На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Несостоятельность (банкротство): содержание, формирование нормативной базы. Историко-правовой аспект развития института несостоятельности. Становление российского законодательства о несостоятельности. Рассмотрение дела о банкротстве в Арбитражном суде.

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Правоведение. Добавлен: 27.01.2008. Сдан: 2008. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


76
2
Банкротство как предмет юридического регулирования

Введение

Вашему вниманию предлагается работа, посвященная проблеме несостоятельности (банкротства), с практикой процедур банкротства по Амурской области (по данным Арбитражного суда Амурской области).
С переходом к рынку, начавшемуся в России в конце 80-х годов, в экономике страны появились многие структурные изменения. Радикально новыми для экономики, которая на протяжении многих десятков лет «стояла» на месте и не принимала к действительности какие-либо изменения для реального поворота на мировой уровень, стали:
- либерализация внешнеэкономической деятельности, которая повлекла за собой возникновение большого количества крупных и мелких экспортеров и импортеров,
- приватизация привела к передаче в частные руки не только мелких объектов коммунального хозяйства и торговли, но и крупных промышленных предприятий,
- формирование новой банковской двухуровневой системы, включающую в себя Центральный Банк России и коммерческие банки и многие другие.
В результате таких резких перемен как ликвидация дотаций отдельным отраслям промышленности, сокращение централизованного кредитования в целом, обособленность юридического лица (как хозяйствующего субъекта, так и образовательного, кредитного) произошло резкое снижение производства в стране.
Неподготовленность руководителей к работе в современных условиях рынка, невысокий уровень технологий, высокий процент износа имеющегося оборудования, отсутствие опыта в работе на международном уровне, такой девиз как «Риск - дело благородное!», зачастую принимаемый в своей деятельности, все это привело к тому, что на сегодняшний день стало обычным делом слышать на каждом углу информацию об остановке, банкротстве не только предприятий, частных фирм, но и коммерческих банков.
По данным ФСФО России арбитражными судами в 2001году возбуждено 37916 дел о банкротстве, из них 5930 - по инициативе территориальных органов ФСФО. По состоянию на 31 января 2001 года в производстве арбитражных судов находится 42802 дела о банкротстве. На начало 2002 года 62 сотрудника ФСФО РФ являлись арбитражными управляющими в 72 организациях, включенных в перечень крупных, экономически и социально значимых.
В любой цивилизованной стране с развитой экономической системой одним из основных элементов механизма правового регулирования рыночных отношений является законодательство о несостоятельности (банкротстве). В настоящий момент нашей рыночной экономике присущи такие явления как спад промышленности, экономический кризис, отсутствие инвестиций, ужесточение денежно-кредитных отношений, что, несомненно, приводит к несостоятельности хозяйствующих субъектов. И перед предпринимателями встает вопрос: что же делать с этими обанкротившимися предприятиями.
Существующая до 1998 г. в России нормативно-правовая база (опирающаяся в основном на обширный зарубежный опыт), регламентирующая процесс банкротства, оказалась неработоспособной в современных экономических условиях и привела к тому, что крупные предприятия получили возможность, не опасаясь банкротства, продолжать усугублять кризис неплатежей. Но, не смотря на это, с каждым годом число дел о несостоятельности, рассмотренных арбитражными судами, растет, что, несомненно, свидетельствует о том, что институт банкротства в России занимает одно из ведущих мест в развитии нормальных экономических отношений среди участников хозяйственного оборота.
В настоящее время основным нормативным документом, регламентирующим процедуру банкротства, является Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)” от 8 января 1998 года № 6-83. Необходимость принятия нового закона была обусловлена не только несовершенством Закона «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» 1992 года, но и тем, что вступил в силу новый Гражданский Кодекс РФ. Содержащиеся в двух последних нормативных актах понятия не состыковывались друг с другом, что вызывало сложности при рассмотрении дел в арбитражных судах.
Актуальность и практическая значимость темы настоящего диплома обусловлена рядом причин.
Во - первых, в настоящее время, в российской экономике ключевой проблемой является кризис неплатежей, и добрую половину российских предприятий следовало уже давно объявить банкротами, а полученные средства перераспределить в пользу эффективных производств, что несомненно бы способствовало оздоровлению российского рынка.
Во - вторых, с проблемой банкротства предприятий юристам приходится с каждым днем сталкиваться все чаще, а литературы, подробно освещающей данный вопрос, пока недостаточно.
Многие известные юристы и экономисты в своих публикациях затрагивают тему банкротства: Витрянский В.В., Баренбойм П., Лопач В., Зинченко С. Лившиц Н., Никитина О., Свит Ю. и другие. Это говорит о том, что тема банкротства заинтересовала достаточно большой круг участников хозяйственного оборота.
В настоящей дипломной работе делается попытка, на основе действующих нормативных документов, сложившейся арбитражной практики, мнения ведущих юристов и иных материалов, проанализировать действующее законодательство о несостоятельности (банкротстве).
Объем работы составляет 96 листов. В ней имеются 20 приложений, библиография включает 76 источников.
1. Несостоятельность (банкротство): содержание, формирование нормативной базы
Обращение к российским традициям гражданско-правового регулирования банкротства представляется мне необходимым, поскольку современный этап развития этого института представляет не что иное, как продолжение тех традиций, которые закладывались в России на протяжении многих столетий.
1.1. Историко-правовой аспект развития института несостоятельности

Своими корнями институт несостоятельности уходит в далекое прошлое. Первые отголоски конкурсных отношений можно обнаружить в римском праве. Поскольку у древних отсутствовали развитые хозяйственные и имущественные связи, а также механизм оценки имущества, обеспечение обязательств в то время носило личностный характер: “...чтобы добыть кредит, плебею оставалось только заложить себя и детей в кабалу кредиторов”. В случае неисполнения требований о возврате кредита, должник поступал в личное распоряжение кредитора, причем последний был вправе убить должника и разрубить его тело на части. С течением времени в римском праве появляются нормы, дающие право кредитору обратить взыскание на имущество должника, но, тем не менее, это не избавляло его от личной долговой расправы.
В России истоки зарождения института несостоятельности можно найти в “Русской Правде”. Так, например, статья 69 регулирует тот случай, когда у должника несколько кредиторов, и он не в состоянии им заплатить. Способом получения денег служила продажа должника на “торгу”, но при условии, что несостоятельность должника возникла вследствие несчастного стечения обстоятельств. Полученные денежные средства распределялись между кредиторами в соответствии с установленными правилами.
Дальнейшее упоминание об институте несостоятельности содержится только в Соборном уложении 1649 года, хотя и оно практически повторяет то, что было заложено в “Русской правде”.
Переломным моментом в регулировании отношений несостоятельности стал XVIII век. Именно в этот период создается большое количество законодательных актов, кодификация которых была завершена в 1800 году изданием Устава о банкротах.
Устав, состоящий из двух частей: “Для купцов и другого звания торговых людей, имеющих право обязываться векселями” и “Для дворян и чиновников”, выделял три вида несостоятельности: несчастную, неосторожную и злостную, содержал новые нормы о порядке признания недействительными некоторых сделок, совершенных банкротом, регламентировал последствия несостоятельности, состоящие в лишении банкрота большинства прав. Устав о банкротах широко применялся на практике, но в процессе его применения были выявлены «разные неудобства и недостатки, в отвращение коих было принято решение создать новый Устав».
Устав о банкротах 1832 года четко определивший в качестве критерия несостоятельности неоплатность, просуществовал вплоть до 1917 года.
После революции понятие несостоятельности в российском праве отсутствовало, однако в период НЭПа судам приходилось рассматривать иски, связанные с несостоятельностью должников, пользуясь при этом нормами Устава 1832 г. Во избежание таких недоразумений в ряд статей Гражданского Кодекса 1922 г. о залоге, поручительстве, займе, было введено понятие несостоятельности, но отсутствие механизма применения данных норм не дало никакого положительного результата.
28 ноября 1927 года Декретом ВЦИК и СНК РСФСР Гражданский процессуальный кодекс был дополнен главой 37 «О несостоятельности частных лиц физических и юридических». Согласно этому Декрету дела рассматривались в исковом порядке. Устанавливался срок один год с момента принятия иска к рассмотрению судом. Отстранив кредиторов как от участия в конкурсе, так и от назначения управляющего, государственные учреждения взяли на себя исполнение этих функций. Законодательство периода НЭПа представляло собой аномалию конкурсного права, поскольку защищало не законные интересы отдельных кредиторов, а общий хозяйственный результат. Со свертыванием НЭПа постепенно перестали применяться и конкурсные законы, поскольку существование института несостоятельности несовместимо с монополией государственной собственности и развитием плановых начал в экономике.
1.2. Становление российского законодательства о несостоятельности

В условиях существующей рыночной экономики, когда едва ощутимые подъемы сменяются обвальными кризисами, новое для российского субъекта экономики слово «банкротство» перестало «резать уши», а цифры об обанкротившихся предприятиях и банках все чаще стали фигурировать в средствах массовой информации. Естественно, что перед российским законодателем встал вопрос о создании специальных нормативных актах, регулирующих процедуры банкротства. Помимо ответственности, в виде уплаты штрафов, пени и т.д., установленной Гражданским Кодексом РСФСР, Основами гражданского законодательства РСФСР и рядом нормативных актов, за неисполнение принятых на себя обязательств необходимы были меры более жесткого характера, такие как признание должника несостоятельным (банкротом). Правовую базу для осуществления принудительных мер, вплоть до ликвидации несостоятельного предприятия в случаях, когда проведение реорганизационных мер экономически не целесообразно или они не дали положительного результата, создал принятый Верховным Советом Федерации 19 ноября 1992 года и введенный в действие с 1 марта 1993 года Закон Российской Федерации “О несостоятельности (банкротстве) предприятий”.
