На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Правовое регулирование акционерного общества. Система органов управления акционерного общества. Общее собрание акционеров. Совет директоров. Исполнительный орган. Особенности сделок акционерного общества. Выкуп и приобретение акций.

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Правоведение. Добавлен: 12.12.2006. Сдан: 2006. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


101
Оглавление

Введение
Глава 1. Правовое регулирование АО
1.1. Источники правового регулирования
1.2. Понятие и сущность акционерного общества
1.3. Правовая природа акционерного общества
Глава 2. Система органов управления акционерного общества
2.1. Общее собрание акционеров
2.2. Совет директоров (наблюдательный совет)
2.3 Исполнительный орган
Глава 3. Особенности сделок Акционерного общества
3.1. Сделки с участием аффилированных лиц
3.2. Сделки, в совершении которых есть заинтересованность
3.3. Крупные сделки
3.4. Выкуп и приобретение акций у акционеров
Выводы
Заключение
Литература
Введение
Актуальность темы исследования. Экономический рост нуждается в инвестициях. Одним из наиболее эффективных способов концентрации свободных ресурсов и превращения их в инвестиции выступают акционерные общества. С возвращением России в русло нормального экономического развития возникла потребность в правовом регулировании данных предпринимательских образований. Невзирая на то, что с начала 90-х годов XX века наблюдалось несколько волн законодательной активности в этой сфере, система нормативных актов в области акционерного права и рынка ценных бумаг далека от совершенства. Противоречия между ними, а в ряде случаев несоответствие легальных предписаний реальным условиям экономической деятельности породило множество корпоративных конфликтов, что, в конечном итоге, замедлило экономический рост.
Серьезного переосмысления требует сложившаяся к середине XX века в СССР доктрина юридического лица. Применительно к акционерным обществам многие из сформировавшихся в указанный период теорий, прежде всего посвященных государственным предприятиям, оказались непригодны. Акционерные общества либо вообще не изучались, либо исследовались при анализе зарубежных правовых институтов. Отсутствие разработанной теории акционерного общества повлекло невозможность законным способом разрешить многие противоречия, возникавшие в рамках «внутренней» деятельности данных организаций. Череда «акционерных войн», захлестнувшая Россию с середины 90-х годов XX века, стала тому наглядным подтверждением. Теоретическое осмысление акционерного общества как правового института позволит улучшить текущее законодательство, а также даст ориентиры судам при рассмотрении конкретных споров.
Таким образом, целью настоящей работы выступает исследование акционерного общества как правового института.
Предметом работы являются:
-- исследование оснований возникновения акционерного общества и его сущности как субъекта гражданского права;
-- изучение учредительных документов акционерного общества;
-- изучение структуры органов управления и контроля акционерного общества, их компетенции, определение характера и содержания правовых отношений, возникающих между обществом и лицами, выполняющими функции его органов;
-- выявление путей совершенствования правовых механизмов, обеспечивающих проведение общего собрания акционеров и достоверность его итогов;
-- определение путей предотвращения противоречий и эффективного разрешения конфликтов между лицами, участвующими в управлении делами акционерного общества-
Методологической основой исследования выступает диалектическая логика как ведущий общенаучный метод, а также частные методы научного познания: исторический, формально-логический, сравнительно-правовой, системного анализа.
Теоретическую основу исследования составляют труды советских и российских ученых-правоведов: М.М. Агаркова, С.И.. Брагинского, С Л. Братуся, А.В. Витрянского, В.Б. Ельяшевича, О.С. Иоффе, А.И. Каминки, М.И. Кулагина, Д.В. Ломакина, А.А. Маковской, Е.Л. Невзгодиной, Л.И. Петражицкого, В.К. Райхера, В А. Рахмиловича, Н.С. Суворова, ЕА. Суханова, И.Т. Тарасова, Б.Б. Черепахина, Г.Ф. Шершеневича, Л.Р. Юлдашбаевой и др.
При работе над дипломной использовались экономические исследования Р.Г. Коуза, И.В. Розмаинского, А. Е. Шаститко, О. Уильямсона и др.
Исследование выполнено на основе действующего законодательства Российской Федерации с учетом опубликованной судебной и судебно-арбитражной практики.
Научная новизна исследования заключается в том, что в работе произведен анализ отношений, образующих организационно-правовую форму акционерного общества как правового явления.
Практическая значимость исследования заключается в том, что сформулированные в работе выводы могут быть использованы при совершенствовании судебной практики.
Работа состоит из введения, трех глав, списка использованной литературы.
Глава 1. Правовое регулирование АО
1.1. Источники правового регулирования
Акционерные общества исторически получили наибольшее освещение в законодательстве и доктринальной литературе, а также большое распространение на прак-тике. По статистическим данным в Едином государст-венном реестре на акционерные общества (далее - АО) приходится свыше 16,63%.
АО предоставляет такие преимущества, как:
разделение функций собственности и управления;
повышение эффективности капиталов путем их объединения;
привлечение инвестиций посредством размещения акций на фондовом рынке;
свобода отчуждения акций;
ограниченная ответственность;
сочетание интересов общества, коллектива, отдель-ных лиц, собственников, управляющих, наемных работ-ников;
стабильность организационно-правовой формы.
Для России АО - традиционная организационно-правовая форма, но в силу исторического разрыва в правовом регулировании, неоднозначного воздействия экономических, социальных, политических процессов, происходящих в нашей стране, а также несинхронного развития различных отраслей права и законодательст-ва, существуют проблемы в определении правового ста-туса и внутренней организационной структуры АО, ха-рактеристике их создания, функционирования и пре-кращения деятельности.
Кроме Гражданского ко-декса, в настоящее время в России действуют два отве-чающие его нормам и принятые в соответствии с ним (п. 2 ст. 3 ГК) закона об АО - Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ в редакции от 6 апреля 2004 г. «Об акционерных обществах» (далее - Закон об АО) и Федеральный закон от 19 июля 1998 г. № 115-ФЗ «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)».
Особенности правового положения АО, созданных путем приватизации государственных и муниципаль-ных предприятий, определяются законами о привати-зации, а также иными правовыми актами о приватиза-ции, содержащими нормы гражданского права. Эта норма детализирована в п. 5 ст. 1 Закона об АО с одно-временной легализацией периода, когда АО, созданные в процессе приватизации, подчиняются уже не нормам об унитарных предприятиях, но еще и не нормам об АО, а специальным нормам о приватизации. Закон об АО допускает с определенными ограничениями примене-ние и иных федеральных законов: в отношении опреде-ления особенностей создания, прекращения деятельно-сти и правового положения АО в банковской, инвести-ционной и страховой сферах; а также АО, созданных в процессе приватизационного акционирования, в сель-ском хозяйстве (агропромышленном комплексе)[5,c.5].
В соответствии с п. 6 ст. 9 Закона об АО особеннос-ти учреждения АО с участием иностранных инвесторов могут быть предусмотрены иными федеральными зако-нами. Федеральным законом «Об инвестиционных фон-дах» установлены особенности создания, ликвидации и правового положения акционерных инвестиционных фондов. Примечательно, что в ст. 96 ГК Федеральным законом от 8 июля 1999 г. № 138-ФЗ внесено дополне-ние, согласно которому к вопросам, регулируемым спе-циальным законодательством, наряду с указанными в п. 3 ст. 1 Закона об АО, отнесены особенности прав и обязанностей участников кредитных организаций, созданных в форме АО.
Иные вопросы акционерного права специальному регулированию не подлежат (ст. 1 Закона об АО, п.п. 1 -4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 г. № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах). Но, используя нормы ст. 53 ГК о том, что порядок создания органов юридического лица опреде-ляется законом и учредительными документами, а по-рядок их деятельности - также и иными правовыми ак-тами, законодатель, Президент РФ, Правительство РФ и федеральные органы исполнительной власти сущест-венно расширили краткие положения ГК (например, Положение о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания ак-ционеров, утвержденное постановлением ФКЦБ РФ от 31 мая 2002 г. № 17/пс).
Неоднозначно положение Кодекса (Свода правил) корпоративного поведения (ККП), одобренного на за-седании Правительства РФ от 28 ноября 2001 г. (прото-кол № 49) и рекомендованного к применению распоря-жением ФКЦБ РФ от 4 апреля 2002 г. № 421/р, в системе источников права. Представляется, что он не противоречит п. 4 ст. 103 ГК, так как в отличие от зарубежных ко-дексов корпоративного управления касается не столько вопросов компетенции органов управления АО, сколько их внутренней струк-туры, системы контроля за финансово-хозяйственной деятельностью АО, системы раскрытия информации.
Будучи рекомендательным, российский ККП не име-ет обязательной юридической силы. Но если его поло-жения вводятся во внутренние документы конкретного юридического лица или организация использует их для разработки собственного кодекса, то такие нормы ста-новятся обязательными для юридического лица (орга-низации).
В последнее время в число источников гражданско-го и акционерного права стали включать и локальное нормотворчсство юридических лиц[8,c.55]. Для него харак-терны: нормативность (регулирует не отдельный слу-чай или конкретное общественное отношение, а повто-ряющиеся, типичные ситуации и группы отношений на предприятии, в организации, состоит из правил поведе-ния общего характера); системность (можно выделить как минимум гражданско-правовые, финансово-право-вые, трудовые и административно-правовые нормы); обязательность для участников и (или) членов трудово-го коллектива юридического лица; письменная форма; в случае нарушения обеспечение исполнения принуж-дением.
Его специфика состоит в субъектном составе, сфере действия, волевом содержании, способе форми-рования, характеристике санкций. Корпоративные (ло-кальные) акты условно можно разделить на 2 группы: внутренние акты и санкционированные государством уставы и положения юридических лиц. Это выражается в государственной регистрации, утверждении и в сов-местном принятии акта.
