Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Российский страховой рынок до появления на нем иностранных страховщиков. Иностранные страховые компании на рынке страхования жизни. Рынок перестрахования. Иностранное страхование в СССР. Роль иностранного страхования в развитии экономики России.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Банковское дело. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


47
План
Введение
Глава 1. Иностранное страхование в Российской Империи
1. Российский страховой рынок до появления на нем иностранных страховщиков. Первые иностранные страховые компании. Иностранные страховые компании на рынке страхования жизни
2. Иностранные страховщики на рынке перестрахования
Глава 2. Иностранное страхование в СССР
Глава 3. Иностранные страховые компании в России на современном этапе
Глава 4. Роль иностранного страхования в развитии экономики России
Заключение
Список использованной литературы
Приложения
Приложение 1
Приложение 2
Приложение 3
Введение

Данная работа посвящена истории иностранного страхования в России. Изучение развития иностранного страхования, его роли в развитии российского страхового рынка и экономики России очень актуально. В настоящее время во всем мире ускоренными темпами развиваются интеграционные процессы во всех областях межгосударственных отношений. Страхование является одной из важнейших составляющих финансовой системы страны, оно не может исключаться из процесса глобальной экономической интеграции, страховой рынок России не может развиваться изолированно от международного рынка страховых услуг, от страховых рынков других стран. Развитие страхового рынка России исторически протекало под влиянием множества факторов, среди которых немаловажное место занимает иностранное страхование. Присутствие на развивающемся страховом рынке иностранных страховых компаний оказало определенное воздействие на формирование современного российского рынка страховых услуг. С этой позиции изучение иностранного страхования приобретает все большее значение. Изучение истории развития иностранного страхования в России позволяет проследить эволюцию взаимоотношений между российскими и иностранными страховщиками на протяжении различных этапов развития страхования в России, и, следовательно, поможет понять и проанализировать некоторые современные проблемы страхового рынка и подсказать возможные пути их решения.
История иностранного страхования в России насчитывает не одно столетие - практически столько же, сколько развитие страхования в целом. За двухсотлетний период совместного развития - с момента появления в нашей стране иностранных страховых обществ до сегодняшнего дня, взаимоотношения между российскими и зарубежными страховщиками непрерывно менялись, развивались, становились все более тесными. Развитие иностранного страхования в России не было однообразным - периоды оживленного роста сменялись относительным затишьем, в течение различных этапов менялось и отношение российских страховщиков и населения России к «иностранцам» на страховом рынке. Тем более интересным становится изучение иностранного страхования на современном этапе.
Особую актуальность изучение истории иностранного страхования приобретает в свете предстоящего вступления России в ВТО. Сейчас происходит активизация интереса иностранных страховщиков к рынку страхования в России, история развития иностранного страхования вступает в следующий период. Вступление России во Всемирную Торговую Организацию - это еще один шаг на пути вхождения в мировое экономическое сообщество. Одним из условий, необходимых для вступления в ВТО является снятие ограничений на деятельность иностранных страховщиков на территории Российской Федерации. Это очень спорный вопрос, среди российских страховщиков нет единого мнения о том, в какой степени можно отменить ограничивающие условия, и изучение истории взаимоотношений России с иностранными страховщиками способствует разрешению этого вопроса.
Изучение истории развития иностранного страхования в России, проблем, встававших на протяжении периода развития, позволит избежать многих ошибок. Анализ пройденного пути поможет дальнейшему развитию. Взгляд в прошлое помогает построить будущее. Изучение истории развития иностранных страховых компаний в России полезно, не говоря уже о том, что это просто интересно.
Глава 1 Иностранное страхование в Российской Империи

1. Российский страховой рынок до появления на нем иностранных страховщиков. Первые иностранные страховые компании

Начало страхования в России относится к середине XVIII века, когда в Санкт-Петербурге впервые появляются филиалы иностранных страховых обществ. До конца XVIII века страхование в России развивалось медленно, потребности в страховой защите рисков покрывались услугами иностранных страховых компаний. Кроме Санкт-Петербурга общество взаимного страхования существовало (с 1765г.) только в Риге. Но даже в Санкт-Петербурге во второй половине XVIII века значительная часть аристократии страховалась за границей. 28 июня 1786г. Екатерина II издала Манифест об учреждении Государственного Заемного Банка, который запрещал страховать имущество в иностранных страховых компаниях: ”Запрещаем всякому в чужие государства дома или фабрики здешние отдавать на страх и тем выводить деньги во вред и убыток государственный”. Это была первая попытка создания государственной монополии на страхование. Все дальнейшее развитие страхового рынка России пройдет в постоянном ограждении национального страхования от иностранной конкуренции. Но необходимо отметить, что в конце XVIII века принцип государственной страховой монополии потерпел неудачу и страховые организации, созданные по приказу русского правительства (Государственная страховая экспедиция, Страховая Контора при Ассигнационном Банке, общества взаимного страхования под контролем государства) не получили дальнейшего развития и были упразднены спустя определенный промежуток времени после их учреждения.
