На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Языческое наследие в духовной культуре Беларуси.ОСОБЕННОСТИ ВЛИЯНИЯ ЯЗЫЧЕСТВА НА ДУХОВНУЮ КУЛЬТУРУ СОВРЕМЕННОЙ БЕЛАРУСИ

Информация:

Тип работы: Курсовик. Добавлен: 5.3.2014. Сдан: 2013. Страниц: 43. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………... 3
ГЛАВА 1. ЯЗЫЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ В КУЛЬТУРЕ БЕЛАРУСИ………… 5
1.1 Обзор литературных источников по исследуемой теме………………… 5
1.2 Истоки языческого наследия в духовной культуре Беларуси…………... 10
ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ ВЛИЯНИЯ ЯЗЫЧЕСТВА НА ДУХОВНУЮ КУЛЬТУРУ СОВРЕМЕННОЙ БЕЛАРУСИ…………………………………. 17
2.1 Языческие обычаи, обряды и суеверия в современной Беларуси………. 17
2.2 Современное языческое возрождение Беларуси…………………………. 28
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………… 40
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ…………………………... 43


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность. Слово «культура» происходит от слова «культ» - вера, обычаи и традиции предков. До христианства и других монотеистических религий все народы были язычниками.
Своеобразное табу на язычество появилось у восточных славян с введением христианства. Язычество - это религия, и близко любой другой религии уже по своей этой главной сути веры в Бога. Именно поэтому язычество, одновременно сближаясь меж собой своими разными руслами, сблизилось и с другими, более поздними, пришедшими эволюционным путём (усложнялся человек, усложнились его представления о Космосе, Боге) монотеистическими религиями, слилось с ними и во многом в них растворилось. Язычество от «языки» (суть: народы, племена); это слово объединяет в себе принцип веры разных народов. Сама же вера этих народов, даже в рамках союза племен, могла быть меж собой весьма различной.
В наследство от предков мы получили духовное богатство, которым можем гордиться перед всем миром, которое, чтобы сохранить свою самобытность в культурном мире, должны сберечь и передать будущим поколениям. Богатство это - народные традиции, обряды, обычаи, суеверия, приметы.
Культура страны представляет собой, пожалуй, наиболее хорошо сохранившийся среди восточноевропейских славян набор древних языческих обычаев и традиций. Даже, несмотря на многовековое господство христианства, как православного, так и католического, в Беларуси сохранились отголоски множества древних ритуалов, начиная с Масленицы и Купалы, «Громницы» и «Гуканне весны» (перелом года от зимы к лету), «Сороки» и «Деды», «Коляд» и «Дожинок» (праздник окончания жатвы), «талаки» и «сябрына» (обычай общинной взаимопомощи), и заканчивая множеством обрядов, связанных со свадьбой, рождением или смертью. Как и у соседей, здесь было множество ритуалов, связанных с сельским хозяйством, с заготовкой леса и баней, а вся природа почиталась как единое живое существо. Все эти обряды вплелись в позднейшие христианские ритуалы, образуя неповторимую и колоритную белорусскую культуру.
Объект исследования курсовой работы - язычество как феномен духовной жизни общества.
Предмет исследования - механизмы проявления язычества в духовной культуре современной Беларуси.
Цель курсовой работы - определить роль и место язычества в духовной культуре Беларуси на основе выявления его содержательных черт как элемента духовной жизни современного общества.
Для достижения поставленной цели необходимо решение следующих взаимосвязанных задач:
- сделать обзор литературных источников по исследуемой теме;
- определить истоки языческого наследия в духовной культуре Беларуси;
- охарактеризовать языческие обычаи, обряды и суеверия в современной Беларуси;
- проанализировать процесс современного языческого возрождения Беларуси.
В качестве основных методов в исследовании применялись генетический, структурно-функциональный, компаративный анализ, а также общенаучные: анализ и синтез, дедукция и индукция, обобщение и абстрагирование.
Источниковедческую базу исследования составили труды Топоров, В.Н., Санько, С., Лобач, У., Конан, У., Васильев, М.А. и др.; научно-методическая литература и материалы из Интернета.