К другой группе источников права относится учреди-тельный договор АО. Он имеет значение не только для лиц, заключивших его, но и для самого юридического лица (например, по вопросам распределения его прибы-ли и убытков, управления его деятельностью - ст. 52 ГК), для органов, осуществляющих его государственную ре-гистрацию, для любых третьих лиц (п. 3 ст. 52 ГК, нормы АПК и ГПК РФ)\ Однако некоторые цивилисты не нахо-дят таким договорам места в системе источников права.
Потребности правового регулирования граждан-ского оборота обусловливают необходимость четкой индивидуализации его субъектов и определение их ста-туса.
1.2. Понятие и сущность акционерного общества
1. Экономические предпосылки возникновения акционерного общества как правового института
Влиятельное направление экономической мысли - новая институциональная экономическая теория, и, в частности, такая ее ветвь, как теория трансакционных издержек, рассматривает фирму не как производственную функцию, а как совокупность экономических контрактов участвующих в ее деятельности лиц. Тем самым предоставляется возможность раскрыть «черный ящик» того, что в рамках неоклассической теории принималось как данность. Данный подход позволяет объяснить эффективность существования компании как результат специфической организации участвующих в ее деятельности лиц, поскольку гармонизация контрактного взаимодействия сама по себе выступает источником экономической ценности. Современная корпорация понимается «... как продукт серии организационных инноваций, целью и результатом которых была минимизация трансакционных издержек».[7,22]
Под трансакцонными издержками в рамках данной концепции подразумеваются затраты на управление экономической системы. Их необходимо отличать от производственных издержек, составляющих суть расходного компонента хозяйственной деятельности. Теория трансакционных издержек постулирует, что экономически активным индивидам свойственна ограниченная рациональность в том смысле, что они ведут себя преднамеренно рационально, но в действительности обладают этой способностью лишь в ограниченной степени, и что они подвержены оппортунизму, заключающемуся в преследовании ими личных интересов с использованием коварства.[ 29, 54]
Наиболее важным параметром при сравнительной оценке трансакций выступает степень специфичности активов, необходимых для их реализации: стороны контракта, поддерживаемого значительными инвестициями в трансакционно-специфические активы, могут эффективно осуществлять двустороннюю торговлю без дополнительных гарантий.[49,28]
Поскольку инвестиции в уставный капитал акционерного общества, как правило, производятся ликвидным имуществом, они не являются специфическими и не могут быть застрахованы от оппортунизма менеджмента и членов совета директоров «сами собой». Поэтому решающим средством их защиты, а соответственно, и экономической эффективности общества, служит выбор его правовой модели, позволяющей сбалансировать интересы между всеми связанными с компанией лицами: акционерами, членами совета директоров, менеджерами, работниками, поставщиками и покупателями. Одним из главных элементов данной модели является система раскрытия информации.
К наиболее важным функциям акционерного общества относятся: 1) объединение капитала; 2) упрощенная смена участников; 3) устранение ответственности акционеров; 4) защита инвестиций акционеров от злонамеренных действий менеджеров и крупных акционеров; 5) защита интересов кредиторов от невыполнения обществом своих обязательств; 6) получение прибыли. Данные функции должны учитываться при разработке нормативных правовых актов, регулирующих отношения в рассматриваемой сфере.
Изложенный подход во многом нашел свое отражение в ФЗ «Об акционерных обществах», предусматривающем так называемую «самодостаточную модель» акционерной компании. Самодостаточная модель характеризуется незначительной ролью государства при обеспечении исполнения «контрактов» и, соответственно, созданием специальных внутренних регулятивных механизмов, что особо важно при слабости официальной власти. Отмечается, что «в целом, закон об акционерных обществах, предписывающий нормы политеса, которые участники воспринимают как разумные, может быть отчасти эффективным даже без обеспечения исполнения со стороны государства».[2,66]
Баланс сил в обществе устанавливается путем распределения полномочий между органами управления и контроля таким образом, чтобы ни один орган не смог бы принять решение без учета интересов других заинтересованных лиц. Самодостаточная модель призвана обеспечить реализацию возможностей по управлению делами компании крупными, но все же составляющими меньшинство, внешними акционерами - аутсайдерами.[5,75] Это вызвано тем, что такие акционеры, во-первых, произвели достаточные вложения, поэтому имеют существенный интерес в развитии компании, а во-вторых, представляют собой организованную силу. В то же время, именно данным акционерам могут быть причинены наибольшие убытки в результате злонамеренных действий менеджмента компании и обладателей контрольного пакета акций.
Однако самодостаточная модель не должна означать полного устранения государства от предвосхищения будущих и улаживания уже возникших корпоративных конфликтов. Современное акционерное общество является продуктом развитого капитализма и не может быть использовано в условиях первобытной дикости. Эффективность данного предпринимательского образования зависит не только от его «внутреннего» устройства, но и от «внешней» среды. Акционерные общества не могут с полной отдачей функционировать вне денежной экономики, вне рынка ценных бумаг, вне единого информационного пространства.[36,56] Вряд ли возможно рассчитывать на достижение экономического прорыва при помощи акционерных компаний без нормально действующей судебной власти и при низком уровне правосознания.
Едва ли не каждое экономическое действие в современном мире облекается в ту или иную правовую форму. Экономические потребности заставляют выработать правовые институты, при помощи которых данные потребности удовлетворяются. Экономика воздействует на право, а право - на экономику. Следовательно, конструирование эффективной экономической модели акционерного общества немыслимо без построения системы правоотношений по поводу управления делами компании, распределения ее прибыли, реорганизации и ликвидации. В свою очередь, правильное понимание экономических отношений, возникающих в связи с созданием и деятельностью акционерных обществ, позволяет строить эффективные правовые модели,[43,81] Выявление указанной системы правоотношений, анализ ее элементов и означает, по нашему мнению, раскрытие сущности акционерного общества как правового явления.
Акционерное общество как организационно-правовая форма юридического лица: общая характеристика
Понятием юридического лица может быть обозначен не только субъект права, но я правовое явление (способ, посредством которого идеальный субъект проявляется, обнаруживается в гражданском обороте). В этом случае к компонентам такого явления, помимо самого юридического лица (субъекта), относятся также лица, участвующие в управлении его делами. Посредством реализации содержания отношений между юридическим лицом (субъектом) и участниками управления юридическое лицо (субъект) выступает в гражданском обороте.
Система правовых связей между участниками управления делами юридического лица и юридическим лицом, а в ряде случаев еще и между самими участниками, образует организационно-правовую форму юридического лица как правового явления. Разграничение понятий юридического лица как субъекта права и как правового явления в значительной степени позволяет примирить фикционные и реалистические теории, не делая при этом логически недопустимых выводов о возможности правовых отношений между частью и целым, а также устраняя иные недостатки, свойственные реалистическим концепциям.
Отличие одного вида юридического лица (правового явления) от других видов и заключается главным образом в специфике связей между юридическим лицом (субъектом) и лицами, принимающими участие в управлении его делами, а также между последними непосредственно. Содержание прав и обязанностей участников управления по отношению как к юридическому лицу и его имуществу, так и друг к другу, позволяют идентифицировать организацию как вид юридического лица. В данных правовых связях отражаются цели создания и деятельности юридического лица, в том числе извлечение прибыли либо достижение иного социально-полезного эффекта, а также проявляются иные характеристики организации, такие как наличие или отсутствие уставного капитала, его минимальный размер, резервирование части имущества и т.п.
[14,109]
Отметим, что в термин «участник управления» в данном контексте мы вкладываем более широкое значение, чем в традиционное понятие «участник», ибо включаем в него всех лиц, наделенных в силу закона и учредительных документов правом принимать участие в управлении делами юридического лица. К участникам управления обществом мы причисляем также членов счетной и ревизионной комиссии (ревизора), действующих в рамках реализации своих полномочий от имени общества.
Акционерное общество как организационно-правовая форма юридического лица (правового явления) может быть описано через следующую систему правовых связей: 1) акционер и акционерное общество; 2) член совета директоров и акционерное общество; 3) лицо, выполняющее функции исполнительного органа и акционерное общество; 4) член счетной комиссии и акционерное общество; 5) член ревизионной комиссии (ревизор) и акционерное общество. Следует различать понятия организационно-правовой формы в объективном смысле (установленная законодателем типовая модель) и в субъективном смысле (конкретные правоотношения).
Вышеуказанные отношения являются гражданско-правовыми, поскольку возникают между самостоятельными и равноправными субъектами. Их специфика обусловлена социально-экономическими функциями общества, рассмотренными ранее, и тесно связана с иными его характеристиками. Так, требование закона о формировании минимального уставного капитала призвано сгладить для кредиторов общества отсутствие ответственности самих акционеров по его долгам, а право продажи акций без согласия других акционеров в числе прочего обусловлено невозможностью (за рядом предусмотренных законом изъятий) требовать их выкупа у общества, что, в свою очередь, вызвано потребностью финансовой стабильности АО. Субъекты, объекты, содержание, а также основания возникновения вышеназванных отношений рассмотрены в дальнейшем.
Исходя из особенностей вышеуказанных связей, выделяют два типа общества: открытое и закрытое. Отличительными признаками последнего выступает то, что: 1) акции распределяются только среди учредителей или иного заранее определенного круга лиц. Закрытое общество не вправе проводить открытую подписку на выпускаемые им акции либо иным образом предлагать их для приобретения неопределенному кругу лиц. 2) Акционеры имеют преимущественное право приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества. 3) Число акционеров не должно превышать пятидесяти.
В сваю очередь, открытые общества подразделяются на два вида: 1) общества, эмиссия и (или) обращение акций которых требует утверждения проспекта ценных бумаг. Проспект ценных бумаг необходим для: а) проведения открытой подписки; б) осуществления закрытой подписки среди круга лип, превышающих 500; в) публичного обращения эмиссионных ценных бумаг; 2) общества, эмиссия и (или) обращение акций которых не требует утверждения проспекта.
Наличие проспекта влечет необходимость раскрывать информацию в форме ежеквартальных отчетов и сообщений о существенных фактах.
