На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Правовая регламентация общественных отношений. История развития законодательства о наследовании выморочного имущества. Понятие, наследование, общие положения и порядок наследования выморочного имущества. Правовая категория выморочного имущества.

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Правоведение. Добавлен: 07.10.2008. Сдан: 2008. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


3
Содержание

Введение 3
Глава 1. История развития законодательства о наследовании выморочного имущества 7

Глава 2. Понятие выморочного имущества 11

Глава 3. Наследование выморочного имущества 19

3.1. Общие положения о наследовании выморочного имущества 19

3.2. Порядок наследования выморочного имущества 33

Заключение 49

Библиографический список 55

Введение

Роль государства в наследственных отношениях неоднократно изменялась на различных этапах развития государства. Если первоначально все имущество умершего переходило к государству, то по мере признания в нашей стране права частной собственности гипертрофированная роль государства в наследственных отношениях постепенно уменьшалась. В настоящее время, государство может наследовать либо по завещанию либо в случаях так называемого «выморочного» наследования.

Наследование выморочного имущества государством может иметь место лишь в строго определенных законом случаях, к которым в частности относятся: если отсутствуют наследники, как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать, или все наследники отстранены от наследования, либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника. Таким образом, в настоящее время случаи участия государства в наследственных отношениях крайне ограничены.

Если исходить из общих оценок качества и сути правовой регламентации общественных отношений, непосредственно связанных с наследственным правопреемством, наследование выморочного имущества следует рассматривать как новый по форме и содержанию институт наследственного права Российской Федерации.

Новизна формы заключается в использовании правовой категории выморочного имущества и восстановлении этого понятия для теории собственности и наследственного правопреемства, да и гражданского законодательства в целом. Новизна содержания данного института состоит в том, что определяется понятие выморочного имущества, разграничиваются наследование государства и наследование выморочного имущества, а предмет регулирования перехода выморочного имущества к государству предусматривается в специальном законе.

Еще одной особенностью наследования выморочного имущества является особое положения государства в качестве наследника. Первая особенность положения Российской Федерации в области наследования обусловлена тем, что она здесь выступает в двоякой роли. С одной стороны, Конституция возлагает не нее роль гаранта права наследования.

С другой стороны, Российская Федерация является наследником по закону.

Конституция имеет высшую юридическую силу (ч. 1 ст. 15). Из этого следует, что Российская Федерация обязана обеспечивать право наследования любому человеку. Конституционной гарантией права наследования пользуются все лица, включенные в круг наследников по закону. Исключение составляет лишь сама Российская Федерация. Она - гарант права наследования, но не адресат этой гарантии.

В связи с таким положением Российской Федерации в качестве наследника ее права по сравнению с иными наследниками несколько ограничены: она не может предъявлять иск о признании действий по принятию наследства, не свидетельствующими о его фактическом признании. При наследовании выморочного имущества не допускается отказ от него.

Определенные проблемы возникают в практике правоприменения, когда наследственные отношения принимают международный характер, это прежде всего связано с тем, что существует две большие группы стран, по-разному, квалифицирующие переход выморочного имущества к государству.

Право первой из них признает этот переход осуществлением государством своего территориального верховенства. Эта точка зрения основывается на представлении, что выморочное имущество - это частный случай имущества, не имеющего собственника. В этом качестве оно поступает к тому, кто обладает суверенитетом над территорией, где такое поступление считается первоначальным способом приобретения права собственности по праву оккупации.

Вторая группа стран исходит из того, что приобретение выморочного имущества государством представляет собой наследование и что, следовательно, такое приобретение является не первоначальным, а производным, к таким государствам в частности относится Россия.

Между тем, значимость указанного выше разграничения - «права оккупации» или «права наследования» - осознается особо ощутимо, если обратиться к проблеме правовых последствий, наступающих в том и в другом случаях (например, в части исполнения обязательств наследодателя перед третьими лицами, в отношении права государства, подлежащего применению и т.д.).

Таким образом, в настоящее время существует ряд вопросов, касающихся наследования выморочного имущества, не нашедших однозначного урегулирования в российском законодательстве, в результате чего на практике нередко возникают коллизии норм, что в свою очередь ведет к активной полемике в теории.

Именно наличием коллизий и обусловлена актуальность выбранной темы выпускной квалификационной работы, при написании которой автор поставил цель путем анализа действующего законодательства, его сравнительной характеристики с ранее действовавшими и международными нормами, выявить правовую природу выморочного имущества, определить существующий в настоящее время порядок его наследования. Кроме того, в работе будут проанализированы наиболее часто возникающие проблемы, связанные с применением норм действующего в рассматриваемой области законодательства на практике.

Вопросы наследования выморочного имущества достаточно часто выступали предметом исследования ученых-теоретиков. При написании настоящей работы автором были изучены труды таких авторов, как Булаевский Б.А. Барщевский М.Ю., Гришаев С.П., Лунц Л.А., А. Оленин, Н. Качур, Е. Баукина, И. Богданова и др.

В соответствии с поставленной целью, автор счел целесообразным построить структуру работы следующим образом: глава первая посвящена вопросам исторического развития законодательства о наследовании выморочного имущества, во второй главе приводится понятие выморочного имущества, глава третья посвящена непосредственно порядку наследования.

Глава 1. История развития законодательства о наследовании выморочного имущества.