В начале XIX века в Санкт-Петербурге было учреждено агентство английского страхового общества «Феникс». Его главными клиентами были купцы и бароны из прибалтийских земель. Купцы вели заморскую торговлю, связанную с повышенным риском, что обусловливало их интерес к деятельности «Феникса». Более 70% всех страховых договоров, заключенных в «Фениксе», были подписаны с нерезидентами. Это агентство активно занималось расширением проводимых видов страхования, и в то же время готовило почву для создания совместного англо-российского страхового общества «Санкт-Петербург и Феникс». «Феникс» просуществовал около 2 десятилетий и за это время завоевал доверие страхователей и добился устойчивых доходов. Но в связи с учреждением в 1827 году «Первого российского страхового от огня общества» и предоставления ему 20-летней привилегии на право проведения страхования, «Феникс» был вынужден прекратить свою деятельность.
Под влиянием агентства «Феникс» в 1822 году пять торговых купеческих домов (Штиглиц, Мейер, Бонор, Блессинг и Брюкснер) пытаются создать совместное англо-российское страховое акционерное общество «Санкт-Петербург и Феникс». Но устав общества не был утвержден правительством. Создание совместных страховых обществ правительство не разрешало и вопрос о деятельности иностранных страховых компаний на территории Российской Империи не был решен. Политика российского правительства в области страхового дела в то время была направлена на ограждение национального страхования от иностранной конкуренции. В середине 1840-х гг. статья 433, т. XI, кн. I, раздела III Свода Законов гласила: "Находящиеся в России имущества воспрещается страховать от огня вне государства, под опасением взыскания, в пользу казны, по три процента с суммы застрахованного за границей имущества за каждый год страхования. Из сего изъемлются только те имущества, кои не принимаются на страх ни одним из существующих в России страховых от огня Обществ и компаний, на основании их уставов или по каким-либо особым причинам". Это постановление в конце 1860-х годов подверглось изменению и дополнению, с сохранением, однако, ограждения национального страхования от конкуренции заграничных страховых компаний. 12 декабря 1866 г. был издан Закон "Об изменении некоторых правил относительно страхования недвижимых имуществ в Российских страховых от огня обществах", согласно которому дозволялось страхование недвижимостей за границей, но только при отказе российских страховых обществ от приема имущества на страхование от огня, или при требовании российскими страховщиками премии за указанную операцию в размере, превышающем 2,5% от суммы риска. Постановление несколько ограничивало прежнее законоположение, воспрещавшее иностранное страхование имущества вообще («находящиеся в России имущества»), в том числе и движимого.
В дальнейшем Акт от 17 июня 1868 г. "Об обложении агентств иностранных страховых от огня обществ штрафом за неподлежащее принятие в России на страх имуществ" развил предыдущее положение, устанавливая за несоблюдение правила определенные штрафы. И сразу после этого закона было издано "О дозволении Триестскому страховому обществу "Azienda Assicuratrice" заниматься в России перевозкой кладей и товаров". Правда, чуть ранее этому обществу в соответствии с законом от 26 января 1868 г. разрешалось производить операции в России по приему товаров, отправляемых по водным и сухопутным путям.
Далее, 9 декабря 1870 г. был издан указ, согласно которому английской акционерной компании «Imperial Fire Insurance company» было дозволено производить операции по страхованию от огня движимых имуществ в губерниях Царства Польского.
Было очевидно, что необходимо решить общий вопрос об условиях, которым должны подчиняться иностранные страховые общества, желающие производить страховые операции в России. До 1871 г. любое иностранное страховое общество, желавшее производить операции в России, должно было получить особое разрешение. В 1871 году на рассмотрение Комитета Министров был предоставлен проект правил, определяющих условия проведения иностранными страховыми компаниями страхования на территории Российской Империи, и 26 ноября 1871 года Высочайшим повелением был издан законодательный акт "О правилах для иностранных страховых обществ, открывающих операции в России". В нем, в частности, было определено: "По соглашению Министров Внутренних Дел, Финансов и Иностранных Дел признано необходимым каждое из иностранных обществ, желающее производить свои операции в России, подчинить следующим условиям:
1) При ходатайстве о разрешении на производство операций по страхованию в России представлять действующий Устав Общества и годовые отчеты его, не менее как за последние три года (в русском переводе);
2) Для обеспечения вознаграждения за убытки страхователей внести в Русский Государственный Банк в наличных деньгах или государственных процентных бумагах залог в том размере, какой будет определен по взаимному соглашению Министров Внутренних Дел и Финансов независимо от тех сумм, которые общество должно иметь для безостановочного производства платежей по полисам;
3) В точном исполнении принимаемых обязательств по страхованиям ответствовать, сверх находящихся в России сумм и залога, всем прочим своим имуществом;
4) В действиях своих подчиняться существующим в России и впредь имеющим быть изданным узаконениям;
5) Относительно условий страхования и порядка выдачи вознаграждений руководствоваться правилами, постановленными в уставе одного из русских подобного рода Обществ, которое должно быть указано при самом разрешении операций;
6) В случае споров и исков страхователей, подчиняться приговорам и русских судебных установлений;
7) Производить операции через уполномоченных агентов, имена и местопребывание которых должны быть известны правительству;
8) По истечении каждого года, в течение первых трех месяцев нового года, публиковать в Правительственном Вестнике как полный отчет и баланс всем своим операциям, так и частный отчет и баланс по операциям в России и сверх того;
9) Обществу должно быть предъявлено, что выдаваемое ему разрешение может быть во всякое время взято обратно и уничтожено по усмотрению русского правительства без объяснения причин ".