Поскольку в отсутствие зарегистрированного проспекта эмиссионные ценные бумаги открытого общества не могут размещаться по открытой подписке и публично обращаться, точнее назвать такое общество «полуоткрытым». Существование данных компаний противоречит экономическим функциям открытых обществ и часто объясняется лишь желанием обойти правила о праве преимущественной покупки акций в ЗАО. С другой стороны, без эффективного механизма реализации преимущественного права приобретения акций другими участниками закрытое общество является скорее «полузакрытым».
Перед законодателем стоит задача по устранению указанных промежуточных форм. Решающими критериями дифференциации правового положения частных (закрытых) и публичных (открытых) обществ должны служить: а) основной критерий - возможность публичного размещения и обращения акций; б) дополнительный критерий - количество акционеров.
1.3. Правовая природа акционерного общества
Несмотря на ряд интересных публикаций, вышедших в последние годы, учреждение акционерного общества не стало пока предметом пристального изучения.
[2,42] Между тем, данная проблема имеет несомненный теоретический и практический интерес и заслуживает тщательного исследования.
Акционерное общество как субъект права возникает на основе сложного юридического состава. К числу юридических фактов, необходимых для его образования, относятся: 1) договор между учредителями, если количество учредителей более одного; 2) решение учредительного собрания (учредителя) о создании общества; 3) государственная регистрация общества регистрирующим органом.
А) Договор о создании акционерного общества
заключают учредители. В соответствии с ним они обязуются выполнить действия по созданию общества и выкупить акции созданного ими общества после его государственной регистрации. Данный договор в части, определяющей обязательства учредителей по выкупу акций, является договором в пользу третьего лица -- акционерного общества.[3,9]
Заключая договор о создании, учредитель обязуется приобрести и оплатить распределенные ему акции после государственной регистрации общества. При
этом не менее 50% от суммы уставного капитала должна быть оплачена учредителями не позднее 3-х месяцев после государственной регистрации общества. Оставшаяся часть должна быть уплачена не позднее одного года со дня регистрации общества, если более короткий срок не предусмотрен договором.
С момента заключения договора и до государственной регистрации общества в части обязанностей по приобретению и оплате акций учредители находятся друг с другом в юридических отношениях и не вправе слагать с себя принятые обязательства в одностороннем порядке без установленных законом или договором оснований. Договор может предусматривать обязанности учредителей в целях оплаты акций зарезервировать определенное имущество, например, открыв для этого специальный банковский счет. При невыполнении данных обязанностей сторона по договору вправе возложить на неисправного учредителя понести предусмотренные законом и договором меры ответственности.[40,43]
Кредитором в отношении по оплате акций с момента государственной регистрации становится общество. За несвоевременную оплату акций с учредителя может быть взыскана неустойка (штраф, пеня), предусмотренная договором о создании общества. Неоплаченные в срок акции изымаются в пользу общества. Таким образом, перечисленные признаки укладываются в правила ст. 430 ГК. При этом ГК не содержит запрета заключить договор в пользу еще несуществующего лица и по поводу еще несуществующего имущества.
Учредитель в части требований по приобретению и оплате распределенных в его пользу акций выступает должником других учредителей, а с момента государственной регистрации общества - акционерной компании. Общество же является третьим лицом, в пользу которого должен совершиться платеж.
С другой стороны, по договору о создании АО с момента государственной регистрации у общества возникает обязанность по передаче акций учредителям. То есть данным договором учредители создают обязанности у лица, которое еще не выступает стороной договора на момент его заключения, что является исключением из правила п. 3 ст. 308 ГК.
Таким образом, с момента государственной регистрации общества сторонами в обязательстве по возмездному приобретению акций выступают не учредители друг с другом, а каждый учредитель в отдельности и общество. При этом никаких иных договоров, в том числе договоров по возмездному приобретению акций, между учредителями и обществом не заключается. Юридическим фактом, лежащим в основании приобретения ш оплаты акций, остается договор о создании общества.[37, 97]
Потребность в описанной конструкции обусловлена идеальной природой акционерной компании как субъекта права и необходимостью вследствие этого различать действия учредителей и действия самого общества, осознавая в то же время, что учреждение общества возможно только при активной роли учредителей. Следовательно, необходимо состыковать между собой отношения между учредителями по созданию общества, а также отношения между учредителями и обществом по приобретению акций общества после его регистрации. При этом обязательства учредителей друг перед другом по выкупу акций в целях устойчивости оборота должны возникнуть еще до создания общества.
Указанная схема создания общества представляется оптимальной. Напротив, трактовка договора о создании общества исключительно как договора о совместной деятельности или договора особого типа, близкого договору простого товарищества, не объясняет, каким образом по договору между учредителями в конечном итоге возникают отношения между учредителями и обществом.
Нет никакой необходимости помимо договора о создании общества отдельно заключать договоры подписки на акции первого выпуска. Как указывалось ранее» обязательство по приобретению и оплате акций связывает первоначально учредителей друг с другом, и лишь после государственной регистрации общества соответствующее право требования появляется у общества. Чтобы выполнить данные обязанности, учредители сначала должны совершить действия, необходимые для государственной регистрации общества.
Таким образом, выполнение первой группы обязанностей прямо зависит от выполнения второй. Поэтому данные отношения вполне могут быть основаны на едином юридическом факте -- договоре о создании, который можно квалифицировать как смешанный договор. Такая трактовка отвечает интересам как учредителей, так и гражданского оборота в целом и стала результатом проб и ошибок акционерного дела.[8,101]
Возникают сомнения в правильности квалификации отношений по приобретению акций учредителями у общества как договора купли-продажи. До размещения акций никаких удостоверенных ими имущественных прав не существует. Строго говоря, эмитент не передает, а наделяет приобретателя имущественными правами в отношении самого себя и своего имущества.[56, 142] Однако если проанализировать содержание данных отношений, обнаружатся черты, свойственные обычной купле-продаже: возмездность и бесповоротность приобретения.
Вследствие этого встает дилемма: либо конструировать для данных отношений какую-то особую, новую модель, либо, с известными оговорками, подводить их под традиционные институты. Законодатель пошел по второму пути, допустив применять правила ГК о купле-продаже к купле-продаже ценных бумаг, если законом не установлены специальные правила их купли-продажи, а также к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав (ст. 454 ГК).
Вне зависимости от того, считаем ли мы акцию фикцией материальной бумаги, абстрактным документом либо совокупностью имущественных прав, в настоящее время акция признается законодателем в качестве самостоятельного объекта, отчуждаемого эмитентом в собственность приобретателя.[16,74]
Данная трактовка уязвима для критики, но нельзя забывать, что в деловой практике, а также во многих нормативных актах приобретение акций у эмитента их первыми владельцами уже давно и прочно рассматривается как купля-продажа. Такое решение, по-видимому, связано и с тем, что акция долгое время обладала вещественной формой. С ее дематериализацией ситуация усложнилась, однако и на бездокументарную акцию продолжает распространяться вещно-правовой режим за теми изъятиями, которые обусловлены свойствами самой «вещи».[16, 65]
Не вызывает сомнений, что в остальной части договор о создании акционерного общества обладает всеми признаками договора о совместной деятельности.
Противники отнесения данного договора к договору простого товарищества обычно отмечают, что спецификой первого является особая цель: создание юридического лица. Как пишет Д.И. Степанов, «легальная дефиниция договора простого товарищества (договора о совместной деятельности), содержащаяся в п. 1 ст. 1041 ГК, указывает на один из существенных признаков этого договора, а именно: стороны действуют без образования юридического лица. Несмотря на то, что учредители АО, заключившие договор, также совершают действия без образования юридического лица, строго целевая направленность данного договора на создание юридического лица очевидна, а потому смешение договоров этих видов недопустимо».[41,45]
Как видно из приведенной цитаты, Д.И. Степанов, по сути, сам опроверг свой исходный тезис: коль скоро учредители общества по заключенному ими договору действуют без образования юридического лица (от собственного имени), то нет и противоречия с легальным определением договора простого товарищества. Более того, ПС не содержит каких-либо запретов по установлению в рамках договора простого товарищества данной цели.
Следовательно, договор о создании общества в части совместной деятельности учредителей надлежит рассматривать как одну из разновидностей договора простого товарищества, хотя и обладающего спецификой. Данный вывод прослеживается также из буквального толкования п. 5 ст. 9 ФЗ «Об акционерных обществах», где говорится, что договор о создании определяет порядок осуществления учредителями совместной деятельности по учреждению общества.
Ряд цивилистов полагает, что договор о создании имеет ярко выраженный организационный характер.[14, 67] Между тем, как неоднократно подчеркивалось в литературе, любым правоотношениям свойственно организующее начало. Договор о создании регулирует перемещение имущественных благ, вследствие чего его содержание вполне может быть раскрыто с использованием традиционных институтов обязательственного права.
Договор о создании является консенсуальным, взаимным (в части обязанностей по передаче и оплате акций), возмездным. При заключении данного договора учредители преследуют общую цель - учреждение акционерного общества. Договор о создании может быть двух или многосторонней сделкой.
Данный договор некоторые авторы относят к числу фидуциарных сделок, считая, что отношения по нему носят лично-доверительный характер, личности участников имеют существенное значение.[39, 46] По-видимому, изложенная позиция основывается на широкой трактовке фидуциарных сделок, не сводящей такие сделки лишь к тем, по которым внутренние отношения сторон не соответствуют их внешнему выражению, как это происходит по договору негласного товарищества или комиссии. Нельзя забывать также, что признание договора о создании акционерного общества фидуциарной сделкой влечет невозможность заключения данного договора по доверенности, что едва ли способствует гражданскому обороту и не отвечает сложившейся деловой практике.
Названный договор не является предпринимательским, поскольку его участники в рамках данного договора не ставят своей целью получение прибыли.
Договор о создании не относится к учредительным документам общества. В то же время по смыслу п. 5 ст. 9 ФЗ «Об акционерных обществах» договор о создании акционерного общества, наряду с решением учредительного собрания, является юридическим фактом, лежащим в основании возникновения общества в качестве субъекта права.