Наследование выморочного имущества - один из основных случаев участия государства в отношениях по наследованию. Вообще говоря, такое участие имеет многовековую историю. В Древнем Риме еще император Август окончательно определил, что всякое выморочное имущество поступает в казну. В Западной Европе вокруг участия государства в отношениях по наследованию на протяжении последних двух-трех веков нередко возникали теоретические дискуссии. Некоторые высказывались в пользу расширения претензий государства на наследство (И. Бентам в Англии, М. Робеспьер во Франции). Особенно увлекались этим вопросом представители различных утопических теорий. Например, некоторые последователи А. Сен-Симона предлагали учредить особые банки, которые должны были распределять наследства, но не между родственниками, а между так называемыми "достойными". Предлагалось также отменить наследование вообще, впрочем, после пролетарской революции, которой полагалось совершиться (К. Маркс и Ф. Энгельс).

В Западной Европе, однако, не состоялось ни одно, ни другое. В некоторых странах (Франция) вносились законопроекты соответствующего содержания. Но они приняты не были, и в конечном счете все предложения превратить государство в обязательного участника в наследствах закончилось всего-навсего введением налогов на наследство. Это, впрочем, уже было сделано упоминавшимся римским императором.

Некоторые западноевропейские идеи относительно роли государства в области наследования были реализованы в России. Государство здесь получало роль то главного приобретателя наследств (1918-1926 гг.), то основного их приобретателя (1926-1964 гг.), то привилегированного приобретателя (1964-2002 гг.).

Главным приобретателем наследства Декрет от 18.04.18 "Об отмене наследования" объявил государство. Все наследство передавалось под контроль Советов по месту последнего жительства наследодателей. Соответствующий Совет (в лице отдела, ведавшего социальным обеспечением) выделял перечисленным в Декрете близким умершего некоторую часть имущества. Эта часть была обозначена как "трудовое хозяйство в городе и деревне". Кроме того, первоначально выделялось еще и имущество, стоимость которого не превышала 10 тыс. руб. Однако в связи с гиперинфляцией это правило утратило всякое значение.

Государство как главный приобретатель наследства получало имущество также и в том случае, когда никого из перечисленных в Декрете близких лиц не было. Однако Декрет не выделял выморочное имущество в обособленный случай приобретения. Такое приобретение было просто встроено в предусмотренный им механизм: если таких лиц не было, то соответствующий Совет ничего не выделял из имущества. Все оставалось у государства без специального указания в Декрете.

Гражданский кодекс РСФСР 1922г. усовершенствовал правила о роли государства как главного приобретателя наследств. Во-первых, он сохранил систему выделения государством части наследства близким к наследодателю лицам. Последним выделялась доля (на этот раз под контролем суда), не превышавшая 10 тыс. руб. золотом. Во-вторых, в качестве особого случая было выделено приобретение государством выморочного имущества. Такому приобретению было уделено особое внимание. Прежде всего, круг наследников по закону был сужен с тем, чтобы соответственно расширить круг случаев выморочности. Затем было запрещено совершать завещания в пользу лиц, не входящих в круг наследников по закону (ст. 417 Гражданского кодекса РСФСР 1922 г.), и таким путем уходить от выморочности. В-третьих, были установлены и многие другие правила, обеспечивающие для государства роль главного приобретателя наследства. В частности, доля наследника, отказавшегося от наследства, переходила государству (ст. 429 Гражданского кодекса РСФСР 1922г.), а не к сонаследникам. Точно так же, если завещатель лишил прав наследования одного или нескольких наследников, то соответствующее имущество поступало государству (примечание к ст. 422 Гражданского кодекса РСФСР 1922г.). Были и другие правила, противодействовавшие принятию наследства. Например, правило о том, что наследство необходимо принять в течение 6 месяцев. В 1922г. и в последующие годы оно было направлено прежде всего на то, чтобы отстранить от наследования лиц, бежавших из страны после событий 1917г.

В 1926г. система выделения из имущества части наследства была упразднена. Но это было не кардинальной переменой, а всего лишь началом нового этапа в осуществлении государством гипертрофированной роли в области наследования. И после внесения в Гражданский кодекс РСФСР 1922г. изменений, вытекавших из этой отмены, в силе остались все его другие правила, лежавшие в основе роли государства в сфере наследования: оно оставалось основным приобретателем имуществ. На первый план выступило приобретение им выморочного наследства, опирающееся на сужение круга наследников по закону и на запрет завещаний в пользу лиц, не входивших в этот круг.

Истории, однако, оказалось, угодно подвергнуть жесткому испытанию роль государства как приобретателя выморочного наследства. Несправедливость таких решений проявилась в особенности в связи с Отечественной войной 1941-1945 гг.

Многие павшие были слишком молоды, чтобы оставить после себя кого-либо, кроме родителей. По Гражданскому кодексу РСФСР 1922г. родители не могли быть наследниками ни по закону, ни по завещанию, только государство.

ГК РСФСР сделал еще один шаг в развитии правил, обеспечивающих гипертрофированную роль государства в области наследования. Оно оставалось предпочитаемым участником наследств. ГК РСФСР посвятил этому вопросу специальную статью, получившую обобщающее наименование "Переход наследства к государству" (ст. 552). Она была своего рода "кодификацией внутри кодификации", исчерпывающе перечисляя все соответствующие случаи, в том числе и тот случай, который в Гражданском кодексе РСФСР 1922г. именовался выморочностью наследства. При этом узкий круг наследников по закону был оставлен без изменений. Стоит заметить, что появились и такие правила, которых не было в Гражданском кодексе РСФСР 1922г. В частности, было установлено, что, если при отсутствии наследников по закону завещалась лишь часть имущества завещателя, остальная часть переходила не к назначенным наследникам, а к государству.

