На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Формы государственного правления. Государственно-политические режимы, методы, приемы реализации государственной власти. Форма политико-территориальной организации государства. Политико-правовой статус главы государства в условиях различных форм правления.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Правоведение. Добавлен: 06.05.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


ФОРМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРАВЛЕНИЯ
Любое государство может быть охарактеризовано как со стороны его сущности и содержания, так и со стороны его формы, а точнее форм. Если в первом случае выясняется природа и характер существующей государственной власти, ее социально-политический тип, о чем речь шла в предыдущей главе, то во втором случае определяется то, как, каким образом эта власть формируется, организуется, функционирует и действует. Эти две стороны в характеристике государства, конечно, не отделены друг от друга абсолютно, между ними существует достаточно тесная взаимосвязь. Вместе с тем нельзя не видеть и относительной, но достаточно высокой самостоятельности каждой из этих разных сторон рассматриваемой проблемы, в соответствии с которой одна и та же сущность государства, его тип способен проявляться в многообразных формах, а определенная государственная форма может наполняться различным социально-политическим содержанием и обслуживать государства различных типов.
Само понятие «форма государства» носит собирательный характер, ибо по своему содержанию включает в себя такие разные категории, как: а) «форма государственного правления», отражающая порядок формирования, структуру и принципы взаимоотношений высших органов государственной власти и управления; б) «государственно-политический режим», характеризующий пути, средства, методы и приемы реализации государственной власти; в) «форма политико-территориальной организации государства», выражающая территориальную структуру государства и характер взаимоотношений между ним как целым и его территориальными единицами. Только совокупное знание всех этих трех аспектов устройства государства позволяет получить не однобокое, а целостное представление о форме государства.
Центральное и наиболее рельефное выражение форма государства получает в форме правления. Именно она дает ответ на вопрос, кому в стране принадлежит суверенитет, кто стоит во главе данного государства, и каковы основы его взаимоотношений с другими высшими государственными органами, имеется ли разделение властей и каков характер отношений между ними, а также между государственными органами и населением и т.д. В теории государствоведения традиционно выделяют две основные формы правления -- монархию и республику, каждая из которых в свою очередь имеет несколько разновидностей. При изучении материалов данной главы необходимо учитывать, что многие конкретные характеристики разных сторон той или иной формы государственного правления содержатся в главах 10--12 данного учебника, где подробно определяется политико-правовой статус главы государства, парламента и правительства в условиях различных форм правления. В данной главе речь идет об обобщающей характеристике этих форм.
§ 1. Монархия и ее виды
Число монархий в современном мире, несомненно, значительно сократилось по сравнению с тем, что имело место еще два-три столетия назад, не говоря уже о древности и средневековье. За последние полвека с небольшим, монархии перестали существовать в Италии, Болгарии, Румынии, Греции, Югославии, Афганистане, Ливии, Эфиопии и некоторых других странах, не считая тех, кто вышел из состава Британского Содружества. Но и сегодня эта форма государственного правления не является редким исключением. Около четырех десятков стран мира являются монархиями (для сравнения: примерно в четырех пятых всех стран мира распространена республиканская форма правления). Монархиями ныне являются Великобритания и Япония, Испания и Дания, Австралия и Канада, Швеция и Норвегия, Бельгия и Нидерланды, Саудовская Аравия и Иордания, Марокко и Объединенные Арабские Эмираты, Оман и Катар, Кувейт и Бахрейн, Малайзия и Таиланд, Люксембург и Непал, Свазиленд и Бутан, Тонга и Лесото, а также ряд других стран. В отдельных странах, особенно постсоциалистических (Албания, Болгария, Румыния и др.), за последнее время серьезно оживились силы, выступающие за возврат к монархической форме правления, но они не смогли привлечь на свою сторону большинство населения, что показали, в частности, и проведенные по данному вопросу референдумы в Бразилии в 1993 г. и в Албании в 1997 г.
Конечно, монархия монархии рознь. В одних странах она играет достаточно серьезную политическую роль, в других -- очень малую, часто номинальную. Это находит свое отражение и в тех разновидностях монархической формы правления, о которых речь ниже. Но и при этом можно выделить то общее, что присуще любой разновидности монархии.
