незаконное проведение обыска, незаконное применение принудительных мер медицинского характера, незаконное задержание подозреваемого и др.) вообще не попали в этот перечень. "Самым оптимальным решением данного вопроса был бы полный отказ законодателя от попытки дать какой-либо перечень незаконных актов правоохранительных органов и суда и указание на то, что ответственность по ст. 1070 ГК наступает за любые незаконные действия этих органов" [16]. По мнению Л. Бойцовой, ответственность государства независимо от вины причинителя должна быть расширена и наступать во всех случаях признания неправомерности действий органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры [17].
Стоит согласиться с позицией, в соответствии с которой случай п. 1 ст. 1070 ГК имеет специфику: в перечисленных случаях признание действий (бездействия) незаконными в судебном или ином порядке, как правило, не осуществляется, так как это происходит в силу объективных причин - вынесения оправдательного приговора, прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям и т.д., то есть установления вины должностных лиц в нарушении правил уголовного производства не происходит, действия правоохранительных органов и суда могут быть законными на момент их совершения, но незаконными в конечном итоге [18]. "Законодатель - в целях обеспечения общеправового принципа справедливости и достижения баланса конституционно защищаемых ценностей и целей - вправе установить в порядке исключения возмещение государством вреда независимо от вины должностных лиц (п. 1 ст. 1070 ГК)" [19].
Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных законом (п. 1 ст. 1070 ГК РФ), возмещается на общих основаниях, т.е. в соответствии со ст. 1069 ГК.
УПК устанавливает право любых лиц, незаконно подвергнутых мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу, а также лиц, к которым были незаконно или необоснованно применены принудительные меры медицинского характера, на возмещение вреда независимо от вины должностных лиц (п. 2 и 3 ст. 133 УПК). "Пункт 1 ст. 1070 ГК должен быть приведен в соответствие со ст. 133 УПК" [20]. Думается, что п. 1 ст. 1070 ГК должен касаться лишь тех лиц, против которых направлено уголовное преследование. В литературе предлагается внести изменения в ч. 3 ст. 133 УПК: "Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе привлечения к уголовной ответственности" [21]; "Любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу, имеет право на возмещение вреда в порядке, предусмотренном гражданским законодательством" [22]. Эти предложения вполне обоснованны, так как подразумевают, что особый порядок возмещения вреда действует лишь в отношении тех лиц, которые являются подозреваемыми или обвиняемыми по данному делу, а для остальных действует общий порядок (ст. 1069 ГК). Принудительные меры медицинского характера целесообразно включить в перечень действий п. 1 ст. 1070 ГК.
Исходя из вышеприведенных рассуждений, сформулируем новое изложение пункта 1 статьи 1070 ГК: "Вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного уголовного преследования, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного задержания, незаконного применения мер медицинского характера, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный субъекту предпринимательской деятельности в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны РФ, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта РФ или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда".
1.3. Общие и специальные условия гражданско-правовой ответственности правоохранительных органов

В юридической литературе утвердилось мнение, согласно которому основанием гражданско-правовой ответственности становится гражданское правонарушение, состав которого образуется совокупностью условий, необходимых для привлечения к гражданско-правовой ответственности. В соответствии со ст. 53 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.
Обязательства возмещения вреда в данном случае носят внедоговорный характер, т.е. возникают не из договора, а из самого причинения вреда, иначе их называют "деликтными обязательствами". Основанием ответственности, которая наступает вследствие причинения вреда, является сам деликт, т.е. правонарушение, которое причиняет вред личности или имуществу определенного лица, поэтому деликтные обязательства во всех случаях их возникновения необходимо рассматривать как меру гражданско-правовой ответственности.
Субъектами обязательства выступают потерпевший и лицо, ответственное за причинение вреда, и, как правило, не состоящие в договорных отношениях. Потерпевший, то есть тот, кому причинен вред, выступает в этом обязательстве в качестве кредитора, а ответственный за причинение вреда (чаще всего сам причинитель), - в качестве должника. Ответственность правоохранительных органов относится к числу специальных случаев деликтной ответственности и регулируется статьями 1069-1071 главы 59 Гражданского Кодекса Российской Федерации, а нормы, содержащиеся в указанных статьях, принято называть правилами о специальном деликте - вреде, причиненном, государственными органами. Основаниями для выделения данного случая причинения вреда в особый деликт служат особенности применения к нему как общих условий деликтной ответственности, так и ряда специальных условий, которые дополнительно установлены законом.
