На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Быстрая помощь студентам

 

Результат поиска


Наименование:


Реферат Правовые основы международного сотрудничества государств в борьбе с преступностью и с коррупцией. Декларация о принципах международного права и невмешательство государств во внутренние дела друг друга. Специальные принципы досудебного заключения.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Правоведение. Добавлен: 08.04.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


18

Содержание

    Введение 2
      Правовые основы и принципы международного сотрудничества государств в борьбе с преступностью 3
      Правовые основы сотрудничества государств в борьбе с коррупцией 26
      Заключение 38
      Список использованных источников 39

Введение

Преступность стала сегодня одной из самых серьезных проблем в мире. Она создает угрозу для развития и безопасности государств. Многочисленные преступные группировки осуществляют свою деятельность на международном уровне, и рассматриваю государственные границы не как барьеры, а как коммерческие возможности. Поэтому предупреждение преступности является первоочередной задачей государств. Это нашло свое отражение в сплочении в рамках ООН. ее специализированных учреждений, в международных неправительственных организаций, усилий, политической воли и ресурсов государств для совместной борьбы с транснациональной преступностью, особенно с таким ее видом, как, экономическая преступность.

В условиях развивающихся в мире интеграционных тенденций, результатов технологического и социального прогресса, достигнутых человечеством в последние десятилетия XX века, преступность обретает новые формы. В ее распоряжении сосредоточены огромные силовые и финансовые средства, новейшие достижения науки и техники. Возникают и быстрыми темпами развиваются новые виды преступлений, особенно в экономической сфере, такие как, компьютерные, информационные, банковские преступления, для которых не существует национальных границ, а опыт борьбы с ними у международного сообщества в целом, и у отдельного государства, еще недостаточен.

Масштабнее и более изощренными стали и такие, ранее известные преступления международного характера как контрабанда, коррупция, фальшивомонетничество, отмывание средств, полученных преступным путем и др.

Преступления, совершаемые в экономической сфере на национальном и международном уровнях, в совокупности стали занимать ведущее место (после наркотической преступности) в общем числе преступлений международного характера.

Если раньше, три десятилетия назад, мы могли говорить и утверждать, что борьба с преступлениями, совершаемые на национальном уровне в экономической сфере в значительной мере является прерогативой национальных силовых и правоохранительных органов, то сейчас эта борьба требует усилий международного сообщества, поскольку последствия этих преступлений" их "конечный результат" проявляется за национальными границами.

Сегодня ни одно, даже самое могучее государство не в состоянии эффективно противостоять транснациональной преступности. Необходимо широкое международное сотрудничество - Важную роль в объединении и координации усилий стран в борьбе с транснациональной преступностью, в том числе и в экономической сфере, на национальном и международном уровнях, призваны играть международные организации, особенно ООН.

В рамках настоящей работы мы рассмотрим правовые основы международного сотрудничества в борьбе с преступностью, документы, регламентирующие его и принципы, заложенные в них.

Во второй главе подробнее рассмотрены правовые основы борьбы государств с коррупцией.

Правовые основы и принципы международного сотрудничества государств в борьбе с преступностью

Международная борьба с преступностью - одна из многих областей сотрудничества государств. Как и все сотрудничество, она развивается на единой базе исторически сложившихся в международном праве основных или общих принципов их общения. Эти принципы дисциплинируют сотрудничество, подчиняют себе правила и процедуры взаимодействия государств во всех областях, так как наделены свойством императивности.

Как высший критерий законности, они служат нормативной основой правотворческого и правоосуществительного процесса во всех сферах сотрудничества государств, в том числе и в их совместной борьбе с уголовной преступностью. Основные принципы составляют фундамент международного правопорядка, который создается и поддерживается государством. Сам уровень правопорядка зависит от степени признания ими этих принципов, следования их указаниям.

Самыми авторитетными международно-правовыми документами, где они были впервые собраны, стали Устав Организации Объединенных Наций, принятый в 1945 году, а также специальный документ с пространным названием "Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН", принятый в 1970 году. Декларация призвала государства "руководствоваться ими в международной деятельности и развивать свои взаимоотношения на основе их строгого соблюдения.