Монархия (от греч. monarchia -- единовластие) -- это такая форма государственного правления, при которой верховная государственная власть полностью или частично принадлежит (реально или формально) единоличному главе государства -- монарху (королю, царю, императору, шаху, султану и т.д.), обычно получающему эту власть по наследству и пожизненно и передающему ее в порядке наследования.
Отсюда вытекает, что общими сущностными признаками данной формы правления являются: а) единоличная верховная государственная власть и б) получение этой власти и передача ее по принципу крови, по наследству. Встречавшиеся в истории и современности отдельные редкие отклонения от этих норм не могут поставить под сомнение принципиальную общезначимость указанных юридических признаков монархии. Точно так же тот факт, что во многих монархиях главе государства реальная верховная государственная власть не принадлежит, поскольку страной фактически управляют другие государственные органы, не может отменить то, что формально-юридически, номинально именно монарх олицетворяет верховную власть. Бывает и наоборот, когда реальная власть монарха (например, в Марокко, Иордании и др.) значительно выше, нежели это вытекает из конституционных норм.
В Конституции Испании (ст.56) говорится, что «король -- глава государства, символ его единства и преемственности, арбитр и примиритель в повседневной деятельности государственных органов». Король неприкосновенен и не подлежит ответственности. Испанская Корона наследуется в обычном порядке первородства и представительства (ст. 57). О верховной власти короля (в пределах, определенных Конституцией), ее наследовании, неприкосновенности личности короля и о том, что он не несет ответственности за свои действия, сказано и в Конституции Дании (п. 2, 13). Конституция Люксембурга устанавливает наследственность Короны и объявляет особу Великого Герцога священной и неприкосновенной (ст. 3 и 4), возлагает на него задачу осуществления суверенитета, принадлежащего нации, в соответствии с Конституцией и законами страны закрепляет, что он один осуществляет исполнительную власть (ст. 32 и 33). Наследование престола и его регламентация подробно регулируются в Конституции Нидерландов (ст. 24 и след.), которая включает Короля в правительство вместе с министрами и устанавливает, что министры, а не Король, несут ответственность за деятельность правительства (ст. 42). В Швеции наследование короны регулирует специальный конституционный акт -- «Акт о престолонаследии». Конституция Японии (ст. 1) устанавливает, что император является «символом государства и единства народа, его статус определяется волей народа, которому принадлежит суверенная власть».
Вместе с тем конституции различных монархических стран по-разному закрепляют соответствующую форму правления в каждой из них и конституционно-правовой статус монарха. Это в решающей мере зависит от того, о какой разновидности монархии идет речь -- об абсолютной (неограниченной) или конституционной (ограниченной) монархиях.
Абсолютная монархия -- это такая форма государственного правления, когда вся полнота государственной власти сосредоточивается в руках самого монарха, который пользуется ею без всяких ограничений и, безусловно, не деля эту власть ни с кем. Абсолютная монархия несовместима с принципом разделения властей, поскольку в ней единственным источником власти, носителем государственного суверенитета выступает монарх, олицетворяющий собой неразделимое единство высшей законодательной, исполнительной и судебной властей. Ни о какой системе сдержек и противовесов или балансе ветвей власти здесь говорить не приходится, ибо эта форма правления в самой своей основе отрицает существенные принципы демократии и действительного конституционализма. Власть монарха самодержавна: он сам издает законы, сам или через посредство назначаемых им чиновников управляет страной, сам вершит высший суд; все его подданные изначально бесправны и являются его слугами, включая министров, и только он наделяет их тем или иным объемом прав. Обладание высшей духовной властью еще более усиливает власть такого монарха.