Основная цель включенного в 1992 г. в российское право института несостоятельности заключалась в том, что из гражданского оборота исключаются неплатежеспособные субъекты (в случае их ликвидации), задерживающие развитие рыночных отношений и стимулирующие рост неплатежей.
В соответствии со статьей 3 указанного закона рассмотрение дел о несостоятельности (банкротстве) предприятий было отнесено к компетенции арбитражных судов.
Уже 1 марта 1993 г., в день вступления закона в силу, в арбитражные суды было подано большое количество заявлений от кредиторов с одинаковыми исковыми требованиями: “прошу признать предприятие банкротом...” Динамика дел этой категории выглядит следующим образом: в 1993 году было рассмотрено не многим более 100 дел; в 1994 г. - 240 дел; в 1995 г. - 1.108 дел; в 1996 г. - 2.618 дел; в 1997 г. - 4.320 дел. Число должников, ежегодно признаваемых несостоятельными (банкротами), увеличилось за этот период с 50 в 1993 году до 2.200 в 1997 году. В 1997 году в отношении 850 организаций арбитражными судами были применены реорганизационные процедуры. Для рассмотрения первых дел о банкротстве привлекались американские специалисты, имеющие на тот момент наибольший практический опыт по делам данной категории. Так, например, в США с июня 1993 г. по июнь 1994 г. было возбуждено 845.257 дел.
Практика применения закона “О несостоятельности (банкротстве) предприятий” с первых шагов показала его несовершенство, значительные пробелы. Отсутствие механизма реализации создавало определенные трудности в его исполнении. Так, например, в соответствии с п.1 ст.6 закона РФ от 19.11.92 г. «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» прежде чем подать иск в арбитражный суд, кредитор обязан направить должнику заказной почтой извещение с уведомлением о вручении. В уведомлении должны содержаться требования к должнику в недельный срок со дня его получения выполнить свои обязательства, а также предупреждение о том, что в случае их невыполнения в течение указанного срока кредитор обратится в арбитражный суд с заявлением о возбуждении производства по делу о несостоятельности (банкротстве) предприятия. И только после получения кредитором уведомления о вручении извещения он может обратиться в арбитражный суд с заявлением о возбуждении производства по делу о несостоятельности (банкротстве). А как быть в случае, если кредитор перестал получать почту (поменял адрес или просто сбежал)? Закон об этом умалчивал. Судьи же отказывались принимать заявления к производству, если не соблюден так называемый претензионный порядок, даже если на уведомлении о вручении стоит отметка почты о невозможности вручения.
Тем не менее это не самый большой камень преткновения, содержащийся в данном законе, поскольку из этой ситуации еще можно было найти выход, обратившись в органы прокуратуры или налоговой инспекции с просьбой предъявить иск в арбитражный суд о ликвидации должника в связи с неоднократными нарушениями законодательства (осуществление деятельности без соответствующей лицензии, не предоставление бухгалтерской отчетности и т.д.). Стоит рассмотреть более существенные, на мой взгляд, недостатки закона 1992 г.
Во-первых, как отмечают большинство авторов статей, посвященных анализу российского закона “О несостоятельности (банкротстве) предприятий”, такие как В. Витрянский, П. Баренбойм, С. Петрова, “само понятие и признаки банкротства, которыми оперировал прежний закон, не отвечают современным представлением об имущественном обороте и требованиям, предъявляемым к его участникам”. В соответствии с п.1 ст.1 закона под несостоятельностью (банкротством) понималась неспособность удовлетворить требования кредиторов по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной структурой баланса должника. Исходя из определения несостоятельности, заложенного в законе, банкротом можно было признать предприятие только в том случае, когда кредиторская задолженность превышала балансовую стоимость имущества. А как быть в ситуации, если общая сумма обязательств равнялась общей стоимости имущества, но само имущество неликвидное и не может быть продано за эту сумму? Ответ на этот вопрос закон не содержал.
В отличие от мирового опыта, исходящего из того, что банкротом может стать тот, кто не в состоянии оплачивать долги, российский закон 1992 г. позволял крупным предприятиям, не опасаясь банкротства, длительное время не оплачивать полученные товары (оказанные услуги или выполненные работы) и использовать денежные средства своих кредиторов в качестве собственных средств с тем условием, чтобы кредиторская задолженность не превышала балансовую стоимость активов. И как показывает практика, арбитражные суды признавали банкротами в основном лишь небольшие предприятия.
Пункт 2 ст. 1 закона гласящий, что внешним признаком (несостоятельности) банкротства является приостановление его текущих платежей, тоже вызывал определенные споры. Согласно закону, если предприятие раз в месяц осуществляло платеж в размере 10 рублей и одновременно имело многомиллионную задолженность, то можно было констатировать факт отсутствия одного из основных признаков банкротства.
Неоднократно вставал вопрос, об исчислении “трех месяцев со дня наступления сроков исполнения” обязательств. Будет ли перечисление должником своему кредитору суммы в размере одного рубля означать, что с этого момента необходимо заново исчислять новый трехмесячный срок.
Во-вторых, закон 1992 г., в отличие от ныне действующего законодательства, не подразделял хозяйствующих субъектов - должников на различные категории: юридическое лицо и индивидуальный предприниматель; торговое предприятие и фермерское хозяйство; промышленное предприятие и кредитная организация. Одинаковыми были признаки и процедуры банкротства для таких должников, хотя совершенно очевидно, насколько различными будут последствия их применения.
В-третьих в законе о банкротстве 1992 года практически не содержались нормы, детально регламентирующие процессуальные отношения по разрешению споров о несостоятельности и Арбитражным судам при рассмотрении дела приходилось согласно ст. 3 закона обращаться к нормам Арбитражного Процессуального Кодекса, который в свою очередь детально регулировал только исковое производство. Но ведь дело о банкротстве, по сути, не является экономическим спором в общепринятом значении этого слова. Кредитор вправе выбрать между предъявлением обычного иска о взыскании задолженности или подать заявление о возбуждении дела о несостоятельности.
Стало ясно, что Правительству РФ, Федеральному управлению по делам о несостоятельности (банкротстве) и арбитражным судам придется самостоятельно восполнять пробелы в правовом регулировании данного института.
Так, например, большую ценность представляли собой Постановление Правительства РФ от 20 мая 1994 г. № 498 «О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий» и Распоряжение Федеральной службы по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению от 12 сентября 1994 г. «Временные методические рекомендации по оценке финансового состояния предприятий, имеющих признаки несостоятельности».
Установлены три показателя для оценки удовлетворительной структуры баланса предприятия: коэффициент текущей ликвидности; коэффициент обеспеченности собственными средствами; коэффициент восстановления (утраты) платежеспособности. «Ценность критерий в определенных экономических ориентирах состояла главным образом в оценке состояния предприятия, которые полезно знать при решении судьбы хозяйствующего субъекта». Поскольку они не утратили своего значения и на сегодняшний день стоит рассмотреть содержание этих коэффициентов.
Коэффициент текущей ликвидности характеризует общую обеспеченность предприятия оборотными средствами для ведения хозяйственной деятельности и своевременного погашения срочных обязательств предприятия.
Коэффициент текущей ликвидности определяется как отношение фактической стоимости находящихся в наличии у предприятия оборотных средств в виде производственных запасов, готовой продукции, денежных средств, дебиторских задолженностей и прочих оборотных активов к наиболее срочным обязательствам предприятия в виде краткосрочных кредитов банков, краткосрочных займов и различных кредиторских задолженностей.
Коэффициент обеспеченности собственными средствами характеризует наличие собственных оборотных средств у предприятия, необходимых для его финансовой устойчивости.
Коэффициент обеспеченности собственными средствами определяется как отношение разности между объемами источников собственных средств и фактической стоимостью основных средств и прочих внеоборотных активов к фактической стоимости находящихся в наличии у предприятия оборотных средств в виде производственных запасов, незавершенного производства, готовой продукции, денежных средств, дебиторских задолженностей и прочих оборотных активов.
Коэффициент восстановления (утраты) платежеспособности характеризует наличие реальной возможности у предприятия восстановить либо утратить свою платежеспособность в течение определенного периода.
Коэффициент восстановления (утраты) платежеспособности определяется как отношение расчетного коэффициента текущей ликвидности к его установленному значению. Расчетный коэффициент текущей ликвидности определяется как сумма фактического значения коэффициента текущей ликвидности на конец отчетного периода и изменения значения этого коэффициента между окончанием и началом отчетного периода в пересчете на установленный период восстановления (утраты) платежеспособности.
Изучая вопрос становления института банкротства в России нельзя обойти вниманием и такой орган как Федеральное управление по делам о несостоятельности (ФУДН), созданное Постановлением Правительства РФ от 20 сентября 1993 № 926 при Государственном комитете РФ по управлению государственным имуществом.
В ходе реформирования государственного аппарата Управление получило не только новое название - Федеральная служба России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению, но и статус самостоятельного федерального органа исполнительной власти. К основным задачам этого органа было отнесено: проведение государственной политики, направленной на предотвращение несостоятельности предприятий, представление интересов государства при решении вопросов, связанных с возбуждением производства по делу о несостоятельности предприятий и принятием решений о проведении санации государственных предприятий, оказание помощи предприятиям, имеющим признаки банкротства и т.д. Указом Президента от 22 декабря 1993 № 2264 «О мерах по реализации законодательных актов о несостоятельности (банкротстве) предприятий» Федеральной службе России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению поручено представлять от имени государства интересы собственника при решении вопросов о несостоятельности в отношении федеральных государственных предприятий, а также организаций, в капитале которых есть доля РФ. Постановлением Правительства от 20 мая 1994 г. № 498 «О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий» служба наделена полномочиями выступать от имени государства, как кредитора, при решении вопросов о банкротстве предприятий, вне зависимости от организационно-правовой формы в случае неисполнения ими обязательств по платежам в федеральный бюджет и внебюджетные фонды.
