На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Церковная история в Казанском университете с момента учреждения самостоятельной кафедры до последних дней существования (1863-1922

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: История. Добавлен: 29.10.2013. Сдан: 2011. Страниц: 143. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):



Введение…………………………………………………………………………… 4
Глава 1. Церковная история в Казанском Императорском университете до учреждения отдельной кафедры…………………………………………………. 8
1.1. От введения университетского Устава 1804 года до назначения первого преподавателя богословия и церковно-библейской истории………………….. 8
1.2. Первые преподаватели библейско-церковной истории (1819-1837)……... 12
1.2.1. Архимандрит Феофан (Александров) (1819-1820)………………………. 12
1.2.2. Протоиерей Александр Нечаев (1820-1823)……………………………… 15
1.2.3. Протоиерей Флегонт Талантов (1823-1837)……………………………… 19
1.3. Церковная история между уставами 1835 и 1863 годов…………………… 24
1.3.1. Архимандрит Гавриил (Воскресенский) (1837-1840, 1841-50)………….. 24
1.3.2. Протоиерей Александр Владимирский (1850-1863)…………………….. 28
Глава 2. Церковная история в Казанском университете с момента учреждения самостоятельной кафедры до последних дней существования (1863-1922)….. 34
2.1. Кафедра церковной истории при И.М. Добротворском (1864-1883)……... 35
2.2. Кафедра церковной истории при одном ее преподавателе - профессоре Федоре Афанасьевиче Курганове (1885-1900)………………………………….. 48
2.3. Кафедра церковной истории при нескольких преподавателях
(Ф.А. Курганов, К.В. Харлампович, Н.В. Никольский) (1900-1917)………….. 55
2.3.1. Пополнение кафедры: приват-доцент К.В. Харлампович и его первые годы службы (1900-1902)………………………………………………………… 55
2.3.2. Конкурс на замещение вакантной кафедры церковной истории
(1902-1909)………………………………………………………………………… 57
2.3.3. Полемика между профессорами Д.А. Корсаковым и Ф.А. Кургановым.. 63
2.3.4. Положение дел на кафедре после завершения конкурса (1909-1917) Назначение приват-доцента Н.В. Никольского (1915). Профессорский стипендиат А.А. Широков: попытка подготовки собственных кадров (1916)... 68
2.4. Последние годы существования церковно-исторической науки в Казанском университете (1917-1922)………………………………………………………… 78
Заключение………………………………………………………………………... 91
Список использованных источников и литературы……………………………. 94 Приложения………………………………………………………………………. 113
Список использованных сокращений ………………………………………….. 142


Введение

История Казанского университета насчитывает более двухсот лет. Он является одним из старейших вузов России. За все время своего существования он выпустил не один десяток крупнейших специалистов, чьи имена известны всему миру. Естественно, что богатое и славное прошлое университета привлекало и продолжает привлекать исследователей его истории. Пишутся статьи, защищаются диссертации, выходят в свет труды, посвященные как общей истории университета, так и отдельным аспектам и проблемам. Несмотря на это, не все вопросы еще изучены. Одной из таких нераскрытых проблем является феномен существования церковно-исторической науки в университете. Неизученность вопроса составляет актуальность исследования.
Во-вторых, актуальность заключается в том, что преподавателями церковной истории в Казанском университете были люди с именами, о которых имеются статьи в энциклопедиях. Не вдаваясь в подробности их биографии и характеристики научно-литературного наследия, автором делается попытка осветить их жизнь в качестве преподавателей университета.
В-третьих, в настоящее время немало говорится о преподавании дисциплин религиозного направления в светских учебных заведениях. Данная работа рассказывает о таком опыте, который может пригодиться и сегодня. Традиции преподавания церковной истории активно воссоздаются в Московском университете. В феврале 2007 года на историческом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова была образована кафедра истории Церкви.
По выражению бывшего президента Республики Татарстан М.Ш. Шаймиева, религия отделена от государства, но не от общества. Будущие учителя и квалифицированные историки работают не с государством, а с народом, прививают знания подрастающему поколению, формируют идеологию. Они должны хорошо знать историю своего народа. Русский национальный характер, обычаи и традиции сформировались не без участия Православной Церкви. Отсюда вывод: чтобы хорошо знать свой народ, понимать его проблемы, разбираться в ходе исторического развития государства, необходимо глубокое знание истории Церкви. Автор надеется, что данная работа привлечет внимание служащих Казанского Федерального университета и появится возможность организации в перспективе если не отдельной кафедры, то хотя бы спецкурса Истории Русской Православной Церкви. В этом состоит практическая значимость работы.
Утверждение автора о неизученности вопроса вполне обоснованно. Нет ни одной работы конкретно по этой проблеме. Из литературы можно указать на труды историков Булича и Загоскина. «Из первых лет Казанского университета» и «История Казанского университета» - это самые фундаментальные издания по истории старейшего Казанского вуза. В них имеются сведения об обстоятельствах появления церковной истории, о первых преподавателях, их назначении и увольнении. Однако они охватывают лишь небольшой период (до 1827 года). Другие исследователи (Корбут М.К., Ермолаев И.П.) продолжили дело своих предшественников. Их труды представляют собой комплексное исследование истории университета. Естественно поэтому, что конкретно по предмету данной работы они ничего не сообщают, кроме фамилий профессоров и дат их назначения. Но они являются ценным пособием для понимания общего хода исторического развития университета.