Исторически такая государственная форма была характерна для доиндустриальных обществ. В современном мире абсолютные монархии встречаются крайне редко и представляют собой политико-правовой анахронизм, сохраняющийся благодаря определенным историческим, национальным, конфессиональным и иным особенностям развития соответствующих стран и вряд ли имеющий большое будущее. Уже сегодня они в какой-то мере, хотя и медленно, модернизируются, а отдельные из них, как Непал в 1990г., превращаются из абсолютных монархий в конституционные монархии. К числу современных абсолютных монархий можно отнести, прежде всего, ряд арабских стран Персидского залива -- Саудовскую Аравию, Оман, Кувейт, ОАЭ, Бахрейн, Катар, а также султанат Бруней в другой части Азии. В сравнительно чистом виде абсолютная монархия сохранилась только в Омане, где нет конституции и парламента или иного представительного органа, вся общественная и государственная жизнь опирается на Коран, а король является одновременно и высшим духовным лицом. В других таких странах хотя и имеются конституции, а в ряде из них даже проводились парламентские выборы, тем не менее, абсолютистский характер государственной власти от этого не изменился, поскольку в них речь идет об октроированных (дарованных) монархами конституциях, над которыми к тому же стоит Коран, а парламенты в них крайне ограничены в своих функциях, носят характер совещательных органов. В Саудовской Аравии в 1992 г. король также издал конституционный акт, согласно которому парламент был заменен совещательным советом, все 60 советников которого назначаются самим королем. Большую роль в абсолютных монархиях может играть такой неформальный орган, как семейный совет, поскольку нередко члены семьи и родственники монарха занимают важные руководящие посты в центре и на местах.
Дуалистическая монархия -- ранняя разновидность ограниченной монархии, в рамках которой происходит определенное отделение законодательной власти от монарха, сохраняющего всю полноту исполнительной власти. В таких монархиях имеется конституция и парламент, законодательная власть в своей основе принадлежит не монарху, а избираемому парламенту. Но в то же время монарх, во-первых, обладает правом абсолютного вето, которое не может быть отклонено парламентом; а во-вторых, монарх чаще всего сохраняет за собой право издания чрезвычайных указов, имеющих силу закона. Важно и то, что в таких монархиях король обычно имеет неограниченную возможность распускать парламент и тем самым превращать дуалистическую монархию в абсолютную. Правительство в таких монархиях ответственно только перед ним и не подотчетно парламенту, который способен влиять на деятельность правительства лишь через использование своего права утверждать государственный бюджет. В целом же в дуалистических монархиях совершенно очевидно преобладание власти монарха над представительной властью.
В настоящее время в мире дуалистических монархий в чистом виде не сохранилось, хотя они и были нередки в прошлом (например, в Италии, Пруссии, Австрии и др. странах). Сегодня определенные черты таких монархий в той или иной мере присущи таким странам, как Иордания, Марокко и Непал, поскольку в них сочетаются черты дуалистических и парламентарных монархий. В Иордании, например, хотя и имеется парламент, перед которым формально ответственно правительство, однако власть парламента серьезно ограничена, прежде всего, тем, что его акты, включая вотумы недоверия правительству, подлежат утверждению королем и что государственное управление в стране реально осуществляет именно король. В Марокко вотум недоверия правительству не нуждается в одобрении короля, но правительство ответственно не только перед парламентом, но и прежде всего и фактически перед королем, которому принадлежит общее руководство аппаратом управления, армией, полицией и др., хотя он и не стоит во главе правительства. Помимо этого король обладает правом отлагательного вето в отношении принятых парламентом законов и правом роспуска парламента. В Непале по Конституции 1990 г. правительство ответственно формально только перед парламентом, но реальная власть и здесь принадлежит королю и правительство фактически по традиции полностью подчиняется ему. В этой стране особенно наглядно сочетаются черты дуалистической и парламентарной монархий.
Парламентарная (парламентская) монархия -- это такая разновидность ограниченной монархии, в рамках которой конституционно-правовой статус, правомочия и реальная власть монарха серьезно ограничены конституцией, принятой на демократической основе, избираемым парламентом, сосредоточивающим в себе законодательную власть, и ответственным только перед парламентом правительством, осуществляющим управление страной. Формально и в таких монархиях король сохраняет статус главы государства и обычно назначает правительство, но фактически он чаще всего, как говорится, «царствует, но не правит», ибо реально страной управляет правительство, формируемое парламентом и ответственное лишь перед ним в своей деятельности. В таких монархиях при выражении парламентом вотума недоверия правительству последнее уходит в отставку или отправляется в отставку монархом.