Согласно этим правилам затем было постановлено:
1) установленные по взаимному соглашению министров внутренних дел, финансов и иностранных дел правила, при разрешении иностранным страховым обществам производить свойственные им операции в России, оставлять без изменений;
2) для иностранных страховых обществ, ходатайствующих о разрешении производства свойственных им операций в пределах Империи, определить размер обязательного внесения в государственный банк залога в сумме 500.000 рублей наличными деньгами или государственными фондами и гарантированными правительством бумагами.
Но необходимо отметить, что ограничительные меры правительства по отношению к иностранным страховым обществам касались лишь огневого страхования, без упоминания о страховании жизни, но, скорее всего, это обусловливалось лишь слабым в то время развитием этого вида страхования и отсутствием со стороны иностранных обществ стремления производить по страхованию жизни операции в России. Впрочем, впоследствии именно на рынке страхования жизни развернулась острая конкурентная борьба между отечественными страховыми компаниями и иностранными страховщиками. Буквально спустя чуть более десятка лет иностранными компаниями была предпринята еще одна попытка занять место на российском страховом рынке. На этот раз инициатива исходила со стороны обществ, занимающихся страхованием жизни. Это было вызвано интернационализацией хозяйственных связей в экономике России во второй половине XIX в., которая охватила и сферу страхового дела. Кроме того, это требовали также интересы промышленного капитала и финансовой олигархии.
Иностранные страховые компании в России на рынке страхования жизни

В конце 80-х годов XIX века страхование занимало важное место в экономике России. В стране устойчиво работали полтора десятка акционерных страховых компаний, располагавшие сетью отделений и агентств по всей стране, а также сотни городских взаимных страховых обществ и земских страховых учреждений. Особенность внутреннего страхового рынка состояла в отсутствии на нем жесткой конкуренции.
Имущественные страховые операции росли довольно высокими темпами, соответствующими интенсивности развития экономики страны. В сфере огневого страхования, основной для России, ведущие позиции занимали акционерные страховые общества, конкуренция между которыми сводилась к минимуму действовавшими с середины 1870-х гг. общими тарифными соглашениями. Борьба за право страховать имущество от огня шла, главным образом, в городах между акционерными и городскими взаимными страховыми обществами, но она не отличалась особой остротой из-за финансовой и организационной слабости последних.
На отечественном рынке страхования жизни в конце 1880-х гг. оперировали четыре российские акционерные страховые компании: старейшее «Российское общество застрахования капиталов и доходов», учрежденное в 1835г., страховое общество «Санкт-Петербургское», страховая компания «Якорь» и молодая, но быстро развивающаяся страховая компания «Россия», основанная в 1881г. В отличие от огневого страхования, покрывающего до 50% ущерба от пожаров, страхование жизни в России не пользовалось особой популярностью: ежегодно заключалось не более 10 тысяч новых договоров страхования жизни, т.е. из 10.000 жителей участвовали в этом виде страхования менее пяти.
В целом российский страховой рынок десятилетиями оставался малопривлекательным для иностранных страховых компаний. Взаимоотношения между отечественными и зарубежными страховщиками ограничивались только перестрахованием всех крупных российских огневых и транспортных рисков за рубежом. Перестрахование рисков между отечественными страховыми компаниями практически отсутствовало. В конце 1880-х гг. начинается процесс ускорения интеграции России в мировой рынок страховых услуг. Относительно спокойную и размеренную жизнь российских страховщиков все более осложняют две проблемы. Одна из них связана с существенным увеличением объемов премий, переданных в заграничное перестрахование, что приводило к росту вывоза денег из страны и превращало экономический вопрос в социально-политическую проблему. Вторая, и более существенная проблема, оказалась связана с приходом в Россию иностранных страховых компаний. Сложившийся в российском страховании баланс сил и интересов был нарушен после начала проведения прямых операций по страхованию жизни на территории Российской Империи американскими компаниями «Нью-Йорк» (с 1885 г.) и «Эквитебль» (с 1889 г.), а также французской «Урбэн» (с 1889 г.).