Статья 1151 ГК РФ положила конец этой ситуации. Государство, конечно, продолжает оставаться участником отношений по наследованию, однако его роль более не является гипертрофированной. Оно не может рассматриваться как приобретатель наследства: закон предусматривает, что при определенных условиях к нему поступает некоторое наследство.

Отныне государство в России играет в сфере наследования такую же роль, как и в других цивилизованных странах: оно больше не приобретатель наследства, оно просто получает единичное выморочное имущество.

Вышеупомянутая статья является единственной статьей во всем разделе V ГК РФ "Наследственное право", которая прямо наделяет государство правом получать имущество умерших лиц. При этом следует иметь в виду, что ГК резко расширил круг наследников по закону. Такое изменение существенно ограничило число случаев, когда имущество может стать выморочным.

Глава 2. Понятие выморочного имущества

В соответствии со ст.1151 ГК РФ имущество умершего считается выморочным в случае, если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования, либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника.

Установленный перечень случаев, когда имущество умершего признается выморочным, является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию.

Первый случай: «если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию». Вопрос о том, какие лица признаются наследниками по закону, решен ст. 1142-1150 ГК РФ. Наследникам по завещанию посвящены ст.1119-1121 ГК РФ.

Граждане «отсутствуют» в смысле данной статьи, если на момент открытия наследства в живых нет лиц, относящихся к кругу назначенных завещанием наследников, а также лиц, относящихся к любой очереди наследников по закону, а также, если нет ребенка, зачатого при жизни наследодателя и родившегося после его смерти (либо если такой ребенок хотя и был зачат при жизни, но не родился, либо не родился живым). Юридическое лицо «отсутствует» (в том же смысле), если оно не существует на день открытия наследства. «Отсутствие» субъектов РФ определяется на основе Конституции (ч.1 ст.65), а муниципальных образований - на основе законодательства субъекта РФ, на территории которого они находятся.

Второй случай, если «никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования», не нуждается в комментариях, поскольку закон делает прямую отсылку к ст.1117 ГК РФ, носящую название «Недостойные наследники».

Третья ситуация - «никто из наследников не принял наследство». Закон имеет здесь ввиду принятие наследства посредством подачи заявления наследником и притом в срок, установленный п.1 ст. 1154 ГК РФ.

Если никто из наследников не подал заявления в соответствии с установленными в указанных нормах правилами, то наступает выморочность. Однако выморочность все же не наступает даже в случаях неподачи заявления, если кто-либо из наследников совершил действия, свидетельствующие о принятии наследства. Перечень таких действий предусмотрен в п.2 ст.1153 ГК РФ. Таким образом, выморочность не возникает в тех случаях, когда хотя никто из наследников не подал заявление о принятии наследства, но в отношении кого-либо из них существует презумпция принятия им наследства.

Так Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации было рассмотрен протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации по делу о признании недействительными ордера, договора передачи жилого помещения в собственность, свидетельства о праве собственности и о признании права собственности на часть домовладения.

Было установлено, что 29 июля 1997 г. Степануха М.Я. обратилась в Анапский городской суд Краснодарского края с заявлением об установлении факта непринятия наследства Андреевым Н.И. и о восстановлении ей срока для принятия наследства.

В обоснование заявления Степануха М.Я. указала на то, что 29 ноября 1996 г. в своем доме умерла ее сестра Андреева В.Н., являвшаяся собственником 1/2 части жилого дома в г. Анапе. За три дня до смерти Андреевой В.Н. с целью обеспечить надлежащий уход за сестрой и за ее больным мужем заявительница перевезла мужа сестры, Андреева Н.И., к себе домой в п. Рассвет, где 18 января 1997 г. он умер.

По мнению заявительницы, Андреев Н.И., несмотря на прописку в доме жены в г. Анапе, не принял после смерти жены Андреевой В.Н. наследство. Сама же она лично участвовала в строительстве этого дома. Других наследников по закону не имеется. После смерти сестры фактически наследство приняла только она, поскольку распорядилась вещами Андреевой В.Н., поддерживала дом в исправном состоянии, оплачивала коммунальные услуги поэтому наследником второй очереди после смерти сестры является она.

18 марта 1998 г. Степануха М.Я. во изменение первоначального заявления обратилась в суд с иском к Государственной налоговой инспекции г. Анапы, как представителю наследника выморочного имущества, о признании недействительным свидетельства о праве на наследство в виде 1/2 дома и о признании за ней права собственности на это имущество.

18 января 1999 г. и 14 февраля 2000 г. Степануха М.Я. дополнила свой иск требованиями к супругам Трофимову С.П., Трофимовой Е.Н. и их несовершеннолетнему сыну, которым спорное жилое помещение было предоставлено по договору найма и которые впоследствии оформили на него право собственности в порядке приватизации, о признании недействительными ордера на 1/2 указанного жилого дома и договора о передаче этого жилого помещения в собственность Трофимовых.

Заочным решением от 2 августа 2000 г. иск Степануха М.Я. был удовлетворен: свидетельство о праве на наследство по закону, выданное государству 22 июля 1997 г. нотариусом г. Анапы, на 1/2 долю домовладения N 84 по ул. И.Голубца, ордер N 001496 от 18 августа 1997 г. на это жилое помещение, выданного администрацией г. Анапа Трофимову С.П. и договор о передаче в собственность Трофимову С.П., Трофимовой Е.Н., Трофимову В.С. были признаны судом недействительными. Этим же решением за Степануха М.Я. признано право собственности на 1/2 спорного домовладения, а Трофимовы исключены из числа собственников этого жилого помещения.