Таким образом, договор учредителей о создании акционерного общества надлежит охарактеризовать как смешанный, сочетающий в себе элементы договора простого товарищества и договора по возмездному приобретению акций учредителями в собственность (договора купли-продажи или мены -- если оплата акций происходит неденежными средствами). С момента государственной регистрации общества к нему переходят права требования оплаты размещенных акций, а также возникают обязанности по передаче акций учредителям (фиксации в реестре акционеров перехода к учредителям права собственности на акции).
Форма договора о создании и порядок его заключения. Договор о создании согласно п. 5 ст. 9 ФЗ «Об акционерных обществах» должен быть заключен в письменной форме. По желанию учредителей он может быть нотариально удостоверен.
Договор должен быть составлен в виде единого документа и подписан всеми учредителями.[46,58] В предусмотренных законом случаях данный договор подлежит государственной регистрации.[4, 75]
Стороны договора о создании. Сторонами договора о создании могут являться физические и юридические лица. Однако от имени недееспособных граждан данный договор заключен быть не может (абзац 2 п.1 ст. 1050 ГК). В отношении отдельных юридических лиц участие в акционерном обществе сопряжено с рядом ограничений.[38,55] Государственные органы и органы местного самоуправления не могут выступать учредителями общества, если иное не установлено федеральным законом.[3,21]
Существенными условиями договора о создании являются: условие о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение (п. 1 ст. 432 ПС).
Пункт 5 ст. 9 ФЗ «Об акционерных обществах» содержит перечень условий, необходимых для договора данного вида, который, по мнению некоторых авторов, имеет исчерпывающий характер.115 Данный вывод неточен. Федеральными законами и иными правовыми актами перечень существенных условий договора о создании может быть дополнен.
Условие о предмете договора о создании. Предмет договора простого товарищества обычно определяют как совместное ведение деятельности, направленной к достижению общей для всех участников цели. Видимо, исходя из данной посылки, п. 5 ст. 9 ФЗ «Об акционерных обществах» относит к числу существенных условие «о порядке осуществления учредителями совместной деятельности по учреждению акционерного общества».
Такое определение предмета договора о создании, по меньшей мере, спорно. Предметом договора не может быть сама деятельность участников, поскольку она является реализацией содержания правоотношения. Предметом данного договора, как и иных правоотношений, выступают те материальные и нематериальные блага, по поводу которых участники вступают в правоотношение.[40, 46] Следовательно, в точном значении данного термина к предмету договора о создании акционерного общества относятся условия, об объединяемых учредителями вкладах, о размере уставного капитала акционерного общества, категориях, типах и количестве акций, подлежащих размещению между учредителями.
Условие о размере уставного капитала позволяет определить характеристики размещаемых акций (их номинальную стоимость и количество).[50, 19] При учреждении могут размещаться акции любой категории и типа, размещение которых допускается законодательством РФ. Категория, тип, количество размещаемых акций определяются в договоре о создании общества. В договоре о создании также должны быть указаны категория, тип и количество размещаемых акций, приобретаемых каждым учредителем. При этом все размещаемые акции должны быть распределены между учредителями.
Поскольку в настоящее время разрешается размещение акций только в бездокументарной форме, условие о форме ценных бумаг является обычным.
Цена размещаемых при учреждении акций (размер оплаты) должна быть определена договором о создании и не может быть меньше номинальной стоимости приобретаемых акций. В свою. очередь, номинальная стоимость всех размещаемых при учреждении акций не может быть меньше установленного законом минимального размера уставного капитала. Условие о цене размещаемых акций является существенным условием договора о создании.
Форма оплаты акций должна определяться в договоре о создании.[42,31] Данное условие является существенным. Допускается производить оплату деньгами, ценными бумагами, другими вещами или имущественными правами, имеющими денежную оценку. Устав общества может содержать ограничения на виды имущества, которым могут быть оплачены акции общества. При этом если оплата будет производиться не деньгами, то договор должен определить перечень имущества, которым могут оплачиваться ценные бумаги.
Денежная оценка имущества, вносимого в оплату акций, производится по соглашению между учредителями. При оплате акций неденежными средствами для определения рыночной стоимости такого имущества должен привлекаться независимый оценщик. Величина денежной оценки имущества, произведенной учредителями общества, не может быть выше величины оценки, произведенной независимым оценщиком.
Условие о сроке оплаты размещаемых акций является обычным, поэтому его отсутствие в договоре о создании не служит основанием считать данный договор незаключенным.1 Учредители вправе установить в договоре меньший срок оплаты приобретаемых ими акций по сравнению со сроком, предусмотренным в законе.
Условие о порядке оплаты приобретаемых акций отнесено п. 5 ст. 9 ФЗ «Об акционерных обществах» к существенным условиям договора о создании. Под порядком оплаты следует понимать последовательность внесения платежа за приобретаемые акции (единовременно либо этапами).
Условие о сроке договора о создании не отнесено законом к числу существенных условий данного договора. Договор о создании обычно заключается до исполнения цели: государственной регистрации акционерного общества. Однако само по себе достижение цели договора не означает его автоматическое прекращение, поскольку у учредителей могут оставаться друг перед другом невыполненные обязанности. Кроме того, в связи с достижением цели договора не прекращаются обязательства учредителей по оплате распределенных им акций. Не исключен вариант заключения договора о создании на срок до определенного момента во времени.
Условие о правах и обязанностях сторон отнесено п. 5 ст. 9 ФЗ «Об акционерных обществах» к числу существенных условий.
Как полагает Д.И. Степанов, данная норма закона неудачна с точки зрения юридической техники, поскольку условия о правах и обязанностях его участников составляют содержание любого договора. «Для понимания данного положения Закона, - пишет Д.И. Степанов, - корректнее говорить о совокупности правомочий или правопритязаний, которыми наделяются учредители в связи с участием в процессе учреждения АО, обязанности же учредителей закрепляются во всех иных условиях договора. Вероятно, подобное условие включено в содержание договора исходя из разграничения прав и обязанностей учредителей обязательственного характера и общих прав и обязанностей, предоставляемых (налагаемых) всем учредителям вне зависимости от исполнения конкретного единичного обязательства, вытекающего из договора, а лишь по факту участия в процессе учреждения».[40,52]
Попытка именно так истолковать данное правило Закона не вполне удачна, ибо договор о создании общества и есть факт, устанавливающий права и обязанности учредителей по участию в процессе учреждения общества. Приведенная норма не заключает в себе какого-то особого смысла, а ее появление вызвано очевидной неточностью законодателя, на что обоснованно и обращает внимание сам Д. И. Степанов. Так, если считать указанное условие существенным, то неясно, в отношении каких именно прав и обязанностей учредители должны прийти к соглашению, чтобы договор считался заключенным. Следовательно, вышеназванная норма должна быть исключена из Закона либо подвергнута серьезной корректировке.
Основными обязанностями учредителей являются: 1) внесение вкладов в общее дело для покрытия расходов по созданию общества; 2) ведение совместно с другими участниками предусмотренной договором деятельности; 3) оплата распределенных в пользу участника договора акций общества.
К числу основных прав учредителей относятся: 1) право на участие в управлении и ведении общих дел участников договора; 2) право на информацию; 3) права в отношении общего имущества; 4) право на выкуп распределенных в пользу участника акций общества.
Кроме того, после государственной регистрации у общества возникает право требовать оплаты учредителем размещаемых в его пользу акций, а также обязанность по передаче учредителю распределенных ему акций (фиксации перехода прав на акции в реестре).
Правовой режим общего имущества учредителей подчиняется требованиям п. 1 ст. 1043 ГК. Объединенное учредителями имущество используется ими в целях создания общества, прежде всего для покрытия произведенных в процессе учреждения общества затрат. Расходы учредителей, понесенные ими в указанных целях, распределяются между ними в соответствии с их соглашением.
От общего имущества учредителей необходимо отличать то имущество, которое вносится учредителями в счет оплаты акций, поскольку каждый учредитель после регистрации общества вступает с ним в юридические отношения по поводу приобретения и оплаты акций. Указанное имущество передается в собственность акционерного общества, в результате чего образуется уставный капитал последнего.[3,43] Данное обстоятельство не служит препятствием временно передать такое имущество кому-либо из участников договора либо произвести аккумулирование средств на отдельном банковском счете от имени одного из участников. В этом случае такой участник исполняет обязанность по оплате акций другого участника -- должника общества.
Ответственность учредителей по обязательствам, связанным с созданием акционерного общества и возникшим до государственной регистрации данного общества, в силу п. 3 ст. 10 ФЗ «Об акционерных обществах» является солидарной. Общество несет ответственность по обязательствам учредителей, связанным с его созданием, только в случае последующего одобрения их действий общим собранием акционеров.
Прекращение договора о создании происходит по основаниям, предусмотренным законом, иными правовыми актами или договором.
А) Договор о создании в части отношений простого товарищества прекращается достижением цели договора: государственной регистрации общества. Однако, как указывалось выше, само по себе наступление момента государственной регистрации общества не означает автоматического прекращения обязательств учредителей, если они не были исполнены. Кроме того, с государственной регистрацией общества не прекращаются обязательства по оплате учредителями акций общества, сторонами по которому после государственной регистрации становятся учредители и общество.
Б) Договор прекращается истечением срока, если он был заключен на определенный срок, и в этот срок цель не была достигнута.
В) Договор прекращается вследствие смерти (ликвидации, реорганизации) одного из учредителей до государственной регистрации общества, если договором или последующим соглашением не предусмотрено замещение умершего (реорганизованного) учредителя его наследниками (правопреемниками). Сохранение договора в отношении других учредителей в данном случае возможно, если это предусмотрено договором либо последующим соглашением при условии, что все акции будут распределены между учредителями.
Г) Договор прекращается вследствие объявления кого-либо из учредителей недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим до государственной регистрации общества. Сохранение договора в отношении остальных учредителей возможно лишь при соблюдении названных в предыдущем пункте условий.