Рассмотрим общие условия деликтной ответственности за вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) правоохранительных органов, их должностными лицами. К ним относятся:
1. Причинение вреда, которое является обязательным условием ответственности по деликтным обязательствам, так как если нет вреда, следовательно, нет и ответственности и нечего возмещать. Вред может быть причинен как материальный (имущественный), так и моральный (неимущественный).
2. Противоправность поведения причинителя вреда, представляет собой действие или бездействие, нарушающее нормы права и субъективное право потерпевшего.
Действие считается противоправным, если оно нарушает предписание или запрет, установленное нормами объективного права. Например, нарушение запрета похищать или уничтожать чужое имущество рассматривается нормами и уголовного и гражданского права как действие противоправное.
Бездействие является противоправным, если предусмотренная нормой права обязанность добровольно не исполняется лицом, на которое она возложена, вследствие чего кому-либо причиняется вред.
Как действие, так и бездействие своим конечным результатом должно иметь причинение вреда потерпевшему, если же вреда не будет, то если рассматривать с точки зрения деликтной ответственности, такое действие будет юридически безразличным. Например, угроза убийством - является действием общественно опасным и уголовно наказуемым, но в связи с тем, что имущественный вред не причиняется, нормы гражданского права о возмещении вреда в этом случае применятся, не будут. В гражданском законодательстве предусмотрены такие обстоятельства, которые исключают отнесение отдельных действий причинителя вреда к числу противоправных и, несмотря на причинение вреда потерпевшему, такие действия рассматриваются как правомерные или юридически безразличные. Например, действия по осуществлению права и исполнению обязанностей.
Особенность противоправности в рассматриваемой области и, особенно в сфере деятельности правоохранительных органов и суда, заключается также и в том, что действие соответствующего органа или должностного лица на момент их совершения могут формально отвечать всем требованиям закона но, в конечном счете, оказаться незаконными. Например, следователь, который занимается расследованием уголовного дела, мог иметь все основания для вынесения определения о заключении лица под стражу. Но если впоследствии это лицо окажется невиновным, то эти действия должны быть признаны незаконными.
3. Причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом, которая в сою очередь является обязательным условием наступления ответственности государства за вред, причиненный государственными органами, выражается в том что, во-первых, неправомерные действия предшествуют наступившему вреду во времени, во-вторых, неправомерные действия порождают наступивший вред.
Иными словами незаконные действия одних должностных лиц, способствуют этим действиям со стороны других, отсутствие должного контроля со стороны третьих и все это приводит к тому, что очень трудно установить, чье конкретно поведение привело к причинению вреда. Следовательно, можно сделать вывод, что материальным основанием наступления ответственности правоохранительных органов являются противоправные виновные действия (решения) или бездействие органов власти (должностных лиц) при осуществлении ими своих задач и функций, приведшие к причинению вреда, материального и морального.
Причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом должна быть установлена в судебном порядке. Если определенное следствие вызвано взаимодействием многих причин, то суд обязательно должен выявить, какое именно действие следует признать необходимой причиной, а какое случайной причиной, что имеет немаловажное значение.
4. Вина причинителя вреда. Исходя из смысла ст. 401 ГК РФ лицо признается виновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно не приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Вина может выступать в форме умысла или неосторожности.
Под умыслом понимается предвидение вредных последствий противоправного поведения и желание (прямой умысел) или сознательное допущение их наступления (косвенный умысел). Однако в рассматриваемой сфере, как правило, вред причиняется по неосторожности, которая может выражаться в отсутствии при определенных обстоятельствах внимательности, предусмотрительности, заботливости, небрежности и т.п. Так, вина должностных лиц при принятии незаконного решения, и особенно когда это решение принимается коллегиально, может пониматься достаточно широко, так как в большинстве случаев незаконность акта свидетельствует о вине лиц, которые приняли этот акт.
Законом предусмотрены условия возмещения вреда, исключающие вину причинителя вреда и (или) противоправный характер его поведения (п. 2, 3 ст. 1064 ГК РФ), и оценивается юристами как ответственность, либо как способ распределения возникших неблагоприятных последствий. Так, ответственность вследствие причинения вреда в состоянии крайней необходимости возникает при наличии вреда, непротивоправного поведения и причинной связи между непротивоправным поведением и наступившим вредом.