1.3. Реформирование законодательства о несостоятельности

Попытка реформирования института несостоятельности (банкротства) и приведения его в соответствие с требованиями времени была предпринята в 1995 году, когда был подготовлен проект нового федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”. Несмотря на то, что в декабре 1995 года этот проект был принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации в первом чтении, работы над этим проектом были приостановлены. К тому имелись две причины: появление альтернативного законопроекта (на 70 процентов повторяющего текст прежнего), а также принятие Государственной Думой в первом чтении проекта федерального закона “О несостоятельности (банкротстве) банков и иных кредитных организаций”, в качестве совершенно самостоятельного проекта, никак не связанного с проектом общего закона о несостоятельности (банкротстве). После многократных обсуждений этих проектов, специалистами был выработан новый проект закона, который и был принят Государственной Думой 10 декабря 1997 года, одобрен Советом Федерации 24 декабря 1997 года и подписан Президентом Российской Федерации 8 января 1998 года. В соответствии с п.1. статьи 185 Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)” вступает в силу с 1 марта 1998 года.
Создавая новый закон “О несостоятельности (банкротстве)” законодатель, изучив существующие в развитых зарубежных странах институты несостоятельности, и учтя опыт применения старого законодательства, выработал ряд принципиально новых положений, не свойственных предыдущему закону.
Новый закон регулирует весь спектр отношений, возникающих в связи с банкротством. Прежде всего, в нем определяются критерии и признаки банкротства, основания применения к должнику соответствующих процедур. Специфической чертой закона является включение в него не только норм материального права, но и большое количество норм процессуального характера, в частности требования к заявлению о признании банкротом, о подсудности дел, о видах процессуальных документов и т.д.
Анализ любого общественного явления, в том числе и банкротства, предполагает определение его участников.
Согласно статьи 65 Гражданского Кодекса РФ банкротом может быть признано юридическое лицо, коммерческая организация, за исключением казенного предприятия, а также юридическое лицо, действующее в форме потребительского кооператива либо благотворительного или иного фонда.
Из только что приведенного понятия вопрос о банкротстве коммерческих организаций решен однозначно, поскольку в Кодексе четко очерчен перечень их организационно-правовых форм. Однако встает вопрос о некоммерческих организациях, действующих в иных формах, чем потребительский кооператив и благотворительный или иной фонд. Исходя из положений Кодекса некоммерческие организации могут образовываться в организационно-правовых формах не только, предусмотренных ГК РФ, но и другими законами. Так Федеральный закон от 12 января 1996 г. «О некоммерческих организациях» уже дополнил их перечень двумя новыми формами: некоммерческим партнерством и автономной некоммерческой организацией. Сравнив, например, такие две организационно-правовые формы как благотворительный фонд и автономную некоммерческую организацию, можно сделать вывод, что по всем существенным юридическим параметрам они совпадают.
И что же следует, что благотворительный фонд можно признать банкротом, а автономную некоммерческую организацию нет? Это несправедливо. Данный подход является не совсем удачным. Законодателю, видимо, стоило либо в Гражданском Кодексе четко определить перечень форм некоммерческих лиц, либо указать, что возможность банкротства новых форм может определятся в законе, регулирующем их деятельность.
На сегодняшний день в юридической литературе неоднократно поднимается вопрос: что такое несостоятельность и что такое банкротство, являются ли они синонимами или нет. На этот счет существуют различные точки зрения.
Так например, Г.Ф. Шершеневич считает, что банкротством следует считать несостоятельность, сопряженную с таким виновным поведением должника, которое причиняет или ставит цель причинить вред кредиторам. Л. Щенникова также указывает на то, что проведение различий между понятиями несостоятельность и банкротство «…по принципу вины представляется не лишенным глубокого смысла.
Авторы книги «Банкротство», одобренной Федеральным управлением по делам о несостоятельности (банкротстве), пишут: «предприятие-банкрот-несостоятельное предприятие.»
Интересна и позиция С.Э. Жилинского, который помимо указанных понятий оперирует еще и таким понятием, как неплатежеспособность, выстраивая все три в определенную цепочку. «Все начинается с неплатежеспособности. Если она оказывается вовсе непосильной для должника и последний теряет всякую возможность рассчитаться с кредиторами, то такой неплательщик тем самым приобретает новое качество - становится несостоятельным. Третье и завершающее качество на тернистом пути незадачливого предпринимателя - банкрот. Им его наделяет арбитражный суд».
Новый закон так же не внес ясности в данный вопрос. Так в его тексте до статьи 2 неоднократно после слова «несостоятельность» в скобках употребляется термин «банкротство». Начиная же со статьи 2 «Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе» скобки отброшены и «банкротство» становится самостоятельным понятием.
Как уже отмечалось Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» по-новому, путем указания на существенные черты, определил понятие несостоятельности. В соответствии со ст. 2 закона под несостоятельностью (банкротством) понимается признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Таким образом, из определения исчезла несвойственная для него характеристика экономического положения должника, как неудовлетворительная структура баланса.
Рассматривая понятие банкротства, стоит обратить внимание на тот факт, что закон, в отличие от традиционного подхода, принятого в гражданском праве к определению понятия должника, более узко подходит к его пониманию, подразумевая под ним сторону, должную уплатить кредитору только лишь денежную сумму, тогда как статья 307 Гражданского Кодекса говорит, что должником является - сторона, обязанная совершить определенные действия по требованию кредитора, как-то - передать товар, выполнить работу, оказать услуги, уплатить денежную сумму и т.п. С другой стороны, закон, не ограничивается только гражданско-правовыми обязательствами, имея ввиду также публично-правовую обязанность по уплате налогов и других обязательных платежей.
В качестве основного признака банкротства новый закон избрал критерий «неплатежеспособности», состоящий в неспособности удовлетворить требования кредиторов по обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения (п.2. ст. 3 Закона). Состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей определяются на момент подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом.
При определении размера денежных обязательств принимается во внимание не только задолженность за переданные товары, выполненные работы и оказанные услуги, суммы займа с учетом процентов, подлежащих уплате должником, но и в то же время учитываются обязательства, связанные с неисполнением или ненадлежащим исполнением должником принятых на себя обязательств (неустойка (штрафы, пени) и убытки). Аналогичный подход отмечается и к мерам, финансовой ответственности, подлежащих применению за несвоевременное перечисление налоговых и других обязательных платежей. Арбитражные суды при рассмотрении дел придерживаются именно такой практики.
Одновременно, п.1 ст. 91 закона предусматривает, что с момента признания должника банкротом и открытия конкурсного производства прекращается начисление неустойки (штрафов, пени), процентов и иных финансовых санкций по всем видам задолженности должника.
Дело о банкротстве юридического лица может быть возбуждено арбитражным судом если требования к должнику составляют не менее пятисот минимальных размеров оплаты труда. На сегодняшний день эта сумма составляет 50000 рублей (ст. 5 Закона). «Таким образом, российский закон кроме факта неплатежей и временного их отрезка устанавливает и минимальную задолженность. Аналогичный подход содержит законодательство Англии (там минимальная задолженность составляет 750 фунтов стерлингов), в отличии от права Франции, где достаточно формального признака несостоятельности - прекращения платежей».
В настоящий момент, когда в основном хозяйствующие субъекты при заключении сделок определяют свои обязательства в иностранной валюте, в условиях систематического роста курса доллара США и соответственно падения курса рубля для предприятий указанная сумма становится очень незначительной, недобросовестные фирмы могут воспользоваться сложившейся ситуацией для устранения конкурентов, несмотря на достаточно не простую процедуру признания должника несостоятельным.
Одной из новелл в законе о несостоятельности является п.4 ст. 4 закона, говорящий, что размер денежных обязательств считается установленным, если он подтвержден вступившим в законную силу решением суда или документами, свидетельствующими о признании должником этих требований. Доказательствами признания задолженности могут служить вступившие в силу решения арбитражного суда о взыскании с должника задолженности, отказ в иске должнику о признании недействительным акта налоговой инспекции о погашении недоимки, ответ на претензию, двусторонний акт сверки расчетов либо иной документ должника, подтверждающий долг. В случаях, когда кредитор не только заявляет о своих требованиях к должнику, но и представляет суду доказательства признания задолженности, размер и обоснованность денежных обязательств не могут быть предметом судебного разбирательства.
Как и ранее действующий, закон 1998г. предусматривает два способа признания должника несостоятельным: по решению арбитражного суда или добровольное объявление о банкротстве. Поскольку порядок признания должника банкротом по решению арбитражного суда будет рассмотрен в другой главе, стоит обратить внимание на порядок добровольного объявления должника о несостоятельности, поскольку содержащиеся в законе нормы существенно отличаются от ранее действующих.
Объявление о добровольной ликвидации, в отличие от ранее действующего законодательства, которое рассматривало обращение должника в арбитражный суд как право, предусматривает случаи, когда заявление должно быть подано руководителем должника в обязательном порядке не позднее одного месяца с момента возникновения соответствующих обязательств (статья 8 закона). Так же, если ранее при неполучении от кредитора ответа на уведомление должника о добровольной ликвидации, предыдущий закон предоставлял последнему право на применение данной процедуры, то настоящий закон говорит, что должник обязан письменно получить согласие от всех имеющихся кредиторов (статья 181).
Если хотя бы один из кредиторов возражает против ликвидации должника в добровольном порядке, Закон обязывает руководителя должника обратиться с заявлением о признании должника банкротом в арбитражный суд.