31 мая 2001 г. определением того же суда резолютивная часть решения от 2 августа 2000 г. была дополнена указанием о признании недействительным свидетельства о праве на наследование в пользу государства денежных вкладов умершей Андреевой В.Н.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации поставлен вопрос об отмене заочного решения от 2 августа 2000 г., определения от 31 мая 2001 г. Прикубанского районного суда в связи с неправильным применением судом норм материального права и с существенными нарушениями норм процессуального права, повлекшими вынесение незаконных судебных постановлений.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации нашла протест подлежащим удовлетворению, о решение отмене по следующим основаниям.

Решение суда не может быть признано законным и в связи с неправильным применением судом при разрешении возникшего спора норм материального права.

Удовлетворяя требования истицы, суд первой инстанции исходил из того, что свидетели Усманова З.М., Степанищева Т.М., Изаренков В.И. подтвердили, что еще до смерти Андреевой В.Н. истица перевезла к себе домой в п. Рассвет мужа впоследствии умершей сестры, Андреева Н.И. Из этого суд делает вывод о том, что Андреев Н.И., умерший 18 января 1997 г., не принял наследство после смерти жены. Более того, по показаниям названных свидетелей суд делает вывод о том, что Андреев Н.И. отказался от принятия наследства в пользу истицы.

Указанные выводы суда нельзя признать правильными.

Из копий свидетельства о браке, свидетельства о смерти (л.д. 4, 5), материалов дела о праве на наследование видно, что спорная часть жилого дома принадлежала на праве собственности Андреевой В.Н., в которой после заключения брака в 1961 г., Андреев Н.И. проживал, пользовался этим жилым помещением, как член семьи умершей, и был там зарегистрирован вплоть до дня своей смерти 18 января 1997 г.

По утверждению самой заявительницы Андреев Н.И., 1928 г. рождения, был тяжело болен и был вывезен из г. Анапы незадолго до смерти жены потому, что не мог самостоятельно ухаживать ни за больной женой, ни за собой. С учетом того обстоятельства, что Андреев Н.И. до момента своей смерти оставался зарегистрированным в месте своего постоянного жительства, которым является спорное домовладение, вывод суда о том, что он не принял наследство после смерти жены на материалах дела не основан.

В соответствии с ч. 2 ст. 546 ГК РСФСР, действовавшей на момент открытия наследства, признается, что наследник принял наследство, когда он фактически вступил во владение наследственным имуществом или когда он подал нотариальному органу по месту открытия наследства заявление о принятии наследства.

Независимо от того, мог ли Андреев Н.И. по состоянию своего здоровья подать нотариусу заявление о принятии наследства, факт принятия им наследства в виде жилого помещения, являвшееся его единственным постоянным местом жительства должен был быть признан судом общеизвестным и доказыванию в силу ч. 1 ст. 55 ГПК РСФСР не подлежал. Общеизвестность данного факта основана на том, что право Андреева Н.И. на жилое помещение, в котором он был зарегистрирован, в соответствии со ст.ст. 53, 127 ЖК РСФСР сохранялось вплоть до момента его смерти. В установленном жилищным законодательством порядке утратившим право на жилое помещение Андреев Н.И. признан не был.[ Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 октября 2002 г. N 18-В02-35 // СПС ГАРАНТ. Текст определения официально опубликован не был.

]

Презумпция принятия наследства, как мы видим из смысла законодательства и практики его применения (например, в указанном выше определении), опровержима, т.е. «пока не доказано иное» (п.2 ст.1153 ГК). При этом закон подразумевает, что заинтересованные лица (например, сонаследники, либо наследники следующей очереди) имеют право предъявить иск о признании, что перечисленные выше действия наследника не свидетельствуют о принятии им наследства.

Российская Федерация приобретает выморочное имущество как наследник. Поэтому ГК наделяет ее тем же правом предъявить иск о признании, что совершенные наследниками действия не свидетельствуют о принятии ими наследства и что в силу этого наследство является выморочным.

Однако на Российской Федерации лежит конституционная обязанность, предусмотренная ч.4 ст.35 Конституции, устанавливающей, что «право наследования гарантируется».

Раскрывая содержание этого положения, Конституционный суд РФ в Постановлении №1-П специально подчеркнул, что приведенное положение «обеспечивает гарантированный государством переход имущества, принадлежавшего умершему (наследодателю), к другим лицам (наследникам)»[ Постановление Конституционного Суда РФ от 16 января 1996 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 560 Гражданского кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина А.Б.Наумова"//"Вестник Конституционного Суда Российской Федерации", 1996 г., N 1

]. Поскольку Российская Федерация обязана обеспечивать такой переход, она не вправе использовать предоставленные ей гражданским правом правомочия для предъявления иска об опровержении указанной презумпции. Иначе говоря, в случае выморочности такая презумпция в результате совместного действия норм конституционного права и гражданского права для Российской Федерации превращается в неопровержимую. Практически это означает, что если наследник совершил действия, описанные в п.2 ст.1153 ГК, это гарантирует имущество умершего от выморочности (хотя еще и не гарантирует от перехода к другим лицам).

Рассматриваемая ситуация в статье сформулирована не точно, поскольку из нее вытекает, что если никто из наследников не принял наследства, то имущество становится выморочным. Однако п.1 ст.1155 ГК РФ допускает, что наследник, не принявший наследство, может быть признан судом принявшим наследство. Такое судебное решение возможно, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил срок для принятия наследства по другим уважительным причинам. Соответствующее судебное решение исключает выморочность имущества, хотя наследник и не принимал наследства по правилам п.1 ст.1153 ГК РФ.