Основной источник, на котором построено данная работа - это дела, хранящиеся в фондах Национального архива Республики Татарстан. Автор пользовался фондами Казанского университета (Ф. 977 и Ф. Р-1337). Были изучены Протоколы заседаний Совета, историко-филологического факультета, отчеты, обозрения преподаваний, формулярные списки преподавателей, множество других дел по отдельным вопросам. Кроме того, автор просмотрел многие опубликованные источники, находящиеся в библиотеки им. Лобачевского. В работе также использован такой источник как мемуары - воспоминания об университете, его преподавателях и учебном процессе.
Цель работы - проследить процесс преподавания церковной истории на всем протяжении ее существования в Казанском университете. Исходя из поставленной цели, предпринимается попытка разрешения следующих задач:
1) Изучить университетские уставы;
2) Выяснить обстоятельства появления предмета «Церковная история» в Казанском университете;
3) Рассмотреть протоколы заседаний историко-филологического факультета и Совета университета, годичные отчеты и обозрения преподаваний, программы курса церковной истории;
4) Найти и изложить сведения о всех преподавателях данной науки, обстоятельствах их назначения и служебной деятельности в университете ;
5) В хронологическом порядке описать все события, имеющих отношение к предмету исследования;
6) Изучить вопрос о последних годах существования кафедры и самого курса церковной истории в университете.
В работе автор использует описательный метод: все события, изменения, решения приводятся в хронологическом порядке.
Дипломное сочинение состоит из введения, двух глав и заключения. В первой главе рассказывается об обстоятельствах появления церковной истории в Казанском Императорском университете, преподавании данного предмета в условиях действия Уставов 1804 и 1835 годов, сообщается о первых преподавателях, приводятся воспоминания студентов о некоторых из них.
Вторая глава посвящена вопросу преподавания церковной истории в период действия университетских уставов 1863 и 1884 годов. В ней говорится об учреждении кафедры церковной истории, этапах ее функционирования до момента упразднения и увольнения последних профессоров.
В заключении обобщаются результаты исследования в целом, представляются выводы по всей теме работы. В конце сочинения дается список использованных источников и литературы.
В работе имеется приложение. Автор посчитал необходимым опубликовать программы по курсу церковной истории некоторых преподавателей. Они были составлены в разное время и содержат вопросы по церковно-библейской истории, общей и русской церковной истории, а также по курсу «История социалистических идей западного сектантства» профессора В. Керенского. Относящиеся к разным периодам, они отражают особенности действия уставов и демонстрируют эволюцию в преподавании предмета. Последние два приложения содержат некоторые исторические факты, которые могут представлять интерес не только для данного исследования, но для всех тех, кто занимается судьбами таких личностей, как П.В. Знаменский и А.А. Широков (более известный как епископ Волоколамский Иоанн). Автор посчитал необходимым поместить в приложение письмо П.В. Знаменского в Совет университета с рассказом о перипетиях его жизненного пути, о его опыте сотрудничества с Казанским вузом. Не менее ценным являются письменные свидетельства А. Широкова, которые служат доказательствами факта существования церковно-исторической науки в университете до последних дней функционирования самого высшего исторического образования старого, дореволюционного образца.


Глава 1. Преподавание церковной истории в Казанском Императорском университете до учреждения отдельной кафедры

1.1. От введения университетского Устава 1804 года до назначения первого преподавателя богословия и церковно-библейской истории
Мы начинаем изучение вопроса преподавания церковной истории в Казанском Императорском университете с рассмотрения Устава 1804 года. В
§ 22 данного документа перечисляются кафедры четырех отделений или факультетов. В главе об отделении нравственных и политических наук указаны две кафедры богословских дисциплин: 1) догматического и нравственного богословия; 2) толкования Священного Писания и церковной истории. О статусе профессоров означенных предметов, должны ли они были быть избираемы из светских лиц или иметь исключительно духовный сан, в Уставе ничего не сказано.
Известный деятель исторической науки, летописец Казанского Императорского университета (далее КИУ - прим. авт.) Загоскин Н.П. сообщает, что на должности первого преподавателя богословия попечитель Румовский хотел видеть известного в городе пресвитера о. Гавриила Данкова. Но планам попечителя не суждено было сбыться по причине смерти кандидата в конце лета 1805 года. После этого вопрос о замещении богословских кафедр почти десятилетие оставался открытым.
Только в год полного открытия университета в марте 1814 года был вновь поднят вопрос о двух незамещенных кафедрах. Инициатором этого дела был немецкий протестант Браун, только что избранный на должность первого ректора. Его сильно волновала проблема нравственного воспитания студентов, которые не отличались примерным поведением. Он, являясь инспектором, испробовал несколько способов воспитания карательного характера (например, ограничение питания для провинившихся хлебом и водой на определенное время; нахождение во время обеда за особым столом и т.д.). Но видя безуспешность лишь методов наказания, ректор Браун высказывается перед Советом за введение нравственно-религиозного воспитания в университете. Преподаванием богословских дисциплин он также хотел бороться с увлечением казанскими студентами вольнодумством по отношению к священным предметам. Впрочем, историк Булич сомневается, что воспитанники университета страдали в то время этим недугом. Скорее, это были «следы дурного воспитания, невежества, своеволия и распущенности нравственной».