Процедура признания должника банкротом рассчитана на случай большого количества кредиторов. При отсутствии этого условия, когда имеется всего один кредитор, имеет смысл решать возникшую проблему в порядке искового производства.
1.4. Проблематика современного законодательства о банкротстве

Несмотря на то, что по мнению зарубежных специалистов Закон о банкротстве 1998 года считается законом не плохим и тщательно проработанным, но за период его применения наметились некоторые проблемы. Например, что делать, если кредиторы подали заявление о признании банкротом предприятие, которое снабжает город электричеством или водой, и с точки зрения закона необходимо будет признать это предприятие банкротом. Но к чему это может привести принятие подобного решения пока неизвестно.
В законе отсутствует правовое регулирование банкротства предприятий, на балансе которых находятся предметы национального достояния, например картины известных живописцев.
Не разрешен вопрос о способах открытия или обнаружения валютных или иных ценностях, находящихся за границей, а также их продажа для восстановления платежеспособности должника, если последний скрывает данный факт.
Не найдена оптимальная "формула" банкротства долж-ников. Неустойчива на этот счет и позиция законодателя. Достаточно ука-зать на то, что в Законе РФ от 19 ноября 1992 года "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" был применен признак неоплатности долга, то есть банкротом признавалось предприятие, чьи долги превышали стои-мость имущества или у должника имела место неудовлетворительная структура баланса (ст. 1). В ныне действующем Федеральном законе от 8 января 1998 года "О несостоятельности (банкротстве)" основным при-знаком банкротства стала неплатежеспособность должника. И только при-менительно к гражданам-банкротам использован признак неоплатности ими своего долга. Так, согласно ст. 3 данного Закона юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денеж-ным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязатель-ных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения. Такое предприятие отвечает признакам банкротства.
Применение в действующем Законе упрощенной формулы банкротства по сравнению с признаками банкротства, содержавшимися в Законе от 19 ноября 1992 года, было вызвано нынешними условиями хозяйствова-ния. При огромных долгах предприятие нельзя признать банкротом, если у него хоть на мизерную величину активы превышали долги. Когда уси-лили позицию кредиторов в ФЗ от 8 января 1998 года "О несостоятельно-сти (банкротстве)", должники оказались практически не защищены пра-вом. Крупнейшие хозяйственные организации с огромным производитель-ным капиталом могли попасть под режим несостоятельности по заявле-нию любого кредитора при наличии у них долга не менее 500 минималь-ных размеров оплаты труда. Хотя, в сущности, современные российские реалии таковы, что самая рентабельная коммерческая организация в определенные периоды может временно не иметь нужных оборотных средств для погашения долга. Ясно, что, применяя такой закон, мы неоправданно нарушаем устойчивость правового статуса субъектов предпринимательства и тем самым дестабилизируем экономику. Поэтому в принятом Государст-венной Думой и одобренном Советом Федерации 29 марта 2000 года Фе-деральном законе "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" были предложены другие кри-терии банкротства: юридическое лицо считается неспособным удовлетво-рить требования кредиторов в течение шести месяцев и при условии, что краткосрочные пассивы превышают балансовую стоимость его оборотных активов. Кроме того, размер долга для возбуждения дела о банкротстве увеличивается до 5000 минимальных размеров оплаты труда. Отклоняя данный закон, Президент РФ указал, что при такой формуле банкротства будет нереальным осуществление этой процедуры на практике. А при по-вышении размера долга как одного из признаков банкротства большая группа лиц вообще будет вынесена из сферы действия Федерального за-кона "О несостоятельности (банкротстве)".
При совершенствовании в этой части настоящего закона нельзя применять крайности. Решение должно быть равновесным. Опыт развитых рыночных стран свидетельствует о том, что критерии банкротст-ва могут быть разные, однако их суть одна: они должны позволить уста-новить точный "экономический диагноз" должника и его способность пла-тить по долгам. Например, в Великобритании считается, что должник не в состоянии отвечать по долгам, если они превышают 750 фунтов и он не удовлетворил письменное требование кредиторов в течение трех недель. При этом суду должны быть представлены доказательства неспособности должника платить долг, а сами долги превышают его активы. В США за-явление о банкротстве возможно при числе кредиторов более двадцати, а сумма необеспеченных требований превышает 5000 долларов. В Германии применяется критерий неплатежеспособности должника, сверхзадолжен-ности, возможности продолжительной деятельности должника.
По мнению доктора юридических наук, профессора Зинченко С., при доработке закона Государственная Дума могла бы учесть замечания Президента и сохранить в определенной степени свою линию, если бы при выработке формулы банкротства пошла по сле-дующему пути.
Для целей банкротства все субъекты предпринимательства нужно раз-делить на три группы -- малые, средние и крупные, установив соответст-вующие правовые критерии. Затем применительно к той или иной катего-рии субъектов необходимо определить критерии их несостоятельности. Набор критериев банкротства не должен быть одинаковым для разных субъектов хозяйствования. Он может состоять из следующего перечня:
неплатежеспособность, размер долга, срок неплатежа, неудовлетворитель-ная структура баланса, превышение долгов над активами, число кредито-ров, градообразуемость коммерческой организации и ее социальная значи-мость. К примеру, для малых структур достаточно применить критерий неплатежеспособности при неоплате долга в сумме 500 минимальных размеров оплаты труда в течение трех месяцев. Для средних предприятий при критерии неоплатности сумма долга должна быть увеличена в два раза, а срок неплатежа можно сохранить тот же. Не лишен смысла и вари-ант, когда оценка неплатежеспособности заменяется на критерий числен-ности кредиторов, по которому тоже прослеживается тенденция неплатежа долга, проистекающая из объективной экономической неспособности должника выполнить свои обязательства. Для крупных предприятий кри-терий неплатежеспособности должен быть конститутивным, а размер дол-га на несколько порядков выше. Подлежит учету число кредиторов, срок же неплатежа можно установить в шесть месяцев.
Проблема критериев банкротства имеет и другую сторону. Наличие их влечет за собой ограничение целого ряда прав коммерческих организаций. Так, в соответствии с Федеральным законом "Об акционерных обществах" общество имеет право приобрести у акционера собственные акции. Вместе с тем в ст. 73 указаны и ограничения: общество не вправе приобретать размещенные акции, если на момент их приобретения оно отвечает при-знакам банкротства в соответствии с правовыми актами Российской Фе-дерации или указанные признаки появятся в результате приобретения этих акций. При нарушении данных требований сделка признается, исходя из смысла закона, ничтожной. При наличии указанных критериев общест-во также не вправе принимать решения о выплате акционерам дивидендов (ст. 43 ФЗ "Об акционерных обществах"). При наличии критериев банкротства общество с ограниченной ответ-ственностью не, вправе распределять прибыль между его участниками. В соответствии с постановлением Федеральной комиссии по рынку цен-ных бумаг Российской Федерации от 28 мая 1998 года № 19 если органи-зация, деятельность которой регулируется ФЗ от 22 апреля 1996 года "О рынке ценных бумаг", отвечает признакам банкротства, то это является основанием для проведения проверки такой организации уполномоченны-ми органами. .
Столь значительные ограничения прав названных коммерческих орга-низаций подтверждают необходимость выработки научно обоснованных и практически приемлемых критериев банкротства и установления времен-ных рамок несостоятельности должника. Ведь сами признаки банкротства еще не свидетельствуют о банкротстве должника как таковом.
Многие сложности возникают при реализации норм о несостоятель-ности должника в связи с тем, что в законодательстве не получил четко-го разрешения вопрос о правовом статусе арбитражного управляющего. И ситуация оказалась окончательно запутанной, когда внешние управ-ляющие стали производить выпуск акций с целью погашения долгов кре-диторам или реализовывать имущество должника на торгах, получая предварительно разрешение на это со стороны антимонопольных органов.
По действующему законодательству арбитражные управляющие отне-сены к индивидуальным предпринимателям. Практика показала, что они не проявляют особой активности по защите экономических интересов го-сударства, выступающего в лице соответствующих органов -- кредиторов (налоговые и иные уполномоченные субъекты). Поэтому в проекте феде-рального закона "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "0 несостоятельности (банкротстве)" была предусмотрена возможность назначения арбитражным управляющим, получающим вознагражде-ние за свою деятельность, государственного служащего (п. 13 ст. 1). Пре-зидент отверг это предложение, так как по законодательству о государст-венной службе РФ служащим запрещено получать вознаграждение от юридических и физических лиц.
При поиске ответа на вопрос о том, каков должен быть статус арбит-ражного управляющего (временного управляющего, внешнего управляю-щего, конкурсного управляющего), необходимо сначала установить, в чьих интересах он действует и от чьего имени выступает: кредиторов, должни-ка, государства или же всех их в определенной мере? Ясности по этому поводу в законе нет.
Так, в п. 1 ст. 60 Закона "О несостоятельности (банкротстве)" указано, что временный управляющий вправе предъявлять в арбитражный суд от своего имени требования о признании недействительными сделок, заклю-ченных или исполненных должником с нарушением требований, установ-ленных Федеральным законом.
Как видно, временный управляющий действует здесь не как орган юридического лица, а как отдельный субъект. Нельзя здесь утверждать и то, что он действует только в интересах должника. По смыслу закона вре-менный управляющий должен учитывать и интересы кредиторов. На ста-дии наблюдения арбитражный управляющий может не быть органом юри-дического лица и его представителем, ибо деятельность таких органов не прекращается (за исключением возможного отстранения от должности руководителя организации-банкрота).
