На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом рассмотрение и анализ внешней политики США по отношению к Латинской Америке в первой половине ХХ века.

Информация:

Тип работы: Диплом. Добавлен: 26.6.2014. Сдан: 2013. Страниц: 69. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение.

К латиноамериканскому региону относятся обширные территории Западного полушария к югу от США - Мексика, Центральная и Южная Америка с прилегающими островами общей площадью 20,6 млн. км2 (15% обитаемой суши).
Происхождение названия «Латинская Америка» связано с латинской основой романских языков (лат. latinus), на которых говорит подавляющее большинство жителей региона. Оно отражает влияние культуры и обычаев народов Иберийского полуострова - испанцев и португальцев, колонизовавших эту часть Америки, потомки которых составили важнейший компонент сформировавшихся здесь наций.
Великая Испанская колониальная держава после агонии, длившейся более двух столетий, в результате смертельного удара, нанесенного ей США в ходе войны 1898 года, окончательно прекратила свое существования, потеряв влияние в мировой политике. В то же время США, испытывавшие в последние десятилетия 19 века феноменальный экономический подъем и уже утвердившись как почти полновластные хозяева американских и околоамериканских территорий, в 1898 году заявили о своих мировых претензиях, убедительно подкрепив их военным успехом. Таким образом, именно испано-американскую войну можно считать началом становления американского военного и политического мирового господства.
Оказавшись в силу геополитической заданности, общности исторического прошлого, возникших еще в начале века взаимозависимости «обреченными» на особый характер отношений, «две Америки» на протяжении всего века мучительно долго искали модель сосуществования взаимодействия. Гигантская асимметрия мощи и влияния между Соединенными Штатами и большинством остальных государств полушария, их нахождение в разных исторических фазах развития, принадлежность к различным цивилизационным ареалам - англо-саксонскому и ибероамериканскому - все это привело к тому, что в Западном полушарии был накоплен колоссальный и крайне интересный опыт сосуществования в рамках одной системы государств различных «весовых категорий».
Конфликтообразующий потенциал такой асимметричной системы по определению был достаточно высок. Многочисленные вооруженные интервенции Соединенных Штатов против своих ближайших соседей в первые десяти­летия XX века этот конфликтный потенциал многократно усилили, сформировали стереотипы восприятия друг друга. Отрицательная «энергетика» в отношениях «двух Америк» настолько закрепилась и на уровне массового сознания, и в политической культуре правящих элит, что порой обретала черты иррационального начала. Историческая память игра­ла роль активного фактора и нередко тормозила продвиже­ние по пути взаимодействия даже в тех случаях, когда оно обретало императивный характер.
США стремились к созданию союза американских госу­дарств под своим главенством. С этой целью активно использо­вались идеи «панамериканизма», «континентальной солидар­ности», «общности судеб» Соединенных Штатов и стран Ла­тинской Америки.
Актуальность этой темы в широком смысле обуславливается, прежде всего, современной мировой военно-политической обстановкой. События, происходившие в Югославии, Ираке, Афганистане и в странах ближнего востока еще раз подтвердили, что США на сегодняшний момент являются мировым гегемоном и ни одно государство не может им противопоставить что-либо серьезное.
Актуальность в узком смысле, то есть актуальность рассмотрения непосредственно дипломатических и внешнеполитических аспектов США по отношению к Латинской Америке.
Целью представленной работы является рассмотрение и анализ внешней политики США по отношению к Латинской Америке в первой половине ХХ века.
Работа состоит из введения, заключения и трёх глав. В первой главе представлен краткий обзор, посвященный Латиноамериканскому региону в первой половине ХХ века. Вторая глава посвящена изучению Экспансии США в странах Латинской Америки в первой половине ХХ века. Третья глава рассматривает отношение и проникновение США к странам Латиноамериканского региона.


Глава I. Латиноамериканский регион в первой
половине XX в.