Д) Договор прекращается до государственной регистрации общества вследствие объявления кого-либо из учредителей несостоятельным (абз. 3 Д. 1 ст. 1050 ПС) или выдела его доли в общем имуществе по требованию кредитора (ст. 1049 ГК). Сохранение договора в силе в отношении других учредителей в данном случае возможно лишь при соблюдении приведенных в пункте «В» условий.
Е) Договор прекращается до государственной регистрации общества вследствие его расторжения, в том числе при расторжении договора одним из учредителей. Как и в предыдущих случаях, сохранение договора в силе в отношении других учредителей в таком случае возможно лишь при соблюдении вышеназванных условий. При этом если иное не предусмотрено законом и договором, расторжение договора одним из учредителей без уважительных причин не допускается, а отказ от исполнения договора в таком случае повлечет гражданско-правовую ответственность.
Б) Решение учредителя об учреждении общества при наличии одного учредителя является односторонней сделкой, направленной на возникновение обязанности учредителя перед обществом выкупить акции последнего после государственной регистрации общества. Данное решение также создает обязанность общества передать учредителю акции общества на условиях, определенных этим решением. Так, решение должно определять размер уставного капитала общества, категории (типы) акций, размер и порядок их оплаты. В данном случае все акции общества приобретаются единственным учредителем.
В) Решение учредительного собрания. Проведение учредительного собрания до государственной регистрации общества представляет собой юридико-технический прием, необходимый для упрощения учреждения общества. Решение учредительного собрания должно отвечать требованиям п. 2 ст. 9 ФЗ «Об акционерных обществах». Так, решением учредительного собрания утверждается устав общества, а если в счет оплаты акций вносятся не денежные средства, а иное имущество, утверждается денежная оценка такого имущества, избираются совет директоров и исполнительный орган общества. Решение учредительного собрания является самостоятельным актом и его нельзя смешивать с договором о создании акционерного общества.
Г) Государственная регистрация акционерного общества осуществляется в порядке, установленном ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц». Согласно ст. 2 Закона регистрация производится федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в порядке, установленном Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом «О Правительстве Российской Федерации». Решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом, является основанием внесения соответствующей записи в государственный реестр. Моментом государственной регистрации признается внесение регистрирующим органом соответствующей записи в государственный реестр.
Глава 2. Система органов управления акционерного общества
2.1. Общее собрание акционеров
Хотя общее собрание акционеров определяется ГК и ФЗ «Об акционерных обществах» как высший орган управления обществом, его компетенция ограничена. Согласно п. 3 ст. 48 Закона общее собрание не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, не отнесенным к его компетенции Законом.[18,101] Кроме того, п. 6 ст. 49 Закона предусмотрено, что собрание не вправе принимать решения по вопросам, не включенным в повестку дня, а также изменять повестку дня. Другое важное правило закреплено п. 3 ст. 49 Закона, в соответствии с которым решения по вопросам, указанным в пп. 2, 6, 14-19 п. 1 ст. 48 Закона, принимаются общим собранием только по предложению совета директоров, если иное не установлено уставом общества.
Сравнивая компетенцию общего собрания и совета директоров, отметим, что именно к компетенции собрания отнесено решение вопросов, затрагивающих наиболее важные аспекты правового положения и деятельности общества, прав и интересов акционеров.
На протяжении ряда лет дискуссионным был вопрос, можно ли передать часть компетенции общего собрания акционеров совету директоров. Сомнения возникли вследствие прежней, не до конца удачной редакции ст. 48 ФЗ «Об акционерных обществах», использовавшей, с одной стороны, термин «исключительная компетенция общего собрания акционеров», а с другой -- допускавшей возможность передачи ряда вопросов, относящихся к исключительной компетенции собрания, на решение совету директоров.266 В настоящее время от понятия «исключительная компетенция» Закон отказался и ст. 48 Закона перестала страдать внутренними противоречиями Собрание акционеров можно классифицировать по нескольким основаниям.
По сроку, порядку созыва и проведения различают: а) учредительное собрание, проводимое при учреждении общества; б) годовое собрание, проводимое в сроки, установленные уставом общества, но не ранее чем через два месяца и не позднее чем через шесть месяцев после окончания финансового года; в) внеочередное собрание - любое другое собрание, проводимое помимо годового.
Исходя из круга участников собрания выделяются: а) собрание акционеров - владельцев акций определенной категории. Российским законодательством такие собрания предусмотрены для акционеров - владельцев обыкновенных акций. Кроме того, в ряде случаев Закон требует раздельного принятия решений владельцами обыкновенных и привилегированных акций, б) Смешанные собрания с участием владельцев как обыкновенных, так и привилегированных акций, когда у последних в соответствии с Законом появляется право голоса.
В зависимости от формы проведения собрания бывают: а) проводимые путем совместного присутствия акционеров и принятия решений по вопросам, поставленным на голосование. При этом предусмотренное п. 3 ст. 60 п.48 ФЗ «Об акционерных обществах» в редакции ФЗ от 26.12А5 » 208-ФЗ.
проголосовать досрочно и передать бюллетень обществу не превращает такого рода собрания в заочные.
б) Заочное собрание. Согласно п. 1 ст. 50 Закона решение общего собрания акционеров может быть принято без проведения собрания (т.е. без совместного присутствия акционеров для обсуждения вопросов повестки дня и принятия решений по вопросам, поставленным на голосование) путем проведения заочного голосования.[27, 186]
Теоретически и практически важно определить юридическую сущность решений общего собрания акционеров. Исходя из содержания ст. 48 ФЗ «Об акционерных обществах» следует, что общее собрание выступает не только волеобразующим, но и волеизъявляющим органом общества, поскольку его решения обладают самостоятельной юридической силой и не требуют дополнительного изъявления выраженной собранием воли «вовне» другими органами. К примеру, решения собрания о размещении дополнительных акций, дроблении и консолидации акций, одобрении крупных сделок и сделок, в которых имеется заинтересованность, и т.д., вступают в силу с момента их принятия, если иное не установлено самими решениями. Для вступления решений собрания в силу не требуется совершения каких-либо действий советом директоров или исполнительным органом.[1,46]
Для уяснения юридической сущности решения общего собрания акционеров его нужно рассматривать не как сумму действий участников, а как действие самого общества. Хотя собрание формируется из самостоятельных субъектов гражданского права и, голосуя, они изъявляют свою волю, но как только их воля выражена в установленном порядке, она признается волей общества, что обусловлено идеальной природой последнего как субъекта права. Вследствие этого согласно решению общего собрания гражданские права и обязанности возникают непосредственно у общества. Анализ же волеизъявления отдельных акционеров важен для установления того, было ли решение принято как таковое или нет.
В зависимости от того, направлено ли решение общего собрания акционеров на создание, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей или нет, решения собрания делятся на: а) решения - сделки и б) решения не-сделки. К первым причислим решения об увеличении (уменьшении) уставного капитала, дроблении и консолидации акций, избрании членов совета директоров и досрочном прекращении их полномочий, образовании исполнительного органа. В качестве примера вторых назовем такие действия, как утверждение годовых отчетов и годовой бухгалтерской отчетности. Исходя из проводимой в цивилистике классификации юридических фактов, последние следует отнести к поступкам, что не исключает их иной квалификации в рамках других отраслей права (финансового права, в частности).
В большинстве случаев решения характеризуются как односторонние сделки (решения об изменении устава, увеличении или уменьшении уставного капитала и т.п.). Однако решение общего собрания может быть и одобрением (разрешением) совершения исполнительным органом сделки от имени общества, как это бывает при одобрении крупных сделок и сделок, в которых имеется заинтересованность. В таких случаях классифицировать решения общего собрания сложнее.
По сути, одобрение крупной сделки или сделки, в которой имеется заинтересованность, есть предоставление права исполнительному органу совершить одобренную собранием сделку. Здесь можно провести параллель с наделением полномочиями представителя. Однако последствия отсутствия полномочий у исполнительного органа и поверенного различны. При заключении сделки неуполномоченным лицом сделка с представляемым не считается совершенной, если только представляемый впоследствии прямо ее не одобрит (ст. 183 ГК). Иное правило предусмотрено для крупных сделок и сделок, в которых имеется заинтересованность. В отношении них действует презумпция действительности. Само по себе отсутствие решения собрания не влечет недействительности совершенной исполнительным органом сделки, для признания ее недействительной требуется предъявление соответствующего иска и удовлетворение его судом. Указанные различия продиктованы интересами устойчивости гражданского оборота. Однако в любом случае рассматриваемые решения общего собрания являются односторонними сделками общества.
Своеобразной точки зрения на сей счет придерживается О.В. Гутников. По его мнению, «... крупные сделки и сделки с заинтересованностью, при всем внешнем сходстве, имеют принципиальное внутреннее отличие от сделок, совершаемых без согласия третьих лиц: согласие внутреннего волеобразующего органа юридического лица на совершение сделки не является согласием третьего лица, не участвующего в совершении сделки. Наоборот, имеет место нарушение порядка волеобразования участника сделки - юридического лица, чей внутренний орган не дал согласия на совершение сделки своему волеизъявляющему органу».[10,205]
Данное обстоятельство, по мысли О.В. Гутникова, говорит о том, что «...волеизъявление соответствующих органов по таким сделкам входит в состав этих сделок и отсутствие этого волеизъявления означает порок воли юридического лица - стороны сделки при ее совершении. Поэтому, - считает О.В. Гутников, -крупные сделки и сделки с заинтересованностью по своей внутренней сущности близко стоят к сделкам с пороками воли (к сделкам без полномочий), хотя внешне сильно напоминают сделки, совершаемые без согласия третьих лиц».[10,207]
В позиции О.В. Гутникова все же содержится протииворечие. Сделка без полномочий вряд ли может быть отнесена к сделкам с пороком воли. Совершенная без полномочий сделка характеризуется не тем, что воля представляемого сформировалась неправильно (волеизъявление не соответствует воле), а тем, что воли вообще не было, волеизъявление выражено лицом, не обладающим на то правом. Кроме того, как указывалось ранее, общее собрание акционеров является не только волеобразующим, но и волеизъявляющим органом, вследствие чего термин «внутренний» едва ли к нему вообще применим. В этом смысле общее собрание такой же «внешний» орган, как совет директоров или генеральный директор.