Сложнее решается эта проблема на стадии внешнего управления, когда прекращаются полномочия органов управления должника, а руководитель отстраняется от должности (ст. 69 Закона "О несостоятельности (банкрот-стве)"). Кем в этом случае является внешний управляющий: органом юри-дического лица, представителем или же самостоятельным субъектом? В п. 1 ст. 74 Закона "О несостоятельности (банкротстве)" указано, что внешний управляющий вправе заключать от имени должника мировое соглашение. Если это представительство, где же тот орган управления должника, который уполномочил арбитражного управляющего? Если это законное представительство, тогда что это за юридическое лицо, которое не имеет своего органа? А ведь речь идет о финансовом оздоровлении должника. На стадии конкурсного производства все полномочия по управлению делами должника переходят к конкурсному управляющему (п. 1 ст. 101 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"). Означает ли это, что конкурсный управляющий является единственным органом управле-ния организации должника или же он действует от своего имени, но в интересах и за счет должника?
В отношении правосубъектности конкурсного управляющего в юриди-ческой литературе высказаны различные мнения. В частности, признается, что конкурсный управляющий осуществляет свою деятельность так, как это делает комиссионер, то есть от своего имени, но за счет лица, в инте-ресах которого он действует.
Анализ законодательства о банкротстве, а также тех особенностей, которыми обладают регулируемые им отношения, убеждает нас в том, что арбитражный управляющий (временный, внешний, конкурсный) по своей природе не может подпадать под правовую конструкцию, в соответствии с которой одно лицо действует от своего имени в интересах другого лица. Он должен во всех случаях действовать от своего имени, но в интересах должника, кредитора (кредиторов), государства. Делает он эту работу не-бескорыстно, поэтому здесь реализуется и его интерес. Должен ли он иметь при этом статус индивидуального предпринимателя? Дело в том, что в соответствии со ст. 2 Гражданского кодекса РФ предприниматель-ская деятельность направлена на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказа-ния услуг субъектом-предпринимателем. То есть он действует своей волей и в своем интересе (п. 2 ст. 1 ГК РФ). Арбитражный управляющий назна-чается судом и реализует в первую очередь интересы должника и креди-торов, а тем самым и общие, публичные интересы, получая за это опреде-ленное вознаграждение. Полагаем, что статуса индивидуального предпри-нимателя арбитражные управляющие иметь не должны. При таком подхо-де необходимо разрешить и вопрос об органах юридического лица в тех случаях, когда на стадиях банкротства они прекращают свои полномочия, а арбитражный управляющий таким органом не становится. В п. 2 ст. 53 ГК РФ содержится положение о том, что в предусмотренных законом случаях юридическое лицо может приобретать гражданские права и при-нимать на себя гражданские обязанности через своих участников. Это по-ложение законодателя можно продолжить указанием: "... и других специ-ально уполномоченных лиц", внеся дополнение в указанную статью.
Предложенный вариант правового статуса арбитражного управляющего позволит разрешить и другие проблемы, возникающие в ходе правоприменителыюй деятельности. В частности, на практике возник вопрос: должен ли внешний арбитражный управляющий получать от органов Министер-ства по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства разрешение на заключение сделок по отчуждению имущества на торгах, если его стоимость превышает 10 процентов балансовой стоимости основ-ных производственных средств и нематериальных активов, а суммарная балансовая стоимость активов контрагентов превышает сто тысяч мини-мальных размеров оплаты труда? Антимонопольные органы требуют вы-полнения контрагентами указанных нормативных условий, предусмотрен-ных в ст. 18 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистиче-ской деятельности на товарных рынках". Утверждение о том, что арбит-ражный управляющий не является органом юридического лица, предреша-ет и вопрос о применении к такого рода сделкам требований антимоно-польного законодательства. Как видно, оно на указанные ситуации не рас-пространяется. Тем не менее было бы целесообразно внести изменения в ст. 18 Закона о конкуренции, указав, что требования данной статьи не применяются к случаям продажи имущества судебным приставом-исполнителем и арбитражным управляющим.
В проекте изменений и дополнений действующего Закона о банкротст-ве право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом в связи с неуплатой обязательных платежей предоставлено федеральному органу исполнительной власти, уполномоченному Правительством РФ, органам исполнительной власти субъектов РФ, орга-нам местного самоуправления. По действующему законодательству таким правом обладают прокурор, налоговые и иные уполномоченные в соответ-ствии с федеральным законом органы (п. 2 ст. б ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"). Президент РФ в своих замечаниях на проект отметил, что на основании данной поправки на федеральном уровне таким правом бу-дет наделен только один орган исполнительной власти. Лишаются такого права и органы, имеющие возможность сделать это на основании иных федеральных законов.
Замечания Президента РФ имеют веские основания. В настоящее вре-мя в суде находится более 50 процентов дел о несостоятельности, где за-явление о признании должника банкротом подано налоговой инспекцией. Поэтому речь может идти не о лишении налоговых органов таких прав, а об усилении их гарантий. По смыслу п. 2 ст. 64 Закона о банкротстве на-логовые органы являются участниками с правом голоса лишь первого соб-рания кредиторов. На стадии внешнего наблюдения они теряют это право. В проекте изменений и дополнений действующего Закона о банкротстве указанное неравноправие устранено: решение принимают конкурсные кре-диторы (по денежным обязательствам) и кредиторы по обязательным пла-тежам. Желательно сохранить это важное положение при дальнейшей до-работке проекта, связанной с ветом Президента РФ На практике возникает много вопросов в связи с применением Закона о банкротстве в части норм, регулирующих установление размера требова-ний кредиторов. Конкурсный кредитор предприятия-должника, в отноше-нии которого возбуждено дело о банкротстве, вправе принимать участие в собрании кредиторов, которое решает, вводить ли внешнее управление или ходатайствовать перед судом о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Как видно, все важные вопросы ре-шает собрание (комитет) кредиторов. Согласно ст. 14 Закона о банкротст-ве решения собрания кредиторов принимаются большинством голосов от числа голосов конкурсных кредиторов (то есть один рубль -- один голос). Таким образом, кредитор прямо заинтересован в том, чтобы в соответст-вии с законом был выявлен размер задолженности перед ним. Установ-ленными считаются требования, которые признаны должником или под-тверждены вступившими в силу решениями суда. Часто при подаче заяв-ления о признании должника банкротом инициатором выступают креди-торы, имеющие исполнительные листы по вступившим в законную силу решениям суда, но позже появляются и другие кредиторы, которые еще не успели или по каким-то причинам не хотели подавать исковые заявления в суд о взыскании с должника задолженности и не имеют исполнительных листов.
Возникает вопрос: как определить размер задолженности перед такими кредиторами? В соответствии с Законом о банкротстве арбитражный управляющий включает требования кредиторов в реестр и определяет число голосов, принадлежащих на собрании каждому кредитору. Однако законом предусмотрено, что, если кредитор вообще не включен в реестр кредиторов или не согласен с определенным ему арбитражным управляю-щим числом голосов, он вправе обратиться в суд, и тогда уже в судебном порядке устанавливается размер его требований к должнику. Но вся порочность ситуации в том, что определение суда об установлении требова-ний кредиторов не обжалуется, так как это не предусмотрено ни Арбитражным процессуальным кодексом РФ, ни Законом о банкротстве. И хотя у кредитора есть право на обращение в арбитражный суд с жалобой на действия арбитражного управляющего, отказ арбитражного суда в этом не дает права обжалования данного определения в следующих судебных ин-станциях.
Если кредитор обращается в суд с заявлением о взыскании с должника суммы долга до процедуры банкротства и суд первой инстанции отказыва-ет ему, существует возможность обжаловать вынесенное решение в апел-ляционную и кассационную инстанции. То есть у кредитора есть право на судебную защиту своих прав и интересов, установленное ст. 46 Конститу-ции РФ. В данной же ситуации, когда кредитор не получил исполнитель-ный лист до введения процедуры банкротства, он лишен возможности в полной мере отстаивать свои права в судебном порядке. У него есть право на обращение только в первую инстанцию в рамках процедуры банкрот-ства.
В Законе о банкротстве существует норма, что именно по установле-нию размера требований кредиторов и жалобам на действия арбитражного управляющего процедура обжалования отменена. Вероятно, это было сде-лано с целью сократить длительность данной процедуры, потому что если каждое действие управляющего будет обжаловано во все инстанции, то этот процесс будет длительным. Решено сделать его мобильным и сокра-тить. Но при существующем положении ущемляются права кредиторов на защиту своих прав и интересов в вышестоящих судах. Суд первой инстан-ции может допустить ошибку. К сожалению, и в проекте Закона о бан-кротстве эта проблема не решена, хотя решить ее необходимо.
Но ключевой момент -- это установление размера требований кредито-ра и определение того, является ли он кредитором вообще (ведь крупный кредитор, имеющий более половины голосов, определяет решения собра-ния кредиторов при проведении процедур банкротства). Если он не при-знан кредитором, то мелкие кредиторы управляют процедурой банкротст-ва и он уже не может влиять на ситуацию.
К примеру, организация обратилась к арбитражному управляющему с просьбой определить сумму требований. Договора не было, но согласно актам сверки долг был равен 1 млн. рублей. Арбитражный управляющий дал свое заключение, в котором сумма долга составила уже 800 тысяч. А суд отказал кредитору, не назначив повторную экспертизу, основываясь только на аудиторском заключении, выданном арбитражным управляю-щим. Очевидно, что суд совершил ошибку, так как при наличии двух за-ключений суд обязан назначить свою экспертизу. Он этого не сделал, на-рушив тем самым нормы Арбитражного процессуального кодекса. Такая практика недопустима.