Другое дело, что в условиях достаточно последовательного проведения принципа разделения властей правительство обычно обладает в данном случае правом предложить монарху распустить парламент и назначить новые выборы. Король в таких монархиях может иметь право роспуска парламента, но в конституциях обычно определяются достаточно узкие рамки возможных вариантов, при которых это может иметь место. Так, ст. 46 Конституции Бельгии гласит, что «Король вправе распустить палату представителей, только когда последняя абсолютным большинством своих членов: 1) либо отклоняет вотум доверия Федеральному правительству и не предложит Королю в трехмесячный срок со дня отклонения вотума кандидатуры преемника Премьер-министра; 2) либо принимает вотум недоверия Федеральному правительству и одновременно не предложит Королю кандидатуру преемника Премьер-министра». Кроме того, Король может в случае отставки Федерального правительства распустить Палату представителей с ее согласия, выраженного абсолютным числом ее членов.
В парламентарных монархиях центральная и решающая роль в системе отношений высших органов государственной власти монарх -- парламент -- правительство принадлежит парламенту. Монарх как юридический глава государства участия в реальном управлении страной не принимает, оставаясь чаще всего лишь символом единства нации как согражданства. В ряде случаев монарх формально не назначает правительство. Он обычно (например, в Швеции, Норвегии, Японии и др.) не имеет права отлагательного вето в отношении принятых парламентом законов, а если и обладает формально таким правом, то практически не использует его (например, в Великобритании, Бельгии и др.), либо использует, но на основании решения правительства. Конституция Японии прямо запрещает участие монарха в управлении страной, а конституции и конституционная практика Швеции, Норвегии, Великобритании, Японии и др. не наделяют монарха никакими такими полномочиями. Конституции ряда парламентарных монархий (Бельгии, Дании и др.) формально возлагают исполнительную власть в пределах, определенных конституцией, на короля, но фактически она осуществляется правительством, а роль короля в этом сводится к под­писанию актов правительства. При этом конституционно устанавливается, например, в Конституции Бельгии (ст. 106), что «никакой акт Короля не может иметь силы, если он не контрассигнован министром, который тем самым несет за него ответственность». Аналогичные по­ложения содержатся и в Конституции Дании (п. 12, 14 и др.).
Обычно в парламентарных монархиях король не действует самостоятельно, его акты подготавливаются правительством и скрепляются, контрассигнуются (от латинского contra -- против и signare -- подписывать) главой правительства или тем или иным министром, не имея в противном случае юридической силы. Судебную власть осуществляют независимые суды, но приговоры и постановления приводятся в исполнение именем короля. Сказанное, однако, не должно вести к одностороннему мнению, будто институт монарха в парламентарных монархиях всегда носит чисто архаический и номинальный характер. Отстраненность монарха от управления страной и политических перипетий вовсе не означает, что его роль здесь и в иных отношениях (например, как символа единства нации, морально-политического авторитета, арбитра между ветвями и органами государственной власти и др.) близка к нулевой. Достаточно сослаться на опыт Испании, где в феврале 1981 г. именно король Хуан Карлос как Верховный главнокомандующий остановил попытку военного переворота в стране, а также на опыт Великобритании с ее традицией, согласно которой «король не может быть неправ» и др. Кроме того, в ряде таких монархий (Малайзия, Таиланд и др.) главы государств имеют и существенно более широкие права и полномочия.
Вместе с тем, как это вытекает из сказанного, реальная государственная власть в парламентарных монархиях принадлежит не монарху, а парламенту и подчиненному ему правительству. Поэтому вряд ли можно согласиться с мнением, что в таких монархиях два субъекта -- монарх и народ -- одновременно обладают суверенитетом, что «парламентская монархия представляет собой юридическую форму, которая, обеспечивая правление двух суверенов -- народа и монарха, закрепляет основные политические полномочия за народно-представительным органом (парламентом), а формально-юридические -- за монархом». Во-первых, это заключение противоречит общеизвестному положению, приводимому и самим автором, что в парламентарных монархиях король не правит, а лишь царствует. Во-вторых, проблема суверенитета -- это проблема реального, а не номинального состояния власти. И, в-третьих, в самих конституциях парламентарных монархий нередко прямо закрепляется, что суверенитет в них принадлежит народу, а король и парламент лишь реализуют его, в связи, с чем неправомерно на один уровень ставить здесь народ и монарха.