ГЛАВА I. ЯЗЫЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ В КУЛЬТУРЕ БЕЛАРУСИ
1.1 Обзор литературных источников по исследуемой теме

История и эволюция мировоззренческих представлений человека всегда привлекала внимание философов, историков и исследователей теории и истории культуры. Эта проблема проходит по оси становления культурфилософских знаний от древней античности до современных постмодернистских течений и направлений. Описание восточнославянского язычества нашло свое отражение в трактатах проповедников и отцов христианской церкви, которые пытались искоренить народные верования и представления, заведомо предвзято показывая их как ереси и разрабатывая способы искоренения, а язычество подвергалось догматической критике вплоть до конца XVIII века.
Интересная информация про существование ярких языческих обычаев у жителей Северной Беларуси содержится в произведении Пауля Одерборна «Правдивый и основательный рассказ о вере руссов»: «Многие тут держат в своих домах особых змей и кормят их», «В соседнем лесу у них есть деревья, которые они чтят согласно вере предков». Даже в преданиях, зафиксированных этнографами XIX - первой половины ХХ вв., сохранились отголоски дохристианских культов, при этом с нейтральной либо положительной оценкой. Пожалуй, наиболее впечатляющи - сведения об аутентичном языческом капище, которое находилось в нынешнем центре Минска еще в начале XX в. [12, с. 178].
Народные традиции вызывали живой сентимент и среди аристократии. Магнаты Радзивилы вели свою родословную от Криве, а выдающийся представитель этой высокородной фамилии Криштоф Николай за свои военные победы получил почетное прозвище «Перун». Михалон Литвин, автор трактата «Об обычаях татар, литвинов и московитов» гордился тем, что в Литве, как и когда-то в Риме, «почитаются и святые пенаты, моря, лары, лемуры, горы, пещеры и святые рощи», он ностальгирует по стародавним обычаям и говорит, что под волной крещения погас огонь. Романтичное вдохновение языческим прошлым белорусско-литовского края поздней было характерно для творчества Адама Мицкевича, Яна Чечота, Яна Борщевского, Теодора Нарбута, Адама Киркора, Констанции Скирмунт и других представителей местного нобилитета.
В начале XX в. деятели белорусского движения также обратили внимание на большой потенциал языческой старины для национального возрождения. В наибольшей степени это относится ко взглядам Вацлава Ластовского, в частности его историософской кривской концепции, согласно которой истинным названием нашего края является Кривия, а народа - кривичи. Утрата исконного этнонима и замена его русским связывается с иноземным влияниям, в том числе религиозным: «И вот все, что не укладывалось в рамки христианства, как его понимали византийцы, считалось отверженным, «бесовским». Всякое выражение дохристианского верования, безусловно, осуждалось, преследовалось как чертовское... Под это понятие... подтасовывались и проявления народности (это значит - язык местных племен, их установления, обычаи и национальные имена)». В повести «Времена были тревожные», описывающей первые шаги новой религии на наших землях, В. Ластовский устами языческих жрецов фактически обвиняет христианство в том, что оно напрямую посодействовало упадку кривского народа: «Воля ваша будет стерта, как зерно в жерновах верой новой и развеется, как пыль дорожная. Слава ваша забудется, а имя ваше будет именем презираемых и закабаленных. Потомки ваши отвернутся от крови своей и могилы ваши осквернять будут. Плоды земли вашей, кровь и пот ваши возьмут чужеземцы, и вы их боготворить будете. Жены и дочери ваши станут прислуживать тем, кто вами владеть будут. Перед рабами своими согнете шеи и опустите лица свои в покорности. Смолкнут вечевые колокола в городах и песни свободы в селах. И переполнятся воды слезами вашими, воздух стонами, а земля кровью вашей. И сгинете с лица земли, если не оправитесь и не скажете себе: земля наша - дом наш, она - могила пращуров и колыбель будущих поколений наших!» [9, с. 132].
При этом, Ластовский с очевидной симпатией относился к кривскому язычеству: писал статьи и художественные произведения, посвященные древним верованиям, собирал фольклорный материал и даже намеревался изложить местный народный эпос, наподобие латышского «Лачплесиса», или финской «Калевалы». Разумеется, нельзя утверждать, что Власт на самом деле исповедовал язычество, но можно согласиться с тезисом, что «в лице Вацлава Ластовского имеем зачинателя... замешанного на кривицкой идее белорусского фундаментализма как определенной системы идей и ценностей. Этот тип мировоззрения проявился в идеализации, даже апологетике древнего кривицко-белорусского язычества, в критике христианского универсализма и космополитизма, в интенсивной национальном мифотворчестве, наконец, в фундаменталистской концепции белорусской истории и культуры, согласно которой Беларусь, или Кривия, началась в дохристианские века» [6, с. 23].