Признание указанных решений собрания акционеров сделками общества имеет важное практическое значение, открывая широкие возможности для защиты прав и законных интересов акционеров и иных заинтересованных лиц в судебном порядке. Иная квалификация решений общего собрания, напротив, приводит к их непознаваемости, выведению их из сферы гражданско-правового регулирования. В настоящее время судебные инстанции часто уклоняются от выяснения юридической природы решений общего собрания, говоря о них как об актах органа управления обществом, хотя в некоторых случаях данные акты все же причисляются к сделкам. Однако не ставится под сомнение то, что спор о признании недействительным решения общего собрания вытекает из гражданско-правовых отношении и носит исковой характер.
Можно выделить несколько видов оснований недействительности решений общего собрания. К первому относятся основания, указанные в п. 7 ст. 49 ФЗ «Об акционерных обществах». Их наличие дает возможность акционеру, не принимавшему участие в собрании или голосовавшему против принятого решения, оспорить его в судебном порядке. При этом суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинения акционеру убытков. Таким образом, по смыслу п. 7 ст. 49 Закона в данном случае речь идет об относительно незначительных процедурных нарушениях, нуждающихся в доказывании истцом в рамках искового производства.
К числу бесспорных оснований недействительности решений общего собрания относятся принятие решения с нарушением компетенции собрания (п. 3 ст. 48 Закона), отсутствие кворума для проведения собрания или принятия решения (п.п. 2, 4 ст. 49 и п. 1-3 ст. 58 Закона) либо принятие решения по вопросам, не включенным в повестку дня собрания (п. 6. ст. 49 Закона). Как указал Пленум ВАС РФ, установив хотя бы одно из данных обстоятельств, суд должен независимо от того, было ли такое решение оспорено кем-либо из акционеров или нет, оценить данное решение как не имеющее юридической силы и разрешить спор, руководствуясь нормами закона. Значение приведенного разъяснения ВАС РФ трудно переоценить, поскольку такой подход позволит без затяжных судебных процедур отсечь явно незаконные решения, часто «легинимированные» наспех состряпанными поддельными протоколами.
Другим основанием недействительности решения общего собрания выступает несоответствие содержания принятого решения требованиям закона и иных правовых актов. В этом случае решение общего собрания также является ничтожным вне зависимости от его признания таковым судом (ст. ст. 166,168 ПС).
Специального исследования требуют такие основания недействительности решений общего собрания, как несоответствие волеизъявления акционера при голосовании его воле, голосование на собрании с превышением полномочий, голосование на собрании недееспособным лицом.
2. Созыв и проведение общего собрания акционеров и обеспечение достоверности его результатов
Одной из главных проблем современного акционерного права является эффективное урегулирование порядка созыва и проведения общего собрания акционеров и удостоверения его результатов. На первое место выходят задачи по обеспечению прав и законных интересов акционеров при голосовании, а также обеспечению достоверности итогов собрания. Череда корпоративных конфликтов, порой приобретавших черты военных операций, во многом стала следствием несовершенства акционерного законодательства в данной части.
Ранее по данному вопросу высказался Верховный Суд РФ, указав в постановлении «О вопросе, возникшем при применении Федерального закона «Об акционерных обществах» от 10.10.2001 № 12, что «при рассмотрении дел об обжаловании решений органов управления акционерного общества судья или суд не вправе запретить проведение собрания акционеров., поскольку это противоречит ст, 31 Конституции Российской Федерации, гарантирующей гражданам Российской Федерации право собираться мирно, без оружия, проводить собрания и демонстрации, шествия и пикетирования, а также нарушает право акционеров, не обжалующих решений органов управления акционерного общества, на участие в общем собрании акционеров, предоставленное им Федеральным законом «Об акционерных обществ» (ст. ст. 31,32)».
Таким образом, судебные органы не вправе запретить созывать и проводить общее собрание акционеров, что служит, по мнению высших судебных инстанций, дополнительной гарантией, обеспечивающей соблюдение прав и законных интересов как общества в целом, так и его отдельных акционеров. Тем более не могут чинить препятствия в созыве и проведении общих собраний административные органы, организации и граждане.
В то же время, ограничения в принятии мер по обеспечению иска могут быть на руку тем акционерам, кто проводит собрание, злоупотребляя правом, предоставленным п. 8 ст. 55 ФЗ «Об акционерных обществах». Созыв и проведение «альтернативного» собрания часто сопровождается грубыми нарушениями Закона, в связи с чем целесообразно пресечь проблему в зародыше, нежели пожинать плоды в виде появления сфальсифицированных протоколов и лжедиректоров. Следовательно, либо в Закон необходимо внести специальные заградительные
процедуры, либо судебная практика должна пойти по пути принятия обеспечительных мер по запрету проведения таких собраний, если их созыв осуществлялся с нарушением Закона.
Правовое регулирование созыва и проведения годового и внеочередного общего собрания обладает значительным сходством.
А) Право акционеров на участие в общем собрании, проведение общего собрания и обеспечение достоверности результатов голосования
Список лиц, имеющих право на участие в собрании, составляется на основании данных реестра акционеров на дату, устанавливаемую советом директоров в соответствии с требованиями Закона. Однако ФЗ «Об акционерных обществах» в данной части страдает противоречиями и не в полной мере отвечает интересам акционеров.
Так, некорректна норма п. 2 ст. 57 Закона, согласно которой в случае передачи акции после даты составления списка и до даты проведения общего собрания акционеров лицо, включенное в список акционеров, имеющих право на участие в общем собрании, обязано выдать приобретателю доверенность на голосование или голосовать на общем собрании в соответствии с указаниями приобретателя акций и что указанное правило применяется также к каждому последующему случаю передачи акций.
Приведенная норма противоречит ст. 155, п.1 ст. 142, ст. ст. 182 - 189 ПС. С передачей ценной бумаги переходят все удостоверяемые ей права в совокупности (п.1 ст. 142 ГК). Таким образом, с передачей акции к приобретателю переходят все права акционера, а прежний владелец их утрачивает. Следовательно, прежний владелец не может ни выдать доверенность на право голосования, ни голосовать лично, поскольку реализовать уже несуществующее право невозможно. Нельзя также понудить прежнего владельца акций к выдаче и сохранению юридической силы за доверенностью (п. 2 ст. 188 ГК). Исходя из п. 2 ст. 3 ГК в данном случае должна действовать норма ГК, а не Закона об АО.[56,123]
Таким образом, лицо, приобретшее акции после составления списка акционеров, имеющих право участвовать в собрании, лишено возможности реализовать свое право по участию в собрании и голосованию на нем, что недопустимо. В Закон должны быть внесены изменения, предоставляющие возможность участия такого акционера в собрании и голосовании на нем. Функции по включению такого акционера в список могут быть возложены на счетную комиссию (регистратора), а основанием для его включения должна служить запись в реестре акционеров.
Проблема также возникнет, если в собрании желают принять участие не один, а несколько представителей акционера, причем каждый из них обладает доверенностью на голосование одним и тем же пакетом акций. Закон не указывает, кто из них должен быть зарегистрирован в качестве участника собрания. Лишь по косвенным признакам можно прийти к выводу, что таким: правом обладает то лицо, которому доверенность выдана позже.
Так, на данный вопрос частично отвечает и. 4.12 «Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров», согласно которому лицо, имеющее право на участие в общем собрании (в том числе новый представитель, действующий на основании доверенности на голосование), подлежит регистрации для участия в общем собрании, и ему должны быть выданы бюллетени для голосования в случае, если извещение о замене (отзыве) представителя получено обществом ион регистратором, выполняющим функции счетной комиссии, до регистрации представителя, полномочия которого прекращаются.
Однако ситуация может осложниться, если представителям выданы доверенности на голосование разными пакетами акций, размер которых частично перекрывает друг друга. Кроме того, как быть, если доверенности на голосование выданы в один день? Данная проблема также требует скорейшего нормативного урегулирования.
Согласно п. 5 ст. 49 Закона порядок принятия общим собранием акционеров решения по порядку ведения общего собрания акционеров устанавливается уставом общества или его внутренними документами, утвержденными решением общего собрания акционеров.
Из пункта 7 ст. 49 Закона следует, что само по себе нарушение порядка общего собрания не может служить основанием к признанию недействительным принятого собранием решения, если при проведении собрания не были нарушены нормы закона, иных правовых актов и устава общества.
В практике возник вопрос, какие санкции можно применить к акционеру или его представителю за нарушение порядка ведения собрания. Например, группа акционеров в целях срыва собрания блокирует здание, шумит в зале заседания, захватывает трибуну для выступлений и т.д. Очевидно, что в таких случаях помимо гражданской ответственности, виновные должны, при наличии к тому оснований, привлекаться к административной или уголовной ответственности. При этом принудительное удаление таких акционеров не должно расцениваться судом как основание признания решения собрания недействительным, ибо нарушитель при проведении собрания, как минимум, злоупотребил своим правом (ст. 10 ГК).
Голосование на общем собрании осуществляется по принципу «одна голосующая акция общества - один голос», за исключением случаев кумулятивного голосования по выборам членов совета директоров, которое призвано обеспечить интересы мелких акционеров, позволив провести им в совет директоров хотя бы одну поддерживаемую ими кандидатуру.
Проблематична реализация п. 3 ст. 57 Закона, согласно которому, если акция общества находится в общей долевой собственности нескольких лиц, правомочия по голосованию на общем собрании акционеров осуществляются по их усмотрению одним из участников долевой собственности либо их общим представителем. Согласно ст. 246 ГК распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех его участников. Такой же режим должен быть распространен и на права, удостоверяемые акцией. Следовательно, если соглашения о порядке голосования между собственниками акции не достигнуто, то такая акция не может участвовать в голосовании. Проблемы возникают и при голосовании дробными акциями при выборах членов совета директоров, избираемых кумулятивным голосованием.