В России с осторожностью встретили появление крупной американской страховой компании «Нью-Йорк». Все понимали, что это начало возникновения конкуренции между отечественными и иностранными страховщиками на внутреннем страховом рынке. 10 октября 1885 г общество «Нью-Йорк» получило «высочайше дарованную концессию» на проведение операций по страхованию жизни в России. На основании этого законоположения и утвержденного, в дополнение к нему, министром внутренних дел 21 октября 1887 г. правила общество обязано было держать в государственном банке залог в 500.000 рублей, резервный фонд и запасный капитал. Резервный фонд, служащий обеспечением обязательств общества в России по выдаваемым полисам, должен был быть не менее 30% общей суммы поступающих от страхователей в России премий и пополнения в него вносились в этом размере ежемесячно. Затем в конце отчетного года, при заключении счетов, общество должно было произвести точное исчисление размера резервного фонда и сделать дополнительный взнос в этот фонд, согласно произведенным исчислениям. Запасный капитал предназначался для обеспечения русских страхователей на случай чрезвычайного отклонения действительной смертности от ожидавшейся по расчету по расчету и образовывался путем отчисления 10% с чистой прибыли от операций общества в России. Обратное получение из государственного банка суммы резервного фонда и запасного капитала допускалось только с разрешения министра внутренних дел. Также в этих правилах устанавливались порядок публикаций обществом своих отчетов и балансов; обязанности уполномоченного общества по делам, касающихся его операций в России; производимые виды страхования и условия застрахования по каждому из них, а также другие вопросы, составляющие предмет полисных правил.
Акт от 10 октября 1885 г. гласил:
"Государь Император ... Высочайше соизволил: разрешить Американскому Обществу страхования жизни, под названием "Нью-Йорк " производство свойственных ему операций в России, с тем: 1) чтобы для обезпечения вознаграждения за убытки страхователей был внесен Обществом в русский Государственный Банк наличными деньгами, русскими государственными фондами или гарантированными русским Правительством процентными бумагами залог, в размере пятисот тысяч рублей, независимо от тех сумм, которыя Общество должно иметь для безостановочного производства платежей по полисам; 2) чтобы в точном исполнении принимаемых обязательств по страхованиям оно ответствовало сверх находящихся в России сумм и залога, всем прочим своим имуществом; 3) чтобы в действиях своих Общество подчинялось существующим в России и впредь имеющим быть изданными узаконений; 4) чтобы ближайшее определение условий страхования общества "Нью-Йорк" и порядке выдачи вознаграждения страхователям было предоставлено Министру Внутренних Дел, по соглашению с Министром Финансов; 5) чтобы, в случае споров и исков страхователей. Общество подчинялось приговорам русских судебных установлений; 6) чтобы операции Общества производились чрез особых уполномоченных агентов, имена и местопребывание коих должно быть известны Правительству;7) чтобы по истечении каждого года, Общество публиковало в "Правительственном Вестнике" и в ведомостях обеих столиц как полный отчет и баланс по всем своим операциям, так и частный отчет и баланс по операциям в России; 8) чтобы Обществу было предъявлено, что выдаваемое ему разрешение могло быть во всякое время взято назад и уничтожено по усмотрению русского Правительства, без всякого объяснения причины ".
Комиссия из представителей русских обществ страхования жизни, собранная 18 ноября 1886 г. не возражала против участия иностранных страховщиков в прямом страховании жизни на территории Империи. В 1887 г. министром внутренних дел были утверждены “Правила отчетности и контроля отчисляемого для обеспечения страхователей общества в России резервного фонда и поверки операций общества”. В правилах этих указывались: книги, которые общество обязано было вести для правильного учета заключаемых ими страхований; ведомости о выданных полисах, подлежащие ежемесячному представлению в министерство внутренних дел.
На тех же, в общих чертах, основаниях впоследствии и были дарованы концессии французскому страховому обществу «Урбэн» и американскому «Эквитебль». Деятельность каждого страхового общества строилась на условиях получения концессии от правительства. Все они имели акционерную форму организации, специализировались в области личного страхования и подчинялись общей системе государственного надзора над страховым делом со стороны министерства внутренних дел. Для открытия операций в России они, как уже упоминалось, были обязаны предварительно внести в государственное казначейство денежный залог в 500 тыс. рублей и резервировать на счетах государственного банка 30% поступлений страховых платежей. Помимо всего прочего, государство, учитывая долговременный характер этих договоров, получало дополнительные финансовые ресурсы для вовлечения их в хозяйственный оборот.
Все операции личного страхования производились иностранными страховщиками в русской валюте. Управление делами каждого общества в России осуществлялось через соответствующее генеральное агентство, аппарат которого (служащие и страховые агенты) подбирался на месте. Генеральные агентства иностранных акционерных страховых обществ искали клиентуру среди наиболее обеспеченных слоев российского населения, явно пренебрегая той его частью, которая могла выделять на страхование жизни сравнительно небольшие денежные средства.
