На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик описание особенностей словообразования в японском языке

Информация:

Тип работы: Курсовик. Добавлен: 15.12.2013. Сдан: 2009. Страниц: 43. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение
Японский язык имеет собственную лингвистическую традицию изучения и описания, развившуюся с XVII века во многом под влиянием китайской лингвистики. В этот период времени преобладало филологическое «толкование» японских текстов. С XIX века на японский язык начинает оказывать влияние европейское языкознание, с 1920-х годов - особое направление XX в. структурализм. В 1940-е годы под влиянием трудов японского учёного Мотоки Токиэды складывается «школа языкового существования», изучающая японский язык в его реальном повседневном функционировании. Заметную роль в Японии с 1950-х годов играет также генеративизм - подход в лингвистике, рассматривающий язык, прежде всего в качестве инстинкта, в то время как функционалисты видят в языке по преимуществу социально-культурное явление, объясняемое обучением, подражанием, обобщением, передачей опыта. При этом даже генеративисты признают, что некоторая часть языковых явлений не есть рабоата врождённых программ [15].
С начала ХХ в. растёт интерес к происхождению японского языка. Огура Симпэй публикует работы о родстве японского и корейского языков. Аналогичные идеи, которые получают развитие в рамках алтайской гипотезы, высказывают европейские лингвисты.
Изучение японского языка европейцами начинается с XVII века, но из-за ограниченности контактов до середины XIX века почти не развивается. Затем появляются национальные школы японистики: Среднеазиатский университет в Ташкенте, Петроградский университет, Институт народов Востока. В XX веке в России японский язык изучали Е. Д. Поливанов, А. А. Холодович, Н. А. Сыромятников, В. М. Алпатов и другие. Данные исследователи в своих работах рассматривали разговорную речь, письменность и поэтику (от греч. рoietike - поэтическое искусство) японского языка. В ходе исследований Е. Д. Поливанов даже предложил свою методику обучения японцев русскому языку, основанную на творческом соучастии студентов в процессе постижения концепций русского языка, подающегося на широком историческом и культурном фоне [6].
Актуальность настоящего исследования обусловлена систематизацией японской модели словообразования.
Цель исследования - описание особенностей словообразования в японском языке. Для достижения поставленной цели должны быть решены следующие задачи:
1) охарактеризовать современное состояние японской лексики;
2) рассмотреть особенности словообразования в японском языке;
3) выявить модели словообразования, характерные для японского языка.
Методы исследования, применяемые при рассмотрении данной темы:
1. Описательный метод, заключающийся в фиксировании результатов наблюдения.
2. Систематизирующий метод, с помощью которого происходит раскрытие целостности объекта, выявление многообразных типов связей и сведение их в единую теоретическую картину.
3. Сравнительный метод, позволяющий выявлять сходство и различие классификаций и типологий лингвистических явлений в языковых системах.
Научная новизна исследования заключается в попытке выделения и описания японской модели словообразования.
Теоретическая значимость курсовой работы определяется тем, что данные материалы могут быть использованы при составлении учебников, учебных пособий по японскому языку.
Практическая ценность работы определяется тем, чтоисследование может быть использовано в курсе преподавания японского языка.


Глава I. Аффиксация как основной способ образования слов в японском языке

1.1. Происхождение японской лексики
Современное состояние японской лексики - результат исторического развития языка и общества. Словарный запас отражает большие и малые события в жизни народа.
Внешние отношения Японии складывались так, что наибольшее влияние на словарь японского языка оказывали с VII в. китайский язык, а с XVI в. - европейские языки. И именно поэтому в современной лексике по генезису корней японские слова делятся на:
1) собственно (исконно) японские слова,
2) слова китайского происхождения,
3) слова европейского происхождения,
4) слова смешанных корней, т.е. корней разной этимологии.
Например:
1. Исконно японские слова: каго «клетка, корзина», ягичи «водопроводный кран», аки «осень», кото «дело, вещь (неосязаемая)», гихо «точное время», мими «ухо». Фраза «Гакусэй-ва симбун-о ёндэ имас» “студент читает газету” тоже полностью состоит из собственно японских слов.
2. Слова китайского происхождения: гё:ки «манеры, воспитанность», каиша-ин «служащий фирмы», каиги «конференция», гозен «в первой половине дня». Слова киесетсу «время года» и такусан «много» имеют разный смысл в текстах офицально-делового, научного и разговорного стилей речи.
3. Слова европейского происхождения: эрэбэ:та «лифт», мензёин «покупка ‘дьюти-фри’» Интересно отметить, что до прихода европейского эквивалента в японскую лексику, использовалось другое слово - каимоно «беспошлинная покупка». Сейчас каимоно используется в основном в разговорном стиле речи, а мензёин - в офицально-деловом.
4. Слова смешанных корней: инки+бин «чернильница», уивака+шики «водонагреватель», даига+куин «выпускник школы» (в то время как ‘выпускник университета’ - даига+коко).
По данным Государственного научно-исследовательского института японского языка, в 2009г. собственно японские слова составляли 57,5%, слова китайского типа - 26,7%, европейские заимствования - 9,8%,смешанные слова - 6%
Итак, проанализировав происхождение японской лексики, приходим к выводам о том, что в японском языке в процентном соотношении имеется большее количество исконных слов, нежели заимствованных.