В обоих документах названы 7 принципов. Сейчас их больше. В Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подписанном в 1975 году в Хельсинки всеми странами континента тех лет, а также США и Канадой (всего 35 государств), названы десять принципов. Первые пять: неприменение силы и угрозы силой, нерушимость государственных границ, территориальная целостность государств, мирное урегулирование конфликтов, равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой - объединены в общую группу принципов, обеспечивающих мир и безопасность на Земле.

В приведенном перечне каждый из десяти принципов силен его взаимосвязанностью со всеми остальными: "ослабление единства основных принципов подрывает их эффективность в целом. Только в единстве, в тесном взаимодействии они могут функционировать должным образом.

Ссылки на общие принципы - все вместе или два - три из них - есть во многих таких соглашениях. Например, в преамбуле Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, подписанной в Риме 10 марта 1988 года, ее участники призываются к строгому соблюдению общих принципов международного права. В принятой в том же году Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ указано, что "... стороны осуществляют свои обязательства по настоящей Конвенции в соответствии с принципами суверенного равенства и территориальной целостности государств и принципом невмешательства во внутренние дела других государств" (ст.2, ч.2).

Три из общих принципов, а именно сотрудничества, невмешательства во внутренние дела друг друга и соблюдения основных прав и свобод человека - необходимо рассмотреть, так как они действуют в сфере международного сотрудничества в борьбе с преступностью не только как общие, но и как специальные.

Общие принципы международного права в сотрудничестве государств в борьбе с преступностью.

Принцип сотрудничества государств кодифицирован в упомянутой выше Декларации 1970 года, где его нормативное содержание раскрыто следующим образом: "Государства обязаны сотрудничать друг с другом, независимо от различий их политических, экономических и социальных систем, в различных областях международных отношений с целью поддержания международного мира и безопасности и содействия экономической стабильности и прогрессу, общему благосостоянию народов... ".

В равной мере это касается и сотрудничества государств в борьбе с преступностью. Хотя уголовная преступность не представляет фатальной угрозы безопасности государств и миру в целом, тем не менее, для каждой из них она - огромное зло. Вспомним, например, что американские президенты, начиная с Линдона Джонсона, первым назвавшего в 1967 году в послании Конгрессу преступность проблемой N 1 для Америки, ежегодно повторяют ту же самую ее оценку.

По результатам опросов общественного мнения, в аналогичную проблему превращается преступность сейчас и в России. Тревожных масштабов достигла преступность и во многих других странах. На ее сдерживание каждая из них затрачивает много сил и средств. Но иначе и не может быть. В противном случае преступность, особенно транснациональная, может подмять или подчинить себе все государственные институты, принять вселенские масштабы и формы, установить свою власть и свои законы в мире.

По оценкам Интерпола, в настоящее время политические режимы в 11 странах мира могут пасть под напором наркомафии.

Противостоять преступности государства пытаются сообща путем постоянного и конструктивного сотрудничества. Иной альтернативы нет. Поэтому сотрудничество государств в борьбе с преступностью и без предписаний рассматриваемого принципа давно приобрело характер непреложного императива. Это подтверждается большим количеством заключенных государствами двусторонних и многосторонних договоров по борьбе с преступностью, общее число которых сегодня уже не поддается подсчетам.

Отдельные исследователи преступности отрицают обязательность международного сотрудничества в борьбе с нею. Действительно, за исключением ничтожного числа видов преступлений, таких, как морское пиратство, пиратское радиовещание из открытого моря и некоторые другие, совершаемых, как говорят, на "ничейной" (нейтральной) территории - в международных водах, все остальные преступления совершаются в границах территориальной юрисдикции какого-либо конкретного государства. Каждое из них само, без помощи других государств, в состоянии разыскать, изобличить и наказать виновного (если, конечно, захочет это сделать и если удастся его "достать"), то есть если он не скрылся за границу. Если совершенное им деяние не представляет большой опасности, государство может вообще отказаться от преследования и наказания виновного.