К началу XX в. население Латинской Америки превысило 60 млн. человек (4% населения земного шара). Традиционная аграрная и сырьевая продукция латиноамериканских стран пользовалась большим спросом на внешнем рынке. В таких благоприятных условиях развитие экспортной экономики достигло значительных масштабов, превратив регитлгввесомое (хотя и периферийное) звено мирового капиталистического рынка. Накануне Первой мировой войны на долю Аргентины приходилось 46% всего мирового экспорта говядины и кукурузы, 16% - пшеницы. Бразилия и Колумбия стали ведущими поставщиками кофе на мировой рынок, Куба - тростникового сахара. Чили являлась, по сути, монополистом по добыче и продаже селитры. Рост накоплений от внешней торговли способствовал общему экономическому прогрессу.
Основными производителями экспортной сельскохозяйственной продукции были крупные землевладельцы-латифундисты, в руках которых находились гигантские земельные массивы. Хозяйствам площадью свыше 1 тыс. га принадлежало не менее 80% угодий в Бразилии, Мексике, Аргентине, Чили. Подобное положение наблюдалось и в других странах. В Аргентине 500 крупнейших латифундистов владели 29 млн. га, а в Бразилии 460 семей - 27 млн. га. Фермерская социальная прослойка, как правило, была невелика.
Тесная связь с мировым рынком ускорила трансформацию самого латифундизма. Получили распространение капиталистические формы хозяйствования. Они сочетались с кабальными формами аренды и найма. В Аргентине в 1914 г. из 970 тыс. человек, занятых в сельском хозяйстве, 620 тыс. были наемными работниками. В Мексике в 1923 г. насчитывалось 3,6 млн. сельскохозяйственных рабочих. Наемный труд преобладал на кофейных плантациях в Бразилии, на плантанциях сахарного тростника на Кубе.
Развитие агроэкспортного комплекса привело к созданию обслуживавшей его торговой, финансовой и транспортной системы. На этой основе сформировалась крупная торгово-финансовая буржуазия. Она стала частью буржуазно-землевладельческой олигархии, контролировавшей совместно с иностранным капиталом экономическую, а в большинстве случаев и политическую жизнь в странах региона.
Общий экономический подъем сопровождался развитием местной фабрично-заводской промышленности, особенно в Аргентине, Уругвае, Чили, а также в Бразилии и Мексике, вступивших с 70-80-х гг. XIX в. в фазу промышленного переворота. В этих странах в начале XX в. сформировались буржуазия и рабочий класс, выросли средние слои населения. Рабочие обрабатывающей промышленности в Аргентине в 1914 г. составляли 14%, а пролетариат в целом (включая и аграрный сектор) - до 1/3 занятого населения. В Аргентине и Уругвае более половины населения проживало в городах. Важную роль в этих процессах сыграли иммигранты из Европы (прежде всего в Аргентине и Уругвае, в значительной мере в Бразилии). В то же время крупная фабрично-заводская промышленность сосуществовала с массой мелких предприятий кустарно-ремесленного типа. Развивались отрасли легкой и пищевой промышленности, тяжелая индустрия практически отсутствовала. Промышленный переворот оставался незавершенным.
Уровень развития капитализма в Колумбии и Венесуэле был ниже, чем в вышеназванных странах. В более отсталых республиках Центральной Америки, а также в Боливии и Парагвае не сложилось значительной обрабатывающей промышленности, не сформировалась классовая и социальная структура капиталистического общества. Однако удельный вес стран последней категории в территории, населении и экономике региона был невелик.
Специфика Латинской Америки заключалась в том, что становление промышленного капитализма здесь происходило при доминирующей роли агроэкспортной (или сырьеэкспортной) экономики, в качестве дополнения к ней. Растущий приток иностранных товаров, ориентация экономики в целом на внешний рынок, тяжелые условия жизни основной части населения оказывали негативное воздействие на дальнейший рост местного производства.
