На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик «Советская интеллигенция в период политической «оттепели» (1953 1964)»

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: История. Добавлен: 11.11.2013. Сдан: 2010. Страниц: 61. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Федеральное агентство по образованию Российской Федерации
Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского

Введение. 4
Глава 1. «Советская интеллигенция»: определение понятия, количественный и качественный состав. 6
1.1Рост численности образованного слоя и изменение его положения в социальной структуре населения. 6
1.2.Политика советского режима в сфере формирования советской интеллигенции. Социальный состав советской интеллигенции в 50 - 60 гг. XX века. 11
Глава 2. Феномен политической «оттепели» в новейшей истории России. 21
2.1.Общая социально - экономическая и политическая ситуация в стране в 50 - 60 - е годы XX века. XX съезд партии. Его роль в формировании внутренней политики СССР. 21
2.2.Социальные и политические реформы в период «хрущёвской оттепели». 29
Глава 3. Проблема взаимоотношения власти и интеллигенции в 1953 - 1964 гг. 33
3.1.Творческая интеллигенция и власть: Изменения в культурной жизни, проблемы взаимоотношений творческой интеллигенции и власти. 33
3.2.Научная интеллигенция: Формирование, основные пути развития, достижения. 49
Заключение: 56
Список литературы: 58
Приложения: 60



Введение.

Лицом всякого общества, творцом и выразителем его достижений, определяющим конкурентоспособность данного общества и его вклад в мировую цивилизацию является слой, представляющий совокупность лиц, обладающих сравнительно более высоким, чем рядовые члены общества, уровнем информированности (образования) и осуществляющих функции руководства, духовно-культового обслуживания и научно-технологического развития. Качественные характеристики такого слоя во многом обусловливают судьбу страны, ложные ориентиры и представления в этом отношении чреваты самыми тяжелыми последствиями для страны, ибо для исправления положения обычно требуются, как минимум, десятилетия.
В СССР таким слоем считалась советская интеллигенция, которая несколько десятилетий являлась не только олицетворением достижений советского государства в области науки и культуры, но и главным показателем настроений в обществе, выразителем общественного мнения. Примечательно, что в основном именно представители интеллигенции пострадали во время сталинских «чисток», массовых репрессий, ложных доносов, обвинений и цензурно - идеологического пресса, установленного в государстве.
Часто в литературе и публицистике период «хрущевской отпели» называют «расцветом» советской интеллигенции, поскольку именно в это время происходят коренные изменения не только в политической, но и в культурной жизни.
В наше время эта тема приобрела особую актуальность ввиду того, что противоречивость отношений советской власти к культурному слою на данном этапе достигла своего апогея и приобрела особую значимость. Именно политика государства, проводимая по отношению к советской интеллигенции в 50 - 60 - е годы отразило всю противоречивость изменений, происходивших в СССР. Подобное процессы помогают проследить становление не только интеллектуального слоя, но и всего советского общества на протяжении длительного промежутка времени.
Стоит заметить, что в наше время взаимоотношения партийного аппарата со многими представителями интеллектуального слоя вызывает массу разнообразных споров, касающихся не только обсуждения вопросов общих изменений в культурной жизни, цензуры и настроений, царивших в тот хронологический период, но и личных взаимоотношений некоторых представителей власти и интеллигенции.
Отзывы об отношении власти и партийцев к интеллигенции в период «оттепели» очень неоднозначны и противоречивы. С одной стороны этот период заложил основы свободомыслия и появления новых направлений в среде творческой и научной интеллигенции, с другой показал двойственное отношение партийного аппарата и первых лиц государства к деятелям науки и искусства, отняв у интеллектуального слоя даже малую толику надежды на перемены и отход от тоталитаризма.
Основной целью работы является показать развитие взаимоотношений между советской интеллигенцией и партийной номенклатурой, установив, все особенности, отличия и закономерности, выявив основные тенденции и изменения и показав связь между изменениями этих отношений и периодом «хрущёвской оттепели» в советском обществе.