Можно предполагать, что сам Ластовский наиболее оптимальной религией для белорусов считал не католичество, православие или униатство, а «национальное» христианство, которое органично включало бы и языческий элемент. Именно на эту мысль наводит его «Патриотический молитвенник», особенно «Десять заповедей народных», которые, по сути, являются декалогом белорусского (кривского) этнонационализма, весьма далеким от христианских заветов.
Языческий фон в виде элементов философии Гераклита, гностицизма и пантеизма определяет особенность знаковой для белорусской философии работы «Вечной дорогой» Игната Абдзираловича, посвященной диалектике «льющейся» формы, рожденной от сакрального брака Матери-Материи и Отца-Купалы. Рассуждая о перипетиях нашей истории, Абдзиралович утверждал: «Утратив в себе вольного язычника, …белорус не увидел ничего заманчивого и в новом образе жизни. Влияния Запада и Востока в исковерканных, специфически славянских, временами карикатурных выражениях выворачивали и насиловали душу белоруса, только принуждая его увидеть, что в чужой шкуре всегда скверно, что надо сотворить что-то свое, родное, близкое, органичное» [1, с. 11].
Именно с идеями этих деятелей и следовало бы связывать первые попытки возрождения белорусского язычества, а не с политикой воинствующего атеизма советской власти, направленной на истребление всякого религиозного культа, как не совсем корректно, по нашему мнению, считает Александр Гурко. На самом деле замена большевиками изначального смысла праздников и обрядов с христианского на будто бы «языческий» с настоящим язычеством (этнической религией) ничего общего не имела. Наоборот, ничто так не посодействовало истреблению последнего как развернутая коммунистами коллективизация, индустриализация и урбанизация. В свою очередь обратим внимание на то, что марксистская идеология была по сути секулярной религией, которая имела общие с христианством монотеистические истоки. Их объединяет эгалитарный архетип (всеобщее равенство перед богом либо равенство перед людьми), универсализм - убеждение в необходимости распространения своей единственной истины по всему миру (масштабная миссионерская деятельность, нередко насильственная, либо перманентная подготовка всемирной революции), мессианские ожидания (вера в приход царства божьего или светлого коммунистического будущего), фигура мессии (пророк или вождь), комплекс избранности в сочетании с нетерпимостью к инакомыслию (борьба с гоями, еретиками, язычниками и преследование в соответствии с классовой принадлежностью).
В XIX веке интерес к восточнославянской культуре значительно возрастает, исторические, этнографические и фольклорные материалы конкретизируются и классифицируются, а систематизированные данные о язычестве славян позволяют представить его как целостную религиозно-мировоззренческую систему. В этот период значительный вклад в осмысление древней культуры славян внесли А.Н. Афанасьев, Г.А. Глинка, А. Ф. Гиль-фердинг, А.С. Кайсаров, Н.И. Костомаров, М.И. Касторский, А. А. Котлярев-ский, Б.Н. Никифоровский И.П. Сахаров, Д.О. Шеппинг, А.С. Фаминцин [19].
На рубеже XIX и XX веков исследователи Е.В. Аничков, А.Я. Гаркави и Н.М. Гальковский, А.С. Фаминцин, Д.О. Шеппинг занялись систематизацией исторических сведений о древних славянах и их религии, сравнительным анализом мифологии славян и других индоевропейских народов. Усилия ученых были также направлены на исследование проблемы соотношения древне-славянского язычества и христианства [19].
В это же время русские ученые И.П. Сахаров и И.М. Снегирев начинают собирать этнографический материал: сведения о народных праздниках, обрядах, суевериях, остатках языческих ритуалов, которые сохранялись в народной культуре до начала XX века.
Вопросы борьбы христианской церкви с восточнославянским язычеством освещали историки Н.М. Гальковский и Е.Г. Голубинский, проблемам верований славян было уделено большое внимание в фундаментальных работах Н.М. Карамзина и С.М. Соловьева.
Представители школы сравнительной мифологии А.Н. Афанасьев, Ф.И. Буслаев, А.А. Потебня, О.Ф. Миллер, А.Н. Веселовский, опираясь на предложенный М.В. Ломоносовым метод сравнения, проанализировали славянскую мифологию, описали славянский пантеон богов, сопоставляя их с античными божествами. Проблемы восточнославянского язычества присутствовали в работах русских философов B.C. Соловьева, В.В. Розанова, Н.А. Бердяева.
В советский период исследованием восточнославянского язычества занимались преимущественно историки и археологи - Н.Н. Белецкая, Н.С. Державин, Ю.В. Кривошеев, T.T., Мирончиков, М.В. Попович, Б.А. Рыбаков, Н.А. Чмыхов; этнографы и фольклористы - Д.К.Зеленин, В.Я. Пропп, Е.В. Померанцева, Ф.М. Селиванов, С.А.Токарев; филологи - В.В. Иванов, Д.С.Лихачев, О.Н.Трубачев, В.Н. Топоров, Н.И. Толстой, А.Л. Топорков; религиоведы и философы - В.Н. Гараджа, А.Ф. Замалеев, Н.С. Капустин, П.Ф. Никандров [19].
В настоящее время этой проблеме посвящены работы С.Н. Астапова, Т.А. Волошиной, В.Н. Демина, Ю.М. Медведева, В.В. Шуклина.

