На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Происхождение и развитие купли-продажи, ее определение, предмет. Консенсуальный характер, цель договора. Цена. Моменты принудительного регулирования цен. Обязанности сторон, покупателя, продавца. Риск случайной гибели. Ответственность за эвикцию вещи.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Правоведение. Добавлен: 23.09.2008. Сдан: 2008. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Московская Государственная Юридическая Академия

Курсовая работа

«Договор купли-продажи в римском частном праве»

Кафедра истории государства и права

Выполнил:

студент группы Ю-22

5-ого курса, дневного отделения

Преподаватель: Хорива А.В.

Уфа 2008

Содержание

    введение
    Происхождение и развитие купли-продажи 2
    Определение купли-продажи 2
    Консенсуальный характер договора 2
    Цель договора 2
    Предмет купли-продажи 2
    Цена 2
    Моменты принудительного регулирования цен 2
    Обязанности сторон 2
    Обязанности покупателя 2
    Риск случайной гибели 2
    Обязательство продавца. 2
    Ответственность за эвикцию вещи 2
    Ответственность продавца за недостатки проданной вещи 2
    Взаимосвязь обязательств продавца и покупателя 2
    Дополнительные соглашения при купле-продаже 2
    Заключение 2
    Список использованной литературы 2

Введение

Учитывая, что основные идеи римского права нашли свое подтверждение в ГК РФ, возросший интерес юристов России к изучению этой правовой науки, считаю необходимым рассмотреть вопрос происхождения купли-продажи, провести анализ основных идей, положений и некоторых особенностей договора купли-продажи в римском праве.
Римское частное право последовательно характеризует куплю-продажу следующим образом. Сначала дается определение купли-продажи как договора. Затем подчеркивается консенсуальный характер исследуемого договора, причем дается различие в понятии консенсуальности в римском праве и праве Юстиниана, обозначается цель такого договора. Далее римское частное право исследует основные элементы договора купли-продажи: предмет, цену, моменты принудительного регулирования цен, обязанность покупателя, риск случайной гибели проданной вещи, обязательство продавца, ответственность за эвикцию (вытребование, истребование, отсуждение) вещи, ответственность продавца за недостатки проданной вещи, взаимосвязь обязательств продавца и покупателя, дополнительные соглашения при купле-продаже.
Происхождение и развитие купли-продажи