В дальнейшем отношение русских страховщиков к деятельности иностранных компаний на отечественном рынке резко меняется. Происходит это в силу следующих причин: во-первых, появление мощных конкурентов встретило сопротивление на внутреннем страховом рынке, поскольку «Нью-Йорк» развивал свою деятельность весьма бурными темпами, вызывая беспокойство у российских страховщиков; во-вторых, особое неприятие вызывало использование американскими обществами излюбленных «тонтинных» схем при страховании с участием страхователей в прибылях. Тонтинные операции, названные по имени неаполитанского банкира XVIII века Луиджи Тонти, изобретателя этой системы, предполагали следующее: при этих операциях все страхователи разделялись на группы по годам застрахования и по избранным ими срокам накопления, а прибыль страхователей накапливалась обществом до окончания срока и распределялась только среди оставшихся в живых членов группы. Комбинации с тонтинным страхованием привлекали страхователей возможностью получения кроме обычных страховых выгод и дополнительной крупной прибыли. В рекламных целях американские общества искусственно увеличивали отчисления в пользу тонтинных групп, которым предстояли выплаты в ближайшие годы. Таким образом, при помощи благоприятных тонтинных разверсток приобреталась масса новых страхователей.
Вместе с тем, в условиях, когда размер отчисляемой страхователям прибыли определялся исключительно страховщиком, а сроки накопления составляли от 10 до 20 лет, гарантии получения прибыли дожившим до срока страхователям никто дать не мог. Это обстоятельство и использовали европейские и российские страховые компании в качестве главного аргумента в борьбе с мощными заокеанскими конкурентами. В европейских странах "антитонтинные" законодательные инициативы вынуждали американские страховые компании ограничивать свои операции или даже прекращать их, в частности, в Швейцарии (с 1891 г.) и Пруссии (с 1896 г.).
В конце 1889 г. в российской печати начинается кампания с целью прекращения или, по крайней мере, ограничения операций иностранных страховщиков в России. С января 1890 г. ее возглавил новый орган акционерных страховых обществ - ежемесячный журнал «Страховое обозрение». Главными объектами критики стала деятельность обществ «Нью-Йорк» и «Эквитебль».
Способы ведения дела американскими компаниями страхования жизни, нацеленными исключительно на быстрое получение прибыли, давали немало поводов для упреков. Страхование жизни в США получило бурное развитие в 1860-е гг., но в следующее десятилетие обнаружился значительный его упадок. Так, если в 1870 г. только в штате Нью-Йорк действовало 71 общество страхования жизни, в которых было застраховано капиталов более чем на 610 млн. долларов, то в 1878 г. число этих обществ уменьшилось вдвое, а сумма застрахованных капиталов стала меньше в четыре раза. Финансовая катастрофа имела истинно американский масштаб: застрахованные суммы сократились по тогдашнему курсу почти на 1 млрд. русских рублей! В поисках новых рынков крупные американские общества страхования жизни, прежде всего, «Нью-Йорк» и «Эквитебль», обращают свои взоры на Европу и в течение 1880-х гг. быстро развивают там свои операции. В середине 1880-х гг. они, как уже было сказано, появились в России.
В России тон кампании против деятельности иностранных обществ страхования жизни задала передовая статья газеты «Свет» от 20 февраля 1890 г. В ней, в частности, говорилось, что «…следует восстать против вторжения иностранных страховых компаний, допущение которых передает в руки иностранных деятелей громадные суммы кровных сбережений русского народа…». По мнению газеты, страхование в иностранных обществах «нерасчетливо и недостойно человека, любящего свою родину». Кульминацией кампании стал фундаментальный доклад «О деятельности американских обществ по страхованию жизни в России», прочитанный в апреле 1890 г. в Обществе для содействия русской торговле и промышленности, представлявшем собой своего рода комиссию с участием представителей торгово-промышленных кругов и правительства. Доклад обвинял американские компании в использовании далеких от целей страхования спекулятивных тонтинных схем и создании, благодаря обещаниям невероятных и несбыточных прибылей, в создании финансовой системы, которая сегодня называется «пирамида». Основной вывод доклада сводился к тому, что страхование жизни должно иметь чисто национальный характер, тонтинные операции должны быть запрещены и необходимо ходатайствовать перед правительством «о недопущении в России иностранных предприятий страхования жизни вообще и американских обществ «Нью-Йорк» и «Эквитебль» в особенности».
Неадекватность последнего требования российских страховщиков подчеркивается острым неприятием и раздражением агрессивной рекламной деятельностью американских обществ. В докладе отмечалось, что соотечественники стали жертвами «ошеломляющего действия на них неведомой еще в России грандиозной рекламы». Американские компании обвинялись даже в «слишком беззастенчивой изобретательности в деле рекламы». Реклама, в которую вкладывались огромные средства, действительно стала основным средством продвижения иностранными обществами своего страхового продукта на российский рынок. Даже ограничения, наложенные на деятельность иностранных компаний в России, использовались ими для саморекламы: на бланках полисов, в рекламных объявлениях и проспектах непременно подчеркивалось, что все их действия находятся «под фактическим контролем русского правительства». В некоторых случаях рекламная деятельность американских обществ приобретала рискованный характер. Так, в середине 1890-х гг. компания «Эквитебль», игнорируя неписаные правила ведения страхования, нарушала личную тайну русских страхователей, публикуя в газетах и отдельными листовками списки застрахованных ранее в обществе и умерших лиц, с указанием их фамилий, званий и размеров выплаченных сумм.
