На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Институт владения в римском праве. Cпособы приобретения, установление и переход, прекращение и защита владения. Виды владения: титульное и беститульное, законное и незаконное. Особые формы защиты права владения: преторские интердикты (запрещения).

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Правоведение. Добавлен: 19.11.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


41
Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации Санкт-Петербургский юридический Институт
Кафедра гражданско-правовых дисциплин

Контрольная работа
по дисциплине "Римское право"
Тема: Владение в римском праве: понятие и виды владения, установление переход и прекращение владения, защита владения.
Студентка 1 курса
Группы № 113___
Голопятенко Т.Н.
Проверил ______________
______________
Санкт-Петербург 2009 г.
План
    Вводная часть
      1) Понятие, элементы и виды владения
      2) Cпособы приобретения, установление и переход, прекращения владения, защита владения
      Список литературы

Вводная часть

Институт владения в римском праве последние двести лет находится под пристальным вниманием исследователей, став в XIX в. фактологической основой для нескольких правовых концепций общего характера. Современное учение о владении, отраженное в гражданских кодексах континентальной системы, является одним из плодов этого изучения: редкий современный юридический институт обязан своей конструкцией результатам историко-правовой разработки понятия в той же степени, как владение. Именно изучение римского права и интенсивные дискуссии в области романистики привели к пересмотру многих унаследованных от древности положений и утверждению в континентальной системе принципиально нового вещного права, остающегося одним из самых своеобразных явлений в цивилистике.

Само же римское право владения отличается столь очевидной спецификой, настолько явно противоречит требованиям логики и юридической догматики, что его интерпретация в современных правовых понятиях практически невозможна. Правовед постоянно вынужден прибегать к метафорам, жертвовать юридической четкостью языка ради фактической точности, отказываться от логических и аналитических в пользу исторических и гипотетических квалификаций и обоснований. Создается впечатление, что собственно институт владения в гражданском праве, т. н. юридическое владение было создано только юриспруденцией XIX в. и современными гражданскими законодательствами.

Единство и взаимозависимость между современной разработкой понятия владения и римским наследием оказывается в противоречии с понятийным и конструктивным разрывом между двумя институтами. Именно это обстоятельство может, однако, указывать на существование глубоких различий между самими правовыми системами, связанных с качественными переменами в обществе и его гражданско-правовых основаниях.

Юридическая специфика института владения в римском праве стимулирует поиск релевантного метода историко-правового исследования, который бы позволял найти адекватные юридические понятия и концепции, соответствующие исторической реальности и закономерностям эволюции права в связи с развитием общества. Именно изучение института владения в римском праве стало одним из триумфов главы исторической школы права Ф.К. Савиньи в самом начале XIX в., основанием для критики учения о праве для Р. Йеринга в середине XIX в., одной из важнейших составляющих эволюционистской теории права, развиваемой П. Бонфанте и его школой в первой половине XX в. и остается основным испытательным полем для исторического подхода к праву сегодня.

Понимание юридического института можно считать достигнутым, если наряду с догматической (юридико-аналитической) трактовкой представлена историческая: социальная цель и юридическая конструкция института получает определенность только тогда, когда с исторической и логической точек зрения показана необходимость его возникновения как особого момента в регуляции общественных отношений на основе принципов формального равенства, признания автономии воли и самостоятельности участников отношений, эквивалентности предоставлений.

В структуре римского института владения (possessio) - ситуации, управомачивающей лицо на обращение к высшему судебному и административному должностному лицу (магистрату) - претору или губернатору провинции - за защитой в случае нарушения силой его контроля над определенной вещью, - своеобразно сочетаются волевой и фактический, публичный и частный моменты. Отсюда признанные трудности классификации этого института как особого вещного права - права на фактическое обладание вещью. В суждениях римских юристов нередки противопоставления владения как права (res iuris) владению как факту (res facti), которые современные исследователи зачастую совмещают с противопоставлением владения собственности.

Господствующее в современной доктрине понимание владения как одного из признанных полномочий собственника, когда владение представляют чуть ли ни одним из определений собственности, ведет к отрицанию у этой юридической ситуации собственного качества и не только затемняет трактовку данного института, но искажает само понятие вещного права, поскольку укрепляет научно несостоятельную тенденцию представлять все вещные права как особые модификации права собственности.