В самые древние времена, с появлением частной собственности, возникает и получает наибольшее распространение договор, направленный на обращение вещей, на переход их из одного хозяйства в другое. Договор подобного рода вошел в употребление еще до того, как появились деньги, и представлял собой непосредственный обмен вещи на вещь, т.е. мену. Это соответствовало общим экономическим условиям общества, только что переходившего от натурального хозяйства к меновому. (2)
Еще в Дигестах Юстиниана (Титул ХIV) речь идет собственно не о купле-продаже, а о соглашениях, о чем свидетельствует не только сам факт названия Титула ХIV "О соглашениях", но и смысловое содержание данного Титула.
Под соглашением понималась и имелась в виду передача вещи. Однако Ульпиан указывает: "Те соглашения, которые порождают иски, не остаются при своем (общем) названии, но обозначаются присвоенным данным видом названием "контракты": таковы купля-продажа, наем, товарищество, ссуда, хранение и прочие подобные контракты". (6)
Мена лежит в основе происхождения купли-продажи. В то время, когда не было денег, когда не называли одно - товаром, другое - ценой, каждый, в зависимости от надобностей момента и от характера вещей, обменивал ненужное на то, что требуется: ведь нередко бывает так, что предмета, который для одного является лишним, другому не хватает. (1)
Но так как не всегда и не легко совпадало так, чтобы у одного было то, что нужно другому, а тот, в свою очередь, имел бы то, что хотел получить первый, то был выбран предмет, получивший публичную постоянную оценку; посредством передачи его в равном количестве устраняли трудности непосредственного обмена. Этому предмету (мерилу ценностей) была придана публичная форма, и он приобрел распространение и значение не столько по своей сущности, сколько по количеству, причем перестали называть товаром то, что дает и та и другая сторона, а один из предметов стали называть ценой. (2)
Однако отголоски того периода в развитии римского права, когда денег еще не было и оборот довольствовался непосредственной меной товара на товар, слышны очень долго. Мы находим эти отголоски в спорах юристов, принадлежавших к школам сабиньянцев и прокульянцев. Даже юрист III в. н.э. Павел, приводя споры сабиньянцев и прокульянцев по вопросу о том, "можно ли в настоящее время назвать продажей договор, в котором одна сторона обязуется отдать другой стороне какую-нибудь вещь не за деньги, а за другую вещь, например, если я даю тебе верхнее платье, тогу, а взамен получаю исподнюю одежду, тунику", не говорит категорически и безусловно, что подобного рода договор не может быть признан куплей-продажей, а называет вопрос спорным. (3),(6)
Поставив этот вопрос, Павел дает нам историческую справку, что юристы сабиньянской школы считали такую сделку куплей-продажей. Гай в Институциях приводит слова Сабина, что если лицо продает земельный участок и получает в качестве покупной цены за него раба, то следует отношение понимать так, что продан участок, за который в качестве покупной цены передан раб. Наоборот, юристы прокульянской школы уже выделяли такой договор из купли-продажи в особый договор мены. Павел признает более правильным взгляд прокульянцев и подкрепляет эту точку зрения таким соображением: если по договору вещь обменивается не на деньги, а на другую вещь, то это не соответствует смыслу купли-продажи: одно дело - продавать, другое - покупать; мы различаем продавца и покупателя, поэтому должны различать товар и цену. (6)
Эта последняя точка зрения, что купля-продажа предполагает передачу вещи не за какую-либо другую вещь, а за деньги, восторжествовала. При этом с развитием торговли и хозяйственной жизни вообще все большее значение приобретала купля-продажа не на наличные, а в кредит: исполнение договора купли-продажи происходит не одновременно с его заключением устанавливается обоюдное обязательство: на стороне продавца - предоставить покупателю вещь, на стороне покупателя - уплатить за нее покупную цену. (1)
В Институциях Гая упоминается, что еще законы XII таблиц предусматривали "процесс посредством жертвы", в случае, когда кто-либо, купив жертвенное животное, не платил за него покупную цену. Из этого можно заключить, что уже в эпоху XII таблиц была известна купля-продажа в кредит. Но в то время она не была консенсуальным контрактом. Купля-продажа в те далекие времена скорее напоминала реальные контракты (хотя она не принадлежала к их числу): в отношении вещей манципируемых совершалась манципация, т.е. торжественная форма передачи права собственности за кусок металла (меди), который тут же взвешивали на весах; в отношении неманципируемых вещей совершалась неформальная передача вещи. Только в классическом римском праве складывается купля-продажа в качестве консенсуального контракта. (6), (2)

Определение купли-продажи

Купля-продажа (emptio -- venditio) -- договор, характеризующийся тем, что в нем участвуют покупатель (emptor) и продавец (venditor), что первый уплачивает второму покупную цену (pretium) и что второй передает первому вещь (res) или товар (merx).

Существенными элементами договора являлись вещь (товар) и цена. Это видно из следующих высказываний римских юристов:

"Купля и продажа заключается, как скоро сошлись в цене, хотя бы цена не была еще уплачена, и не был даже дан задаток..." (Гай).