Так, согласно ч. 2 ст. 1 Конституции Испании, «носителем национального суверенитета является испанский народ, источник государственной власти». Статья 32 Конституции Люксембурга гласит, что «суверенитет принадлежит нации», а Великий Герцог осуществляет его в соответствии с Конституцией и законами страны. Статья 50 Конституции Нидерландов указывает, что именно Генеральные штаты (парламент) представляют весь народ Нидерландов. В Конституции Бельгии (ст. 33) указывается, что «все власти исходят от нации». Конституционный закон «Форма правления» (§ 1 гл. 1) устанавливает, что «вся государственная власть в Швеции исходит от народа», что Риксдаг (парламент) является «высшим представителем народа». Все это говорит о том, что парламентарная монархия не только не исключает народовластие, суверенитет народа, но базируется на нем, вовсе не предполагая двойного, дуалистического суверенитета. О таком дуализме власти, да и то с серьезными оговорками и в отдельных случаях речь может идти применительно к дуалистическим монархиям, в связи с чем они так и именуются.
Парламентарные монархии значительно более распространены в современном мире по сравнению с абсолютными и дуалистическими. Среди монархий их подавляющее большинство. Это -- Великобритания, Япония, Канада, Испания, Австралия, Швеция, Новая Зеландия, Норвегия, Дания, Нидерланды, Бельгия, Таиланд, Малайзия, Люксембург и др. «Политической формой испанского государства является парламентарная монархия», -- гласит ч. 3 ст. 1 Конституции Испании. Выше уже была приведена высокая оценка места и роли короля в этой Конституции (ст. 56). Вместе с тем в ней конкретно и подробно определяются функции и права монарха в условиях парламентарной монархии (ст. 62--65). В современной Испании король, оставаясь главой государства, не является главой исполнительной власти, не обладает правом законодательной инициативы и правом вето в отношении законов, принятых парламентом. Конституция Люксембурга (ст. 51) устанавливает, что «в Великом Герцогстве действует режим парламентской демократии». В отличие от парламентарной монархии в Испании, эта же разновидность монархии здесь предусматривает, что Великий Герцог является главой исполнительной власти и обладает правом законодательной инициативы, а Палате депутатов предоставлена возможность направлять ему законопроекты. Он же назначает и увольняет членов правительства, определяет его состав, назначает судей и т.д.
В Швеции функции короля как главы государства ограничены лишь чисто представительскими. Он не обладает правом наложения вето на решения парламента, даже формально не является главой исполнительной власти, не назначает правительство и не отправляет его в отставку, не назначает судей и послов и даже не обладает правом помилования. «Управляет государством Правительство», которое ответственно перед Риксдагом (парламентом), -- устанавливает § 6 гл. 1 -- одного из основных законов, входящих в Конституцию Швеции -- «Форма правления». А § 1 гл. 5 ведет речь о том, что глава государства лишь информируется премьер-министром о делах государства. Особое место в ряду парламентарных монархий занимают такие страны, как Канада, Австралия, Новая Зеландия, Ямайка и др., которые являются членами Британского Содружества. Их формальным главой является король (королева) Великобритании, представляемый в этих странах назначаемым генерал-губернатором. Практически же правительства этих стран выдвигают эту кандидатуру, а иногда генерал-губернатора избирает парламент соответствующей страны.
Современные парламентарные монархии предоставляют достаточно широкие возможности для развития демократии в их рамках, хотя и современные абсолютные и дуалистические монархии в той или иной мере модифицируются в направлении демократизации под воздействием настоятельных требований нашего времени. Это раньше считалось, что монархия как таковая несовместима с демократией. И в свое время это часто было действительно так, хотя и при этом нельзя не учитывать, что принципы конституционализма и парламентаризма зарождались и сформировались столетия назад в монархической Великобритании. Сегодня же все наглядно видят, что парламентарные монархии мало чем отличаются от республик по уровню демократизма. В этом плане монархические Великобритания, Испания, Бельгия, Дания, Швеция или Нидерланды практически ничем не отличаются от республиканской Франции, Германии, Италии, Португалии или Финляндии. Значительно большие различия в этом отношении обнаруживаются между монархическими и республиканскими странами, когда речь идет не об индустриально развитых, а о развивающихся странах.