За основу при изучении римского права традиционно берется классический период (I-III вв. н. э), когда основные институты правовой системы, регулировавшей отношения между частными лицами в пределах римской державы, получили наиболее законченное выражение и " детальную разработку в трудах римских юристов. Однако внимание к генетической стороне изучаемого явления заставляет переместить акцент на предклассический период (III-I вв. до н. э) - время, когда были разработаны основы юриспруденции как науки и большинство институтов римского права получило первичную фиксацию и формальную определенность. Расхождения в трактовках владения среди предклассических юристов, а также между ними и классиками, - дают значительную информацию для исторической интерпретации явления и адекватной квалификации института с высоты современных представлений о праве.

Изучение доклассических периодов римского права в сравнении с классическим позволяет также фиксировать важные перемены в развитии социального значения отдельной личности и юридическом оформлении индивидуализма по мере преодоления групповых форм социальных отношений.

Учет постклассической истории римского права (IV-VI вв. н. э) необходим для правильного понимания классических текстов, многие из которых подверглись переработке и искажениям в эту эпоху упадка юридической теории и практики.

Одной из важнейших проблем современной романистики в области права владения остается феномен избирательности защиты владения в римском праве, с которым тесно связаны два других вопроса, которые в подавляющем большинстве исследований неоправданно выходят на первый план: является ли владение в римском праве правовым или фактическим отношением и какова роль индивидуального волеизъявления в квалификации ситуации фактического держания как владения.

Представляется, что споры о том, является ли владение фактом или правом, неосновательны: если принять во внимание то, что в римском праве не всякое фактическое держание признавалось владением, отличие юридического владения от фактического становится очевидным.

Проблема волевой квалификации отношения (т. н. animus possidendi) вызвана именно поиском примиряющей конструкции между фактической и юридической сторонами отношения, хотя первоначально она была поставлена в связи с критерием избирательности защиты владения в римском праве.

Непризнание держания владением не поддается догматическому объяснению, необходимость историко-генетической трактовки феномена общепризнанна. Предшествующие шаги в этом направлении не принимали во внимание важнейшую составляющую исторического процесса - становление свободного индивида - и были закономерно обречены на неудачу.

Игнорирование в определенных ситуациях самого факта непосредственной связи лица с вещью, отказ в признании социальной значимости индивидуальной воли ведет к интерпретации этого явления как институционального выражения неразвитости индивидуализма.

Интерпретированный в эволюционистской перспективе, факт избирательной защиты владения в римском праве становится важнейшим свидетельством о развитии схем индивидуальной принадлежности в предклассическую эпоху и первоначальных формах социально значимого взаимодействия индивидов по поводу вещей.

1) Понятие, элементы и виды владения

Владение (possessio) - это прежде всего фактическое и телесное обладание вещью, поэтому в случае владения правами говорят о quasi possessio.

Владение определяется по corpus - телесной связи с вещью и animus possidendi - намерению владеть вещью. Например, безумный или малолетний не могут владеть (и фактически, и юридически) до тех пор, пока они не обретут самосознание и не смогут выразить свою волю, при этом малолетний может начать владеть самостоятельно и без одобрения опекуна, но юридическим такое владение станет только после достижения им совершеннолетия, то есть правоспособности. Таким образом, юридическое владение дополняет фактическое. С другой стороны, отсутствие желания фактического владения вещью влечет утрату права владения (например, если хозяин вещи не противится захвату ее посторонним лицом, то он утрачивает право владения, поскольку налицо перемена в animus possidendi). Владеть можно или лично (possessio suo nomine), или опосредовано (in possessione nomine alieno esse - например, все, что приобретает подвластный, находится во владении его владыки, подвластный, так сказать, "обеспечивает своей службой чужое владение" D.41, 2,18). Держание, хранение, поклажа и тому подобное не являются, вообще говоря, владением.

Различается титульное и беститульное (натуральное) владение. В первом случае для владения имеется юридическое основание (iusta causa), например, владение как приданым, владение в качестве наследника, по давности (usucapio) и т.д. Примером беститульного (или натурального) владения является владение кредитора вещью, данной в реальный залог.

Приобрести владение можно или захватив вещь (occupatio), или получить ее от предыдущего владельца (traditio). Передача может быть произведена символически (traditio symbolica - например, передача ключей от склада как уступка владения), длинной рукой (traditio longa manu - когда бывший владелец сознательно покидает вещь, позволяя конкретному лицу завладеть ею) или короткой рукой (traditio brevi manu - в случае, когда владелец уступает право владения вещью тому, кто уже фактически владеет ею, например, как арендатор, который в результате этого процесса traditio становится владельцем).