1.2 Истоки языческого наследия в духовной культуре Беларуси

В современном языке понятие культура употребляется в основном в двух значениях - «широком» и «узком». В узком смысле, говоря о культуре, обычно подразумевают те области творческой деятельности, которые связаны с искусством. В широком же смысле культурой общества принято называть совокупность форм и результатов человеческой деятельности, закрепившихся в общественной практике и передаваемых из поколения в поколение при помощи определенных знаковых систем (языковых и неязыковых), а также путем обучения и подражания [5, с. 33].
Традиционно культуру принято подразделять на материальную и духовную.
Под материальной культурой понимают технику, производственный опыт, а также те материальные ценности, которые в своей совокупности составляют искусственную среду обитания человека.
К духовной культуре обычно относят науку, искусство, религию, мораль, политику и право. Говоря о духовной культуре, следует различать ее форму, которая материальна, и содержание, которое идеально. Форма характеризует то, в чем воплощены феномены данного вида культуры, а содержание - то, что они значат для личности и общества.
Относительная самостоятельность материальной и духовной сфер общественной жизни в отношении друг друга иногда приводит к переоценке роли и места материальной культуры общества и недооценке его духовной культуры.
Духовная сфера жизни общества охватывает различные формы и уровни общественного сознания, которые будучи воплощены в реальном процессе жизни общества и образуют духовную культуру.
Можно выделить несколько основных (весьма условных) хронологических вех первоначального формирования сфер духовной культуры:
- 2,5 млн. лет тому назад;
- 40 тыс. лет тому назад;
- 5 тыс. лет тому назад.
Это рубежи, обозначающие значимые перемены в процессе, который последовательно ведет к оформлению нормативных сфер духовной культуры (объективные истины) и к становлению ценностных сфер духовной культуры (субъективные ценности).
Язычество в Беларуси никогда не исчезало. Оно и до настоящего времени остаётся глубинным фактором духовной и культ........