§ 2. Республика и ее разновидности
Подавляющее большинство стран мира, как уже отмечалось, избрало республиканскую форму государственного правления как в принципе, при прочих равных условиях, более соответствующую интересам народовластия, развития демократии, поскольку она по самой своей сути предполагает признание народа единственным источником любой государственной власти, носителем суверенитета. Сегодня республиками являются Китай и Индия, США и Россия, Франция и Германия, Италия и Греция, Бразилия и Аргентина, Австрия и Швейцария, Мексика и Индонезия, Египет и ЮАР, Нигерия и Тунис, Турция и Сирия, Польша и Венгрия, Чехия и Словакия, Болгария и Румыния, Пакистан и Вьетнам, и многие другие страны. Республиками являются и все страны СНГ. Конечно, как и за всякой формой, за республиканской формой правления может скрываться различное, в том числе и недемократическое, содержание. Например, в Ираке, Иране и КНДР за фасадом республиканской формы правления отчетливо обнаруживается политический режим личной власти. В целом ряде африканских, латиноамериканских и азиатских республик не раз за последние десятилетия утверждались и до сих пор существуют военно-диктаторские власти. Но все это, по сути дела, -- различные извращения действительной природы и истинных принципов республиканизма.
Понятие республики. Само понятие «республика» происходит от двух латинских слов (res -- дело и publicus -- общественный, всенародный) и в буквальном смысле обозначает дело общества, народа или общественное, народное дело. В отличие от монархии, государственная власть в республике осуществляется избираемыми на соответствующий срок высшими органами государственной власти. Поэтому республика -- это такая форма государственного правления, при которой высшие органы государственной власти либо избираются народом (например, президент, парламент), либо избираются (например, президент) или формируются (например, правительство) выборными общенациональными представительными учреждениями (парламентами).
Общее определение республики нельзя подменять определением той или иной ее разновидности, как это происходит иногда в учебной и иной литературе. Так, В.Е. Чиркин в своем учебнике пишет, что «республика -- форма правления, при которой главой государства является президент, избираемый на определенный срок из числа граждан...». Но это правильно лишь в отношении одной -- президентской -- разновидности республик, а не в отношении всех республик, ибо парламентарная республика хотя и имеет обычно избираемого президента, но может и не иметь его, как это было, например, долгое время в СССР и в РСФСР, в других советских республиках, в ряде других «социалистических» стран, а сегодня имеет место в Ливии, на Кубе и др. странах. Поэтому общее определение республики должно быть, на наш взгляд, более широким и включать в себя указание на путь формирования и других высших государственных органов.
Президент в одних республиках может избираться непосредственно народом, а в других -- народными представителями, парламентом. В рамках республиканской формы правления правительство может формироваться как президентом, так и парламентом, а нередко президентом при участии парламента или парламентом при участии президента. То же можно сказать о формировании высшей судебной власти.
Исторически республики возникли в античную эпоху как своего рода антипод древним монархиям, как относительно более прогрессивная форма устройства государства, открывающая большие возможности для осуществления принципа народовластия путем предоставления гражданам личных, политических и иных прав. Но, как уже отмечалось, место, роль и значение республиканской формы правления должны оцениваться, особенно в современных условиях, в каждом конкретном случае с учетом того содержания государственной власти, формой которого она является. Исторический опыт и современность говорят о том, что отдельные монархии могут быть на деле более демократические, нежели многие республики.
Республики в зависимости от соотношения законодательной и исполнительной властей, от того, какое место и роль в них занимают и играют президент, правительство и парламент, традиционно подразделяются на президентские и парламентарные (парламентские) республики. Следовательно, эти формы республиканского правления различаются отнюдь не тем, что одна имеет институт президента, а другая -- институт парламента. Оба этих института обычно имеются как в президентской, так и в парламентской республике. Но характер взаимоотношений органов исполнительной и законодательной (представительной) властей у этих республиканских форм правления существенно различаются.
Президентская республика -- наиболее распространенный вид республики, более двух столетий существующий в США -- стране классического президентского правления. Сегодня такими республиками являются также Россия и Казахстан, Бразилия и Мексика, Египет и Нигерия, Индонезия и Ирак, Филиппины и Зимбабве, Тунис и Перу, большинство стран СНГ (Беларусь, Узбекистан, Киргизия, Туркменистан, Грузия, Азербайджан, Армения), большинство республик в Африке и Латинской Америке, ряд азиатских республик.