Защищается владение с помощью административных средств, так называемых владельческих интердиктов, среди которых выделяются восстановительные, запретительные и предъявительные (Gai. IV 142 ff). (классификация Институций Юстиниана).

Владение - 1) фактическое обладание вещью вместе с 2) намерением относиться к ней как к своей (в отличие от держания вещи на основании договора, когда лицо обладает вещью на основании воли другого лица, держатель мог получить защиту вещи только через собственника).

Приобретение права владения и его утрата связывались с этими двумя признаками (в том числе в случае гибели вещи). Кроме того, утрата права владения наступала при превращении вещи во внеоборотную: неидентифицируемые неотделенные от аналогичных вещи (вода в реке, воздух) и запрещенные для оборота вещи (яды, запрещенные книги, культовые/религиозные/государственные объекты, общественные дороги, театры).

Замечание по “фактическому обладанию”:

Фактическое обладание в римском праве оценивается исходя из положения самой вещи, ключей от нее и т.п., обычного для соответствующей ситуации (обладание дикими птицами - пока они в клетке, домашним животным - пока оно возвращается во двор, т.е. условностей очень много).

Замечание по “намерению относиться к вещи как к своей”:

Основной подход к “владению" - с позиции разумности защиты владельца от посягательств на вещь (“владельческая защита”): “посессорная защита” подразумевает выяснение только факта владения и факта самоуправного нарушения этого права.

Доказывание намерения относиться к вещи “как к своей" требует выяснения правового основания для обладания вещью, однако в Риме в суде по нарушению прав владельца (“владельческий процесс”) в целях упрощения, ускорения процесса и устранения некоторых противоречий запрещались ссылки владельца на эти основания (поскольку вор, тоже признаваемый владельцем, тогда мог бы ссылаться на то, что именно он эту вещь украл, а если не признавать вора владельцем, то он не сумеет защитить свое право от нового вора - и так до бесконечности). Предполагалось априори, что если лицо фактически пользуется вещью для себя, то это означает его намерение относиться к вещи как к своей. А уже другая сторона была обязана доказать, что данное лицо получило вещь по такому-то основанию, исключающему возможность пользоваться вещью как своей (по такому-то договору, предусматривающему законное изъятие этой вещи у текущего пользователя).

Из-за необсуждения доказательств права владения “чисто-владельческий” процесс часто был предварительным: после чисто “владельческого" (“посессорного”) иска реальный собственник, не получивший вещь, мог подать отдельный (“петиторный”) иск к ошибочно установленному текущему владельцу, защищенному “владельческой защитой", доказывая, что он имеет право собственности на данную вещь.

Т. е. здесь - пример четкого разделения “посессорного" (вещного) иска только в отношении вещи и “петиторного” иска уже в отношении права на вещь.

Владение (pasessio) - фактическое господство лица над вещью и отношение к ней как к своей собственности. Подобные отношения носили не временный характер, а представляли собой прочные взаимоотношения между владельцем и вещью.

Возникновение института владения в римском праве связано с пользованием земельными участками. В римском государстве существовала коллективная собственность на землю, однако фактическое владение осуществляли определенные семьи. Отсюда и берет свое начало институт владения.

Еще цивильное право выделяет институт давности, от которого впоследствии и образовался институт права собственности. Законы XII таблиц устанавливали положение о том, что лицо, владеющее земельным участком 2 года, становится его собственником. В отношении других вещей срок давности равен 1 году.

Лицо, владея определенной вещью, защищало свое владение как лично, так и с помощью государства. Подобные действия лица составляли содержание владения.

Владение нескольких лиц одной вещью не представлялось возможным, поскольку владение представляло собой материальное воздействие на вещь.

Элементы владения:

1) субъективный - желание лица владеть вещью;

2) объективный - фактическое обладание вещью.

От владения следует отличать держание, под которым понимается обладание вещью, но отсутствие желания относится к данной вещи как к своей собственности.