Обсуждение вопроса о деятельности иностранных обществ страхования жизни в России на страницах печати, в государственных и общественных учреждениях продолжалось несколько лет. Единственным практическим результатом этой дискуссии стало издание в 1894 году правительственного распоряжения "О воспрещении тонтинных операций" и акта "Об ограничении производства русскими и иностранными страховыми Обществами операций страхования жизни с накоплением прибылей", запрещающее всем действующим в России страховым обществам как отечественным, так и иностранным, заключение договоров по страхованию жизни с участием в прибылях по тонтинной системе. После этого накал критики иностранных компаний, действовавших по страхованию жизни в России, заметно снизился и в последующие десятилетия основной темой, поднимавшейся в прессе отечественными акционерными страховыми компаниями, об американских обществах была тема «упадка доходности и обеспеченности американских обществ страхования жизни».
Страховые компании «Нью-Йорк», «Эквитебль» и «Урбэн» более 25 лет успешно работали в России, занимая примерно четвертую часть отечественного рынка страхования жизни. Что касается страхования от огня... Иностранные страховые компании не использовали возможность осуществления прямых операций на сложном российском рынке огневого страхования, в первую очередь, из-за повышенной горимости, предпочитая активное перестрахование огневых рисков у иностранных перестраховщиков.
Отсутствие запретов на деятельность иностранных страховых компаний на территории Империи облегчало отечественным страховщикам возможность приобретать концессии и работать на иностранных страховых рынках. К началу первой мировой войны девять российских страховых обществ имели свои филиалы в США, где осуществляли прямые операции по страхованию от огня. В 1914 г. собранная ими за собственный счет премия превысила 18 млн. долларов. Из оперирующих в США по страхованию от огня 59 иностранных компаний страховое общество «Россия» занимало по сбору премии пятое место (6,2 млн. долларов), уступая лишь трем английским и одному германскому обществам. В 1913 - 1914 гг. американские филиалы российских страховых обществ перевели в свои Правления 775.000 американских долларов.
Иностранные компании с самого начала работали в России по особым правилам, определенным правительственными постановлениями и под контролем созданного в 1894 страхового комитета Министерства внутренних дел, осуществлявшего надзор за деятельностью всех страховых учреждений в Империи.
Средства страхового фонда, формируемого иностранными страховыми компаниями в обязательном порядке и состоящего из залога в 0,5 млн. руб., запасного капитала и, главным образом, из резервов премий, помещались в русские государственные и гарантированные правительством ценные бумаги, которые хранились в Государственном банке. По балансу общества «Нью-Йорк» за 1914 г. в Государственном банке находились принадлежащие компании русские процентные бумаги на сумму 41,8 млн. руб., в том числе по счету резервов премий на 40,4 млн. руб. Эти бумаги не могли быть выданы обществу без разрешения министерства внутренних дел. Ответственность за все операции в России несли главные агентства общества в Санкт-Петербурге. Агентства, помимо прочего, должны были ежегодно публиковать в печати специальные отчеты об операциях в России, содержащие подробный баланс и счет прихода и расхода, с указанием суммы поступивших премий, платежей и прибыли.
Период с конца 1880-х гг. до 1914 г. был временем планомерного роста российских отделений американских обществ, но при сравнении этих двух обществ можно заметить следующее: по сравнению с «Эквитебль», «Нью-Йорк» имел почти в два раза больший объем операций, более густую сеть представительств (помимо Петербурга и Москвы, в Киеве, Харькове, Одессе, Ростове-на-Дону, Риге, Варшаве и Лодзи) и более широкий круг обслуживающих банков - начиная от Волжско-Камского и «Лионского Кредита» до таких местных банков как Варшавский торговый, Рижский биржевой и коммерческий банк в Лодзи.
Россия быстро заняла второе по важности место среди зарубежных отделений общества «Нью-Йорк» и удерживала его до конца рассматриваемого периода, а по своему размаху операции общества к 1913 г. уступали только страховому обществу «Россия».
В 1910 г. капитал иностранных страховых обществ в России составлял 66,2 млн. рублей. В 1912 г. в портфеле иностранных компаний насчитывалось 56286 договоров личного страхования на страховую сумму около 121 млн. рублей (26%). Столь активная позиция на рынке личного страхования составляла серьезную конкуренцию восьми российским обществам, осуществлявшим страхование жизни: они имели в том же году 162638 договоров на сумму около 467млн. рублей. Действительно, тарифы иностранных страховых обществ были выше российских, да и размеры страхования были у них крупнее. Так, средняя сумма полиса составляла: у государственных сберегательных касс - 1,5 тысяч рублей, у российских акционерных страховых обществ - 2,5 тысяч рублей, у иностранных - 4,3 тысяч рублей. На 1 января 1915г. общий российский страховой портфель по страхованию жизни включал 484 тыс. полисов на сумму 1077 млн. рублей. На иностранные общества приходилось 59 тысяч полисов на сумму 255 млн. рублей (12% полисов и 24% страховой суммы).