Главными задачами являются выявление основных особенностей взаимоотношений власти и интеллигенции, прослеживание цепочки изменений в качественном и количественном составе советской интеллигенции, и указать основные проблемы этих взаимоотношений и реакция на их развитие внутри образованного слоя, а также результаты, к которым они в итоге привели, повлияв на развитие интеллектуального слоя в Советском Союзе.


Глава 1. «Советская интеллигенция»: определение понятия, количественный и качественный состав.


1.1Рост численности образованного слоя и изменение его положения в социальной структуре населения.

Трансформацию интеллектуального слоя при советском режиме в СССР можно рассматривать и как частный случай такой трансформации в массовом обществе вообще, советский опыт все-таки уникален. Прежде всего, потому, что уникален сам тоталитарно-идеократический режим, сознательно ставящий одной из основных целей своего развития принципиальную ликвидацию интеллектуального слоя как социального и культурного явления. Соответственно и результаты, достигнутые на этом пути (пусть задача и не была выполнена в полной мере), обеспечили такой состав и качество интеллектуального слоя, которые заметно отличали советский вариант от иных, современных ему. Вот почему обращение к истории интеллектуального слоя в советское время представляет определенный интерес.
В советское время слой лиц умственного труда принято было именовать (в т.ч. и в официальных изданиях) интеллигенцией, что входило в противоречие с известным с XIX в. определением последней как специфической общности, не только не совпадающей с кругом образованных людей, носителей отечественной культуры, но в известном смысле противостоящей ему.
Важнейшим обстоятельством, оказавшим решающее влияние на большинство проблем, связанных с обликом и положением интеллектуального слоя, стал быстрый, искусственный и гипертрофированный рост его численности. Подготовка специалистов и развитие сети учебных заведений форсировались практически на всех этапах истории советского общества, ибо были прямо связаны с целью лишить интеллектуальный слой особого привилегированного статуса путем “превращения всех людей в интеллигентов”. Темпы подготовки инженеров и других специалистов массовых интеллигентских профессий намного опережали реальные потребности экономики (особенно в производственной сфере) и диктовались, главным образом, пропагандистскими и политическими соображениями.
Начиная с 20-х годов перед политическим руководством стояла, кроме всего прочего, и проблема обеспечения лояльности интеллектуального слоя, недопущение возможности оппозиции с его стороны. Для этого важно было, во-первых, исключить корпоративную общность и солидарность отдельных отрядов этого слоя (традиции такой общности в дореволюционной России были достаточно развиты), а, во-вторых, всегда иметь возможность заменить саботирующих или репрессируемых специалистов без ущерба для дела при массовом характере их сопротивления. Избыточное увеличение численности решало обе этих проблемы. Подобная политика в области образования характерна, кстати, для всех коммунистических режимов.
Важнейшее значение для увеличения численности образованного слоя имел, конечно, рост численности студентов, форсирование которого стало первостепенной заботой советского властей. После некоторых колебаний в середине 20-х годов число студентов росло огромными темпами.
По десятилетиям прием, выпуск и число студентов (тыс. чел.) выглядели как в Приложении 1.
В целом людей, с высшим и 1790,3 тыс. чел. со средним специальным образованием, за войну - 302 и 539,8, а за послевоенный период до 1970 г. - 7624,8 и 12432,6 тыс. чел. соответственно. Среднегодовое увеличение (%) приема в ВУЗы и техникумы составило, как в Приложении 2.
При этом если в 1950 г. на дневные отделения принималось 73,26% студентов, то в 1965 г. - менее 50.
Однако численность всего социального слоя лиц умственного труда росла еще быстрее численности студентов и была гораздо значительнее, чем число выпускников учебных заведений, поскольку для советского строя всегда было характерно (особенно в довоенный период) так называемое “выдвиженчество” - массовое назначение на должности для исполнения интеллигентских функций людей, не получивших соответствующего образования. Основные показатели этого роста по десятилетиям приведены в Приложении 3.