Четвертая ситуация, когда «все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника».

Основания, которые влекут признание имущества выморочным, как правило, не являются очевидными в момент открытия наследства. Они могут быть установлены лишь по истечении определенного времени, необходимого для розыска наследников и выявления факта их отсутствия, либо для подтверждения недостойности наследников и отсутствия у них прав на наследство или для судебного отстранения от наследства, либо для выявления факта непринятия наследства наследниками по закону всех очередей (ст.1154) или отказа их от наследства (ст.1157). Однако закон не предусматривает специального срока, в течение которого должен быть решен вопрос о возможности признания имущества выморочным.

Для легитимации имущества умершего в качестве выморочного не требуется принятие соответствующего судебного или иного акта. Оно приобретает статус выморочного в силу закона при наличии указанных в нем оснований со дня открытия наследства и сохраняет этот статус до момента оформления прав государства на наследство. В течение всего этого времени должна быть обеспечена охрана наследства и управления им в целях передачи его в казну государства.

Выморочным может быть признано не только все в целом имущество умершего, но также его часть, если эта часть соответствует признакам выморочного имущества.

Статья 1151 ГК РФ не содержит прямых указаний относительно того, что имущество умершего может считаться выморочным в целом или в его части. Однако возможность признания выморочным части имущества умершего не противоречит смыслу правил п.1 ст.1151 ГК, а также существу тех обстоятельств которые являются основанием возникновения отношений частичной выморочности имущества.

Если наследование всего имущества осуществляется по закону, при отсутствии завещания или помимо завещания, либо по завещанию, согласно которому все имущество оставлено назначенным наследникам, частичная выморочность наследства исключается, поскольку порядок наследования по закону и порядок наследования по завещанию в таких случаях покрывает всю наследственную массу и дополняются применением правил о приращении наследственных долей.

Приведем следующий пример: Д. завещал свою городскую квартиру З-вой, не относящейся к кругу наследников по закону. Все остальное имущество умершего в виде недвижимого имущества (жилого дома в сельской местности) и движимого имущества (денежных средств на банковском вкладе, автомобиля, домашней обстановки и др.) не было принято никем из наследников Д., поскольку таковых не оказалось ни в одной из очередей наследования по закону. Эта часть наследства Д. является выморочной и переходит по праву наследования к государству.

Нельзя не отметить, что некоторые авторы отрицали самую допустимость частичной выморочности наследства, утверждая, что при наследовании по закону она исключается, а при наследовании по завещанию практически не наступает. Последнее обосновывалось тем, что распоряжение завещателя относительно передачи лишь отдельной вещи или части имущества в пользу единственного постороннего наследника должно рассматриваться как «двусмысленное» при отсутствии наследников по закону и не может создать препятствий для передачи всего наследства лицу, назначенному к завещанной части имущества, в том числе посредством применения по аналогии правил о приращении. Обоснование этой позиции представляется искусственным, основанным на малоубедительном расширительном толковании завещания.

Более выверенным является вывод о возможности частичной выморочности наследства. Он основан на толковании наследственного закона, не противоречит общим положениям наследования и сущности наследственного правопреемства, осуществляемого в части имущества наследником по завещанию, в оставшейся, выморочной части, - наследником по закону - Российской федерацией.

Глава 3. Наследование выморочного имущества

3.1. Общие положения о наследовании выморочного имущества

Наследование выморочного имущества необходимо отграничивать прежде всего от перехода права собственности на бесхозяйную вещь. Переход бесхозяйного имущества в собственность частных и публичных субъектов существенно отличается от перехода выморочного имущества в собственность государства в порядке наследования. Первый лишен начал правопреемства, для второго правопреемство является его сущностью. Первый определяет судьбу отдельной вещи, второй - судьбу имущества в целом, в том числе и входящих в него вещей, прав, обязанностей и др. Первый не связан с принадлежностью бесхозяйной вещи физическому или юридическому лицу либо иному субъекту. Второй связан лишь с наследованием имущества, принадлежавшего физическому лицу. Первому свойственны различные основания, среди которых могут быть и случаи, когда вещь не имеет собственника, либо собственник вещи неизвестен, либо собственник вещи известен, жив, но от нее отказался. Второй основан исключительно на открытии наследства в связи с событием смерти определенного лица. Право собственности на бесхозяйную вещь может возникнуть у разных субъектов в зависимости от особенностей бесхозяйных вещей, право собственности на выморочное имущество может возникнуть исключительно у Российской Федерации.

Переход к государству прав собственности на выморочное имущество в качестве наследования в современных условиях может быть признан целесообразным. В то же время такой подход непременно требует согласования оценок всех юридических граней явления, квалифицируемого тем или иным образом. Представляется, что подобная квалификация должна была бы сопровождаться оговоркой о том, что это наследование особого рода, поскольку имеются разнообразные обстоятельства как научно-теоретического, так и практического, прикладного значения, на которые нельзя не обратить внимания.

В частности, само наименование статьи «Наследование выморочного имущества» не бесспорно и содержит в себе ряд оснований для неоднозначного толкования, а, следовательно, полемики. В тот короткий отрезок времени, что истек с момента принятия и введения в действие третьей части ГК РФ, уже появились расхождения в подходах и оценках специалистов. Это касается как общих категорий (прежде всего значения, в том числе юридического, используемого термина - «выморочное имущество»), так и непосредственного содержания самих норм.