Виды владения:

1) титульное и беститульное. При наличии титула владения собственность владения являлась правомерной. Впоследствии владение могло перейти в собственность только по давности либо при совпадении объекта владения и собственности. Беститульное владение означало отсутствие намерения владельца приобрести вещь в собственность (владение вещью кредитором и пр.);

2) законное и незаконное. При законном владении лицо обладает правом владеть вещью (собственник вещи). Незаконное владение в свою очередь подразделялось на добросовестное и недобросовестное. Лицо признавалось добросовестным владельцем, если оно не знало и не должно было знать о том, что не имеет права владеть данной вещью. Лицо являлось недобросовестным владельцем, если оно знало, что вещь ему не принадлежит, но вело себя как собственник вещи (вор по отношению к краденой вещи).

Законное (собственник), незаконное добросовестное владение (не знает и не должен знать, что вещь принадлежит не ему), недобросовестный (знает, что вещь ему не принадлежит, но ведет себя так, как будто вещь ему принадлежит - для этого случая не действует приобретение права собственности по давности и предъявляются более строгие требования относительно возмещения реальному владельцу после суда стоимости плодов или ухудшения состояния вещи).

Производное владение (залогодержатель - т.к в случае нарушения его прав на вещь он сам не имел бы возможности, не будучи владельцем, защитить вещь от посягательств, а залогодатель мог бы и отказаться в защите; еще пример - вещь на сохранении у третьего лица до разрешения спора о том, чья это вещь на самом деле - аналогичным образом если не признать владельцем хранителя, то он не сможет осуществить “владельческую защиту” ни сам, ни через неизвестного собственника).

То есть право владения и собственности могли принадлежать по римскому праву разным лицам.

Применялся принцип “никто не может изменить сам себе основание владения вещью" в том смысле, что статус вещи может измениться только при проявлении “настроений" данного лица вовне, т.е. нужен договор (например, заключение договора купли-продажи, который до расторжения отношений хранения будет основанием перехода владения к другому лицу, независимо от фактической непередачи вещи: она и так уже у нового владельца).

Приобретение вещи во владение могло быть произведено через посредника (опекуна, представителя, поручителя), но для этого посредник обязательно должен быть уполномочен производить приобретение в пользу владельца по закону или договору и действительно намереваться приобрести вещь для него, а не для себя.

Такие условия однозначно указываю на реального владельца и исключается вариант, когда неясно, кого рассматривать как владельца: уже с момента, когда вещь приобретена посредником, но поручитель еще даже об этом не знает, именно он признается владельцем; аналогично если владение осуществлялось через представителя, то утрата владения владельцем признается после прекращения возможности обладания вещью и владельцем, и его представителем - пока любой из них мог проявлять свою власть над вещью, она находилась во владении представляемого.

Особые формы защиты права владения - не иски, а преторские интердикты (запрещения), первоначально издаваемые претором после фактической проверки права владения просителя на оспариваемую вещь как прямое и категорическое указание передать вещь реальному владельцу, а в последствии издаваемые претором как условные распоряжения типа “если подтвердятся доводы просителя, то передать ему вещь/запретить посягательства на его вещь” (такие интердикты процессуально сопровождались (?) исками). Варианты интердиктов по защите владения: об удержании владения (защите от посягательств) и о возвращении вещи владельцу (если фактическое обладание уже перешло к ответчику) недвижимых объектов. При этом защита не предоставлялась тому, кто захватил вещь силой, либо тайно, либо получил ее от противника до востребования (для последнего случая - отдельный интердикт, допускающий выяснение права собственности непосредственно сразу, а не отдельно от владельческого (“посессорного”) процесса). Применение силы вызывало выигрыш дела другой стороной. Особенность процесса об удержании владения: вещь могла быть присуждена как истцу, так и ответчику (если им является реальный собственник, забравший вещь у незаконного владельца без силы и не в тайне) - “двойной” характер интердикта по недвижимости

Выделялось прекарное владение т.е. владение вещью до первого требования собственника.

Деление незаконного владения на добросовестное и недобросовестное имело немаловажное значение. Только добровольный владелец мог приобрести вещь в собственность по давности владения. Недобросовестный владелец строже отвечал за сохранность вещи при предъявлении собственником иска об изъятии его вещи у фактического владельца.