Господство экспортной модели развития усилило деформацию экономики. От производства одного-двух экспортных продуктов зависело благосостояние страны, экономика приобрела уродливый монокультурный характер. Аргентина превратилась в производителя мяса и зерна, Бразилия и Колумбия - кофе, Куба - сахара, Чили - меди и селитры, Боливия - олова, Уругвай - шерсти и мяса, Венесуэла - нефти, республики Центральной Америки и Эквадор («банановые республики») - тропических культур.
Фактическая монополия латифундистов-экспортеров на землю порождала безземелье основной массы сельских жителей, усиливала их нищету, ограничивала развитие производства на внутренний рынок. Сельское хозяйство носило преимущественно экстенсивный характер. Крупные землевладельцы были мало заинтересованы в интенсификации производства, в эффективном использовании своих угодий, значительная часть которых вообще не вводилась в хозяйственный оборот. При долговременной благоприятной конъюнктуре внешнего рынка и благодатных природно-климатических условиях монополия на землю и без того обеспечивала высокие доходы, большая часть которых использовалась на непроизводительные нужды. Ориентируясь на рынок ведущих индустриальных стран и на потребление импортных товаров, латифундизм способствовал подчинению национальной экономики иностранному капиталу.
Становление промышленности в латиноамериканских странах совпало со вступлением мирового капитализма в стадию трестов и синдикатов, с империалистической экспансией европейских держав и США. Формирование местного фабрично-заводского производства сочеталось с параллельным утверждением в странах Латинской Америки иностранных корпораций. В очередной раз произошло совмещение разных фаз развития капитализма, к тому же при сохранении раннее буржуазных и докапиталистических элементов в хозяйственных структурах. Данные факторы также отличали латиноамериканский вариант развития от «классических» западноевропейского и североамериканского образцов.
Конец XIX - начало XX в. ознаменовались широким притоком иностранного капитала в Латинскую Америку в виде займов, концессий и в других формах. Этот факт сыграл важную роль в развитии торговли, финансовой системы. Результатом стало утверждение иностранных компаний в этих отраслях. В 1914 г. капиталовложения зарубежных стран в Латинской Америке превысили 9 млрд. долларов, из которых 5 млрд. составили британские инвестиции. 60% последних приходилось на Аргентину и Бразилию. Значительными были капиталовложения Германии, Франции, США, что усиливало экономическую зависимость латиноамериканских республик от передовых индустриальных держав, ущемляло их суверенитет.
Иностранный капитал, чрезвычайно ускоряя развитие тех отраслей, куда он направлялся, в то же время способствовал углублению диспропорций в экономике, содействовал агро и сырьеэкспортной монокультурной направленности развития в ущерб другим отраслям и местному производству на внутренний рынок.
В результате в начале XX в. Латинская Америка стала средоточием противоречий, как присущих собственно капиталистическому обществу. Так и противоречий между его передовыми формами и консервативными структурами, особенно в аграрном секторе, между помещичье-буржуазной олигархией и другими социальными слоями, между национальными интересами и иностранным капиталом. Кроме того, существовали региональные, этнические разногласия, проблемы политического устройства. Эти факторы определили неоднозначность и многоплановость социально-политических процессов, которые не всегда могут быть объяснены по аналогии со странами Европы и Северной Америки.
Основными политическими течениями в Латинской Америке в XIX - первой трети XX в. были консерватизм и либерализм. Их соперничество являлось борьбой не столько между сторонниками и противниками буржуазного прогресса, сколько вокруг путей и вариантов его развития в специфических условиях региона. Ведущей силой этих течений была агро и сырьеэкспортная олигархия пробуржуазной направленности. Развитие местной промышленности происходило при узости внутреннего рынка, отсутствии тяжелой индустрии, в рамках агроэкспортной экономики и потому на первых порах не могло способствовать формированию самостоятельной национальной промышленной буржуазии. Между позициями либералов и консерваторов не было принципиальных разногласий, четкого водораздела. В руководстве обоих течений преобладали сторонники дальнейшего развития на основе сложившейся системы хозяйства. Но при этом либералы в большей мере отождествляли прогресс с «европеизацией», с распространением идей европейского либерализма, с борьбой против отсталости, «варварства» местного индейско-креольского населения, возлагали надежды на цивилизующую роль европейской иммиграции и иностранного капитала. Консерваторы же выступали в защиту унаследованных от колониального прошлого традиций как основы самобытности местного общества, тяготели к совмещению пробуржуазного развития с сохранением элементов традиционного «креольского общества».