В специальной литературе указывается, что термин «выморочное имущество» после долгого перерыва вновь появился в лексиконе гражданского, в том числе наследственного права. Так если в нормах ГК 1922г. Предусматривался факт возможности выморочного имущества, а в Правилах перехода к государству наследственных имуществ, принятых СНК РСФСР 28 декабря 1943 г., регламентировался порядок его выявления, учета, оценки и продажи, то ГК РСФСР 1964г. Перестал пользоваться этим термином и самим правовым понятием выморочного имущества. Однако следует подчеркнуть, что в международных договорах (двусторонних соглашениях о правовой помощи, заключенных Советским Союзом в 50-70-х гг., а в последствии также и Российской Федерацией в 90-е гг. ХХ в.) это понятие применительно к переходу прав государства на имущество, оставшееся после умерших в следствие отсутствия наследников по закону или по завещанию, активно применялось.[ см. н-р, ст.38 Договора между СССР и Венгерской Народной Республикой о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам от 15.07.1958г.] Из буквального толкования различных положений V раздела ГК РФ в из совокупности со всей определенностью вытекает, что нынешнее регулирование закрепляет принцип наследования государством выморочного имущества в силу прямого указания п.2 ст.1116 и п.2 ст.1151 ГК РФ на то, что Российская Федерация может призываться к наследованию по закону. Вместе с тем, сопоставляя соответствующий понятийный аппарат, используемый прежними актами и действующим законодательством, следует отметить небезупречность формулировок последнего. Так, формулировка названия статьи «Наследование выморочного имущества» представляется уязвимой - прежде всего, с юридической точки зрения.

Известно, что явление «выморочность», будучи сугубо юридическим, правовым, может быть обусловлено различными правовыми основаниями - отсутствием наследников по закону, по завещанию либо лишением определенных лиц права наследовать либо отказом наследников от права наследовать оставшееся после наследодателя имущество. Тем не менее в любом случае оно связывается с категорией наследования и является институтом, производным от общих принципов правового регулирования перехода прав на имущество от одного лица другому или множеству лиц в порядке реализации наследственных отношений. Следовательно, если идет речь о выморочном имуществе, мы обязаны говорить о результатах действия права в области наследования, о правовых последствиях соответствующих юридических норм (регламентирующих наследование) конкретного государства. Это означает, что регулятивная функция и эффект таких норм уже состоялись. Таким образом, если имеет место выморочное имущество, вопрос перехода права собственности на него должен ставится в какой-то иной плоскости - не в плане наследственных отношений, а в плане, прежде всего, природы отношений. Соответственно большая тщательность в отработке конструкций привела бы здесь к установлению регулирования, предназначенного обеспечивать права государства на выморочное имущество на основе адекватности юридических квалификаций фактическим обстоятельствам: не как наследование им имущества (этот институт, характеризующийся соответствующим правовым режимом, уже обеспечил воздействие юридических норм на объект, его результат - возникновение факта выморочности данного имущества), а на каком-то ином титуле. Как компромиссный вариант искомое основание могло бы быть представлено такой формой, как «переход прав на выморочное имущество к государству в порядке наследования», поскольку «в порядке наследования» - это режим, осуществляемый по правилам наследования («квази-наследование»), но не само наследование.

В соответствии с п.2 ст.1151 ГК РФ выморочное имущество переходит в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации.

Порядок наследования и учета выморочного имущества, а также порядок передачи его в собственность субъектов Российской Федерации или в собственность муниципальных образований определяется законом.

Когда закон устанавливает, что переход выморочного имущества к Российской Федерации представляет собой наследование, он тем самым определяет место российского права среди национальных систем наследственного права, присутствующих в современном мире.

Существует две большие группы стран, по-разному, квалифицирующие переход выморочного имущества к государству.

Право первой из них признает этот переход осуществлением государством своего территориального верховенства. Эта точка зрения основывается на представлении, что выморочное имущество - это частный случай имущества, не имеющего собственника. В этом качестве оно поступает к тому, кто обладает суверенитетом над территорией, где такое поступление считается первоначальным способом приобретения права собственности по праву оккупации. Таким образом обосновывается переход выморочного имущества к государству в ряде стран с континентальной системой права (например, во Франции). В странах с англосаксонской системой права существует сходная концепция, согласно которой государство является обладателем «конечного титула собственности» на любое имущество (особенно недвижимое). Здесь после смерти собственника, не оставившего ни завещания, ни наследников по закону, происходит своего рода возврат имущества государству (escheat).

Вторая группа стран исходит из того, что приобретение выморочного имущества государством представляет собой наследование и что, следовательно, такое приобретение является не первоначальным, а производным (Германия, Италия, Испания и др.). Российское наследственное право советского периода испытывало в этом вопросе колебания. Для Гражданского кодекса РСФСР 1922 г. приобретение выморочного имущества государством, как и получение любого иного имущества умерших, не было наследованием. При системе выдела имущества умерших наследованием считалось (и то не без колебаний) только получение части имущества, причитавшейся близким умершего.