Следовать или не следовать в таких случаях принципу "неотвратимости ответственности за совершенное преступление" - внутреннее дело каждого государства. Однако лиц, совершивших тяжкое преступление, государства всегда стремятся не оставлять безнаказанными, даже если для этого нужно обратиться за помощью к другим странам.

Рост числа таких случаев в мировой практике борьбы с преступностью превратил такое сотрудничество из необязательного в "насущную необходимость" Sielaff W. Interpol - Europole - "Kriminalistik" (Hamburg). 1974. N 7. S. 304.

Подобная убежденность была выражена в преамбуле Европейской конвенции о международной действительности приговоров по уголовным делам, подписанной в 1970 году в Гааге государствами - участниками Европейского Совета, в которой они отметили, что "... борьба с преступностью начинает вырастать в международную проблему".

Принципы невмешательства государств во внутренние дела друг друга.

Сотрудничество государств в борьбе с преступностью неуклонно расширяется за счет включения в него новых проблем, требующих их совместного регулирования. Объектом такого регулирования становятся и отдельные вопросы, традиционно относимые к "внутренним делам" государств, но в решении которых все они (или их большинство) оказались крайне заинтересованы.

Исходя из собственного суверенитета, государства сами определяют, что именно из сферы своих "внутренних дел" собственной компетенции и в каких пределах можно и следует передать на международное регулирование. При этом "государства воздерживаются от того, чтобы объектом договора становились вопросы, составляющие исключительно внутреннюю компетенцию государств"

1. Каждое государство само определяет для себя проблемы и направления сотрудничества с другими странами, правовые и организационные формы, в которых готово его поддерживать, объем своего участия в каждой из форм.

2. Государства также сами определяют объем принимаемых на себя обязательств по каждому заключаемому договору, фиксируя это путем внесения в него оговорок.

Например, СССР при подписании Гаагской конвенции 1970 года о борьбе с захватом воздушных судов сделал оговорку о непризнании обязательной для себя юрисдикции Международного суда ООН по возможным спорам между двумя или более государствами, касающимся толкования или применения этой Конвенции (ст.12) Ведомости Верховного Совета СССР. 1971. N 327. Ст. 12, п. п. 1 и 2.

3. Даже решения, принимаемые в борьбе с преступностью в рамках международных организаций - например: ООН, ИКАО, Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) или Интерпола - не носят для государств характера вмешательства в их внутренние дела, так как имеют по своей правовой силе только рекомендательный характер.

Обратимся теперь к договорам, формирующим политику и практику государств в их совместной борьбе с преступностью.

Выше нами было проведено разделение этих договоров на две группы:

а) договоры, а правильнее сказать, многосторонние конвенции по борьбе с преступлениями отдельных видов;

б) договоры, преимущественно двусторонние (многосторонних соглашений этого типа - единицы), регламентирующие процедурные институты сотрудничества - правовую помощь по уголовным делам, экстрадицию, ведомственную (административную) помощь (о них см. ниже).

Каждый из договоров первой или второй группы по-своему воздерживается от вмешательства во внутреннюю компетенцию стран - участниц.

Принцип невмешательства во внутренние дела государств как главное положение этой политики сформулирован в договорах первой группы. Так, в ст.18 Международной конвенции по борьбе с подделкой денежных знаков сказано, что "... настоящая Конвенция оставляет незатронутым тот принцип, что действия, предусмотренные в статье 3 (определены деяния, подпадающие под действие Конвенции. - Прим. автора), должны быть в каждой стране квалифицируемы, преследуемы и судимы согласно общим правилам ее внутреннего законодательства".

В каждой из конвенций первой группы есть обязательная статья, содержащая варианты той же нормы. Приведем ее так, как она подана, например, в п.4 ст.36 Единой конвенции о наркотических средствах 1961 года: "Ничто содержащееся в настоящей статье не затрагивает принципа, что преступления, к которым она относится, определяются, преследуются и караются Стороной согласно внутреннему праву данной Стороны".

Аналогичная по содержанию и почти совпадающая по формулировке норма есть и в Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (Вена, 1988 г) - ст.3, п.11: "Ничто в настоящей статье не затрагивает тот принцип, что описание правонарушений, о которых в ней говорится, входит в компетенцию национального законодательства каждой стороны и что преследование и наказание за такие правонарушения осуществляются в соответствии с этим законодательством".