Титул VIII. Закона 12 таблиц сказано:

О делении вещей и свойствах их (De divisione rerum et qualitate) 1. (Гай). Наиболее общим образом вещи делятся на две части: одни являются вещами божественного права, другие - человеческого права. Вещи божественного права - это, например, вещи священные и религиозные. Святые вещи, как, например, стены и врата (города), также некоторым образом относятся к вещам божественного права. Вещи божественного права не входят в чье-либо имущество. То же, что относится к вещам человеческого права, входит большей частью и в чье-либо имущество; но (эти вещи) могут и не входить в чье-либо имущество, ибо вещи, входящие в состав наследства, не входят в чье-либо имущество, пока не явится какой-либо наследник. Вещи, которые являются вещами человеческого права, суть или публичные, или частные. Те, которые являются публичными, не считаются находящимися в чьем-либо имуществе, но считаются вещами, принадлежащими самой совокупности (universitas); частные же вещи - это те, которые принадлежат отдельным лицам.

Кроме того, некоторые вещи суть телесные, некоторые - бестелесные. Телесные вещи - те, которые могут быть осязаемы, например участок земли, человек (раб), золото, серебро и, наконец, другие неисчислимые вещи. Бестелесные вещи - те, которые не могут быть осязаемы; таковы те вещи, которые заключаются в праве", как наследство, узуфрукт, обязательства, заключенные каким-либо образом. Для (понятия) вещи не имеет значения, что в составе наследства имеются телесные вещи, ибо и плоды, извлекаемые из участка земли, являются телесными вещами, и то, что нам должно быть дано на основании какого-либо обязательства, большей частью является телесными вещами, как, например, участок, человек (раб), деньги; ибо само право наследования, и само право пользоваться вещью и извлекать плоды, и само право обязательства являются бестелесными. К этой категории относятся и права городских и сельских имений, которые называются сервитутами.

(Марциан). Некоторые вещи в силу естественного права являются общими для всех, некоторые принадлежат совокупности, некоторые не принадлежат никому, большинство принадлежит отдельным людям.

В силу естественного права, конечно, является общим для всех следующее: воздух, текучая вода и море, а следовательно, и берега моря.

(Флорентин). Также камушки, жемчуг и прочее, что мы находим на берегу, немедленно становятся нашими в силу естественного права.

(Марциан). Никому не запрещается доступ на берег моря с целью рыбной ловли, лишь бы данное лицо воздерживалось от входа в виллы, сооружения и памятники, так как эти (предметы) не относятся к праву народов, как море...

Но почти все реки и гавани являются публичными 52 Состоят из права, являются правами.

1745. (Гай). Пользование берегами является публичным на основании права народов, равно как и пользование самою рекою. Поэтому каждый волен причаливать на судне к берегу, привязывать канат к деревьям, растущим на берегу, [сушить сети и вытаскивать из моря], складывать какой-либо груз на берегу, равно как и плавать по реке. Но собственность принадлежит тем, чьи имения прилегают к реке; поэтому им принадлежат и деревья, растущие по берегам.

§ 1. Ловящим рыбу в море предоставляется устраивать для своего пребывания хижину на берегу.

(Марциан). Так что они становятся хозяевами земли, на которой они строят, но лишь до тех пор, пока сохраняется строение; после же разрушения строения земля как бы в силу права, вытекающего из возвращения (ius postliminii)", приходит в прежнее положение, и если другой возводит строение на том же месте, то это место становится его местом.

§ 1. Принадлежат совокупности, а не отдельным лицам, например находящиеся в общинах (civitates) театры, стадионы54 и т.п. и если что-либо другое из принадлежащего общине является общим. Поэтому общий раб, принадлежащий общине, не считается принадлежащим отдельным лицам по долям, но принадлежит совокупности, и потому Божественные братья дали рескрипт в том смысле, что раба общины можно допрашивать под пытками55 для доказательства обстоятельств, говорящих как против члена общины, так и в пользу его56. Поэтому и отпущенный на свободу раб общины не обязан испрашивать разрешения магистрата, если он вызывает в суд кого-либо из членов общины

§ 2. Вещи священные, и религиозные, и святые не находятся в составе чьего-либо имущества.

§ 3. Священные вещи - это те, которые посвящены (богам) обществом, а не частными лицами: если кто-либо частным образом установит для себя святыню, то эта вещь является не священной, а светской. Равным образом если здание сделалось священным, то даже после разрушения строения место58 продолжает оставаться священным.

§ 4. Но религиозным делает место кто угодно по своей воле, если погребает мертвеца на своей земле. [Но на общем кладбище можно погребать даже без согласия прочих59.] На чужой земле разрешается погребать с согласия хозяина: и хотя бы согласие выражено после погребения мертвеца, место делается религиозным.