1.2. Характеристика словообразовательных аффиксов японского языка
Японские слова можно разделить ещё на несколько групп по различным признакам. Так по наличию или отсутствию словообразовательных аффиксов делятся на две большие группы:
1. Аффиксальные:
1.1. Простые однокоренные аффиксальные: ГО+С+(У)+РУ «именовать, заявлять»; АТАИ+С+(У)+РУ «стоить»;
1.2. Сложные неоднокорневые аффиксальные: КЭН+ГАКУ+С+(У)+РУ «осматривать, изучать»;
2. Неаффиксальные (простые однокорневые): ХИТАИ «лоб», КИВА «край, момент».
По наличию или отсутствию словоизменительных аффиксов различаются слова:
1. Изменяемые:
1.1. С синтетической словоформой: ТАОРЭ+РУ «падать, опрокидываться»;
1.2. С аналитической словоформой: О:КУ+НАЙ «немного»;
2. Неизменяемые:
2.1. Без образовательного аффикса: СИ+ДО «руководство»;
2.2. Со словообразовательным аффиксом: СИ+ДО:+СЯ «руководитель»
Аффиксация - один из словообразовательных процессов, ха­рактеризующийся присоединением к знаменательным основам спе­циализированных морфем. Качественное своеобразие этого спосо­ба и образованных в результате его применения производных слов определяется тем, что для создания новых слов используются фор­мальные, именно для этой цели выработавшиеся, словопроизвод­ные элементы. Поэтому одним из центральных понятий на­стоящей статьи является лексический аффикс - продуктивная морфема, дающая возможность образовать от знаменательной основы новое слово, которое семантически связано закономерны­ми отношениями с производящей основой.
Аффиксация не отделена непроницаемой стеной от других про­цессов, способов и приемов формирования новых лексических еди­ниц. При многократном участии в лексических сложениях возмож­но ослабление или утрата собственного вещественного значения знаменательных основ и корней; они могут перейти в разряд фор­мальных уточнителей знаменательной основы другого слова. Дли­тельный и сложный процесс формализации вещественно-значимых элементов слова, наличие многочисленных промежуточных, не определившихся образований сближает аффиксацию с основосложением и корнесложением. Своеобразны, но несомненны косвенные связи аффиксации с такими словообразовательными процессами, как лексикализация словосочетаний и конверсия частей речи. Рас­пространенное в японском языке соединение знаменательных слов с, частицами в отдельных случаях приводит к превращению преж­ней частицы в словообразовательный аффикс. Примером может служить вопросительная частица ка, к которой исторически вос­ходит суффикс неопределенных местоимений. На основе взаимо­отношений и взаимопереходов частей речи возможно изменение функций словоизменительных формантов. Если в составе старых прилагательных типа акиракана ясный конечный слог является типичным окончанием, то новые преобразования имен существи­тельных в прилагательные с помощью -на сообщают этому эле­менту свойства словообразовательного суффикса. Складывающиеся в процессе лексикализации синтаксических построений и кон­версии частей речи аффиксы и аффиксообразные элементы имеют, конечно, иной характер, чем бывшие компоненты основосложных и корнесложных слов.
Длительность и постепенность формирования элементов мор­фологического словообразования, генетические связи некоторых суффиксов со знаменательными компонентами сложных слов, ча­стицами и окончаниями объективно обусловливают наличие пере­ходных языковых величин. Таким образом, группа словообразо­вательных аффиксов не имеет непосредственно очевидных и впол­не ясных границ. Японский язык в этом отношении не представ­ляет исключения.
Характерно, что при описании словообразовательных средств современного русского языка академик В. В. Виноградов, не огра­ничиваясь традиционными терминами «суффикс», «префикс», пользуется такими выражениями, как «суффигированный слово-элемент», например, вод, вед в словах лесовод, садовод, искусст­вовед, литературовед, «суффиксообразный элемент», например, тека в словах картотека, игротека и т. п. [7, с. 105-106, 139]. О промежуточности некоторых словообразовательных единиц сви­детельствуют внешне противоречивые формулировки: «Именам прилагательным... свойственны книжные суффиксы очень конкрет­ного значения. Эти суффиксы состоят из семантем, образующих вторую часть сложных слов. Таковы: а) -видн(ый)... например, стекловидный..., б) -образн(ый); порошкообразный..., в) -подобн-ый); ангелоподобный... и т. п.» [7, с. 220].
Объективная, присущая самому языку неопределенность неко­торых морфем осложняется отсутствием в японской грамматиче­ской литературе четких и общепринятых критериев для выделе­ния словообразовательных аффиксов. При неодинаковом понима­нии отличительных свойств аффикса японоведы по-разному очер­чивают сферу аффиксальных средств современного языка. Со­став суффиксов и префиксов, представленный у одних граммати­стов немногочисленными и малораспространенными элементами слов, увеличивается у других авторов до значительных размеров за счет семантически разнородных, но не употребляющихся от­дельно компонентов составных образований. Целесообразно по­этому до описания самих аффиксов и их словообразовательной функции указать на те разнообразные единицы, которые в суще­ствующей литературе недостаточно обоснованно, на наш взгляд, подводятся под понятие словообразовательных аффиксов. Однако предварительно следует условиться о существенных свойствах са­мого аффикса.