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Абдзіраловіч, І. Адвечным шляхам: Дасьледзіны беларускага сьветагляду / І. Абдзіраловіч. - Мн.: Аверсэв, 1993. - С. 11.
2. Васильев, М.А. Неоязычество на постсоветском пространстве. Рецензия на сборник статей «Неоязычество на просторах Евразии» / М.А. Васильев // Славяноведение. - 2002. - №4. - С. 103.
3. Зайкоўскі, Э. Касмалагічныя ўяўленні старажытнага насельніцтва Беларусі / Э. Зайкоўскі // Гістарычна-археалагічны зборнік памяці Міхася Ткачова. У 2-х ч. Ч. 1. - Мн.: ТетраСистемс, 1993. - С. 79.
4. Клейн, Л.С. Воскрешение Перуна. К реконструкции восточнославянского язычества: учебник / Л.С. Клейн. - СПб.: Центр, 2004. - С. 123.
5. Клименко, А.В. Обществознание: учебник / А.В. Клименко, В.В. Румынина. - М.: Дрофа, 2004. - С. 33.
6. Конан, У. Валхвец беларускага фундаменталізму / У. Конан // Крыніца. - 1994. - №8. - С. 23.
7. Конан, У. Хрысціянства ў гістарычным лёсе Беларусі / У. Конан // Беларуская думка ХХ ст.: Філасофія, рэлігія, культура (анталогія). - 1998. - С. 19.
8. Коскелло, А. Современные языческие религии Евразии: крайности глобализма и антиглобализма / А. Коскелло // Религия и глобализация на просторах Евразии. - М.: Эксперт-бюро, 2005. - С. 324-325.
9. Ластоўскі, В. Часы былі трывожныя / В. Ластоўскі // Выбраныя творы. - Мн.: Экаперспектыва, 1999. - С. 132.
10. Лобач, У. Да пытання аб хрышчэнні Полацкай Крыўі / У. Лобач // «Беларусь у сістэме трансеўрапейскіх сувязей у I тыс. н.э.»: Тэзісы дакладаў і паведамленняў міжнароднай канферэнцыі, Мінск, 12-15 сакавіка 1996. Мн., - 1996. - С. 51.
11. Найджел, П. История языческой Европы: учебник / П. Найджел, Дж. Пруденс. - СПб.: Центр, 2000. - С. 13-14.
12. Одэрборн, П. Праўдзівы і грунтоўны аповед пра веру русаў / П. Одэрборн // Беларускі гістарычны агляд. - 2005. - Т.12. - С. 178.
13. Санько, С. Канстытутыўныя элемэнты антычнага космасу як эталённага для стараэўрапейскай тэсматычнай культуры / С. Санько. - Мн. - 1994. - №1. - С. 106.
14. Седов, В.В. Восточные славяне в VI-XIII вв.: учебник / В.В. Седов. - М.: Просвещение, 1990. - 79 с.
15. Топоров, В.Н. Язык и культура: об одном слове-символе (к 1000-летию христианства на Руси и 600-летию его в Литве) / В.Н. Топоров // Балто-славянские исследования. - 1986. - №3. - С. 12.
16. Топоров, В.Н. К реконструкции древнейшего состояния праславянского / В.Н. Топоров // Славянское языкознание. Х Международный съезд славистов: Доклады советской делегации. Сборник докладов. - М.: Просвещение, 1988. - С. 264-292.
Ссылки на использованные электронные источники:
17. < >18. < >19. /ethno.iatp.by/2/e07.htm>
20. >21. < >22. < >




Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.