Совет это предложение заслушал, определил просить господина попечителя назначить «способного наставника, которому можно бы было препоручить класс законоучения». Однако, данное ходатайство в то время не получило дальнейшего развития.
В августе 1818 года с предложением о преподавании Закона Божьего в университете в Совет обратился профессор (далее проф. - прим. авт.) Городчанинов. Он указал на высокое положительное значение данного предмета в деле нравственного воспитания юношества, которое в силу возраста страдает определенными моральными недостатками. Свое предложение он адресовал Совету, чтобы тот, в свою очередь, передал его в вышестоящие органы образования. Совет определил учинить справку по этому вопросу, на этом дело и остановилось.
Продолжение последовало 8 марта 1819 года, когда на заседании Совета была рассмотрена составленная к тому времени справка, а также было заслушано предложение министра духовных дел и народного просвещения князя А. Голицына о близкой ревизии университета попечителем Казанского учебного округа (далее КУО - прим. авт.) Магницким. Совет представил ревизору ходатайство «о дозволении пригласить преподавателя по части богословских наук из духовных лиц».
Итак, в начале 1819 года вопрос о незамещенных кафедрах богословских дисциплин наконец-то стал решаться. Хотя попытки предпринимались и до этого, но дело не продвигалось дальше рассмотрения проблемы на уровне Совета. Так продолжалось до тех пор, пока данным вопросом не занялись самые высокие инстанции в сфере образования - Главное правление училищ (членом которого был будущий попечитель КУО М.Л. Магницкий) и сам министр А. Голицын.
22 февраля 1819 года министр Духовных дел и народного просвещения направил в Совет университета предписание об учреждении кафедры богопознания и христианского учения. Из данного документа видно, что кафедры богословия, положенные еще уставом 1804 года, не были замещены в Московском, Харьковском и Казанском университетах. Министр отмечает, что богословие должно преподаваться не только в духовных учебных заведениях, но также и в светских. Это право и обязанность «ученой части гражданской, всем и каждому из воспитанников своих, к какому званию и сословию ни приготовили бы они себя, открывать путь к приобретению достаточных сведений в богопознании и христианском учении, толико существенных и необходимо нужных для каждого человека вообще».
По замечанию министра, объем предмета в университете должен быть существенно уже, чем в духовных школах, и носить более нравственно-практический характер, чтобы воспитанники могли поступать в жизни «сообразно учению Божия Откровения». По мысли князя А. Голицына, наука эта хотя и является общеобразовательным предметом, все же является «не менее, но более нужнее всех общих вспомогательных наук».
Таким образом, министр своим решением учреждает по всем университетам кафедру «по части богопознания и окровенного христианского учения». Она создается вместо двух кафедр, положенных Уставом 1804 года. Еще одной особенностью указа министра является то, что он вводил преподавание церковных предметов не только на отделении нравственно-политических наук, но для студентов всех факультетов.
До приезда нового попечителя (М.Л. Магницкого), Совет должен был разработать основания и правила организации кафедры. 11 марта 1819 года состоялось заседание, на котором было принято решение о введении богословия догматического и нравственного, а также библейской и церковной истории с археологией. Занятия планировали проводить два раза в неделю по средам и субботам с 14 до 16 часов. Размер оклада проф. богословия должен был определить министр.
По приезде в Казань, господин попечитель увеличил количество часов до шести.
В ноябре 1819 года стал известен первый преподаватель богословских наук в Казанском университете. На эту должность был назначен ректор Казанской духовной семинарии архимандрит (далее арх. - прим.авт.) Феофан. Об этом решении Совету стало известно из отношения к нему архиепископа Казанского и Симбирского Амвросия от 15 ноября того же года.


1.2. Первые преподаватели библейско-церковной истории (1819-1837)
Рассматривая предысторию вопроса, мы выяснили, что до 1819 года были попытки введения преподавания церковной истории в КИУ.
В этом параграфе мы остановимся на преподавании данного предмета с самого начала до 1837 года, т.е. до того момента, когда был введен в действие Устав 1835 года и произошли некоторые перемены в структуре университета.

1.2.1 Архимандрит Феофан (Александров) (1819-1820)*
Ректор Казанской духовной семинарии (далее КазДС - прим.авт.) арх. Феофан был первым преподавателем богословия и церковно-библейской истории (далее ЦБИ - прим.авт.) в КИУ.
Выпускник семинарии Троице-Сергиевой лавры, он сразу занялся преподавательской деятельностью. В разное время преподавал латинский, греческий языки, катехизис, партесное пение и священную историю. До ректорства в Казани руководил духовными школами в Санкт-Петербурге, Ярославле, Чернигове. Когда в 1819 году в КУ был поднят вопрос о вакантной кафедре богословия, внимание университетского начальства остановилось на арх. Феофане.
Он был назначен на должность проф. богословия и ЦБИ в конце 1819 года. На заседании Совета 20 ноября 1819 года было определено: сообщить ему об этом назначении и потребовать у него некоторые сведения о том, что именно он собирается преподавать, на каком языке, какими учебными пособиями будет пользоваться или собирается преподавать по собственным сочинениям, «в какое время удобнее ему иметь сии преподавания по 6 часов в течение недели, полагая каждую лекцию по два часа».