В условиях многоукладности ряды латиноамериканских консерваторов состояли как из представителей политической и экономической элиты, так и из многочисленных пестрых категорий обездоленного населения, городских и особенно сельских низов, индейцев, свободолюбивой степной вольницы, объединенных настроениями консервативно-патриархального протеста против экспансии капитализма и эксплуатации, против «европеизации» и разрушения традиционных устоев жизни. К «народному консерватизму» XIX - начала XX в., как и к консерватизму в целом, восходят истоки многих позднейших националистических и социальных движений.
В начале XX в. в ряде стран царили диктатуры консервативных (иногда «либеральных») каудильо, часто с некоторыми атрибутами конституционного декора, как, например, правление генерала X. В. Гомеса в Венесуэле (1909-1935). Идеологами режима Гомеса была разработана концепция «демократического цезаризма». Она обосновывала надклассовый и надпартийный, «демократический» характер власти верховного правителя - «демократического цезаря» как покровителя и благодетеля всего народа, выразителя его интересов в период, когда нация еще была не готова к демократическому самоуправлению. Под властью диктатора Порфирио Дйаса в 1876- 1911 гг. находилась Мексика. В Гватемале правил диктатор Э. Кабрёра (1898-1920).
В некоторых странах, к примеру в Колумбии, Бразилии, Аргентине, формально существовали конституционные представительные режимы с сохранением реального контроля над политической жизнью в руках финансово-олигархической элиты общества при слабой оформленности партийно-политической системы.
В Аргентине сложился режим «элитарной демократии» (1880-1916), олицетворявший политическое господство буржуазно-землевладельческой элиты в либеральных, демократических одеждах. Аргентинские олигархические круги, тесно связанные с развитием капиталистических отношений и с британским рынком, апеллировали к принципам европейского буржуазного либерализма и объявляли себя сторонниками правового конституционного государства. Указанные принципы, разделявшиеся и демократическими кругами интеллигенции, нашли отражение в конституции 1853 г., ставшей юридическим фундаментом сплочения страны. Она, как и конституции многих других латиноамериканских республик, заимствовала такие положения конституции США, как сильная президентская власть, двухпалатный Национальный конгресс, федеративное устройство при сочетании сильной центральной власти с широкой автономией провинций. В документе содержался перечень традиционных демократических свобод. В соответствии с конституцией в Аргентине регулярно избирался президент на шестилетний срок (без права избрания на два срока подряд). Действовали законодательные учреждения, провинциальные и муниципальные органы власти, политические партии. После окончания гражданских войн Ю-60-х гг. XIX в. аргентинская армия не вмешивалась в политику.
Однако форма правового конституционного государства и либеральная идеология прививались обществу при доминирующем положении олигархических кланов. Аргентина по уровню социального и гражданского развития сильно отличалась своими реалиями от европейского и североамериканского образцов и не была готова к конституционной форме правления. Основная часть населения оставалась вне политической жизни. В регулярно проводившихся выборах участвовали лишь несколько десятков тысяч избирателей, в то время как все население Аргентины в 1900 г. насчитывало около 5 млн. жителей, а в 1914 г. - 7,9 млн. Однако и такие выборы превращались в формальность. На деле их исход решался заранее, в закулисных сделках между лидерами соперничавших -фракций и олигархических кланов. «Политические партии» представляли собой именно такие фракции, были персональной клиентелой той или иной «сильной личности» каудильистского склада. Эти «карманные партии» держались на личных связях и обязательствах их активистов и лидеров. Они не имели определенных программ, организационных структур, устойчивой массовой базы, часто носили региональный характер. На выборах имели место подлоги, мошенничество, проявления насилия. При такой системе неугодные кандидаты не имели шансов. Еще больший произвол местных правителей царил в провинциях, особенно в сельской местности.