“Всплеск” роста слоя советской интеллигенции пришелся на 50-60-е годы, когда по отдельным категориям он составил до 100% за десятилетие.
В советской статистике сведения об удельном весе интеллектуального слоя в населении страны не всегда сопоставимы и приводятся не за все годы. Лиц умственного труда или “служащих” в анкетном смысле принято было подразделять на собственно служащих и специалистов (в т.ч. с высшим и средним специальным образованием и состоящих на соответствующих должностях “практиков”). При этом общее число лиц с высшим и средним специальным образованием было еще несколько больше, поскольку ежегодные данные относятся к “занятым в народном хозяйстве”, а не ко всем, имеющим таковое. Например, в 1959 г. - работало 3778 и 3235,7; из имеющих среднее специальное образование 7870 тыс. чел. работали тогда 4781,1 тыс. чел. В 1962 г. работало примерно на 1 млн. чел. меньше, чем имеющие высшее образование 4717 тыс. чел. и чуть ли не на 3 млн. чел. меньше, чем имеющие среднее специальное 9207 тыс.
Особенно быстро росла численность специалистов производственных отраслей. Число их (в тыс. чел.) показано в Приложении 4.
После войны обладатели ученых степеней стали составлять значительный процент научных работников, особенно в учреждениях АН. С конца 50-х годов доля их стала снижаться в результате массового рекрутирования в науку кого попало и отчасти из-за стремления экономить на зарплате ученым, несколько замедлило поначалу рост защит и введение нового порядка защиты диссертаций в 1972 г.
Для 60-70-х годов были характерны две тенденции: во-первых, рост доли научных работников, обучавшихся в аспирантуре при ВУЗах, но работающих в НИИ, во-вторых, уменьшение удельного веса аспирантов очной аспирантуры.
Большинство научных сотрудников НИИ не обучалось в аспирантуре, но среди имеющих ученую степень аспирантуру окончили свыше половины, причем показатель этот не одинаков по отраслям наук. В АН СССР за 1955-1965 гг. защитилось 16093 соискателя и 16762 аспиранта. Для аспирантуры, впрочем, была характерна довольно низкая эффективность (особенно в АН СССР): лишь около 10% аспирантов представляли диссертации в положенный срок, а до половины вовсе их не представляли.
В довоенный период наука была сосредоточена в основном в ВУЗах.
Со временем все большая доля научных работников стала приходиться на НИИ - от менее трети до войны до более половины в 50-60-е годы.
Как и до революции подавляющее большинство ученых работало в Москве и Ленинграде (в 1951-1955 гг. 41,4% докторов наук приходилось на Москву, 16,0 на Ленинград и еще 12,4 - на остальные города Европейской части СССР).
Для должностной структуры научных работников была характерна (особено в отраслевых НИИ) высокая доля руководителей, часто превышающая доля старших научных сотрудников. Средний возраст научных работников в 1956 г. по данным СОАН составил 38 лет, средний возраст всех научных работников СССР в 50-е годы составил 42 года, кандидатов наук - 47 и докторов - 59 лет против 38, 43 и 56 в 60-е.
Практически для всех социально-профессиональных групп образованного слоя была характерна такая степень количественного роста, которая лишала их профессию прежнего ореола избранности и делала излишним опасения по поводу возможности замены при необходимости сколь угодно значительной их части. В 50-60-х годах все основные черты советского интеллектуального слоя, сложившиеся с 20-х годов, получили дальнейшее развитие. Продолжавшееся безмерное разбухание интеллектуального слоя (к концу 60-х годов насчитывалось 37 млн. специалистов, в т.ч. 16 млн. с высшим образованием) привело к тому, что при значительно более низком социокультурном и техническом уровне СССР по сравнению с развитыми европейскими странами, он находился на первом месте в мире по количеству врачей, инженеров, научных работников и т.д. не только в абсолютном исчислении, но и на душу населения.