Неизвестно, какие сведения по предмету данного исследования сообщил в Совет первый преподаватель богословских наук. Однако, мы установили, что арх. Феофан точно преподавал ЦБИ в феврале и марте 1820 года по книге митрополита (далее митр. - прим.авт.) Московского Филарета (Дроздова), рассказывал о потопе, жизни Ноя, Авраама и Моисея. Было ли продолжение курса в последующих месяцах 1819-20 академического года, мы точно не знаем.
Преподавание шло очень успешно, так как студенты почти не пропускали его лекций. Возможно, это было из-за страха перед Магницким, который обращал на богословие особенное внимание.
Последнее, что мы можем сказать об арх. Феофане как преподавателе только церковно-библейской истории - это то, что он принимал экзамен по этому предмету 28 июня 1820 года.
С нового 1820-21 академического года студенты КИУ проходили курс библейской истории уже с другим преподавателем. Но прежде чем продолжить повествование, нам бы хотелось кратко рассказать об обстоятельствах увольнения арх. Феофана.
Ректор КазДС и наместник Спасо-Преображенского монастыря недолго находился на университетской службе. В конце февраля 1823 года он был уволен «вследствие представления попечителя министру о малоуспешности его преподавания». Здесь следует разъяснить характеристику «малоуспешности» как причины увольнения.
В заседании Совета 24 марта 1823 года было заслушано предложение исправляющего должность директора Казанского университета от 17 марта за № 111 о согласии министра Духовных дел и народного просвещения на увольнение арх. Феофана «весьма занятого многими должностями своего звания». Таким образом, не некомпетентность как преподавателя, а высокая занятость (ректорство и преподавание в семинарии, настоятельство в монастыре) послужили причиной увольнения.
Нельзя исключать также и личное отношение попечителя к отцу архимандриту. Весьма благосклонное в первые два года - об этом свидетельствуют награды (отличная благодарность попечителя за успешное преподавание богословия от 19 мая 1820 года, орден святой Анны второй степени также за отличные успехи в преподавании указанного выше предмета, был вручен 17 июля 1821 года) - могло, по каким-либо причинам, нам неизвестным, измениться.
К сожалению, мы не обнаружили никаких отзывов, воспоминаний о том, каким был как преподаватель первый профессор богословия и ЦБИ в университете, как проходили его лекции. Нам лишь известны темы его занятий за несколько месяцев и название учебника, которым он пользовался. Не осталось от арх. Феофана и никаких научных трудов (за исключением проповедей и поучительных слов).
Однако есть один талант, данный ему Богом, которым он целиком воспользовался и который продолжает жить до сегодняшнего дня в православных храмах. За богослужением нередко исполняются песнопения, надписанные таким образом: «Феофановское». Его музыкальное наследие составляет не один том. Этим по праву может гордиться и Казанский университет.

1.2.2. Протоиерей Александр Нечаев (1820-1823)
Для улучшения духовно-нравственной жизни казанских студентов попечитель Магницкий намеревался создать при университете церковь и учредить при ней специальную должность духовника*. На эту должность он хотел пригласить священника Троицкого собора г.Симбирска отца (далее о. - прим. авт.) Иоанна Похвалинского.
Университетские власти во главе с директором предпочитали другого кандидата, священника казанской Варваринской церкви протоирея (далее прот. - прим. авт.) Александра Нечаева. Они ходатайствовали перед попечителем о его назначении. Министр А. Голицын предоставил это решение воле архиепископа. Владыка Амвросий высказался в пользу о. Александра, т.к. считал его «по благочестию в жизни, так и по просвещению способнейшим» из казанского духовенства.
Прот. Нечаев был назначен духовником университета и гимназии, а также преподавателем церковной истории в университете и закона Божьего в гимназии. Окончательное утверждение его состоялось 7 мая 1820 года.
О. Александр окончил курс учения в первой Казанской духовной академии (далее КазДА - прим. авт.), пять лет преподавал там же рисование, затем началось его пастырское служение.
К обязанностям адъюнкта** ЦБИ о. Александр приступил с самого начала 1820-21 академического года. Хотя арх. Феофан читал лекции по данному предмету в течение нескольких месяцев, продолжение курса на втором отделении не последовало. Прот. Нечаев в первый год своей службы в университете преподавал библейскую историю только на первом отделении. Этот предмет был общим для всех отделений университета, лекции проходили два раза в неделю (по понедельникам и четвергам) с 10 до 12 часов.
10 июля 1820 года Совет попросил предоставить конспект по преподаванию церковной истории, «утвержденный известным духовным начальством». Конспекта по интересующему нас предмету преподавателя Нечаева в архивных документах мы не обнаружили. Зато имеется объяснительная записка, которую о. Александр подал в Совет 16 ноября 1822 года. В ней он изложил несколько причин, по которым замедлил с конспектом своих лекций по библейско-церковной истории. Во-первых, все свободное время он посвящал составлению вероучения для питомцев гимназии. Во-вторых, болезнь. Батюшка страдал болью в груди и припадками геморроя, которые доводили его до изнеможения. В-третьих, обязанности священника тоже отнимали немало свободного времени. Однако, несмотря на эти сложности, прот. Нечаев обещал вскоре завершить составление конспекта и подать его на рассмотрение местного духовного начальства. Конспект его лекций, по его словам, это сокращение церковной истории митр. Филарета. Однако, в каталоге преподаваний на 18223-23 учебный год вместе с данным сочинением значится еще один труд - «Церковная история» архимандрита Иннокентия.