§ 5. Пустую гробницу скорее следует считать религиозным местом, как об этом свидетельствует Вергилий"и Этот термин употреблен в настоящем фрагменте лишь как образное выражение

(Ульпиан). Но Божественные братья дали рескрипт в противополож ном смысле.

(Марциан). Является святым то, - что защищено от бесправных деист вий (iniuria) людей...Кассий сообщает, что Сабин правильно ответил том смысле, что в муниципиях стены являются святыми и что следует вое претить, чтобы на них что-либо помещалось".

(Ульпиан). Священные места - это те, которые публично посвящены (богам), безразлично находятся ли они в городе или в поле.

§ 1. Следует знать, что публичное место может стать священным тогда, когда принцепс посвятил его или дал (кому-либо) власть посвятить.

§ 2. Следует заметить, что священное место - это одно, а святилище - другое. Священное место - это освященное место, а святилище - это место, в котором покоются святыни; это может быть и в частном здании; если хотят освободить место от его религиозного характера, то следует вынести оттуда святыни.

§ 3. В собственном смысле слова мы называем святым то, что не является ни священным, ни светским, но что является неприкосновенным62; так, законы являются святыми, ибо они закреплены некоторой санкцией. Что подкреплено некоторой санкцией, то является святым хотя бы и не было посвящено богу"3; иногда в санкции устанавливают, что тот, кто совершит там нечто64, наказывается смертью.

§ 4. Муниципальные стены нельзя ни восстанавливать без разрешения принцепса или презеса, ни присоединять к ним, ни помещать на них что-либо.

§ 5. Священная вещь не подлежит оценке.

(Мацер). Следует знать, что владельцы недвижимых имуществ не принуждаются к предоставлению обеспечения.

§ 1. Следует признавать владельцем того, кто в полях или в городе владеет участком земли целиком или в части. Но и тот, кто владеет государственной землей за определенное вознаграждение (ager vectigalis) [т.е. на праве эмфитевзиса], признается владельцем; также, кто имеет одну собственность21, должен признаваться владельцем; но тот, кто имеет лишь узуфрукт, не является владельцем, как и написал Ульпиан.

§ 2. Кредитор, принявший вещь в залог, не является владельцем, хотя бы он даже имел владение, ему переданное или предоставленное должнику до востребования.

§ 3. Если участок земли дан в приданое, то как жена, так и муж вследствие владения этим участком признаются владельцами земли.

§ 4. В ином положении находится тот, кто имеет личное требование об участке.

§ 5. Опекуны, владеют ли их подопечные или они сами, занимают место владельцев; но если и один из опекунов был владельцем, то следует сказать то же.

§ 6. Если ты предъявишь требование о присуждении тебе участка, которым владел я, и после того, как дело решено в твою пользу, я принесу апелляцию, то являюсь ли я владельцем этого участка? И правильно говорится, что я владелец, так как я, несмотря на это (несмотря на судебное решение), владею, и не относится к делу то обстоятельство, что мое владение может быть от меня отсуждено.

§ 7. Вопрос о том, является ли кто-либо владельцем или нет, должен рассматриваться с точки зрения того времени, когда предоставляется обеспечение...

2) Cпособы приобретения, установление и переход, прекращения владения, защита владения

Владение приобреталось в собственность самостоятельным лицом, желающим владеть определенной вещью. На основании этого собственность Римской империи или юридических лиц предметом владения не являлась.

Право владения на вещь устанавливалось с момента соединения субъективных и объективных элементов, т.е. когда фактическое воздействие на вещь совпадало с желанием лица иметь данную вещь в своей собственности.

Способы приобретения владения:

1) захват - приобретение в собственность никому не принадлежащих движимых вещей и диких животных, т.е. установление фактического господства над вещью. Подобным образом в собственность приобретались и земельные участки. При возникновении споров о захвате наличие захвата определялось путем установления объективного и субъективного элементов владения;

2) передача владения, традиция. Данный способ приобретения владения наиболее часто применялся в хозяйственной жизни римского общества как наиболее простой по сравнению с захватом. Для приобретения вещи путем традиции достаточно простого соглашения с лицом, владеющим вещью. Подтвердить факт владения вещью возможно путем ее помещения в доме приобретателя. Приобретение владения являлось первоначальным, даже если оно передавалось от одного лица к другому. Существовало несколько способов передачи владения: путем передачи ключей (достаточно было передать не сами вещи, а ключи от склада, где они хранились), "передача длинной рукой" (для передачи владения было достаточно, чтобы продавец показал покупателю земельный участок с башни); "передача короткой рукой", в результате чего изменялась только воля сторон в отношении определенной вещи.