По-иному, но та же норма сформулирована в ст.7 Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (Гаага, 1970 г), где указано, что уголовное преследование лиц, совершивших предусмотренное Конвенцией преступление, проводится "в соответствии с законодательством данного государства". Такая же норма есть и в Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (Монреаль, 1971 г). В обеих Конвенциях рассматриваемая норма содержится в ст.7.

В ст.10 Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства (Рим, 1988 г), указано, что уголовное преследование лиц, совершивших любое из названных в ней преступлений, проводится "согласно законодательству данного государства".

Такая же норма есть в Европейской конвенции о пресечении терроризма (Страсбург, 1977 г) (ст.7), а также в Международной конвенции о борьбе с захватом заложников (ст.8, п.1).

Итак, в международной борьбе с преступностью принцип невмешательства во внутренние дела проявляется прежде всего в том, что: а) каждое из участвующих в сотрудничестве государств при его поддержании опирается на собственное законодательство; б) заметно ограничивает возможность договорных норм вторгаться в национальное законодательство.

Это выражается также в том, что нормы договоров первой группы, формирующих уголовно - правовую базу сотрудничества в борьбе с преступностью, по своей конструкции (структуре) являются незавершенными и неготовыми к их использованию в практических целях. Для этого у них нет даже санкции, без которой не может считаться законченной ни одна норма репрессивного характера. Государства - участники сначала должны доработать, завершить конвенционные нормы и только потом ввести их в свое внутреннее уголовное законодательство. Лишь после такой законотворческой процедуры нормы международного права могут реализоваться "в пределах территориального верховенства государств, где функционирует национальное право". В результате этой процедуры они из норм международных превращаются в нормы внутреннего права государства - уголовного или уголовно - процессуального.

Таким образом, введение в действие на территории государства не завершенных по своей конструкции норм требует со стороны каждого из них дополнительного нормотворчества и принятия специального правового акта, превращающего безадресную международную норму в норму внутреннего уголовного права, адресованную субъектам соответствующих внутригосударственных отношений. Этот результат достигается путем издания государством правового акта, которым в его уголовное законодательство вносится соответствующее изменение или дополнение.

Что же касается договоров второй группы, то в них в защите своего суверенитета от вмешательства извне государства идут еще дальше.

Договоры этой группы регулируют только процедуры, порядок поддержания контактов между странами по конкретным случаям оказания правовой помощи по уголовным делам, экстрадиции, оказания ведомственной помощи. Определяются условия сотрудничества, порядок и каналы направления просьб, язык, на котором написаны отправляемая за границу просьба и ответ на нее, оговариваются возможные причины отказа в оказании правовой помощи по уголовным делам, выдаче обвиняемых и преступников, оказания ведомственной (административной) помощи.

Нормы договоров этой группы (за редким исключением) практически не требуют дополнительного нормотворчества от подписавших их государств. Они самоисполнимы и в своей самоисполнимости не затрагивают внутренних интересов государств, не вторгаются в сферу их внутренней компетенции и внутренних дел.

Принцип уважения прав и свобод человека - "обязательство государств уважать и соблюдать эти права без какой-либо дискриминации в отношении всех лиц, которые находятся в сфере их юрисдикции, то есть на которых распространяется их власть"

Первое место правовых актов занимает Всеобщая Декларация прав человека 1948 года Текст Пакта. См.: Сборник важнейших документов по международному праву. Ч. 1., Общая. М., 1996. С. 143 - 163 (или Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. N 17. Ст. 291). Она провозглашалась "в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и все государства, с тем чтобы... содействовать уважению этих прав и свобод и обеспечению... всеобщего и эффективного признания и осуществления (из Преамбулы Декларации)".

Сборник важнейших документов по международному праву. Ч.1., Общая. М., С.96 - 102, а также: Сборник стандартов и норм Организации Объединенных Наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. Изд. ООН. Нью-Йорк, 1992. С.275 - 279.