Реальное содержание «элитарной демократии» состояло в том, что она давала значительную свободу и автономию отдельным фракциям олигархической и аристократической элиты, ее региональным и групповым кланам, право на большее или меньшее участие каждой из них в системе власти. Данный фактор содействовал их сплочению в единый федеральный консервативный блок на основе компромисса олигархии Побережья1, особенно провинции Буэнос-Айрес, с группировками t внутренних провинций. Именно на базе «элитарной демократии» удалось покончить с междоусобными гражданскими войнами, укрепить единство страны, обеспечить политическую стабильность, придать сложившемуся режиму определенную маневренность. По сравнению с предшествовавшей эпохой «беспорядочной» политической жизни, хаоса гражданских войн, сильных патриархально-консервативных традиций, провинциальной замкнутости «элитарная демократия» была Ч. шагом вперед по пути консолидации Аргентины, конституирования форм буржуазной государственности и обеспечения благоприятных условий для развития капитализма (в рамках преимущественно агроэкспортной модели).
Основателем и ведущей «сильной личностью» этого режима стал генерал X. А. Рока (1843-1914). С 1880 г. он четверть века доминировал в политической жизни Аргентины и дважды занимал пост президента республики (1880-1886 и 1898- 1904).
Бурное экономическое и социальное развитие Аргентины в конце XIX- начале XX в., завоевание страной ведущих позиций в регионе по уровню производства привели к тому, что в начале XX в. «элитарная демократия» перестала соответствовать изменившимся условиям. В общественно политическую жизнь все активнее включались предпринимательские круги, рабочий класс, выросли средние слои, интеллигенция. Повышению уровня зрелости гражданского общества содействовала массовая иммиграция из Европы, представители которой составили большинство населения Буэнос-Айреса и других крупных городов Побережья. Однако на первых порах основная часть иммигрантов не имела избирательных прав, поскольку далеко не сразу получала аргентинское гражданство.
Уже в 1889-1891 гг. оформилась новая, оппозиционная режиму партия - Радикальный гражданский союз (РГС), возглавившая широкое движение против власти олигархической элиты под лозунгами демократизации и обновления общества. Вокруг РГС сплотились разные слои населения - от либеральных кругов аристократии до малоимущих социальных слоев. Это была первая в республике действительно народная по составу партия. В то же время она не имела четкой программы и развитой организационной структуры и фактически была не столько партией, сколько движением, сплотившимся вокруг харизматической личности одного из основателей и с 1893 г. бессменного лидера РГС - Иполито Иригойена (1852-1933).
В 1896 г. в Аргентине возникла Социалистическая партия, ставшая первой в стране политической партией с четко оформленной программой, уставом, организационной структурой. Она также повела борьбу за демократические преобразования, решение социальных проблем.
Игнорирование перемен грозило правящему консервативному блоку превращением в узкую замкнутую касту и потому рано или поздно обреченную на поражение. В связи с этим в начале XX в. намечается переход обновленческого крыла консерваторов, тесно связанного с буржуазным развитием, к учету новых реалий, к поискам компромисса с оппозицией, к расширению социальной базы.
Результатом явилось принятие 29 февраля 1912 г. Национальным конгрессом по инициативе президента - консерватора обновленца Р. Саенса Пенья (1910-1914) - закона о введении всеобщего обязательного избирательного права. Право голоса получили мужчины - граждане Аргентины с 18 лет, с постоянным местом жительства. Однако в стране был велик удельный вес иммигрантов, еще не получивших гражданства, а также сезонных рабочих и других лиц без постоянного места жительства, на которых (как и на женщин) закон не распространялся. Но эти факторы не умаляют исторического значения документа, по которому в политическую жизнь страны включились сотни тысяч новых избирателей. Закон 1912 г. обеспечил переход аргентинского общества от «элитарной демократии» к режиму представительной демократии и победу лидера радикалов Иригойена на президентских выборах 1916 г.