Согласно ст. 60 Закона, голосование на общем собрании акционеров до вопросам повестки дня может осуществляться бюллетенями для голосования, а в обществе с числом акционеров-владельцев голосующих акций общества более ста должно осуществляться только бюллетенями для голосования. Данная мера половинчата. Устное голосование (как путем опроса, так и поднятием рук) не обеспечивает достоверность итогов общего собрания, защиту прав и интересов акционеров.
Так, согласно п. 7 ст. 49 Закона акционер вправе обжаловать в суд решение общего собрания при условии, если он не принимал участия в собрании или голосовал против обжалуемого решения. В отсутствие письменной формы голосования акционеру затруднительно доказать, та» он голосовал против принятого решения, а не воздержался либо вообще не голосовал, хотя бы и принял участие в собрании (зарегистрировался). Следовательно, законом должна быть предусмотрена обязательная письменная форма голосования во всех случаях.[53,101]
Форму и текст бюллетеня определяет совет директоров. Законом предусмотрены обязательные требования к содержанию бюллетеня, в том числе и то, что бюллетень должен быть подписан акционером. В ТО же время Закон не разъясняет, можно ли проводить голосование с использованием средств факсимильной или компьютерной связи. С развитием информационных технологий голосование посредством средств электронной связи вполне уместно.
В целях обеспечения прав и интересов акционеров желательно, чтобы бюллетень был именным, чтобы в нем указывалось количество голосов, которыми акционер вправе распоряжаться.[5,3] Во избежание подделок целесообразно также предусмотреть, чтобы бюллетень был подписан лицом, которое выполняет функции по созыву и проведению собрания акционеров, а если собрание проводится по решению совета директоров, то подпись нужно скреплять печатью или штампом общества.
В Законе не урегулирован вопрос, может ли быть выдан дубликат бюллетеня для голосования при утере оригинала. Данный пробел частично восполнен п. 4.13. «Положения о дополнительных требованиях ...» применительно к случаю, когда голосование на общем собрании, проводимом в форме совместного присутствия, может осуществляться путем направления в общество заполненных бюллетеней для голосования. В этом случае бюллетени для голосования с отметкой об их повторной выдаче могут быть выданы по требованию лип, регистрирующихся дам участия в общем собрании, если их бюллетени не были получены обществом или были получены обществом позднее, чем за два дня до проведения собрания.
Решение общего собрания вступает в силу, если иное не предусмотрено в самом решении, непосредственно после окончания голосования, а не с момента подписания протокола об итогах голосования или с момента подписания протокола общего собрания акционеров или в какой-либо иной период времени. Подписание протокола общего собрания лишь фиксирует результат волеизъявления акционеров. Несоставление или дефектность протокола сами по себе не влекут отсутствие выраженной общим собранием акционеров воли. Вышеуказанные недостатки могут быть устранены в судебном порядке.
Б) Особенности созыва и проведения годового собрания Общество обязано ежегодно проводить годовое общее собрание акционеров в сроки, устанавливаемые уставом общества, но не ранее чем через два месяца и не позднее чем через шесть месяцев после окончания финансового года. Можно ли проводить годовое общее собрание по истечении сроков, установленных для его проведения? Путем систематического толкования Закона надлежит прийти к выводу, что это допустимо, поскольку в противном случае общество не сможет принять решения по указанным в Законе вопросам, включая избрание нового состава совета директоров, в результате чего деятельность общества может быть парализована. Данная позиция нашла подтверждение в судебной практике.[53,39]
В связи с этим возможно предъявление акционером иска к обществу о понуждении провести годовое собрание, если оно не проведено в установленные Законом сроки. В этом случае количество принадлежащих истцу акций не имеет значения, поскольку проведение годового собрания - обязанность акционерного общества, которая должна быть выполнена вне зависимости от предъявления
В) Особенности созыва и проведения внеочередного собрания
Вправе ли внеочередное собрание решать вопросы, отнесенные к компетенции годового собрания акционеров? Путем буквального толкования п. 1 ст. 47 Закона можно сделать вывод об отсутствии у него такого права. Однако данное толкование было бы поспешным и противоречило бы смыслу Закона. Так, п.1 ст. 47 Закона к компетенции годового собрания отнесен вопрос об избрании совета директоров. В то же время п.1 ст. 66 Закона предусмотрено, что по решению собрания полномочия любого члена (всех членов) совета директоров могут быть прекращены досрочно. Нелогично допустить, что, проголосовав о досрочном прекращении полномочий членов совета директоров, внеочередное собрание не вправе избрать его новый состав.
Закон определяет, что внеочередное общее собрание акционеров проводится по решению совета директоров на основании: а) его собственной инициативы; б) требования ревизионной комиссии (ревизора); в) требования аудитора общества; г) требования акционера (акционеров), являющегося владельцем не менее чем 10 процентов голосующих акций общества на дату предъявления требования. Перечень оснований, по которым допускается отказ в удовлетворении требований о проведении собрания, является исчерпывающим.
Решение совета директоров об отказе от созыва внеочередного общего собрания может быть обжаловано в суд (абз. 2 п. 7 ст. 55 Закона). Некоторые авторы полагают, что на решение об отказе «... жалоба может быть подана любым акционером, членом ревизионной комиссии, аудитором акционерного общества. Жалоба подается в порядке неискового производства».[17,300]
Одним из способов обеспечения интересов акционеров является право самостоятельного созыва внеочередного общего собрания акционеров. Согласно п.8 ст. 55 Закона в случае, когда в течение установленного Законом срока советом директоров общества не принято решение о созыве внеочередного общего собрания акционеров или принято решение об отказе от его созыва, внеочередное общее собрание может быть созвано лицами, требующими его созыва. В этом случае расходы но подготовке и проведению общего собрания акционеров могут быть возмещены по решению общего собрания акционеров за счет средств общества.
Право созыва внеочередного общего акционеров без предварительного судебного обжалования решения совета директоров об отказе в проведении такого собрания в условиях российской действительности породило большие проблемы. Его наличие вызвало огромное количество конфликтов, вплоть до силового захвата имущества общества и «выноса» его законного руководства из административных зданий. Проведение «альтернативного» собрания акционеров затрудняет обеспечение достоверности его результатов. Практике известны случаи одновременного появления нескольких сфальсифицированных протоколов. Кроме того, были случаи, когда акционеры злоупотребляли своими правами, практически ежедневно требуя созыва нового собрания.
В обеспечении достоверности результатов общего собрания, проводимого группой акционеров, ключевую роль должна играть счетная комиссия. При этом недопустимо, чтобы новая счетная комиссия формировалась на самом «альтернативном» собрании и сама подсчитывала голоса, поданные за себя. Подведение итогов голосования об избрании новой счетной комиссии должно производиться старой счетной комиссией либо в установленных случаях регистратором общества.
Неясно все же, кто должен ставить подпись на итоговом протоколе, если на собрании был избран новый председатель. Исходя из смысла закона, в таком случае подписывать протокол должен как прежний председатель собрания (в той части, в какой вопросы, отраженные в протоколе, рассматривались с его участием), так и новый председатель. Закон не указывает, как необходимо поступать, когда председательствующий на собрании отказывается подписать итоговый протокол, и будут ли в таком случае результаты собрания действительными. Полагаем, что юридическая сила результатов собрания не должна ставиться в зависимость от воли на то председательствующего. Действительность результатов общего собрания (волеизъявления акционеров) может быть установлена в судебном порядке.
Кроме того, в Закон должны быть внесены коррективы, связанные с установлением дополнительных барьеров для недобросовестных акционеров. В их числе могут быть следующие меры.
Во-первых, самостоятельный созыв внеочередного общего собрания должен быть разрешен акционеру (акционерам), обладающему не менее чем 10% голосующих акций общества, только при условии предварительного обжалования в судебном порядке решения совета директоров об отказе в удовлетворении требования о созыве внеочередного общего собрания акционеров либо бездействия совета директоров, выразившегося в нерассмотрении предъявленного требования в установленные законом сроки, и удовлетворения судом заявленных требований. Данная мера является ключевой и позволит избежать многих конфликтов. О правильности такого подхода свидетельствует даже нынешняя редакция ФЗ «Об акционерных обществах». Иначе непонятен смысл абз. 2 п. 7 ст. 55 Закона, предусматривающего право акционера обжаловать в суд решение совета директоров (наблюдательного совета) об отказе в созыве внеочередного собрания, поскольку акционер и так может созвать собрание самостоятельно, руководствуясь п. 8 ст. 55 Закона.
Во-вторых, на инициаторов проведения внеочередного общего собрания должны возлагаться расходы по его созыву и проведению пропорционально не принятым общим собранием решениям по сформированной ими повестке дня. К примеру, если собрание приняло положительное решение по одному вопросу и не приняло положительные решения по двум другим, то 2/3 расходов должны понести инициаторы собрания, а 1/3 общество. Данная мера будет стимулировать инициаторов проведения собрания более тщательно относиться к вопросам, выносимым на голосование.
Другим вариантом решения проблемы злоупотребления правом при созыве внеочередных собраний акционеров может стать ограничение оснований для такого требования. К таким основаниям, в частности, можно отнести выявление ревизором или аудитором общества злоупотреблений должностных лиц общества, уменьшение активов ниже определенной величины, необходимость приведения устава в соответствие с требованиями действующего законодательства.
2.2. Совет директоров (наблюдательный совет)
I. Совет директоров (наблюдательный совет) в системе органов акционерного общества
Совет директоров осуществляет общее руководство деятельностью общества, за исключением решения вопросов, отнесенных ФЗ «Об акционерных обществах» к компетенции собрания акционеров. Вопросы, входящие в компетенцию совета директоров, не могут быть переданы на решение исполнительному органу общества. В обществе с числом акционеров - владельцев голосующих акций менее пятидесяти устав может предусматривать, что функции совета директоров осуществляет общее собрание акционеров. Это связано с отсутствием необходимости существования в такой ситуации данного органа, потребностью снизить управленческие затраты. В этом случае устав должен содержать указание об определенном лице или органе общества, к компетенции которого относится решение вопроса о проведении общего собрания акционеров и об утверждении его повестки дня.