Важным обстоятельством бытия интеллектуального слоя стала его бюрократизация. С исчезновением настоящей бюрократии (сравнительно небольшого слоя чиновников, юридически оформленного, с конкретной и четкой иерархией, чинами и т.д.) произошла тотальная бюрократизация всего общества и в первую очередь его образованного слоя, в котором хотя никто не имел гражданских чинов, но практически каждый являлся чиновником в смысле принадлежности к системе общественных отношений, где все замкнуто на государство и любая сфера деятельности есть по сути государственная служба, поскольку других работодателей не имеется.
Тотальный контроль социалистического государства над всеми сферами жизни привел к невиданному разрастанию и собственно административно-управленческого слоя.
Проблема “сокращения государственного аппарата” постоянно поднималась в советское время, но ни разу даже не приблизилась к решению, потому что в социалистическом государстве она не решаема в принципе. Наиболее шумные кампании под лозунгами типа “Из канцелярии - к станку!” имели место в конце 50-х - начале 60-х годов. Планы простирались до того, чтобы переучивать служащих в рабочих и направлять их в отдаленные районы. Но и роспуск ряда министерств, перекройка органов управления и другие меры принесли смехотворные результаты. В 1960 г. по сравнению с 1958 численность государственного аппарата сократилась на 6-7%, но уже в 1963 г. - восстановилась, в следующие года стала уверенно расти. При этом наиболее квалифицированная часть специалистов концентрировалась обычно в аппарате, а не на производстве. Выпускники ВУЗов также стремились любой ценой избежать предприятий. Советский строй был немыслим без бюрократизации, это та основа, без которого он не мог существовать, даже если бы примитивизм и ограниченность его политического руководства на всех уровнях не заставляли искать в ней спасения.
Таким образом, в 50 - 60 - х годах наблюдается рост интеллектуального слоя советского общества, связанный со многими социальными, политическими и демографическими факторами.
Он был обусловлен, как идеологическими программами власти, направленными на формирование подконтрольной «прослойки» советской интеллигенции, так и с увеличением количества административных и научных должностей из - за разрастания бюрократического аппарата и развития научной деятельности в государстве. Данные факторы, в совокупности с общими тенденциями, происходившими в советском обществе в данный период, привели к небывалому росту представительства советской интеллигенции в общей социально - демографической картине государства.


1.2.Политика советского режима в сфере формирования советской интеллигенции. Социальный состав советской интеллигенции в 50 - 60 гг. XX века.

Поскольку создание советского интеллектуального слоя происходило под знаком борьбы за "социальную однородность общества", коммунистический режим целенаправленно формировал совершенно определенный социальный состав его, придавая этому огромное, часто самодовлеющее значение. В идеале (впредь до исчезновения этого слоя как такового) желательно было иметь его полностью "рабоче-крестьянским" - так, чтобы каждое новое поколение интеллигенции было бы интеллигенцией "в первом поколении". Но более реальной была задача, по крайней мере, не допустить, чтобы процент выходцев из интеллигенции в новом поколении образованного слоя превышал долю этого слоя в населении страны.
Задача регулирования социального состава образованного слоя осуществлялась по нескольким направлениям: во-первых, непосредственное регулирование социального состава студентов - система прямых ограничений для одних и льгот для других категорий абитуриентов в зависимости от происхождения, во-вторых, создание специальных учебных заведений для подготовки к поступлению "социально-близких" власти лиц, в-третьих, система льгот и преимуществ, не связанная непосредственно с социальным происхождением, но содействующая поступлению "ценных" в социальном отношении элементов, в-четвертых, внедрение в состав образованного слоя (путем назначения на соответствующие должности) тех же элементов без получения нормативного образования.