Политический режим в Бразилии, установившийся после свержения в 1889 г. монархии и провозглашения республики, имел сходные с аргентинской «элитарной демократией» черты. Конституция 1891 г. также предусматривала основные атрибуты представительной демократии и федеративного устройства: демократические свободы, избираемые населением президент республики - глава исполнительной власти (с полномочиями на четыре года, без права переизбрания на второй срок), двухпалатный Национальный конгресс, органы власти штатов. Избирательное право, как и в Аргентине, было ограниченным. Не допускались к выборам неграмотные, составлявшие 2/3 взрослых бразильцев. Как правило, в голосовании участвовало не более 3% населения. Характер «выборов» и «политических партий» во многом напоминал Аргентину периода «элитарной демократии». Но в Бразилии с 70-процентным сельским населением еще более прочными позициями обладали землевладельческие кланы, еще сильнее были патриархально-патерналистские традиции. Крупные латифундисты фазендейро имели собственную полицию и суд и полновластно распоряжались в своей округе, опираясь на клиентелу зависимых от них работников. Объединяясь в клановые «партии», они выдвигали из своей среды губернаторов и контролировали администрацию штатов. При огромной, неравномерно освоенной и слабо интегрированной территории, большом разнообразии местных условий и интересов в стране особенно сильно проявлялся регионализм. Каждый штат обладал широкой автономией. Политические партии также имели региональный характер, действуя в масштабах отдельных штатов. В начале XX в. общенациональных партий в стране не было. В Бразилии отсутствовало право на участие в общегосударственной власти различных фракций олигархии, которое было свойственно аргентинской «элитарной демократии». Реальная политическая власть в центре сконцентрировалась в руках «паулистов» - кофейной олигархии штатов Сан-Пауло и Минас-Жераис (в Сан-Пауло производилось 60% бразильского кофе), связанной с британским рынком и капиталом. Эти штаты имели крупнейшие фракции в Национальном конгрессе и играли решающую роль в выборах президента республики. Олигархические группировки других штатов были фактически отстранены от центральной власти.
Политический режим в Чили также имел некоторые черты «элитарной демократии», но здесь существовала более развитая, чем в других странах, партийно-политическая структура, истоки которой восходят к 30-м гг. XIX в. После гражданской войны, закончившейся в 1830 г. поражением либералов, лидер умеренного, пробуржуазного крыла чилийских консерваторов Д. Порталес (1793-1837) сумел сплотить........

Список использованной литературы.
1. Congressional Record, vol. 68, pt 2, p. 1471.
2. Congressional Record, vol. 68, pt 2, p. 1878, 2204.
3. Congressional Record, vol. 68, pt 2. p. 1651.
4. Daily Worker, 1927, Jan. 12.
5. Hoover H. The Future of our Foreign Trade. Wash., 1926, p. 3.
6. Агрессия США на Кубе (1898-1912)//Исторический архив М., 1900, с. 56
7. Агрессия США на Кубе 1898-1912. Документы//Исторический архив, 1961, №3.