Если исходить из того, что типичный словообразовательный аф­фикс - это самостоятельно не употребляемая, абстрактная спе­циализированная морфема, используемая для производства новых слов, то основными свойствами такой морфемы следует считать, во-первых, способность образования новой лексической единицы, во-вторых, отсутствие конкретной семантики, особый характер значения, в-третьих, употребление только в соединении со зна­менательными основами или корнями; нельзя не учитывать также, в-четвертых, продуктивности морфем в современном языке. Эти свойства (признаки) в совокупности дают возможность, с одной стороны, обособить лексические аффиксы от прочих элементов языка, а с другой - конкретно указать на недостаточность или неразвитость той или иной переходной единицы.
В научной и учебной японоведческой литературе словоизме­нительные форманты, служебные слова и компоненты сложных слов иногда отождествляются со словообразовательными суф­фиксами. Не разграничены также продуктивные и непродуктивные аффиксальные средства. Естественно в этих условиях смешение аффиксальных слов с суффиксально выраженными формами слов, с синтаксическими объединениями знаменательных и служебных лексических единиц, с основосложными, корнесложными и ныне морфологически неразложимыми словами. Приведем наиболее по­казательные примеры.
Очень широко раздвигают границы словообразовательных аф­фиксов за счет знаменательных основ - компонентов сложного слова авторы практических пособий по японскому языку, Мацумото, например, считает аффиксами юку идти в слове юкинаяму заходить в тупик, цуку быть прикрепленным в слове мэцуки взгляд и т. д. [13, с. 310, 314, 321].
При изучении структуры японских сложных слов приходится учитывать и семантическую неравноправность компонентов, и частотность их соединения с другими словами, и не­возможность отдельного употребления. Этими признаками дейст­вительно обладают многие японские основы в составе лексиче­ских единиц. Знание таких основ весьма полезно. Характерно и, видимо, не случайно, что они выделяются в качестве аффиксов в словарях и практических руководствах по изучению языка. Одна­ко ни один из указанных признаков, взятый отдельно и не уточ­ненный ограничивающими указаниями, не может, по нашему мне­нию, служить подлинным критерием аффиксальности. Ни один из них, как и важнейший, по мнению большинства японских грамматистов, признак - присоединяемость к уже существующе­му слову - не дает возможности четко разграничивать, хотя бы в принципе, аффиксы и составные части сложных слов. Средства специфического аффиксального словопроизводства неправомерно объединяются со средствами словосложения.
В самом деле, если основным или единственным признаком аффиксальных слов считать семантическую неравноценность ча­стей, из которых состоит слово, уточняющую функцию одного из компонентов в каждом отдельном лексическом объединении без­относительно к характеру уточнения, то аффиксальными едини­цами нужно называть не только слова, приводимые Мацумото, но почти каждое основосложное слово, где в огромном большинстве случаев составные части в смысловом отношении неравноценны, например, нукаамэ (нука рисовые высевки, амз дождь) мел­кий дождь, киринуку (киру резать, нуку вытаскивать) выре­зать, курогомэ (курой черный, комэ рис) неочищенный рис и многие другие.
По частотности соединения с другими словами некоторым бес­спорным аффиксам нисколько не уступают такие продуктивней-шие конкретно-знаменательные основы, как комэ рис, мидзу вода, миру смотреть и пр. Присоединяемость к основе сущест­вующего слова не может служить главным критерием суффиксальности, так как это явление столь же широко представлено в сфере словосложения. Достаточно назвать распространенные сло­жения с основой ки... дерево, как, впрочем, с любой именной ос­новой: кигирэ (кирэ кусок) щепка, киитиго (итиго земляника) ?малина, кидо (то дверь) калитка.
Неуточненность понятия «словообразовательный аффикс» еще более проявляется в сфере корнесложных слое, которые состоят, как известно, из легко выделяемых, но в большинстве своем са­мостоятельно не употребляющихся элементов. И здесь недостаточ­ная оформленность самих языковых единиц осложняется преврат­ным толкованием аффиксальности. Нет сомнений в том, что япон­цы заимствовали некоторые китайские словообразовательные фор­манты и активно используют их для собственного словопроизвод­ства. Вполне возможно, далее, превращение на японской почве от­дельных заимствованных корней в аффиксы. Об этом сказано, вчастности, Н. И. Конрадом: «...процесс создания новой лексики с помощью китайского материала соединился с новыми явления­ми и в области морфологии. Так, например, мы имеем сейчас уже совершенно определившиеся, устойчивые словообразовательные суффиксы, образованные из тех же китайских элементов.. » [11 с. 36].
Никто из японских лингвистов специально не занимался про­блемой использования заимствованных словообразовательных формантов и превращения усвоенных китайских корней в аффик­сы. Японские авторы обычно ограничиваются указанием несколь­ких префиксов китайского происхождения. Из известных грамма­тистов только Мацусита вскользь говорит об эпизодическом ис­по........