Неурегулированным в должной мере в Законе о банкротстве остался вопрос о бартерных договорах, заключенных между должником и кредито-рами. В соответствии со ст. 11 Закона правом на подачу заявления о при-знании должника банкротом обладают лица, признаваемые конкурсными кредиторами, Согласно же ст. 2 Закона конкурсный кредитор -- это кредитор по денежным обязательствам. На практике нередко возникают си-туации, когда должнику поставлены определенные товары по договору бартера (мены), а он в свою очередь не исполнил встречное обязательство перед контрагентом. Согласно закону контрагент должника не может счи-таться его конкурсным кредитором до того момента, пока не предъявит должнику требование уплатить конкретную денежную сумму, и соответст-венно обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом. Следовательно, контрагенту должника необходимо обратиться в суд с ис-ковым заявлением об определении задолженности по договору бартера в денежном выражении и взыскании данной суммы с должника. Неясно, может ли указанный кредитор обратиться в суд в общем порядке с подоб-ным заявлением, если в отношении должника уже возбуждено дело о бан-кротстве, так как норма п. 1 ст. 57 Закона о банкротстве лишает его такого права (в соответствии с указанной статьей "с момента вынесения арбит-ражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом... имущественные требования к должнику могут быть предъяв-лены только с соблюдением порядка предъявления требований к должни-ку, установленного настоящим Федеральным законом").
Подобные ограничения нарушают имущественные права кредитора и, по сути превращают обязательства должника перед ним по поставке определенных договором бартера (мены) товаров в безнадежную кредиторскую задолженность. Складывается алогичная ситуация: с одной стороны, контрагент должника по определенным видам договоров не мо-жет обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом, так как договором не предусмотрена денежная оценка обязательства (даже в том случае, если просрочка должником исполнения обязательства составляет три и более месяцев с момента наступления срока его исполнения и оче-видно, что при определении судом денежного выражения обязательства его размер составит не менее 500 МРОТ), и с другой стороны, данный контрагент не может обратиться в суд с иском об определении размера задолженности и взыскании ее с должника в том случае, если судом же возбуждено в отношении того же предприятия-должника дело о признании его банкротом по заявлениям кредиторов, прокурора или самого должника. По мнению доктора юридических наук, профессора Зинченко С., у контрагента должника по договорам, не имеющим денежной оценки, есть только одна возможность вступиъ в качестве конкурсного кредитора в дело о банкротстве -- обратиться в суд с заявлением об определении (но не взыскании) размера задолженности перед ним. Но даже в случае установления судом размера его денежного требования к должнику, он может не успеть принять участие с правом голоса в первом собрании кредиторов, когда во многом решается даль-нейшая судьба предприятия-должника.
Кардинальным решением данного вопроса стало бы признание в Зако-не о банкротстве денежного эквивалента товара при бартерных сделках в качестве задолженности банкрота-должника. Ведь известно, что товары в этом случае приравнены друг к другу на основе всеобщего эквивалента, каким и являются деньги. Размер этой суммы легко можно установить, учитывая рыночную конъюнктуру.
Сложным оказался узел вопросов, связанных с применением ст. 103, 104 Закона о банкротстве. В соответствии со ст. 103 все имущество должника, имеющееся на момент открытия конкурсного производства и выяв-ленное в ходе его проведения, составляет конкурсную массу. Таким обра-зом, конкурсная масса -- это имущество, предназначенное для распределе-ния между кредиторами. В силу ст. 104 Закона из состава конкурсной массы исключаются объекты соцкультбыта и безвозмездно передаются на баланс уполномоченных органов местного самоуправления. Факт безвоз-мездной передачи таких объектов муниципалитетам вызвал судебные спо-ры, которые возбуждались, главным образом, конкурсными кредиторами. По одному из таких споров высказался в своем постановлении от 16 мая 2000 года и Конституционный Суд.
Так, при банкротстве 000 "Судский ЛДК-А" и формировании кон-курсной массы в нее не была включена котельная, обслуживающая посе-лок Суда Вологодской области. Кредитор -- компания "Timber Holdings International Limited" подала жалобу в Конституционный Суд на наруше-ния статьей 104 Закона о банкротстве предписаний ст. 35 (ч. 3) Конститу-ции РФ Конституционный Суд в своем постановлении указал, что поло-жение п. 4 ст. 104 Закона о банкротстве не соответствует ст. 35 (ч. 3), 46 (ч. 1) и 55 (чч. 2 и 3) Конституции РФ в той части, в какой по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяется переда-вать муниципальным образованиям объекты соцкультбыта без выплаты должникам-собственникам, находящимся в процедуре конкурсного произ-водства, разумной, справедливой компенсации, обеспечивающей баланс публичных и частных интересов, а также не допускается судебная провер-ка такой передачи по существу. Указанное постановление Конституцион-ного Суда вызывает необходимость обсудить ряд принципиальных вопро-сов теории и правоприменительной практики.
Прежде всего, как соотносятся понятия "собственность" и "имущество" в смысле ст. 35 Конституции РФ? В постановлении Конституционного Суда РФ эти понятия, по существу, отождествляются, то есть имущест-венные права и обязанности рассматриваются как разновидность собст-венности и на этой основе выстраивается идея о нарушении прав собст-венности конкурсного кредитора. Эти выводы построены на теориях "фикции", "бестелесности вещи", когда таковой признаются права (права и обязанности).
На взгляд доктора юридических наук, профессора Зинченко С., в Конституции РФ понятие "имущество" равнозначно понятию вещи, которой собственник вправе владеть, пользоваться и рас-поряжаться по своему усмотрению. Имущественные же права, включенные гражданским законодательством в понятие "имущество" (ст. 128 ГК РФ), не отождествляются с понятием собственности, хотя и составляют часть имущества. То есть здесь понятие "имущество" представлено в широком смысле в силу его функциональной нагрузки -- быть объектом граждан-ских прав. Так что противоречий между ст. 35 Конституции и ст. 128 Гражданского кодекса РФ в этой части нет.
Нарушаются ли права собственности кредитора (указанной компании) в приведенном случае? Думается, что нет, ибо он находится с должником не в вещно-правовых (собственнических), а в обязательственно-правовых отношениях. У него к должнику-банкроту есть имущественное право тре-бования, которое рассматривается как мера возможного поведения управомоченного лица. У должника-банкрота встречным коррелятом выступает мера должного поведения (обязанность) по отношению к кредитору. Пра-во собственности на конкурсную массу принадлежит должнику, поэтому вопрос о нарушении права собственности в принципе может ставить лишь он, если есть на то основание. В материалах дела доказывается, что собст-венником наряду с должником является и кредитор в смысле его прав требования. При таком рассуждении можно дойти и до признания долж-ника и кредитора собственниками конкурсной массы. Но это будет уже правовой нонсенс. В этом смысле кредитор в принципе не может ставить вопрос о неконституционности ст. 104 Закона о банкротстве как не соот-ветствующий ст 35 Конституции, где речь идет о защите права собствен-ности. Его право собственности не нарушается в анализируемой цепи от-ношений.
Нарушается ли право собственности должника в результате примене-ния ст. 104 Закона о банкротстве в смысле ст.35 Конституции РФ о ли-шении его права собственности? Полагаем, что нет. Собственник-должник лишается своего имущества на основании решения арбитражного суда о его банкротстве. Удовлетворение требований кредиторов протекает в рам-ках процедур, которыми и реализуется (исполняется) решение суда.
Нарушается ли право собственности должника фактом безвозмездной передачи имущества, изъятого из оборота, муниципалитету? Не нарушает-ся, так как он по своему статусу является неплатежеспособным, банкро-том: в отношении него уже принято решение о ликвидации как субъекта права. Он находится в процессе ликвидации. Вот почему законодатель в ст. 104 Закона о банкротстве указывает не на отчуждение объектов ком-мунальной инфраструктуры, а на их передачу соответствующему муници-пальному образованию.
Объекты, изъятые из оборота, теряют (а могут изначально не иметь) качества товарности. Они не являются товарами, поэтому передача ком-мунальной инфраструктуры муниципальным образованиям не могла про-изводиться возмездно. По признаку нетоварности недопустима и компен-сация их за счет какого бы то ни было бюджета (федерального, местного).
Нарушаются ли имущественные права кредитора тем, что объекты ин-фраструктуры передаются местному самоуправлению? Не нарушаются, так как конкурсная масса, за счет которой удовлетворяются требования кредитора, не должна содержать в себе те объекты, которые изъяты из оборота. По существу, эти объекты не могут входить в кон-курсную массу, так как они не являются товаром и их нельзя реализовы-вать в целях удовлетворения требований кредиторов.
Соответствует ли ст. 104 Закона о банкротстве ст. 35 Конституции РФ? Все вышесказанное позволяет ответить утвердительно. Вызывает удивление логика заявителя жалобы: он доказывает, что нару-шается его право собственности как кредитора и просит Конституционный Суд признать ст. 104 Закона о банкротстве не соответствующей ст. 35 Конституции, поскольку нарушается право собственности должника, ли-шающегося имущества без равноценного возмещения его стоимости. Од-нако ни то, ни другое в данной ситуации не прослеживается.
Изымается ли имущество у банкрота-должника? Вся логика вышеиз-ложенного свидетельствует о том, что имущество не изымается, а безвоз-мездно передается муниципалитету. Имущество может изыматься у действующего субъекта. Имущество ликвидируемого субъекта, изъятое из обо-рота, может только передаваться соответствующим структурам.
Нарушается ли баланс частного и публичного интересов в этом случае? Не нарушается, так как до банкротства должника котель-ная эксплуатировалась как общее достояние, в котором реализовывался частный интерес 000 и публичный - местного населения. После бан-кротства должника частный интерес прекращается, а публичный сохраняет силу.