Российское законодательство не проводит различий в правовом положении совета директоров и наблюдательного совета. Однако отождествление данных терминов едва ли оправдано. Мировой практике известны, как минимум, две основные модели управления акционерным обществом: с использованием совета директоров (США, Англия) и наблюдательного совета (ФРГ). Разница между ними в том, что наблюдательный совет не может вмешиваться в хозяйственную деятельность общества, решение вопросов которой возложено на правление (менеджмент), в то время как совет директоров в значительной степени таким правом обладает либо вообще заменяет собой исполнительный орган.
При использовании англосаксонской модели к компетенции совета директоров, как правило, относится решение любых вопросов, не относящихся к ведению собрания акционеров. При этом многие члены совета директоров являются одновременно исполнительными директорами. Хотя помимо совета директоров может создаваться и правление, данную модель обычно называют монистической, поскольку роль последнего в таком случае имеет второстепенный, технический Характер. Совет директоров, в состав которого входят исполнительные директора, выступает органом, решающим не только стратегические, но и текущие вопросы деятельности компании. При радикальном варианте данной модели, как указывалось выше, правление вообще может не создаваться.
Положение об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью, утвержденное постановлением Совета министров СССР от 19.06.1990 № 590, тяготело к германской модели. Согласно п. 54 Положения в акционерном обществе должен был быть образован совет акционерного общества (наблюдательный совет), осуществляющий контроль за деятельностью исполнительного органа. Уставом или по решению общего собрания акционеров на совет акционерного общества (наблюдательный совет) могло быть возложено выполнение отдельных функций общего собрания. Допускалось введение в состав наблюдательного совета представителей трудового коллектива, профсоюзных и других общественных организаций. Члены совета акционерного общества не могли являться членами исполнительного органа.
Иное было предусмотрено Положением об акционерных обществах, утвержденным постановлением Совета Министров РСФСР от 25.12.1990 № 601, действовавшим до введения в действие ФЗ «Об акционерных обществах». В отличие от союзного аналога, российское Положение придерживалось англосаксонской схемы управления. Так, согласно п. 116 данного нормативного акта в полномочия совета директоров входило решение всех вопросов деятельности общества, не отнесенных к исключительной компетенции общего собрания акционеров. Состав правления утверждался советом директоров по представлению генерального (исполнительного) директора (президента) общества (п. 125), который в свою очередь назначался собранием акционеров из числа директоров (п. 124). Запретов на совмещение функций Положение не содержало.
Подобная концепция управления была заложена и в Типовом уставе акционерного общества открытого типа, учреждаемого Государственным комитетом РФ по управлению государственным имуществом, комитетом по управлению государственным имуществом республики в составе Российской Федерации, края, области, автономной области, автономного округа, районов (кроме районов в городах) и городов (кроме городов районного подчинения), утвержденном Указом Президента РФ «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества» от 01.07.1992 № 721.
Согласно п. 9.1. Типового устава, совет директоров имел право принимать решения по всем вопросам деятельности общества и его внутренним делам, за исключением вопросов, отнесенных к исключительной компетенции собрания акционеров. Генеральный директор общества назначался общим собранием акционеров (пп. 13 п. 6.3.) и по должности являлся председателем совета директоров (п. 7.1.). На заседаниях совета директоров генеральный директор представлял точку зрения правления (п. 10.3.) и имел два голоса (п. 8.1.). Типовой устав не предусматривал ограничений на совмещение функций членами правления и совета директоров.
Практика первой половины 90-х годов показала неэффективность англосаксонской модели в ее российской интерпретации, тем более, что данная модель не была уравновешена другими нормами российского права, обеспечивающими права и законные интересы акционеров. Вследствие этого современный российский законодатель пошел по пути создания своеобразного гибрида. При этом, как указывалось ранее, термины «совет директоров» и «наблюдательный совет» употребляются как равнозначные понятия. [54,63]
С одной стороны, ФЗ «Об акционерных обществах» ввел ограничения на совмещение должностей: члены коллегиального исполнительного органа не могут составлять более одной четвертой состава совета директоров,290 а лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа, не может быть одновременно председателем совета директоров общества.
С другой стороны, перечень вопросов, входящих, согласно ст. 64 Закона, в компетенцию совета директоров, не является исчерпывающим. Уставом к компетенции совета директоров могут быть отнесены иные вопросы (пп. 18 п. 1 ст. 65 Закона), что не исключает вмешательства совета директоров в текущую деятельность общества. Данная проблема особо актуальна, когда исполнительный орган утверждается не советом директоров, а избирается общим собранием акционеров. В такой ситуации конфликт между исполнительным органом общества и советом директоров трудно разрешим. Кроме того, неоправданное расширение компетенции совета директоров в уставе в силу п. 2 ст. 65 Закона может вообще парализовать деятельность общества.
Несмотря на определение в ст. 65 ФЗ «Об акционерных обществах» компетенции совета директоров, правовое регулирование его деятельности остается рамочным. Детализировать его попытались разработчики Кодекса корпоративного поведения. В частности, к функциям совета директоров Кодекс относит:
1) Определение стратегии деятельности общества. В этих целях совету директоров рекомендуется ежегодно утверждать по представлению исполнительных органов финансово-хозяйственный план, в котором определять планируемые расходы и доходы по каждому из направлений деятельности общества.
2) Обеспечение эффективного контроля за деятельностью общества, что предполагает: а) создание и управление контрольно-ревизионной службой, назначение на должность и освобождение от должности ее руководителя, (ревизора), определение размера его вознаграждения.
Данная рекомендация противоречит ст. 85 ФЗ «Об акционерных обществах». Во избежание нарушений Закона для ее выполнения потребуется создать орган, дублирующий функции ревизионной комиссии (ревизора), эффективность работы которого сомнительна. Предпочтительнее наделять ревизионными (контрольными) полномочиями внешних и независимых директоров и (или) сформированный из них комитет совета директоров по внутреннему аудиту.
б) Создание системы управления рисками: утверждение внутренних процедур общества по управлению рисками, обеспечение их соблюдения, анализ эффективности и совершенствование таких процедур.
3) Обеспечение реализации прав акционеров и содействие разрешению корпоративных конфликтов. В этих целях рекомендуется отнести к компетенции совета директоров назначение специального должностного лица - секретаря общества. Также из числа независимых директоров рекомендуется создать специальный комитет.
4) Обеспечение эффективной деятельности исполнительных органов, для чего предусмотреть в уставе право совета директоров: а) приостанавливать полномочия генерального директора; б) определять политику вознаграждения генерального директора, членов правления и руководителей основных структурных подразделений; в) утверждать условия договоров с генеральным директором и членами правления, включая условия об их вознаграждении.
Регламентация деятельности совета директоров должна преследовать, как минимум, две основные цели. С одной стороны, процедурные моменты желательно урегулировать так, чтобы не ущемить интересы миноритарных акционеров, выдвинувших в совет своих представителей. С другой стороны, нельзя впасть в тотальное нормирование, в результате которого значительно возрастут управленческие затраты либо работа данного органа будет вообще парализована. Изложенный подход предполагает сочетание прямых законодательных норм с возможностью компаний устанавливать в определенных пределах собственные правила. Именно он и нашел отражение в ФЗ «Об акционерных обществах».
Совет директоров выступает не только волеобразующим, но и волеизъявляющим органом, поскольку его решения обладают самостоятельной юридической силой и не требуют дополнительного изъявления выраженной им воли «вовне» другими органами.
По своей юридической природе акты совета директоров, также как и решения общего собрания акционеров, можно разделить на сделки и не-сделки. К сделкам относятся решения совета, направленные на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей общества. Как правило; это односторонние сделки.
Принимаемые советом директоров решения должны облекаться в письменную форму и соответствовать требованиям п. 4 ст. 68 ФЗ «Об акционерных обществах».
2. Структура совета директоров (наблюдательного совета)
Большое внимание в литературе в последнее время уделялось структуре совета директоров. По структурированности данного органа судят о развитости корпоративных отношений.
Исходя из анализа действующего законодательства и деловой практики России, можно выделить следующие компоненты совета директоров: а) председатель совета директоров; б) комитеты совета директоров; в) внешние и внутренние директора; г) независимые директора. Также можно выделить секретаря общества, выступающего в качестве технического органа совета директоров.
А) Председатель совета директоров (наблюдательного совета)
Совет директоров возглавляется председателем, который организует его работу, созывает заседания совета и председательствует на них, организует на заседаниях ведение протокола, председательствует на общем собрании акционеров, если иное не предусмотрено уставом общества.
Нормы ФЗ «Об акционерных обществах», определяющие порядок избрания и отстранения от должности председателя совета директоров, сформулированы неудачно. Так, ограничительного толкования требует п.1 ст. 67 Закона. Вряд ли устав может предусматривать избрание председателя меньшинством голосов. Кроме того, невозможно избрание председателя совета общим собранием акционеров, поскольку ст. 48 Закона решение указанного вопроса не отнесено к компетенции данного органа. Также нельзя избрать председателя совета не из числа его членов. Едва ли в уставе может быть предусмотрен и иной порядок прекращения полномочий председателя совета директоров, чем тот, который предусмотрен Законом. Невозможность смещения председателя совета простым большинством голосов членов совета может привести к злоупотреблению председателем своими полномочиями. Б) Комитеты директоров ФЗ «Об акционерных обществах» не предусматривает создание комитетов директоров.
В 2001г. ФКЦБ РФ, Институт фондового рынка и управления и Проект Тасис ИНВАС провели совместное исследование деятельности советов директоров путем выборочного анкетирования более 60 российских открытых акционерных обществ, относящихся к категории крупных и крупнейших. По его итогам был сделан вывод, что российская практика далеко отстает от западных рекомендаций. Только в одной из обследованных компаний (ОАО «Красный октябрь») в составе совета директоров действовал постоянный комитет по вопросам стратегического развития.
Отсутс и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.