Обратимся к содержанию лекций университетского духовника. Прот. Нечаев начал курс с разъяснения предварительного понятия об истории, рассказывал о введении в историю, об источниках истории. Такие темы были пройдены со студентами первого отдаления всех факультетов университета в сентябре 1820 года.
В октябре о. Александр дал толковал историю творения мира и человека, т.е. те события и действия, которые описаны в первых главах книги Бытия. О содержании лекций, прочитанных в ноябре и декабре, нам ничего неизвестно (отсутствуют записи в архивных делах), но, по всей вероятности, можно предположить, что на них были рассмотрены дальнейшие события из Священной истории Ветхого Завета. С января по май прот. Нечаев изложил историю от Каина и Авеля до призвания Авраама.
В следующем 1821-22 академическом году о. Александр преподавал уже студентам двух отделений. В сентябре и октябре на втором отделении было продолжение истории, связанной с Авраамом; на первом отделении те же самые темы, что в прошлом году (введение в науку, сотворение мира и человека). Интересная особенность в методе преподавания: о. Александр давал студентам второго года обучения не только новые темы, но и повторял уже пройденные (как раз те же самые, что параллельно рассказывал первому отделению).
В 1822-23 учебном году прот. Нечаев преподавал церковную историю (далее ЦИ - прим. авт.) уже три раза в неделю: по вторникам с 10.30 до 12.00 для студентов первого разряда, по средам и четвергам в это же время для студентов второго и третьего года обучения.
Успеваемость студентов по ЦБИ была довольно хорошей, хотя, по сравнению с богословием, немного похуже. Оценки по тогдашней системе преподавания выставлялись ежемесячно. По предмету прот. Нечаева стоят в основном хорошие оценки, но встречаются и отличные.
В конце года проходили экзаменационные испытания. Первым среди них был экзамен по богословию и ЦБИ. В 1822 году он проходил 27 июня с 8 до 13 часов. Председателем экзаменационной комиссии был сам архиепископ Амвросий, а директор университета вызывал студентов.
Сессия заканчивалась публичными экзаменами, на которые допускались лучшие студенты. На это мероприятие приглашались видные и ответственные лица города, которые могли оценить уровень подготовки студентов. Так,
5 июля 1823 года с 16 до 20 проходили публичные испытания по богословию и ЦИ студентов и вольных слушателей, отлично успевших по этим предметам. Испытания проводил архиепископ Амвросий. «Успехи в богословии найдены довольно хорошие, а в церковной истории - хорошие», - отмечено в протоколах экзаменов.
По увольнении арх. Феофана от университетской службы кафедру богословия возглавил прот. Нечаев. Он стал занимать должность проф., а его помощником (адъюнктом) был определен ключарь Благовещенского собора священник Флегонт Талантов. Он продолжил преподавание ЦБИ в университете.
Если арх. Феофан прославился в большей степени как талантливый церковный композитор, то о. Александр запомнился всем своей благочестивой жизнью, ревностным пастырским служением и искусством в сочинении проповедей. Печатных трудов прот. Нечаев после себя не оставил, но сохранилась о нем добрая память.
Один из студентов университета оставил о прот. Нечаеве такие воспоминания: «… отца Александра любили и уважали за его истинно христианские достоинства. В обращении со студентами он был прост и ласков, защищал их от разных невзгод; не один провинившийся обязан ему был своим избавлением от наказания… Его давно уже нет в живых, и я почитаю себя счастливым, что могу воздать памяти его должное».

1.2.3 Протоиерей Флегонт Талантов (1823-1837)
29 мая 1823 года ключарь Благовещенского собора священник Флегонт Тихонович Талантов мин. духовных дел и НП был утвержден в звании преподавателя ЦБИ КИУ.
До своего назначения в университет о. Флегонт уже имел небольшой (три года) опыт преподавания. По успешном окончании Московской духовной академии в звании кандидата в 1820 году ключарь Благовещенского собора обучал казанских семинаристов всеобщей истории и еврейскому языку.
За время университетской службы о. Талантова в учебном плане по отношению преподавания ЦБИ произошли некоторые изменения. Во-первых, этот предмет стали изучать не за три, а за два года. Если вначале о. Флегонт вел данный предмет на всех трех курсах* по одному разу в неделю, то уже со следующего года преподавание для студентов третьего разряда прекратилось (хотя экзамен по окончании курса они все же сдавали).
Однако, количество часов осталось прежним. До 1828 года прот. Талантов читал свой предмет 4 часа в неделю: по два для студентов первого и второго разрядов.