В 50-х годах, когда такая тенденция начала было проявляться, была сделана попытка вернуться к практике 20-х годов. В 1958 г. было принято положение о преимущественном зачислении в ВУЗы так называемых "производственников" или "стажников" - лиц, проработавших на производстве не менее 2-х лет, действовавшее весь период хрущевского правления. Практически дело было поставлено таким образом, что "стажники" зачислялись по мере подачи заявления, экзамены для них были формальностью, поскольку их доля в плане приема должна была составлять до 80%. Реально из принятых на дневные отделения "стажники" составляли, как в Приложении 5.
Это, однако, вызвало столь катастрофическое падение уровня подготовки специалистов, что власти были вынуждены отказаться от столь быстрого прорыва к "стиранию граней между физическим и умственным трудом", и в 1965 г. этот принцип был отменен. Но и после этого "стаж" наряду с другими льготами оказывал заметное влияние на вероятность поступления. "Стажников", правда, стало заметно меньше, доля в приеме их и абитуриентов, направленных по путевкам предприятий, снизилась почти в 3 раза, см. Приложение 6.
В конце 60-х годов доля "стажников" оставалась невелика, подавляющее большинство студентов поступало после школы, причем в ходе учебы их отсеивалось значительно меньше, чем "стажников".
Причем к "стажникам" были приравнены демобилизованные солдаты срочной службы (формально относимые к "служащим"), которых в составе этой категории абитуриентов (как и соответственно в числе учащихся подготовительных отделений, о чем см. ниже) становилось все больше и больше, так что к концу 50-х годов они стали составляли большинство "стажников". В их составе преобладали выходцы из рабочих и крестьян.
И во все последующие годы вплоть до последних лет существования коммунистического режима - сохранялась система негласных преимуществ по признаку социального происхождения "из рабочих и крестьян" и вполне гласных и очень весомых преимуществ "производственникам", для которых существовал отдельный конкурс на заранее выделенное число мест с несравненно более низким проходным баллом (за исключением ряда самых престижных ВУЗов им практически было вполне достаточно сдать на "тройки"). Эта практика поддерживалась идеологически в печати, публицистике и научной литературе (излюбленным сюжетом социологических исследований было изучение социального состава студентов как фактора "становления социальной однородности советского общества"): "Соответствие между удельным весом различных социальных групп, пополняющих ряды интеллигенции и социальной структурой общества не устанавливается стихийно. Проблема регулирования социального состава пополнения интеллигенции не исчезает после победы социализма и вступления общества в этап развитого социализма... Очевидно, что при таких бурных темпах количественного роста интеллигенции, ослабление внимания к регулированию социального состава пополнения интеллигенции создавало простор для действия ряда стихийных факторов, которые неизбежно нарушали сложившееся соответствие между удельным весом различных социальных групп, пополняющих ряды интеллигенции и социальной структурой общества". Обычно констатировалось, что "в зрелом социалистическом обществе социальная политика в области высшего и среднего специального образования направлена на то, чтобы среди студентов удельный вес выходцев из рабочих семей приблизительно соответствовал удельному весу рабочего класса в социальной структуре общества. Поэтому в целях усиления притока детей рабочих в ВУЗах осуществляется социальное регулирование социального состава студенчества".
При выработке правил приема в ВУЗы решающее значение всегда имели идеологические соображения. Советские философы констатировали, что такой громадный рост (с 3 млн. лиц умственного труда в 1926 г. до около 36 в 1976 г.) был бы в принципе невозможен за счет "самовоспроизводства" интеллигенции, но достижение "социального равенства" в сфере образования находили "связанным с преодолением известного противоречия", которое состояло в том, что "социалистическое общество заинтересовано, чтобы в ВУЗы отбирались наиболее подготовленные и способные молодые люди. В то же время при отборе поступающих только по знаниям фактическим преимуществом бы пользовались выходцы из среды интеллигенции". Однако в эти годы даже им приходилось признавать, что разрешить это противоречие путем возвращения к системе классового отбора невозможно, и что меры 1958 г. также себя не оправдали как приведшие к снижению уровня знаний поступающих. Речь шла даже о "необходимости всемерного улучшения конкурсного отбора в ВУЗы и о регулировании социального состава студенчества преимущественно педагогическими мерами" (главным образом помощи ряду категорий абитуриентов по восполнению пробелов в знаниях). Для оправдания же "остатков неравенства" был придуман следующий остроумный довод: "Принимая сегодня в ВУЗы наиболее подготовленных (эта "крамола" требовала "оправдания" - С.В.), общество стремится обеспечить ускоренное развитие производительных сил, науки и культуры, а тем самым и дальнейшее продвижение по пути "выравнивания шансов". Использование остатков социального неравенства в качестве рычага для движения к социальному равенству - такова общая диалектическая закономерность развития социализма".