Интересно отметить, что только обществу «Урбэн», которое увеличило впоследствии свой залог с 0,5 до 1 млн. рублей, было разрешено обратить часть своих средств на покупку домов и заключать страховые сделки на золото. Вообще, это общество успешно действовало в России и власти благосклонно относились к его страховым действиям и принимали различные правовые акты на разрешение каких-либо дополнительных действий.
2. Иностранные страховщики на рынке перестрахования

Перестраховочные операции получили распространение в России начиная с 1851 г. Вначале перестрахования из России принимали английские страховые компании, и довольно успешно для себя - целых двадцать лет финансовые результаты от принятия русских рисков оказывались вполне удовлетворительными. Затем, уже в 70-х гг. XIX века, положение резко изменилось. Под давлением угрозы английских обществ, грозивших прекратить перестраховочные операции, русские общества вынуждены были согласиться на целый ряд ограничительных условий, например, на исключение из перестрахования наиболее убыточных рисков, на исключение максимальных сумм и, наконец, на понижение размеров получаемого обществами комиссионного вознаграждения. Кроме того, премии по наиболее опасным категориям риска были повышены на 50%. Тем не менее, англичане стали уходить с российского страхового рынка, а их место постепенно занимали германские общества. До половины 80-х гг. в России работало одно лишь Магдебургское общество, и лишь к концу 90-х гг. наблюдается усиленный прилив немецких обществ в Россию. Проведенная С. Ю. Витте в 1895-1897 гг. денежная реформа, в результате которой были введены золотой монометаллизм и свободная конвертируемость рубля, создала благоприятные предпосылки не только для работы иностранных акционерных страховых обществ в стране, но и для активизации перестраховочной деятельности. Лидерами среди иностранных страховщиков, занимавшихся перестрахованием были Мюнхенское, Кельнское, Швейцарское (Цюрихское) перестраховочные общества.
Но в начале 90-х годов в широкой российской печати стали появляться статьи с рассуждениями о пагубных последствиях передачи за границу перестрахований. В административных сферах, а также в образованном обществе, всерьез полагали, будто бы российские страховые компании превратились в комиссионерские конторы которые, передавая большую часть ответственности за границу, жируют за счет перестраховочной комиссии. В прессе можно было встретить такие высказывания: «Отличительной чертой русского акционерного страхования является особая практика перестрахования: … в среднем только 1/3 премий оставляется обществами на собственном страхе, остальные же 2/3 передаются в перестрахование, при том почти полностью заграничным страховым предприятиям». Такая оценка заграничного перестрахования как прибыльной кормушки для русских компаний встречала резкие возражения у страховых техников, хорошо знакомых с существом дела. К примеру, А.А. Шахт, в 1902-1907 гг. работавший представителем союза немецких перестраховочных обществ в России, свидетельствовал: «Перестраховщики, получая соразмерно своей доле ту же премию, какая получена при застраховании, уплачивают от 15 до 20% перестраховочной комиссии, обычно 18%. Имея ввиду, что накладные расходы по ведению операций почти во всех обществах не ниже 22-28%, перестрахование вообще представляется невыгодным. Отсюда очевидна ошибочность взгляда, нередко выражаемого в печати, будто бы наши акционерные общества обратились в чисто комиссионные конторы, сваливающие с себя всякий риск и живущие комиссией, получаемой от заграничных перестраховщиков. В действительности отношение как раз обратное - комиссия никогда не покрывает полностью действительный накладной расход».
В своих суждениях Шахт в целом был прав. Уровень накладных расходов в российском страховании не снижался, оставаясь намного выше, чем перестраховочная комиссия, поэтому перестраховочные операции продолжали оставаться не слишком доходными для прямых страхователей. Расходы по ведению дела в акционерном страховании от огня по данным за 1904 год в среднем составили 27% нетто-премии, варьируясь в пределах от 23% у Первого общества до 52% у страхового общества «Помощь». Перестраховочная комиссия же никогда не превышала 18% от суммы переданной премии.
По заданию С.Ю.Витте в 1895 г. было проведено исследование вопроса о перестраховании огневых рисков. Обнаружилось, что «...в среднем за последние 40 лет Россия ежегодно несла безвозвратных потерь до 750 тысяч рублей за услуги иностранных перестраховщиков, причем перевод денег за границу из года в год возрастал и составил за последние 10 лет уже не 750 тысяч рублей, а свыше 3 млн. рублей». В министерстве сложилось убеждение, что перестрахование за границей «не безусловная необходимость, а продукт исторически сложившейся привычки наших обществ и отсутствия у них достаточной энергии для создания внутреннего перестрахования». По инициативе Министерства финансов было созвано совещание чинов Министерства финансов, Министерства внутренних дел и представителей русских страховых обществ с целью обсудить вопрос о сокращении передачи перестрахования за границу. В результате этих совещаний в 1895 г. было учреждено Общество Русского перестрахования и одновременно с этим организовано взаимное перестрахование рисков между русскими страховыми обществами. Участие иностранных перестраховщиков в русском страховом деле было ограничено 40% всей перестраховочной премии.