Дальнейшим этапом было ограничение курса до одного года. Пятого ноября 1827 года ректор университета постановил, что ЦБИ будет читаться два раза в неделю: один раз для студентов первого разряда, другой - для студентов первого и второго разрядов в соединении, с той целью, чтобы последние могли также повторить материал прошлого года. «А впредь учение церковно-библейской истории оканчивать в один год в первом разряде». Таким образом, с 1828-29 учебного года данный курс читался только для студентов первого разряда. Преподавание велось два раза в неделю по два часа.
Отметим два события, имевших место в исследуемое нами время. Хотя они не связаны напрямую с личностью о. Флегонта как преподавателя, однако, затрагивают предмет нашей работы.
Первое, в 1825 году был принят устав университета. Есть в нем и положения, касающиеся преподавателя ЦБИ. В главе «О предметах учения по нравственно-политическому отделению» § 34 говорится: «Профессор церковной истории будет руководствоваться при своих преподаваниях книгами, принятыми и одобренными Духовным начальством и притом сохранить правила, означенные в двух предыдущих параграфах». В этом случае речь идет об обязанности профессора богословия до начала курса представить конспект своих лекций на утверждение местного духовного начальства, а затем подать в Совет к общему сведению. Кроме того, ставится цель преподавания богословия, которая состоит не в том, чтобы студентов сделать богословами, а «утвердить их в вере и благочестии». Отсюда делаем вывод: изучение церковно-библейской истории имело целью не столько повысить интеллектуальный уровень студентов, сколько воспитать их в добре и прочих добродетелях на примере библейских персонажей.
Второе событие произошло в 1829 году. Дело в том, что в КИУ учились не только православные христиане, но и студенты западного вероисповедания (католики, протестанты). 13 сентября того года преподаватель богословия прот. Нечаев донес в Совет, что западные христиане не посещают его лекций. Он предложил свой вариант решения проблемы. По его мнению, догматическое богословие из-за некоторых разногласий в вопросах веры им не следует преподавать. Однако, нравственное богословие и ЦБИ они посещать могут, т.к. предметы эти не содержат, на его взгляд, существенных различий. Господин министр постановил: «Студентов других вероисповеданий не надлежит принуждать к слушанию лекций богословия, какой бы то части не было». Таким образом, богословские дисциплины (в т.ч. и ЦБИ) с 1829 года стали необязательными для христиан западного вероисповедания.
В архивных делах сохранилась Программа по ЦБИ, составленная прот. Талантовым. Следуя ей, преподаватель сначала рассказывал о вводных понятиях курса (определение, разделение по предметам, польза, цель, периодизация, источники, разделение по источникам); затем переходил к изложению Священной истории Ветхого Завета, которая, по его плану, делится на десять периодов (от сотворения мира до жизни евреев перед приходом Мессии). Оканчивался курс рассказом об истории новозаветной, последней темой которой была «О достопамятных лицах в Церкви во время Мессии». Основными пособиями, как и прежде, служили труды митр. Филарета (Дроздова) и арх. Иннокентия (Смирнова).
В 1835 году был принят новый Устав университетов Российской империи. Согласно его требованиям к преподаванию допускались лишь лица, имевшие ученые степени доктора или магистра. Прот. Талантов имел лишь звание кандидата. Поэтому при введении нового Устава 1 августа 1837 года он был уволен.
Все 14 лет службы в университете о. Флегонт исправно нес свои обязанности, при этом ничем особым не выделялся. Занятия его студенты не пропускали, но не потому, что они были интересными, скорее наоборот, они просто боялись получить плохую отметку за поведение. Студенты никогда не занимались его предметом.
Спрашивал прот. Талантов всегда одинаково, по списку, но, не произвольно называя студентов, а в таком порядке, как они стояли в списке. «Каждый из нас, зная свою очередь, …отправлялся на самую заднюю лавку и там отвечал, преспокойно читая по книге Филарета, только стараясь переставлять слова или переиначивать фразу... Не знаю, отец Флегонт наивно ли верил нашим безукоризненным ответам, или замечал наши проделки, но молчал…такая «легкость» в ответах делала нас ленивыми к изучению церковно-библейской истории».
Никаких публикаций, кроме одной проповеди, прот. Талантов не оставил. Это, пожалуй, единственный из преподавателей церковной истории, который ничем примечательным не запомнился.
Мы рассмотрели первый период в истории преподавания ЦИ в КИУ. Начало лекций по данному предмету было положено в 1819 году. Первым преподавателем стал ректор КазДС арх. Феофан (Александров). Уже в следующем году его сменил прот. Александр Нечаев. Три года он вел курс ЦБИ, оставил после себя добрую память. Далее, до 1837 года, т.е. вплоть до введения нового устава следующим преподавателем был прот. Флегонт Талантов.
С 1819 по 1837 годы в преподавании ЦБИ произошли некоторые изменения. Если в первое время он изучался на всех трех отделениях (т.е. курсах), то в последующие годы программа сократилась до одного года. Этот предмет стал преподаваться только для студентов первого разряда. Тем не менее, общее количество часов осталось неизменным (4 часа в неделю).
Эта дисциплина как часть кафедры богословия относилась к нравственно-политическому отделению, по должности преподаватель ее считался адъюнктом профессора богословия. Предмет имел общеобразовательный характер, лекции были общими для студентов всех отделений (в смысле «факультетов»).