ГК РСФСР установил, что имущество умершего переходит к государству «по праву наследования» (ст.527,552). Причина этого изменения имела, однако, внешний характер. Была предпринята попытка использовать некоторые особенности иностранного наследственного права в целях увеличения поступления в страну твердой валюты в виде наследственных сумм. За рубежом существуют коллизионные нормы, которые при определенных условиях позволяли применять к отношениям по наследованию наследственный закон, действующий в России. Если бы российское право устанавливало, что это имущество приобретается сувереном территории, т.е. по праву оккупации, то иностранные суды, следуя такой квалификации, передавали бы его тому государству, которое осуществляет суверенитет над территорией, где находится выморочное имущество. Когда ГК РСФСР специально установил, что в отношении выморочного имущества имеет место наследование и что государство является наследником, ожидалось, что при описанной ситуации иностранные суды таких государств будут признавать выморочное имущество принадлежащим советскому государству. Все это оказалось, однако, иллюзией. Изменение взгляда на природу приобретения выморочного имущества государством не вызвало увеличения притока наследственных сумм из-за границы.

Между тем, значимость указанного выше разграничения - «права оккупации» или «права наследования» - осознается особо ощутимо, если обратиться к проблеме правовых последствий, наступающих в том и в другом случаях. Например, при «оккупации» не возникает речи об исполнении обязательств наследодателя перед третьими лицами за счет оставшегося имущества и вообще о правопреемстве в отношении его обязательств. Переход права собственности на имущество к государству соответственно признается первичным способом его приобретения. Если же наследственное имущество поступает в казну государства по праву наследования, то такая постановка вопроса основана на нормах закона о наследовании и представляет собой производный способ приобретения прав собственности на различные виды имущества и нематериальных прав, входящих в состав наследства. В частности уплата долгов собственника имущества, ставшего выморочным, является закономерным требованием, обращаемым к государству со стороны кредиторов наследодателя. Это требование вытекает из квалификации наследования как правопреемства.

Однако при этом возникает «рассогласованность» вышерассмотренных положений с другими правилами по наследованию, содержащимися в ГК РФ, в том числе в его разделе «Международное частное право». Презюмируется, что наследование государством выморочного имущества, признаваемое, как установлено, наследованием по закону, выступает в качестве универсального правопреемства, т.е. распространяющегося как на активы, так и на пассивы наследодателя. Кроме того, очевидно, что институтом наследования охватывается вся масса наследственного имущества - и движимое, и недвижимое. В то же время, действующее российское коллизионное право исходит из несовпадения подходов к определению применимого права в отношении недвижимых и движимых вещей, что обуславливает действие разных материальных норм, разрешающих вопрос по существу. Разумеется это приводит к известным рискам в вопросе получения долгов кредиторами наследодателя, если закон страны места нахождения недвижимости признает право государства на выморочное имущество на основании принципа «оккупации».

Таким образом, в случаях, когда в состав имущества входят не только движимые вещи, но и недвижимость, расположенная за рубежом, причем статусом наследования выступает иностранное право (если наследодатель проживал в момент смерти за пределами Российской Федерации), в силу положений ст.1224 ГК РФ не исключены такие последствия, как фактическое раздробление наследства и дифференциация правовых режимов наследования, поскольку решающим для недвижимости будет закон места нахождения вещи, а переход права собственности на движимые имущество будет регламентироваться правом страны, где наследодатель имел последнее место жительства. В результате, если применимым к выморочному имуществу законом будет выступать российское право, квалификация, на каком титуле переходит к государству право собственности на имущество, должна осуществляться по ст.1151 ГК РФ, содержащей материальную норму о наследовании по закону. К переходу же прав на недвижимое имущество будет применяться закон того государства (а следовательно, и имеющаяся в нем квалификация), на территории которого находится недвижимая вещь. Различным будет и определение места открытия наследства для движимых и недвижимых вещей, подчиняющихся разным правопорядкам.

Отечественная доктрина отстаивая в свое время приобретение государством права собственности на имущество на основе института наследования, подчеркивала наличие в нем некоторых характерных признаков. Отмечалось, в частности, что такой переход: 1) происходит в результате смерти лица; 2)распространяется на все имущество как на единое целое (универсальный характер преемства); 3) связывается с ответственностью по долгам, «обременяющим наследство»; 4) считается совершившимся в момент открытия наследства. Как видно из предшествующего, в современных условиях многое из того, что было принципиальным ранее, не сохранило своей правовой «чистоты». Это касается прежде всего отхода от принципа регулирования наследства как единого комплекса на основе одного применяемого правопорядка. Ныне последовало обусловленное требованиями хозяйственного оборота правило о разъединении режимов регулирования в зависимости от наследуемой вещи - движимой или недвижимой.

Статья 1151 и ст.1116 ГК трактуют приобретение выморочного имущества Российской Федерацией как наследование.

Субъектом права наследования выморочного имущества является исключительно Российская Федерация. Это означает невозможность наследования выморочного имущества гражданами, юридическими лицами и муниципальными образованиями, не являющимися наследниками по закону или завещанию. Так, Федеральным арбитражным судом Московского округа было рассмотрено дело по иску Жилищно-строительного кооператива "Внешторговец-12" к Инспекции Министерства по налогам и сборам Российской Федерации N 31 по Западному административному округу г.Москвы о признании права собственности на жилое помещение - квартиру N 114 в доме N 10 корпус 6 по ул.Давыдковская в г.Москве. Судом было установлено, что гражданка Кривонос Маргарита Михайловна была членом ЖСК "Внешторговец-12", в сентябре 1986 года полностью выплатила свой пай за квартиру N 114 дома N 10, корпус 6 по ул.Давыдковской в г.Москве.

В силу п. 4 ст. 218 Гражданского кодекса Российской Федерации приобрела право собственности на указанную квартиру, на что ей выдано свидетельство о собственности на жилище, зарегистрированное Правительством Москвы 6.03.97 за N 1-1600761.