Но и при сохранении существующего положения в ст. 104 Закона о банкротстве необходимо внести изменения. Надо прямо указать, какое имущество не входит в конкурсную массу. Законодатель применил другой прием и определил, какое имущество исключается из конкурсной массы. А это порождает споры о том, надо исключать такие объекты или нет. Ес-ли же имущество изначально не входит в конкурсную массу, кредиторы ни при каких обстоятельствах не будут на него претендовать. Если же в ходе доработки проекта изменений и дополнений к Закону о банкротстве будет реализовываться идея, содержащаяся в постановлении Конституци-онного Суда РФ, то и тогда законодателю необходимо выработать меха-низм разумной и справедливой компенсации за имущество, передаваемое должником-банкротом органам муниципального образования.
В соответствии со ст. 97 Закона о банкротстве срок конкурсного произ-водства не может превышать один год, но в исключительных случаях ар-битражный суд может продлить его на шесть месяцев. Следовательно, максимальный срок конкурсного производства составляет 18 месяцев. Од-нако п. 3 указанной статьи предусматривает, что при необходимости срок конкурсного производства может быть продлен арбитражным судом сверх сроков, предусмотренных выше. Таким образом, в императивной форме максимальный срок конкурсного производства законом не установлен, что не может не вызывать на практике определенные трудности и злоупотребления со стороны как должника, так и отдельных кредиторов. В проекте изменений и дополнений к Закону о банкротстве этот вопрос не урегулирован, целесообразно устано-вить пресекательный срок конкурсного производства аналогично срокам, установленным для проведения процедур наблюдения и внешнего управ-ления.
В Законе о банкротстве (ст. 120) предусмотрено, что кредиторы и должник могут заключить мировое соглашение. Редакция статьи некор-ректна, так как в п. 2 указано, что решение об утверждении мирового со-глашения принимается большинством от числа конкурсных кредиторов, то есть каждому кредитору при принятии решения принадлежит один голос независимо от суммы. Здесь пропущено слово "голосов", а это порождает массу злоупотреблений. В проекте данный недочет устраняется. Однако на практике возникают и иные вопросы, связанные с заключением мирового соглашения. В соответствии с п. 3 ст. 122 Закона "условия мирового со-глашения для конкурсных кредиторов, не принимавших участия в голосо-вании по вопросу о заключении мирового соглашения, а также голосовав-ших против его заключения, не могут быть хуже, чем для конкурсных кредиторов той же очереди, голосовавших за его заключение". Однако это положение не всегда можно провести в жизнь.
К примеру, конкурсными кредиторами и должником было заключено мировое соглашение на следующих условиях: срок погашения задолжен-ности перед кредиторами пятой очереди составляет три года, вопрос по размеру выплат решен. Казалось бы, условия мирового соглашения одина-ковы для всех кредиторов данной очереди. Однако если кредиторы, что часто бывает на практике, являются не только конкурсными кредиторами, но и заинтересованными лицами в отношении предприятия-должника, то вполне вероятно, что для них удовлетворение требований в соответствии с условиями мирового соглашения менее актуально, чем для остальных конкурсных кредиторов. Следовательно, при визуальном равноправии всех конкурсных кредиторов фактически кредиторы, голосовавшие против за-ключения мирового соглашения, оказываются в худших условиях, так как вынуждены ждать получения задолженности три года. А ведь на практике бывают случаи, когда обычные конкурсные кредиторы в соответствии с условиями мирового соглашения ждут погашения задолженности и боль-шее количество лет, что не может не сказаться на их финансовом состоя-нии. Целесообразно было бы ввести пресекательный срок (один год) для исполнения должником условий мирового соглаше-ния. Представляется, что введение такой нормы лишило бы кредиторов, не заинтересованных в скорейшем погашении должником своих обяза-тельств перед ними, возможности совершать различного рода злоупотреб-ления.
2. Порядок рассмотрения дела о банкротстве в Арбитражном суде

Процессуальную основу рассмотрения арбитражными судами дел о банкротстве составляют Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)». Нормы АПК составляют процессуальную основу рассмотрения дел о банкротстве, являясь общими, принципиальными по характеру. Нормы закона о несостоятельности (банкротстве) носят особенный характер и применяются арбитражными судами в дополнение к нормам АПК с учетом специфики дел.
Рассмотрение дел о банкротстве арбитражным судом можно условно подразделить на две стадии: разбирательство дела в арбитражном суде и процедура банкротства.
Первая стадия представляет собой собственно арбитражный процесс, начинающийся с подачи заявления о признании должника банкротом и заканчивающийся вынесением судебного акта (решения, определения), которым устанавливается юридический факт - несостоятельность или состоятельность должника.
Как и предыдущий закон, Закон о несостоятельности (банкротстве) 1998 г. предусматривает, что споры по делам о несостоятельности рассматриваются арбитражными судами (ст.28).
Задачей второй стадии - процедуры банкротства (конкурсного производства, внешнего управления, мирового соглашения) - является реализация судебного акта. На второй стадии на первый план при решении задач судопроизводства выступает арбитражный управляющий, осуществляющий свою деятельность под контролем арбитражного суда.
В статье 29 закона «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрена подведомственность дел арбитражному суду. Что касается подсудности, то данное правило определяющее, что дела о банкротстве юридических лиц рассматриваются по месту нахождения должника, сформулировано в указанной статье как исключительная подсудность, и не позволяет изменить ее по выбору заявителя или соглашению сторон.
Дела о банкротстве рассматриваются арбитражным судом только коллегиально (ст. 14 АПК).
2.1. Подача заявления кредитором

Для подачи заявления в арбитражный суд необходимо наличие двух признаков: во-первых - требование к должнику - юридическому лицу должно в совокупности составлять не менее пятисот минимальных размеров оплаты труда; во-вторых, - указанные требования не погашены в течение трех месяцев (пункт 2 статьи 29 закона). Отсутствие какого-либо из указанных признаков является основанием отказа в принятии заявления о признании должником банкротом (ст.42).
Особенностью данного процесса является то, что в нем отсутствуют истец, а есть заявитель, впрочем, нет и ответчика.
Заявление о признании несостоятельным может быть подано как кредитором, так и самим должником. В зависимости от того, кто подает заявление, закон устанавливает различный порядок его оформления и содержания.
Так, при подачи заявления самим должником закон устанавливает следующие правила:
Заявление подается в арбитражный суд в письменной форме. Оно должно быть подписано руководителем должника - юридического лица или лицом, его заменяющим. Необходимыми реквизитами указанного документа являются: наименование арбитражного суда, в который подается заявление; сумма требований кредиторов по денежным обязательствам в размере, который не оспаривается должником; сумма задолженности по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью, оплате труда и выплате выходных пособий работникам должника, сумма вознаграждения, причитающегося к выплате по авторским договорам; размер задолженности по обязательным платежам; обоснование невозможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме; сведения о принятых к производству судами общей юрисдикции, арбитражными судами, третейскими судами исковых заявлений к должнику, а также об исполнительных и иных документах, предъявляемых к бесспорному (безакцептному) списанию; сведения об имеющемся у должника имуществе, в том числе о денежных средствах и дебиторской задолженности; номера счетов должника в банках и иных кредитных организациях, почтовые адреса банков и иных кредитных организаций; сведения о наличии у должника имущества, достаточного для покрытия судебных расходов по делу о банкротстве; перечень прилагаемых документов. Данный перечень является не исчерпывающим, в заявлении могут быть указанны и иные сведения, необходимые для правильного разрешения дела (статья 33 закона). Здесь стоит обратить внимание на то факт, что подписание заявление производится только руководителем должника или его заместителем. В отличие от правила, предусмотренного в АПК, когда право на подписание искового заявления может быть передано представителю, статья 33 закона о банкротстве не допускает такую передачу полномочий.
Должник обязан направить копии заявления кредиторам и иным лицам, участвующим в деле (статья 33). Перечень документов, которые должны быть приложены, содержится в статьях 34 закона и 104 Арбитражном процессуальном кодексе РФ и является исчерпывающим.
Порядок и содержания заявления, подаваемого кредитором, регулируется статьями 35-37 закона.
Заявление, так же как и в случае подачи заявления должником, подается в письменной форме, но отличительной особенностью является то, что данное заявление может быть подписано не только руководителем кредитора - юридического лица, но и его представителем (статья 35). В нем должна быть указана следующая информация: наименование арбитражного суда, в который подается заявление кредитора; наименование должника и его почтовый адрес; наименование кредитора и его почтовый адрес; размер требований кредитора к должнику с указанием размера подлежащих уплате процентов и неустоек (штрафов и пени); обязательство должника перед кредитором, из которых возникло требование, а также срок его исполнения; доказательство обоснованности требований кредитора, в том числе вступившее в законную силу решение суда, доказательства, подтверждающие признание указанных требований должником, исполнительная надпись нотариуса; доказательства, подтверждающие основания заявления кредитора; перечень прилагаемых к заявлению кредитора документов. В тех случаях, когда требования кредитора к должнику основаны на различных обязательствах должника, они могут быть объединены. Также в одном заявлении могут быть объединены требования нескольких кредиторов.
Прилагаемые к заявлению документы подразделяются на два вида. Первый - те, которые предусмотрены статей 64 АПК и второй - документы, названные в законе о банкротстве.
В отличие от предыдущего закона настоящий не предусматривает обязательный досудебный претензионный порядок урегулирования спора, поэтому пункт 3 статьи 104 АПК не применяется.
Заявление кредитора - Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования (ст.38), налогового или иного уполномоченного органа (ст. 39), прокурора (ст.40), должны отвечать требованиям предъявляемым к заявлению кредитора.
Поскольку разбирательство дел о несостоятельности существенно отличается от дел по экономическим спора, то при подачи заявления стоит руководствоваться нормами закона «О несостоятельности (банкротстве)».