В 1961 г. Были возрождены рабфаки, появившиеся ещё в 30 - е годы, в виде "подготовительных отделений" (которые вследствие тождества функций стали в печати именовать по-прежнему - рабфаками). Первоначально по окончании подготовительных отделений надо было держать выпускной экзамен (он же и вступительный, так как рабфаковцы принимались на 1-й курс без экзаменов) и процентов 10-15 наиболее слабых отсеивалось. Для выпускников подготовительных отделений устанавливалась квота в плане приема - не менее 20% (но в ряде ВУЗов - до 50%). Первый из возрожденых рабфаков был создан в ЛГУ в 1961 г., а постановление об их массовом развертывании принято 20.08.1969 г. Уже в первый год в ВУЗовском приеме питомцы рабфаков должны были составить 20%. Из слушателей первого приема к выпускным экзаменам было допущено 87,7%, их которых в ВУЗы принято 84,6%. Среди зачисленных рабочие составляли 62%, колхозники 23 и демобилизованные 15%.
Деятельности рабфаков придавалось огромное идеологическое значение: "Опыт показал, что лучший путь приведения социального состава студенчества в соответствие с социальной структурой общества - это расширение сети и улучшение качества работы подготовительных отделений". Было, между прочим, сразу же замечено, что в составе подготовительных отделений доля рабочих и колхозников постоянно снижается за счет демобилизованных (среди которых обычно был выше процент выходцев из интеллигенции).
Учитывая, что при приеме на рабфаки в числе рабочих выходцы из интеллигенции не подвергались дискриминации, то при конкурсе на подготовительных отделениях 1,8 - 2 человека на место они, обладая, как правило, лучшей подготовкой, имели сравнительно больше шансов поступить. Кроме того, в ходе отсева (а он достигал вначале 22,7%) по той же причине отсеивались опять же по преимуществу выходцы из наименее культурных слоев. Неудивительно, что отсев пытались все время сократить, и к 1975 г. экзамены при выпуске с подготовительных отделений стали пустой формальностью, и в ВУЗ поступали практически все, принятые на рабфаки. В смысле реальной подготовки подготовительные отделения, разумеется, ничего не давали, и их низкую эффективность в этом отношении, особенно в технических ВУЗах, вынужденно признавали и советские авторы, справедливо отмечая, что 10 месяцев явно недостаточно, чтобы восполнить пробелы в знаниях.
Деятельность рабфаков существенно повлияла на состав студентов. Как с удовлетворением отмечали советского авторы, если до их создания "число рабочих и сельской молодежи составляло примерно треть учащихся, то с их организацией количество производственной молодежи повысилось, так как для нее отводилось еще около 20% от общего плана приема на дневное обучение". (Так в Уральском политехническом институте в 1961 г. ее было принято 38,4%, а в 1964 г., когда подготовительные отделения уже регулярно выполняли свои функции, - 53........

Список литературы:

1. Барсуков Н. А. XX съезд в ретроспективе Хрущева //Отечественная история. 1996. № 6.
2. Наумов В. П. Н. С. Хрущев и реабилитации жертв массовых политических репрессий //Вопросы истории. 1997. № 4.
3. Рейман М. Н. С. Хрущев и поворот 1953 года //Вопросы истории. 1997. № 12.