Гражданка Кривонос М.М. 17.04.1997 года скончалась, завещание ею оставлено не было, согласно справке нотариальной конторы по месту нахождения имущества от 12.09.2003 наследственное дело к имуществу гражданки Кривонос М.М. не открывалось.

Предъявляя требование о признании права собственности на квартиру, истец сослался на п. 11 Устава ЖСК "Внешторговец-12", указывая, что квартира не может быть изъята, продана или передана другим лицам или организациям, в связи с чем, она должна быть передана кооперативу. Судом в иске отказано по следующим основаниям.

В случае смерти гражданина право собственности на принадлежащее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

Если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет право наследовать или все наследники отстранены от наследования (ст. 1117), либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника (ст. 1158), имущество умершего считается выморочным. Выморочное имущество переходит в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации.

Согласно ст. 6 ФЗ "О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации применительно к наследству, открывшемуся до вступления в действие части третьей Кодекса (с 1.03.2002 г.), относительно выморочного имущества применяются правила ст. 1151 Кодекса.

В связи с чем арбитражный суд обоснованно указал на то, что спорное имущество перешло в собственность Российской Федерации[ Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 22 января 2004 г. N КГ-А40/11273-03 // СПС ГАРАНТ ].

Согласно п.2 ст.1151 ГК РФ выморочное имущество переходит в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации. Прямое и конкретное указание субъекта, признаваемое наследником выморочного имущества, отличает данное правило от того, которое было установлено ст.532 ГК РСФСР. Действовавшее ранее положение называло государство правопреемником выморочного имущества. Это создавало известную неопределенность в вопросе о субъекте наследования, поскольку государствами явились СССР и республики в составе СССР. Однако вопрос о выборе субъекта наследования выморочного имущества не имел решающего значения ввиду централизованного управления государственной собственностью. Поэтому в литературе указывалось, что субъектом наследования как по закону, так и по завещанию во всех случаях являются СССР или союзные республики.

Прежняя неопределенность публичного субъекта наследования ныне устранена. Субъектом наследования выморочного имущества признано государство в лице Российской Федерации. Заметим, что в проекте части третьей Гражданского кодекса 1999 г. вопрос о субъекте наследования выморочного имущества был решен иначе: по общему правилу выморочное наследство должно было переходить в собственность муниципальных образований по месту открытия наследства; в порядке исключения, в частности, если оно находилось за пределами Российской Федерации, - в собственность Российской Федерации.

Выбор единственного наследника в лице Российской Федерации при наследовании выморочного имущества обусловлен конституционным принципом государственной целостности Российской Федерации (ст.5 Конституции РФ) и принципом гражданства Российской Федерации, устанавливающего государственно-правовую связь каждого гражданина России с Российской Федерацией как единым государством (ст.6 Конституции). С учетом норм международного частного права, это законодательное решение имеет существенное значение также для определения судьбы выморочного наследства, осложненного иностранным элементом. Кроме того, оно отвечает более высокому, государственно-правовому уровню наследования выморочного имущества, сохраняя правило о наследовании выморочного имущества государством, а не муниципальным образованием, которое не относится к публично-властным образованиям государственного уровня.

Наследование государством выморочного имущества по своей сути не противостоит приобретению имущества публично-властными образованиями в порядке наследования по завещанию (ст.1116 ГК РФ). Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования признаются субъектами гражданского права, в силу чего пользуются правами и несут обязанности, вытекающие из гражданских правоотношений (ст.124 Кодекса). Отношения наследования государством выморочного имущества, как и отношения наследования имущества государством и другими властно-публичными образованиями в силу завещания, имеют частноправовые черты и содержание.

Содержание принадлежащего государству права на наследование выморочного имущества существенно отличается от права наследования, возникающего по иным основаниям у наследников по закону или по завещанию.

Рассмотрим основные особенности положения Российской Федерации в области наследования выморочного имущества.

Первая особенность положения Российской Федерации в области наследования обусловлена тем, что она здесь выступает в двоякой роли. С одной стороны, Конституция возлагает не нее роль гаранта права наследования. В Постановлении Конституционного Суда РФ №1-П сказано, что Конституция обеспечивает «гарантированный государством» переход имущества, принадлежавшего умершему, к другим лицам. Это - конституционная обязанность Российской Федерации.

С другой стороны, раздел V ГК признает Российскую Федерацию наследником, устанавливая, в частности, что получение ею выморочного имущества является наследованием по закону. В этих случаях государство выступает как наследник по закону. В таком качестве уже гражданский закон наделяет государство определенными правами и возлагает на него известные обязанности.

Конституция имеет высшую юридическую силу (ч. 1 ст. 15). Из этого следует, что Российская Федерация обязана обеспечивать право наследования любому человеку. Положение о гарантии права наследования является, как известно, частью норм, содержащихся в главе Конституции, носящей наименование "Права и свободы человека и гражданина". В частности, конституционной гарантией права наследования пользуются все лица, включенные раздел V ГК РФ "Наследственное право" в круг наследников по закону. Исключение составляет лишь сама Российская Федерация. Она - гарант права наследования, но не адресат этой гарантии.

Вторая особенность положения Российской Федерации как наследника по закону выморочного имущества - применение к ней большинства гражданско-правовых норм, установленных для всех наследников по закону.

К государству переходит выморочное имущество в целом, со всеми правами и обязанностями. Будучи наследником по закону Российская Федерация попадает под действие нормы о том, что наследники несут ответственность по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 ГК). К Российской Федерации в данных усл и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.