Кроме того, законодательство не всегда определяет вину в качестве необходимого условия ответственности за причинение морального вреда.
Так, статьей 1070 ПК РФ установлено, что компенсация вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях когда: вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста.
А.П. Кун заметил: "в основе такого подхода лежат как объективные, так и субъективные причины: с одной стороны, деятельность правоохранительных органов объективно носит вредоносный характер в том смысле, что таит в себе скрытую опасность причинения вреда невиновным лицам, например, в связи с возможностью применения мер принуждения на ранних стадиях дознания и следствия; с другой стороны, учитывается, что в роли деликвента в данном случае выступают правоохранительные и судебные органы, что во многом осложняет проблему доказывания их вины, особенно в тех случаях, когда незаконные действия одновременно или последовательно совершаются должностными лицами нескольких из них" [23, с. 218].
К случаям причинения вреда незаконными действиями (бездействием) органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда законодательство устанавливает также специальные условия наступления ответственности.
Далее автор считает необходимо установить, какие специальные условия необходимы для наступления ответственности в рассматриваемом деликте.
Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, предусмотрены в ст. 1070 ГК РФ. Данная статья содержит нормы, которые можно рассматривать как специальные по отношению к общей норме, упомянутой в ст. 1069 ГК. Она содержит специальный состав, специальные презумпции и рассчитана на особые случаи причинения вреда незаконными действиями органов власти и их должностных лиц гражданину. Не трудно предположить, что в ней сфокусировано внимание на тех ситуациях, в которых положение гражданина наиболее уязвимо, и, соответственно, риск причинения вреда органами власти и их должностными лицами наиболее велик.
В п. 1 статьи 1070 ГК РФ содержится исчерпывающий перечень органов государственной власти (дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда), а также исчерпывающий перечень их незаконных действий, являющихся причиной вреда. Действия квалифицируются как незаконное осуждение, незаконное привлечение к уголовной ответственности, незаконное применение в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконное наложение административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.
Для перечисленных в статье специальных деликтов устанавливается ответственность независимо от вины причинителя вреда, при одном исключении. Если вред причинен при осуществлении правосудия, применяется презумпция невиновности судьи, т.е. его вина должна быть доказана в суде, а приговор - вступить в силу.
Все остальные случаи причинения вреда гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности перечисленных органов, согласно п. 2 комментируемой статьи, подлежат регулированию на основании положений ст. 1069 ГК, которая опирается на общий состав, устанавливающий ответственность за виновные действия.
При этом к специальным условиям применения п. 1 ст. 1070 ГК РФ относят следующие:
• Вред должен быть причинен гражданину незаконным осуждением (ст. 296, 299 УПК РФ), незаконным привлечением его к уголовной ответственности (ст. 171, 172 УПК РФ), или незаконном применении к нему в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде (ст. 102, 108 УПК РФ), либо незаконном наложением на гражданина административного взыскания в виде административного ареста (ст. 3.9 КоАП РФ).
• Должностное лицо, применяя вышеуказанные меры, обязано находится при исполнении своих служебных обязанностей, т.е. выполнять свои функции по производству дознания, предварительного следствия или отправлению правосудия. Обязательность нахождения должностного лица при исполнении служебных обязанностей имеет важное значение, так как, например: судья не может вершить правосудие находясь вне рабочей обстановке и не при исполнении служебных обязанностей, предварительное следствие также должно производиться определенным кругом лиц по определенному производству и при исполнении служебных обязанностей.
• Третьим условием наступления ответственности по п. 1 ст. 1070 ГК РФ является наличие документа, на основании, которого гражданин реабилитирован (оправдательный приговор суда, постановление следователя и т.п.).
В соответствии с п. 1 ст. 1070 ГК РФ потерпевшим может быть только гражданин. Если во время судебного разбирательства или во время отбытия наказания он умер, то право требовать возмещения вреда переходит к его наследникам.
Между тем ч. 1 ст. 151 ГК РФ, Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г., № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" предусмотрена компенсация морального вреда (Приложение Б).
После рассмотрения специальных условий предусмотренных п. 1 ст. 1070 ГК РФ возникает вопрос, почему же в перечень незаконных действий не входят, например такие действия, как незаконное задержание, незаконный привод обвиняемого, отст........




Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.