Для обращения в арбитражный суд необходимо уплатить государственную пошлину. В соответствии с Законом РФ «О государственной пошлине» от 9 декабря 1991 г. в редакции Федерального закона от 19 июля 1997 г.№ 105-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О государственной пошлине» заявление о признании предприятия банкротом оплачивается государственной пошлиной в размере 20 минимальных размеров оплаты труда.
В случае не выполнения при подачи заявления, как кредитором, так и должником, требований, предусмотренных статьями 32-40 закона о банкротстве арбитражный суд возвращает заявление. «В статье не содержится конкретных условий для принятия заявления о признании должника банкротом. Имеется лишь указание общего характера о необходимости соблюдения требований, предусмотренных АПК и законом».
При соблюдении всех необходимых требований и отсутствия оснований для отказа в принятии или возвращения заявления, судья единолично, не позднее трех дней, выносит определении о принятии. В определении при введении наблюдения указывается о назначении временного управляющего из числа кандидатур, предложенных кредиторами, а при отсутствии таких предложений - из числа лиц, зарегистрированных в арбитражном суде в качестве арбитражных управляющих; меры по обеспечению требований кредиторов.
2.2. Меры по обеспечению требований кредиторов

Одной из новелл нового закона о банкротстве является статья 44 «Меры по обеспечению требований кредиторов». Арбитражный суд принимает меры по обеспечению требований кредиторов предусмотренные статьей 76 АПК: наложение ареста на имущество или денежные средства; запрещение совершать определенные действия; запрещение другим лицам совершать определенные действия; приостановление взыскания по исполнительному документу; приостановление реализации имущества. Помимо этих мер закон 1998 г. расширил перечень мер по обеспечению требований кредиторов, включив дополнительные меры. Так, арбитражный суд может запретить совершать без согласия арбитражного управляющего определенные сделки. Пункт 2 статьи 58 закона указывается перечень сделок, которые органы управления вправе совершать только с согласия временного управляющего. При этом суд должен указать характер сделок или сумму сделок, для совершения которых требуется согласие временного управляющего.
Одной из мер по обеспечению требований кредиторов является право суда обязать должника передать ценные бумаги, валютные ценности, иное имущество должника на хранение третьим лицам.
В отличие от статьи 76 АПК, статья 44 закона содержит открытый перечень мер, направленных на обеспечение требований кредиторов.
Вышеперечисленные меры, принимаются на любой стадии арбитражного процесса, только по ходатайству лица, участвующего в деле о банкротстве, по собственной инициативе суда принятие меры не допускается. Решение о принятии мер по обеспечению требований кредиторов рассматривается арбитражным судом не позднее следующего дня после поступления заявления (статья 75 АПК).
Предусматривается срок действия назначенных арбитражным судом мер по обеспечению требований кредиторов, при этом не требуется вынесения определения об их отмене:
- до введения следующей процедуры банкротства (внешнее управление, конкурсное производство);
- до момента утверждения арбитражным судом мирового соглашения;
- до момента принятия решения об отказе в признании должника банкротом.
При отсутствии оснований предполагать, что имущество должника будет использовано в ущерб интересам кредиторов и при наличии ходатайства об отмене принятых мер, суд вправе отменить обеспечение требований.
При исследовании вопроса о разбирательстве дел о банкротстве стоит обратить внимание на тот факт что закон, в отличие от АПК, содержит обязанность должника в пятидневный срок со дня получения определения о принятии заявления направить отзыв на заявление кредитора. Помимо этого должник обязан уведомить всех кредиторов, не указанных в заявлении, о возбуждении в отношении него дела о банкротстве.
2.3. Подготовка дела к судебному разбирательству и его рассмотрение

Подготовка дела к судебному разбирательству состоит из двух этапов.
«Прежде всего, судья производит действия, предусмотренные в статье 112 АПК, которые могут иметь место в деле о банкротстве, имея в виду, что это - не экономический спор. Так, в деле о банкротстве нет истцов и ответчиков, не участвуют третьи лица, поэтому пункт 1 не применяется. Остальные действия, предусмотренные в статье 112 могут совершаться, однако вместо принятия мер по обеспечению иска судья принимает меры по обеспечению требований кредиторов, вправе по собственной инициативе назначить экспертизу».
Затем, при наличии возражений должника по требованиям кредиторов, налоговых и иных уполномоченных органов арбитражный суд проверяет обоснованность возражений должника. Заседание суда для решения указанного вопроса проводится в срок не позднее одного месяца до установленного срока рассмотрения дела о банкротстве. В отличие от предварительной подготовки дела, проверка обоснованности возражений должника производится в коллегиальном составе. При коллегиальном рассмотрении дела в состав арбитражного суда должно входить трое или другое нечетное число судей.
К новому в законодательстве можно отнести введение двух категорий лиц, привлекаемых к разбирательству дел. Первая - «лица, участвующие в деле о банкротстве». К ним относятся: должник; арбитражный управляющий; конкурсные кредиторы; налоговые и иные уполномоченные органы; прокурор; государственный орган по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению; иные лица в случаях, предусмотренных законом. Вторая категория - «лица, участвующие в арбитражном процессе по делу о банкротстве»: представитель работников должника; представитель собственника имущества должника - унитарного предприятия; иные лица в случаях, предусмотренных законом. «…вызывает возражения незавершенность градации этих лиц, перечень является открытым, что неизбежно породнит некоторые трудности и споры при отнесении причастных к банкротству лиц к той или иной категории».
Дело о банкротстве должно быть рассмотрено в заседании арбитражного суда в течение трех месяцев (ст. 47). Исходя из смысла статей 47 и 48 в указанный срок должно быть принято одно из следующих решений:
о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства;
об отказе в признании должника банкротом;
определение о введении внешнего управления;
определение о прекращении производства по делу о банкротстве.
Решение о признании должника банкротом подлежит немедленному исполнению, если иное не установлено судом.
Сообщение о признании должника банкротом публикуется арбитражным судом, принявшим такое решение, в «Вестнике Высшего Арбитражного суда» и официальном издании государственного органа по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению за счет имущества должника, а при его отсутствии за счет средств кредиторов. Поскольку закон не содержит четко указания о содержании публикации для арбитражного суда, вероятнее всего, это должно быть просто сообщение о признании должника банкротом.
2.4. Наблюдение

Наблюдение относится к первой стадии рассмотрения дела, поскольку выполняет обеспечительные функции, хотя и является процедурой банкротства.
Для российского законодательства, введение наблюдения в процесс банкротства является совершенно новой процедурой. Как отмечает О. Никитина: «Ее смысл состоит в том, что на момент принятия арбитражным судом к производству заявления о банкротстве должника еще не ясно, является ли он фактически несостоятельным (т.е. в состоянии ли он удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и/или исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в полном объеме), а введение наблюдения и ограничение полномочий его руководителя позволит установить платежеспособность должника и сохранить его имущество. Кроме того, процедура наблюдения является разумным компромиссом между соблюдением интересов организации-должника и кредиторов».
Наблюдение вводится с момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (статья 56) сроком на 3 месяца. Из анализа статьи 56 и п. 2 ст. 41 закона можно сделать вывод о том, что моментом введения процедуры наблюдения является вынесение арбитражным судом определения о принятии заявления. Статья 56, устанавливающая общее правило введения наблюдения для всех категорий должников, в тоже время делает оговорку, что данное правило применяется, если иное не установлено законом о банкротстве. Указанная процедура не вводится в отношении ликвидируемого юридического лица, отсутствующего должника, кредитных организаций, организаций, осуществляющих незаконную деятельность по привлечению денежных средств, в случае добровольного объявления о банкротстве. С момента введения процедуры наблюдения законом (статья 57) устанавливается особый порядок предъявления имущественных требований к должнику, в частности: кредиторы не вправе обращаться к должнику в целях удовлетворения своих требований в индивидуальном порядке (п. 4 ст. 11). Предъявление требований производится в течение месяца со дня вынесения арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, путем направления временному управляющему документов, подтверждающих наличие задолженности. Рассмотрев указанные требования, временный управляющий составляет реестр кредиторов и направляет им уведомления о результатах. При рассмотрении данного вопроса следует особо заострить внимание на том моменте, что в случае если должник не представит в арбитражный суд в недельный срок своих возражений по выставленным кредитором требованиям, то данные требования будут признаны установленными в размере, составе и очередности удовлетворения, как они представлены внешним управляющим (п.3 ст. 63).
В случае если в производстве суда находится дело, связанное с взысканием с должника денежных средств и иного имущества, кредитор вправе заявить ходатайство о приостановлении производства по данному делу. Если же кредитор не заявит ходатайства, то судом по делу будет вынесено соответствующее решение, и в рамках процесса банкротства требования кредитора будут рассматриваться как установленные. Но здесь необходимо помнить, что в случае пропуска кредитором месячного срока для предъявления требований, он не сможет принять участие в первом собрании кредиторов.
Приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям, за исключением исполнения исполнительных документов, выданных на основании судебных решений о взыскании задолженности по заработной плате, выплате вознаграждений по авторским договорам, алиментов, а также о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, и морального вреда, вступивших в законную силу до момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом. Это положение действует до вынесения арбитражным судом решения. В случае если будет вынесено решение об отказе в признании должника банкротом, то исполнение исполнительных документов восстанавливается с момента вынесения такого решения. Закон 1992 г. не содержал подобных ограничений, и на практике возникали ситуации, когда кредиторы забирали исполнительный листы из банков, и пытались срочно исполнить их с помощью судебных приставов. В результате таких действий указанные кредиторы, удовлетворяя свои требования, лишали возможности кредиторов первых четырех очередей получить причитающие им сум и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.