4. Аксютин Ю. В. Новое о XX съезде КПСС //Отечественная история. 1998. № 2.
5. Медведев Р. XX съезд КПСС: до и после //Преподавание истории в школе. 2000. № 7.
6. Парамонов Б. То, чего не было. «Оттепель» и 60 - е годы //Звезда. 1998. № 10.
7. Свет и тени «великого десятилетия». Н. С. Хрущев и его время. Л., 1989.
8. Зезина М. Р. Из истории общественного сознания периода «оттепели». Проблема свободы творчества //Вестник Московского университета. Серия 8. История. 1992. № 6.
9. Зубкова Е. Реформы Хрущева: культура политического действия //Свободная мысль. 1993. № 9.
10. Денисов Ю. Аграрная политика Н. Хрущева: итоги и уроки//Общественные науки и современность. 1996. № 1.
11. Шатров М. Ф. Судьба отечественных реформаторов //Свободная мысль. 1994. № 10.
12. Дедков И. Время Хрущева: Взгляд из провинции //Свободная мысль. 1996. № 1.
13. Архипов К.И., Сидорова Л.П. Профессиональная деятельность выпускников вечернего вуза // СИ, 1984, №2
14. Быкова С.Н., Игитханян Е.Д. Рец.: Социальные функции высшей школы в социалистическом обществе. Харьков, 1984 // СИ, 1986, № 1
15. Игитханян Е.Д., Кирх А.В. Актуальные проблемы развития социальной структуры советского общества // СИ, 1982, № 1
16. Кинсбурский А.В. Всеобщее профессиональное образование молодежи: мнения, оценки // СИ, 1984, № 4
17. «Известия КПСС» «Мы собрались для того, чтобы искренне высказать свои мысли», 1990, №11
18. Пахомов Н.Н. Интеллигенция - образование - культура // ВВШ, 1986, № 11
19. Подъячих П.Г. Население СССР. М., 1961.
20. Рубина Л.Я. Советское студенчество. М., 1981
21. Руткевич М.Н. О социалистическом бесклассовом обществе // СИ, 1985, № 3
22. Руткевич М.Н. Реформа образования, потребности общества, молодежь // СИ,1984, № 4
23. Руткевич М.Н. Сближение рабочего класса и инженерно-технической интеллигенции // СИ, 1980, № 4
24. Руткевич М.Н. Становление социальной однородности, М., 1982
25. Руткевич М.Н. Тенденции изменения социальной структуры советского общества // СИ, 1975, № 4
26. Сбытов В.Ф. Штрихи к портрету советской научно-технической интеллигенции // СИ, 1986, № 3
27. Сенявский С.Л. Социальная структура советского общества в условиях развитого социализма, с. 197.
28. СИЭ, т. 16. М., 1976
29. Советская интеллигенция и ее роль в строительстве коммунизма. М., 1983
30. Филиппов Ф.Р. Научно-технический прогресс и совершенствование социальной структуры общества // СИ, 1985, № 4
31. Филиппов Ф.Р. Социология образования. М., 1980
32. Филиппов Ф.Р. Формирование поколений социалистической интеллигенции // СИ, 1980, № 2
33. Шуруев А.С., Рябков Ф.С. Развитие высшего образования: итоги и перспективы // ВВШ, 1982, № 4
34. И.И. Андронник «Н.С. Хрущёв и его время» Л., 1987 с. 99 - 100
35. Александр Пыжиков «Хрущёвская оттепель», М., 2002, с. 232 - 235
36. Кожинов В.В. «Россия. Век XX. 1939 - 1964: опыт беспристрастного исследователя. М., 1988, с. 134 - 136
37. Кугель С.А. Профессиональная мобильность в науке. М., 1983
38. Вяземский К.И. «Экономика СССР в послевоенные годы», С.-П., 2000
39. «Народное хозяйство СССР», Л., 1989
40.
41.
42.
43.
44. .ru




Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.