Виды прекращения владения:

1) потеря материального и волевого элементов;

2) утрата господства над вещью;

3) отказ от владения вещью;

4) смерть владельца;

5) гибель вещи или изъятие ее из оборота.

В римском праве владелец мог самостоятельно обратиться к претору за защитой своего владения. При этом не требовалось доказывать свое право на вещь.

Владение защищалось интердиктами (inter-dicta), которые представляли собой особые распоряжения претора о прекращении всех действий, нарушающих владение. Интердикты подразделялись на три вида: интердикт, направленный на удержание владения (interdicta retinendae possessionis), который имел разновидности - для движимых (interdictum uti possidetis) и для недвижимых (interdictum utrubi) вещей; интердикт о возвращении принудительного или тайно утраченного владения (interdicta recuperandae possessionis); интердикт об установлении владения впервые (interdicta adiscendae possessijnis).

1. Владение в смысле фактического обладания вещами является тем отношением, на почве которого складывался исторически институт права собственности.

Не забывая этой исторической связи “владения" и “права собственности" (оставившей свой след на разговорной речи, нередко отождествляющей эти два понятия), необходимо иметь в виду, что в более развитом римском праве “владение" и “право собственности" - различные категории, которые могли совпадать в одном и том же лице, но могли принадлежать и разным лицам.

Владение представляло собой именно фактическое обладание, однако связанное с юридическими последствиями, прежде всего снабженное юридической защитой. Для юридической защиты владения характерно то, что она давалась вне зависимости от того, имеет ли данный владелец вещи право собственности на нее или нет.

2. Однако не всякое фактическое обладание лица вещью признавалось в римском праве владением. Проводилось различие между владением в точном смысле (possessio, possessio civilis) и простым держанием (detentio, иногда называвшимся possessionaturalis).

Для наличия владения (possessio) необходимы были два элемента: corpus possessionis (буквально “тело" владения, т.е. само фактическое обладание) и animus possessionis (намерение,. воля на владение). Однако не всякая воля фактически обладать вещью признавалась владельческой волей. Лицо, имеющее в своем фактическом обладании вещь на основании сговора с собственником (например, получивший ее от собственника в пользование, на хранение и т.п.), не признавалось владельцем, а было держателем на чужое имя (detentor alieog nomine). Между тем нельзя сказать, что пользователь или хранитель вещи не имеет воли обладать вещью, воля у него есть но воля обладать от имени другого. Для владения же в юридическом смысле была необходима воля обладать вещью самостоятельно, не признавая над собой власти другого лица, воля относиться к вещи как к своей (animus domini). Такая воля есть у подлинного собственника; у лица, которое в силу добросовестного заблуждения считает себя за собственника, хотя на самом деле таковым не является (так называемый добросовестный владелец); наконец, у незаконного захватчика чужой вещи, прекрасно знающего, что он не имеет права собственности на данную вещь, и все-таки проявляющего волю владеть вещью как своей.

Напротив, такой владельческой воли, именно в смысле намерения относиться к вещи как к собственной, нет, например, у арендатора: он обладает вещью, обладает в своем интересе, но самим фактом платежа арендной платы он уже признает за собой юридическое господство собственника (лицо, относящееся к вещи как к своей, не станет платить кому-то за пользование этой вещью'). Поэтому арендатор в римском праве считался держателем арендованной вещи на имя ее собственника.

Таким образом, владение (possessio) можно определить как фактическое обладание лица вещью, соединенное с намерением относиться к вещи как к своей (обладать независимо от воли другого лица, самостоятельно); держание же (detentio) как фактическое обладание вещью без такого намерения (обладание на основе договора с другим лицом, вообще несамостоятельное, а также и обладание ненамеренное, бессознательное и т.д.).

Практическое значение различия владения и держания выражалось в том, что в то время как владельцы (possessores) защищались от всяких незаконных посягательств на вещь непосредственно сами, арендатор как “держатель от чужого имени" мог получить защиту только через посредство собственника, от которого получена вещь. Этим вскрывается социальное значение такого построения: отсутствие собственной владельческой защиты арендатора, необходимость для него обращаться за помощью к собственнику позволяли с и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.