Список используемых источников
1. Ахманова О. С. К вопросу об отличии сложных слов от фразеологических единиц,- «Труды Института языкознания АН СССР. Т. IV. М., 1954.
2. Бархударов А. С. Словообразование в современном хинди.- «Краткие сообщения ИВАН СССР». Вып. XVIII. М., 1956.
3. БСЭ, изд. 2-е. Т. 39. 1956.
4. Будагов Р. А. Некоторые вопросы теории словообразования в романских языках.- «Доклады и сообщения Института языкознания АН СССР». Т. I. М., 1952.
5. Виноградов В. В. Современный русский язык. Вып. I. М., 1932.
6. Виноградов В. В. Русский язык. М., 1947.
7. Виноградов В. В. Вопросы изучения словосочетаний.- «Вопросы языко­знания». 1954, № 3.
8. Ворно Е. Ф., Кашеева М. А., Малншевская Е. В., Потапо­ва И. А. Лексикология английского языка. Л., 1955.
9. Галкина-Федорук Е. М., Горшкова К. В., Шанский Н. М. Со­временный русский язык. М., 1957.
10. Драгунов А. А. Исследования по грамматике современного китайского языка. М., 1952.
11. Конрад Н. И. Синтаксис японского национального литературного языка. I, M., 1937.
12. Конрад Н. И. О государственной латинице в Японии. М., 1945.
13. Мацумото Камэдэиро:. Нихон-ко:го-бумпо:-кё:касё. 1937.
14. Мацусита Дайсабуро:. Хё:дзюи-нихон-ко:гохо:. 1930.
15. Мещанинов И. И. Общее языкознание. М., 1940.
16. Мещанинов И. И. Члены предложения и части речи. М., 1945.
17. Москальская О. И. Грамматика немецкого языка. М., 1956.
18. Нензер Л. А., Сыромятников Н. А. Японско-русский словарь. М., 1951.
19. Смирннцкий А. И. Некоторые замечания о принципах морфологического анализа основ. - «Доклады и сообщения филологического факультета МГУ». Вып. 5. М., 1948.
20. Спальвии Е. Г. Японский разговорный язык. Первый и второй концент­ры. Харбин, 1933.
21. Фельдман Н. И. Японский язык. М„ 1960. Изд.З. М.: КомКнига, 2005.
22. Mataumiya Yahei. A Grammar of Spoken Japanese. Tokyo, 1935.
23. Rose-Innes A. Japanese Readings for Beginners. Vol. 2. Yokohama, 1930.




Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.