Согласно ст.5 п.2 Международного Пакта о гражданских и политических правах 1966 года <*> "никакое ограничение или умаление каких бы то ни было основных прав человека... не допускается". Эта норма образует фундамент, на котором должны функционировать все остальные нормы. От требования этой нормы должны вести отсчет все остальные. Поэтому не удивительно, что с нею перекликаются многие нормы и самого Пакта, и других международно-правовых документов.

В обоих цитируемых документах есть норма, прямо адресованная органам полиции, милиции и уголовной юстиции. Это ст.9 Всеобщей Декларации прав человека: "никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию". Аналогична по содержанию, но более развернута ст.9 Пакта о гражданских и политических правах: "Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей.

Никто не должен быть лишен свободы иначе, как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом".

Далее в п.2 этой статьи указывается, что "каждому арестовываемому должны быть сообщены причины его ареста и суть обвинения. Арестованный или задержанный по уголовному обвинению должен быть срочно доставлен к судье или другому должностному лицу, осуществляющему на местах судебную власть".

В уголовном процессе многих западных стран органы предварительного расследования наделены широкими полномочиями по применению мер пресечения. Большими правами по задержанию пользуется и полиция. Продолжительность полицейского задержания во многих странах не регламентирована. Однако окончательное решение о предварительном заключении отнесено к компетенции судей.

Статьей 9 Пакта вводится понятие "разумного срока", в течение которого арестованный (или задержанный) имеет право на разрешение его дела или же на освобождение. При этом, как следует из текста той же статьи, содержание под стражей лиц, ожидающих такого разбирательства, "не должно быть общим правилом". Но и освобождение может быть поставлено в зависимость от представления гарантий явки в органы следствия, суд или для исполнения приговора суда.

В соответствии с п.4 той же ст.9 каждый, "кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей", вправе требовать судебного разбирательства его дела, чтобы именно суд мог безотлагательно решить вопрос о законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно.

И наконец, последнее положение статьи 9 Пакта, которое практически незнакомо российскому правосудию: "каждый, кто был жертвой незаконного ареста или содержания под стражей, имеет право на компенсацию, обладающую исковой силой". Такая норма, введенная в законодательство ряда стран, конечно, не в силах остановить служителей правоприменительных органов от незаконных арестов или взятия под стражу, так как компенсация производится не за счет должностных лиц, а из государственных бюджетных средств. И все же присутствие такой нормы в Пакте о гражданских и политических правах, а также в законодательстве стран позволяет надеяться жертвам незаконных арестов или задержаний хотя бы на компенсацию причиненного им морального и физического страдания.

Заметное место в рассматриваемых международно-правовых актах отведено также защите прав лиц, предстающих перед судом.

Согласно ст.14 Пакта о гражданских и политических правах все люди равны перед судами и трибуналами. Каждый человек имеет право на справедливость и публичное разбирательство его дела компетентным, независимым и беспристрастным судом.

Каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана по закону судом (презумпция невиновности - ст.14, п.2). При рассмотрении предъявленного ему обвинения каждый человек имеет право быть подробно осведомленным на языке, который он понимает, о характере и основаниях предъявленного обвинения; иметь время и возможность для своей защиты и встречаться с выбранным им самим защитником; быть судимым в его присутствии, без неоправданной задержки, пользоваться помощью защитника даже при отсутствии средств для оплаты его труда; иметь право на вызов своих свидетелей, как и свидетелей, показывающих против него; пользоваться помощью переводчика при незнании языка, на котором ведется процесс; не подвергаться принуждению к даче показаний против себя или к признанию себя виновным.

Генеральная Ассамблея ООН в 1975 году приняла специальную Декларацию о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания Сборник стандартов и норм Организации Объединенных Наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. Изд. ООН. Нью-Йорк, 1992. С. 259 - 260. Но с принятием этой Декларации как документа, не имевшего обязательной силы, антигуманная и преступная практика не была остановлена.10 декабря 1984 года Генеральная Ассамблея ООН приняла Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

Составители Конвенции учли разноликость действий, которыми на практике часто маскируются пытки и жесткость обращения с задержанными, подозреваемыми и заключенными. А поэтому в первой же статье Конвенции было дано определение понятия "пытка": это "любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдания, физические или нравственные, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняется государственным и должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия".