В начале XX в., под воздействием чрезвычайных обстоятельств, германские перестраховочные общества стали покидать русский рынок. Большие убытки 1901 и 1902 гг. заставили их оказать сильный нажим на русские общества с целью ограждения себя от повторения подобных случаев. В 1901 г. потери немецких обществ перестрахования от принятых в России обязательств составили огромную цифру - 15 млн. руб. В начале октября 1901 г. в Берлине состоялось совещание 48 заинтересованных иностранных обществ, представители которых прибыли в Петербург и предложили ужесточенный вариант общего перестраховочного договора. В нем предусматривалось обязательное повышение страховой премии, что для русских обществ означало потерю значительной части клиентов; оставление части стоимости в товарных страхованиях на собственном риске страхователя. За ту долю премии, которую оставляли у себя русские страховщики, в пользу немецких перестрахователей предлагалось уплачивать проценты из расчета 4% годовых. К ликвидации пожарных убытков на территории России привлекались заграничные перестраховщики. Наконец, размер комиссии за перестрахование с 18% опускался до 15%.
Российские страховые общества не приняли эти изменения и немецкие партнеры русских страховых компаний сворачивают свою деятельность в России: в начале 1900-х гг. союз немецких перестраховочных обществ имел 25 млн. руб. перестраховочной премии, а к 1914 г. - лишь 10 млн. руб. Но у отдельных обществ участие иностранных компаний в перестраховании оставалось все еще очень значительным. Например, товарищество «Саламандра» перестраховало в иностранных обществах рисков на сумму почти в миллиард руб., а в российских - всего лишь на 250 млн. руб. (речь идет о страховых суммах, а не о страховых премиях, т.е.), причем риски по страхованию от несчастных случаев и страхованию жизни были полностью перестрахованы в иностранных перестраховочных обществах.
К 1914 г. в России на перестраховочном рынке действовало четыре датских, пять шведских, пять норвежских, 21 английское страховое общество. До начала первой мировой войны на этом рынке также активно функционировали 21 германское и 5 австро-венгерских страховых обществ. С началом военных действий деятельность этих компаний приобрела более скрытый характер (через договор ретроцессии).
Подводя итог развитию иностранного страхования в дореволюционный период, необходимо обратить внимание на следующее: практически в течение всего периода деятельности иностранных страховых компаний в Российской Империи, начиная с момента появления первых иностранных компаний и вплоть до революционных событий 1917 года российское правительство проводило протекционистскую политику, постоянно принимало меры по защите отечественной системы страхования. Но в этот период не было прямого запрета на деятельность иностранных страховщиков, политика проведения государственной страховой монополии проявлялась лишь в установлении ограничений на условия деятельности иностранных страховых компаний. Тем не менее, этот период очень важен в истории иностранного страхования, поскольку иностранные страховщики за это время прошли путь от первого своего появления на страховом рынке до того момента, когда они уже играли на этом рынке немалую роль, добились определенных достижений и имели свое нишу на российском рынке страховых услуг.
Глава 2. Иностранное страхование в СССР

После Октябрьской революции 1917 года в развитии страхового дела произошел резкий поворот. Одним из крупнейших мероприятий финансовой политики нового правительства была национализация страхового дела в стране. 23 марта 1918 года был принят Декрет Совета Народных Комиссаров «Об установлении государственного контроля над всеми видами страхования, кроме социального». Учитывая то, что новая власть аннулировала все обязательства по царским государственным внешним займам, существовала угроза того, что иностранные банки наложат арест на капиталы российских страховых обществ, размещенные за границей (по заключенным договорам перестрахования). Слишком поспешная национализация страхового дела могла привести к аресту и конфискации этих денег в счет погашения внешнего государственного долга царской России. Но спустя полгода, 28 ноября 1918 года Совнарком принимает Декрет «Об организации страхового дела в Российской Республике». Согласно этому декрету страхование во всех видах и формах объявлялось государственной монополией. Все частные страховые компании и общества были ликвидированы. Далее были приняты декреты 18 ноября 1919г. и 18 декабря 1920г., которые отменяли имущественное страхование. Это был полный разгром. Государство рассматривало систему дореволюционного страхования, прежде всего, как важный источник финансовых ресурсов для пополнения государственного бюджета.
В 1921 году было создано Главное управление государственного страхования (Госстрах) и все страховые операции, в том числе и с иностранными страховыми компаниями велись через него.
В этих условиях выход России на международный страховой рынок в тот период был сопряжен со значительными трудн и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.