Главной отличительной чертой президентской республики (в ее сопоставлении с парламентарной республикой) является то, что в ней исполнительная власть, ее формирование, положение, деятельность и ответственность четко отделены от власти законодательной (представительной), а взаимоотношения между этими ветвями государственной власти базируются на системе взаимных сдержек и противовесов. Из этого вытекают и другие сущностные признаки президентской республики: и президент, и парламент непосредственно избираются народом; президент обычно не имеет права по своему усмотрению досрочно распустить парламент (за исключением конституционно определенных случаев), а парламент не может сместить президента (вне процедуры импичмента) и отправить в отставку правительство путем выражения ему вотума недоверия; решающая роль в управлении страной принадлежит президенту, который чаще всего является одновременно главой государства и главой исполнительной власти; президент самостоятельно формирует правительство и отправляет его в отставку, назначает и смещает министров; президент и его правительство не несут ответственности перед парламентом за свою политику и деятельность, (правительство такую ответственность несет перед президентом), а парламент не может сместить министров, если они не допустили нарушения закона; президент обладает правом отлагательного вето в отношении принимаемых парламентом законов, но парламент имеет возможность преодолеть его квалифицированным большинством голосов своих депутатов; в ряде случаев при назначении президентом высших должностных лиц исполнительной власти и судей требуется согласие парламента или его палаты; заключаемые президентом международные договоры нуждаются в ратификации парламентом; судебная власть наблюдает за конституционностью и законностью актов двух других ветвей власти и обеспечивает соблюдение установленного правопорядка.
Президентские республики могут в том или ином отношении серьезно отличаться друг от друга в рамках их общих черт. Так, в одних из них (например, в США, Бразилии и др.) президент сам возглавляет свой кабинет министров, играющий при нем совещательную роль, а в других -- наряду с президентом существует особый орган -- правительство, Совет министров, возглавляемый премьер-министром (Россия, Египет и др.). Если в США, Нигерии и некоторых других странах при назначении президентом министров требуется согласие сената, то в Бразилии и ряде других стран этого не требуется. В ряде президентских республик допускаются и различные другие формы ограниченной зависимости правительства и министров от парламента. В одних таких республиках имеется институт вице-президента (США, Египет и др.), а в других его нет. Нельзя также не видеть, что в рамках одной и той же президентской формы правления реальная власть главы государства может серьезно различаться. Когда в лице президента сосредоточиваются чрезмерно большие, исключительные полномочия, по существу, вся полнота власти, тогда говорят о суперпрезидентской или сверхпрезидентской республике. Чаще всего это имело и имеет место в отдельных отсталых латиноамериканских, африканских и азиатских странах, особенно в тех, где президентская власть утверждалась в результате военных переворотов, и тех странах, которые не имели демократических традиций организации государственной власти и сравнительно недавно встали на путь демократии (Россия, Узбекистан и т.д.)
Президентская республика как одна из форм государственного правления имеет ряд достоинств, которые нельзя не учитывать. Во-первых, она в принципе создает особенно благоприятные условия и предпосылки для реализации принципа разделения властей. Во-вторых, всенародно избранный президент олицетворяет единство страны, выступает символом единства нации и т.д. В-третьих, эта форма позволяет сосредоточить высшую управленческую власть в одних руках, что особенно важно в условиях быстрого решения серьезных общенациональных проблем и необходимости концентрации сил на переходных, кризисных и иных особых этапах развития страны. В-четвертых, президентская форма правления исключает или серьезно ослабляет ее зависимость от различных и переменчивых партийно-фракционных пристрастий, сильно проявляющихся в парламентской деятельности. Вместе с тем нельзя не учитывать, что в рамках президентской республики возрастает опасность противостояния законодательной и исполнительной ветвей власти, особенно когда, как это нередко бывает на практике, избранный народом президент представляет одну партию, а большинство депутатов парламента принадлежат к другой партии или блоку партий. Последняя ситуация не раз складывалась в зарубежных странах, а сегодня имеет место, например, как в США, так и в России.
Парламентарная (парламентская) республика -- это такая разновидность республиканской формы правления, при которой ведущая роль в осуществлении высшей государственной власти и формировании ее органов принадлежит парламенту как высшему и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.