Основным учебным пособием, по которому и составлялись лекции преподавателей, было «Начертание церковно-библейской истории» арх. (впоследствии митр.) Филарета (Дроздова). Содержание лекций представляло собой разбор Священной истории Ветхого и Нового Завета. Поэтому предмет этот по отношению к данному периоду преподавания можно назвать библейско-церковной или, проще говоря, библейской историей.
Занятия были направлены не на то, чтобы сделать студентов университета специалистами в области данной дисциплины. Цель курса была нравственно-практическая и воспитательная.
Отношение студентов к предмету, судя по воспоминаниям, относящимся ко времени преподавательской службы прот. Талантова, было прохладным. Лекции посещались лишь из-за страха наказаний, а не из-за любознательности. Методика преподавания о. Флегонта не повышала у студентов мотивации к изучению ЦБИ.
Также нужно отметить, что для студентов западного вероисповедания посещение лекций по данному предмету с 1829 года стало необязательным.


1.3 Церковная история между уставами 1835 и 1863 годов
Этот пункт мы решили разбить на две части, по числу преподавателей, читавших курс ЦБИ с 1837 по 1863 годы.

1.3.1 Архимандрит Гавриил (Воскресенский) (1837-1840, 1841-50)
Арх. Гавриил личность довольно крупная и весомая в научном мире, заслуживает более подробного внимания.
Окончив Московскую духовную академию со степенью магистра, был оставлен при ней бакалавром философских наук, а затем бакалавром по кафедре Священного Писания и герменевтики. Своими дарованиями обратил на себя внимание митр. Филарета Московского. Был перемещен в Санкт-Петербургскую духовную академию бакалавром богословских наук. До назначения в Казань архимандритом Зилантова монастыря управлял Орловской и Могилевской семинариями.
В Казани в течение первых пяти лет был отстранен от преподавательской деятельности. Возможно, причина настороженного отношения начальства к нему заключалась в личности самого архимандрита. Сохранилось такое воспоминание современника об о. Гаврииле: «Высокого роста, богатырски сложенный, откровенный, добродушный, в высшей степени веселый, рожденный жить в свете, в большом обществе, склонный к семенной жизни - он поступил в монахи - наперекор своему призванию, своему живому характеру…».
В 1833 году ему все-таки доверили преподавание в богословском классе местной семинарии, а с 30 апреля 1835 и во второй казанской гимназии в качестве законоучителя. С 7 мая того же года арх. Гавриил преподаватель церковного права в КИУ.
По преобразованию университета по новому уставу и увольнению в связи с этим некоторых профессоров и адъюнктов стал вести кроме церковного права также богословие, ЦБИ, логику, психологию, метафизику, этику и историю философии. В первые два года ему приходилось читать лекции по 14 часов в неделю. Из них два часа были положены на ЦБИ.
Согласно новому уставу, этот предмет преподавался, также как и до этого, студентам первого разряда всех отделений университета. Особенностью Устава 1835 года было выделение кафедры богословия (к которой относилась и ЦИ) из состава нравственно-политического отделения (которое само было преобразовано) в общеуниверситетскую кафедру. Теперь она стала именоваться кафедрой догматического и нравоучительного богословия, церковной истории и церковного законоведения.
Итак, в первые два года арх. Гавриил читал ЦИ два раза в неделю по часу. В последующем число его лекций сократилось, в 1839-40 академическом году ЦИ преподавалась уже один раз (один час) в неделю. Это сокращение было вызвано не какими-то новыми директивами со стороны высшего начальства. На этот шаг руководство университета пошло вследствие большой нагрузки преподавателя.
В конце июля 1840 года о. Гавриил был уволен от службы в университете в связи с назначением на должность ректора Симбирской духовной семинарии. Однако, как и ранее в Орле, он проявил себя плохим администратором. На него было заведено следствие, а пока оно шло, университет был озабочен вопросом замещения кафедры богословия, которая уже больше года оставалась вакантной. Тогдашний попечитель М. Н. Мусин-Пушкин писал министру: «Для преподавания богословия и, в особенности, церковного законоведения - требуются условия, которые не всегда в одном лице соединены быть могут так счастливо и удовлетворительно, как удалось казанскому университету в лице архимандрита Гавриила».
Дело о. Гавриила было передано на рассмотрение Синода, и в конце октября 1841 года он был вновь определен преподавателем богословских наук в КИУ, с увольнением от духовно-учебной службы. Для преподавания ЦБИ ему был выделен двенадцатый час до полудня по средам.
Интересно, но если посмотреть на обозрение преподаваний за годы, в которые вел педагогическую деятельность о. Гавриил, то не всегда ЦИ именовалась «церковно-библейской историей», хотя в основном так и было, но имелись исключения. Например, в 1842-43 учебном году название курса «Церковно-библейская история и история христианской Церкви». Нам трудно сказать, отличалась ли в тот год программа преподавания, была ли она расширена временными рамками, т.к. не обнаружили никаких архивных данных по этому вопросу.
Однако, мы располагаем экзаменационными вопросами по ЦБИ за следующий 1843-44 академический год. Из 31 вопроса один посвящен вводным сведениям, 24 - содержанию Священной истории Ветхого Завета и 6 - Нового Завета. Последний вопрос - «Постановления и управление Церкви апостолами». Отсюда видно, что вопросов по истории собственно христианской Церкви, т.е. то, что было после апостолов, нет. Следовательно, можно предположить, что, несмотря на изменение названия курса в 1842-43 году, программа преподавания осталась та же.