8. Адамс Б. Экономическое господство Америки. М., 1900, с.112
9. Актуальные проблемы международных отношений латино­американских стран. М., 1987, с. 129
10. Альперович М.С. Слезкин Л.Ю. История Латинской Америки. М., 1991, с. 85
11. Антясов М.В. Панамериканизм: идеология и политика. М., 1981, с. 85
12. Барановская М.В. Америка в наши дни. М-Л., 1925, с. 23
13. Бобровников А.В. Экономическая модернизация на пороге XXI века - ориентиры Латинской Америки. Аналитиче­ские тетради ИЛА РАН, 1998, № 2, с. 44
14. Бойко П.Н. Латинская Америка: экспансия империализма и кризис капиталистического пути развития. М., 1973. с. 156
15. Болховитинов Н.Н. Доктрина Монро. М., 1959, с. 63
16. Бушуев В.Г. Латинская Америка - США: Революция и контрреволюция. М., 1987. с. 220
17. Внешнеполитические доктрины и концепции стран Латин­ской Америки. М., 1980, с. 54
18. Внешняя политика стран Латинской Америки. М., 1982, с. 74
19. Вольский В.В. Латинская Америка, нефть и независимость. М., 1964, с. 85
20. Галеано Э. Вскрытые вены Латинской Америки. М., 1986, с. 245
21. Гвоздарев Б. И. Эволюция и кризис межамериканской системы. М., 1976, с. 166
22. Гвоздарев Б.И. Организация Американских государств. М., 1960, с. 91
23. Гвоздарев Б.И. Эволюция и кризис межамериканской сис­темы. М., 1966, с. 147
24. Глинкин А.Н. Дипломатия Симона Боливара. М., 1991, с. 67
25. Глинкин А.Н. Новейшая история Бразилии (1939-1959 гг.) М., 1961, с. 48
26. Глинкин А.Н., Мартынов Б.Ф., Яковлев П.П. Эволюция латиноамериканской политики США. М., 1982, с. 236
27. Гонионский С.А. Латинская Америка и США. 1939-1959. М., 1960, с. 335
28. Гонионский С.А: Очерки новейшей истории стран Латинской Америки. М,, 1964, с. 89
29. Зайцев Н.Г. Латинская Америка: региональное сотрудничество и борьба за экономическую самостоятельность. М., 1977, с. 93
30. Зубок Л.И. Испериалистическа политика США в странах Карибского бассейна 1900-1939. М-Л., 1948, с.76
31. Иноземцев Н.Н. Внешняя политика США, М., 1960, с. 63
32. История дипломатии/Под ред. А.А. Громыко, М., 1963, Т.2. с. 57
33. История дипломатии/Под ред. В.П. Потемкина. М., 1941-45, Т.2. с. 96
34. История США. М., 1985, т. 3. с. 62
35. Кимпен Э. Империалистическая политика США. М., 1925, с. 35
36. КоролевЮ.Н., Кудачкин М.ф. Латинская Америка: революции XX века. М., 1986, с. 102
37. Косарев Е.А. Экономическая интеграция Латинской Америки и США. М., 1979, с. 55
38. Куропятник Г.П. История внешней политики и дипломатии США. М., 1964, с.156
39. Латинская Америка в международных отношениях. М., 1988. Т. І-II, с.35
40. Матлина А. А. Латинская Америка в меняющемся мире. М., 1992.
41. Международная политика новейшего времени в договорах, нотах и декларациях/Под ред. Ю.В. Ключникова и А. Сабанина. М., 1925, ч.1. с. 228
42. Мировые экономические кризисы 1848-1935 гг. М., 1937, Т.1. с.75
43. Москаленко А.П. Захват Пуэрто-Рико в 1898 г и превращение его в колонию США// Новая и новейшая история, 1968, №3. с. 25
44. Олден Г. США над Латинской Америкой. М., 1951, с 185
45. Помрой У. Становление американского неоколониализма. М., 1973. с. 136
46. Ревуненков В.Г. История стран Латинской Америки в новейшее время. М., 1963, с. 49
47. Строганов А. И. Латинская Америка в XX веке: Пособие для вузов / - М.: Дрофа, 2002, с. 25
48. Сударев В.П. Взаимозависимость и конфликт интересов США и Латинская Америка / II- половина XX в. / М., 2000, с. 49
49. США. М., 1946, с. 240
50. Янчук И.И. Политика США в Латинской Америке. 1918-1928. М., 1982, с. 234



Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.