Конвенция обязала подписавшие ее государства принять эффективные законодательные, административные, судебные и другие меры для предупреждения каждого из них. И при этом твердо придерживаться позиции, что "никакие исключительные обстоятельства, какими бы серьезными они ни были, не могут служить оправданием пыток" (ст.2 Конвенции).

В ст.4 Конвенция потребовала от государств рассматривать все акты пыток как преступление. Подлежат наказанию также попытки применения пыток, соучастие или участие в них. Суды не должны пользоваться доказательствами, полученными под пыткой, за исключением случаев, когда это необходимо сделать против лица, обвиняемого в применении пыток.

Согласно ст.16 Конвенции государства должны предотвращать на своей территории любые другие акты жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство человека обращения и наказания, которые не подпадают под определение пытки, данное в ст.1 Конвенции, когда такие акты совершаются государственным должностным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия.

Среди документов, направленных на защиту прав и основных свобод человека, должного внимания заслуживают Минимальные стандартные правила обращения с заключенными. Они были приняты на I Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1955 году в Женеве и одобрены Экономическим и Социальным Советом ООН (ЭКОСОС) Резолюции ЭКОСОС 663 (XXIV) от 31 июля 1957 года, 2076 (XII) от 13 мая 1977 года и 1984/47 от 25 мая 1984 года..

Проблема наказания и ресоциализации осужденных, а в их числе и приговоренных к лишению свободы, выходит за рамки нашего исследования. Тем не менее, эти Правила необходимо здесь не только назвать, но и рассмотреть ряд их норм. И вот почему. Вопреки своему названию Правила касаются содержания в местах изоляции от общества двух категорий лиц:

лиц, находящихся под арестом, следствием или ожидающих суда, содержащихся либо в полицейских участках (следственных изоляторах), либо в тюремных заведениях, но не как осужденные. Эта категория лиц названа в Правилах "подследственными заключенными" (ст. ст.84 - 93);

лиц, приговоренных судом к лишению свободы. Они названы в Правилах "осужденные заключенные".

Правилами подчеркивается их разный правовой статус: "подследственные заключенные", вина которых или еще не установлена следствием, или не признана судом, должны содержаться в иных условиях и режиме, отличном от содержания "осужденных заключенных". Это отличие подчеркивается Правилами четко: до приговора суда они "считаются невиновными" (ст.84, п.2) и к ним следует применять особый режим:

содержать отдельно от осужденных;

молодых (именно молодых, а не только несовершеннолетних. - Прим. наше, Г. Н) заключенных содержать отдельно от взрослых "и в принципе в отдельных заведениях".

Правилами определяются другие условия, делающие содержание "подследственных заключенных" отличным от содержания осужденных. В частности, им разрешается получать пищу от родственников или приобретать ее за собственный счет, носить собственную одежду, приобретать также на собственные деньги газеты, книги, письменные принадлежности и другие предметы, позволяющие с пользой занять их время. Но при этом в Правилах содержится предостережение "не забывать о безопасности и нормальном течении жизни в заведении" (ст.90).

Подследственным заключенным должна предоставляться возможность трудится, а их труд должен оплачиваться (ст.89). Им также разрешается "в разумных пределах" пользоваться возможностью общаться с родственниками и друзьями, "пользующимися незапятнанной репутацией" (ст.37), принимать их в тюрьме, подвергаясь при этом только тем ограничениям и надзору, которые необходимы для должностного отправления правосудия, соблюдения требований безопасности и обеспечения нормальной работы заведения (ст.92).

Каждый подследственный заключенный вправе обращаться за бесплатной юридической помощью, встречаться с адвокатом, передавать ему конфиденциальные документы, подготовленные им. Его встречи с адвокатом должны происходить в присутствии, но за пределами слуха сотрудников полицейских или тюремных органов (ст.93).

Все страны должны воплотить Стандартные минимальные правила в своем национальном законодательстве, а воплощенные, они должны всякий раз доводиться до сведения каждого задержанного при его помещении в соответствующее учреждение на период досудебного заключения.