Еще одним исключением является 1846-47 учебный год. Здесь впервые и в единственный раз ЦБИ нет вообще. Вместо нее во втором полугодии третьего курса арх. Гавриил для студентов всех факультетов читал курс «Истории Русской Церкви» один час в неделю. К сожалению, мы не располагаем больше никакими сведениями, кроме одного упоминания этого курса в Обозрении преподавания. Больше таких исключений не было.
Начиная с 1848-49 академического года* для студентов медицинского факультета ЦБИ стала преподаваться отдельно от студентов других отделений. Те, кто учился на обоих отделениях философского, а так же юридического факультетов, посещали лекции по данному предмету, как и прежде, один раз в неделю в течение всего первого курса. Будущие медики изучали ЦБИ три часа в неделю, но не целый год, а в продолжении второго полугодия (также на первом курсе).
Арх. Гавриил преподавал в университете до весны 1850 года. В последнее время он часто болел, вследствие продолжительной болезни ног он попросил уволить его от службы. Прошение его было удовлетворено 8 марта того же года.
Однако в Отчете университета за 1850-51 академический год приводится другая причина увольнения о. Гавриила - не по собственному желанию, а «за реформою». Было решено упразднить отдельную кафедру философии и присоединить данный предмет к кафедре богословия, профессором которой был назначен другой преподаватель.
В Казани архимандрит Зилантового монастыря долго не задержался, его переместили в другую, заметно отдаленную епархию. Несмотря на это обстоятельство об о. Гаврииле сохранилась добрая память, особенно среди простого народа, который ценил в нем простоту и благотворительность.
Студенты тоже его любили. Они в шутку называли его «казанским прозорливцем». Дело в том, что на занятиях о. Гавриил частенько отклонялся от темы на обычные разговоры «о городских новостях, в которых он всегда был хорошо осведомлен».
Успехи студентов по предметам арх. Гавриила, как это видно из экзаменационных списков, постоянно оказывались отличными. Проф. прот. Смирнов А.В. объясняет этот факт более чем снисходительным отношением преподавателя к ответам на экзамене. Он сообщает, что все билеты перед экзаменом распределялись и все студенты готовили только один билет. Прот. Смирнов заключает: «Несмотря на свои выдающиеся способности и редкий дар слова, архимандрит Гавриил не был образцовым преподавателем».
Тем не менее, при всех своих немногих недостатках (отсутствии административных способностей, частом отвлечении от темы лекций), наместник Зилантового монастыря обладал многими дарованиями, как чисто человеческими (умением общаться, особенно с простым народом), так и интеллектуальными.
Арх. Гавриил внес большой вклад в русскую науку. Кроме слов и речей по поводу различных торжественных мероприятий его собрание составляют труды по истории церковного права и философии, а также летопись Зилантового монастыря. Но самым значительным его произведением является «История философии в шести частях». Здесь он кроме известных мировых мыслителей уделяет внимание и русской философии, которая к тому моменту только начала складываться. Этот труд долгое время служил основным пособием для студентов духовной академии и университета для подготовки к экзаменам.
На этом мы завершаем повествование об арх. Гаврииле и переходим к его приемнику.


1.3.2 Протоиерей Александр Владимирский (1850-1863)
Следующим после арх. Гавриила преподавателем ЦБИ был выпускник Нижегородской духовной семинарии и КазДА священник Александр Поликарпович Владимирский.
Он был первым магистром первого выпуска вновь открытой высшей духовной школы Казани. Преподавал там церковное право, библейскую историю, а так же немецкий и греческий языки. Недолго продолжалась его служба в академии. В 1850 году он стал преподавателем в КИУ в должности ординарного профессора (далее о.п. - прим.авт.) богословия и философии.
В его обязанности как преподавателя богословия, согласно § 14 Устава 1835, входило чтение лекций по догматическому и нравственному богословию, а так же ЦИ и церковного права. Кроме того, как и в случае с арх. Гавриилом, о. Александру было поручено преподавание философии, а точнее, логики и опытной психологии. Однако, философия вскоре была запрещена в университетах, вновь ее стали преподавать спустя почти 10 лет (с 1862 года).
К обязанностям преподавателя ЦБИ прот. Владимирский приступил с самого начала 1850-51 академического года. В соединенных физико-математическом, историко-филологическом и юридическом факультетах он проходил данный предмет для студентов первого курса в течение всего года два часа в неделю. Для студентов же медицинского факультета обучение велось во втором семестре три часа в неделю.
Таким образом, никаких изменений в программе не произошло. Так же следует отметить, что о. Александр читал свой предмет столько часов, сколько было положено программой. Напомним, что арх. Гавриил вследствие большой учебной нагрузки преподавал ЦБИ всего лишь один час вместо двух. В качестве учебных пособий по-прежнему использовались две книги, авторами которых были митр. Филарет (Дроздов) и арх. Иннокентий (Смирнов).
В следующем 1851-52 году никаких перемен относительно интересующего нас предмета не происходило. Содержание программы курса и количество часов оставалось прежним.
Но уже в новом 1852-53 академическом го........




Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.