По нашему мнению, специальных принципов к настоящему времени можно назвать четыре:

1. Ограничение сотрудничества только делами о преступлениях общеуголовного характера.

2. Неотвратимость ответственности за совершенное преступление.

3. Гуманность.

4. Выполнение запрашиваемых зарубежными правоохранительными органами действий - процессуальных или оперативно - розыскных - только по своему национальному законодательству.

В международных договорах о борьбе с преступностью называются и другие специальные принципы. Но при этом всегда речь идет о принципах, сфера действия которых бывает ограничена каким-либо институтом сотрудничества. Например, в экстрадиционной практике известны такие принципы, как невыдача собственных граждан, неприменимые к лицам, прошедшим через процедуру выдачи высшей меры наказания, и др. По поводу этих принципов, а это действительно специальные принципы, надо заметить, что, во-первых, как мы уже указали выше, они действуют только применительно к одному - двум международно-правовым институтам, а во-вторых, и здесь каждый из них не является общепризнанным: одни государства следуют им, другие - нет.

Принцип ограничения сотрудничества только делами о преступлениях общеуголовного характера. Сотрудничество в борьбе с уголовной преступностью проводится только по преступлениям, получившим за рубежом название общеуголовных. Это название охватывает самую значительную часть преступлений, имеющихся в уголовном законодательстве стран. Но в их число не входит ряд видовых групп преступлений, прежде всего политических или преступлений, в основе которых был политический мотив их совершения. Поэтому политические преступления, а также лица, их совершившие, не подпадают под действие международных соглашений государств о совместной борьбе с уголовной преступностью.

Сотрудничество также не поддерживается по воинским преступлениям. А в ст.3 Устава Интерпола, кроме двух названных групп преступлений, по которым члены этой организации не должны оказывать содействия друг другу, указаны также дела расового и религиозного характера. Подобные преступления создают в отношениях между странами весьма деликатные ситуации. Поэтому в их разрешение практика вносит свои разумные коррективы: в помощи по делам расового или религиозного характера отказывается, только если их совершители руководствовались исключительно политическими мотивами, преступления носили явно выраженный или скрытый политический характер.

Принцип неотвратимости ответственности за совершенное правонарушение принят в уголовной юстиции всех стран как необходимое условие поддержания в обществе духа нетерпимости к преступлениям и преступникам, как выражение исконной веры человечества в то, что всякое зло должно быть наказано. И человек, преступивший законы общества, должен ответить за это. Наказание изобличенных в совершении преступления лиц и есть претворение в жизнь этого принципа.

Угрозой наказания виновных не исчерпывается роль этого принципа в обществе и государстве. Этот принцип оказывает и большое предупредительное воздействие на неустойчивых людей. Известный итальянский криминолог Чезаре Беккариа отметил, что одно из самых действенных средств, сдерживающих преступления, заключается не в жестокости наказаний, а в их неизбежности... Уверенность в неизбежности хотя бы и умеренного наказания произведет всегда большее впечатление, чем страх перед другим, более жестоким, но сопровождаемый надеждой на безнаказанность В рассматриваемой сфере международного сотрудничества принцип неотвратимости ответственности за совершенное преступление несет на себе значительно большую нагрузку. Более ста лет назад известный российский автор В.П. Даневский высказал эту мысль так: каждое преступление, где и кем бы оно ни совершалось, есть посягательство на общий юридический порядок, объемлющий все государства, поэтому никакое преступление не должно быть оставлено безнаказанным, и каждое государство, держащее преступника во власти, должно наказать его". Поэтому именно этот принцип стал и фундаментом, на котором развивается сотрудничество, и скрепляющим его цементом, и двигателем, толкающим государства к новым совместным действиям, поиску эффективных средств и методов борьбы с преступностью. А главное - он заставляет государства заключать международные соглашения, создающие правовую базу их постоянного сотрудничества, учреждать международные организации.

На II Международном конгрессе полиции в 1923 году в Вене, где происходило создание будущего Интерпола, один из выступающих (представитель полиции Австрии Бруно Шульц) сказал, что "международное сотрудничество в борьбе с преступностью преследует двоякую цель - идеальную и реальную. Первая - добиться признания идеи и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.