"Если же у сторон имеется разногласие в отношении самой купли, или в отношении цены, или в отношении чего-либо другого, то купля является несовершенной" (Ульпиан). (6)

Если договор связан с неманципируемыми вещами, их передача вызывала приобретение покупателем права собственности. Манципируемые вещи для наступления таких же последствий требовали особой процедуры в виде манципации. В противном случае квиритским собственником оставался продавец, а покупатель становился бонитарным (преторским) собственником. Лишь по мере преодоления дуализма римского права постепенно сглаживался и порожденный указанными обстоятельствами дуализм квиритской и бонитарной собственности. (1), (2)

Консенсуальный характер договора

Купля-продажа является одним из консенсуальных договоров. Понятие консенсуального договора в римском классическом праве и в праве Юстиниана не тождественны. Гай определяет консенсуальный договор, исходя из противоположности договоров формальных и неформальных: "Договор признается заключенным простым соглашением, раз не требуется ни произнесения словесных формул, ни письменной формы".
В этом противопоставлении выпадает категория реальных договоров, которые также могут быть противопоставлены формальным договорам и в этом смысле оказываются в одной общей категории с консенсуальными договорами. Но если исходить из оснований установления обязательства, консенсуальные контракты должны быть противопоставлены как формальным, так и реальным договорам. Институции Юстиниана так именно и выделяют консенсуальные контракты в особую группу договоров, в которой возникновение обязательств не только не связывается с выполнением каких-либо формальных актов, но не предполагает даже и передачи вещи (как это имеет место при реальных договорах), а основано на одном только соглашении. (6), (3)
Цель договора

Основная хозяйственная цель договора купли-продажи заключается в том, чтобы в хозяйство покупателя поступили на праве собственности те или иные нужные для него вещи. Наиболее эффективное правовое средство для достижения этой цели состояло в том, чтобы сделать покупателя собственником необходимых вещей. Древнейшее право разрешало задачу посредством манципации, которая была одновременно и древнейшей формой купли-продажи (на наличные), и способом приобретения права собственности. (3)
Классическое римское право не связывало, однако, такого правового результата непосредственно с договором купли-продажи. Оно разделяло обязательственный момент (принятие на себя продавцом обязательства предоставить покупателю обладание продаваемыми вещами) и момент получения покупателем права на вещь. Последний результат (получение покупателем непосредственного права на вещь) основывался на особом титуле, каким являлась фактическая передача проданной вещи покателю. (4)

Предмет купли-продажи

Предметом купли-продажи могло быть все, что не изъято из оборота, и в первую очередь - телесные вещи, следовательно, существующие в натуре и по общему правилу принадлежащие продавцу. Однако ни тот ни другой признак, т.е. ни существование вещей в натуре в момент заключения договора, ни принадлежность их в этот момент продавцу - не являлись безусловно необходимыми. Разграничение обязательственно-правового и вещно-правового моментов расширяло сферу применения договора купли-продажи. (3)
Так, по римскому праву не было препятствий к заключению договоров купли-продажи чужих вещей, т.е. не принадлежащих продавцу, но если последний имел разрешение на их продажу от владельца.
В Дигестах Ульпиана определенно говорится, что не может быть сомнения в возможности продать чужую вещь; заключая такой договор, продавец берет на себя обязательство получить вещь от ее собственника и передать покупателю. Как чисто обязательственный акт купля-продажа и в этом случае получает действительную силу. Конечно, может случиться, что продавцу не удастся получить вещь от собственника, и он не сможет передать ее покупателю, или хотя фактически и передаст, но не обеспечит обладания ею. Ульпиан поэтому тут же добавляет, что вещь может быть отобрана от покупателя (предполагается, ее собственником); в этом случае продавцу придется отвечать перед покупателем за понесенный последним ущерб, а если продавец заведомо продал чужую вещь, причем покупателю не было известно, что вещь не принадлежит продавцу, в этом усматривалась недобросовестность продавца, и покупатель мог искать с продавца возмещения своего интереса, даже не ожидая отобрания вещи собственником. (5), (1)
Не имеет силы договор купли-продажи вещи, уже принадлежащей покупателю, хотя бы он того и не знал. (2)
Последовательное проведение обязательственной природы купли-продажи позволяло удовлетворить и другую потребность хозяйственной жизни. Именно, с развитием менового хозяйства нередко встречалась надобность продать, например, продукты сельского хозяйства раньше, чем они поспели. Такие договоры о продаже будущего урожая допускались, в этом случае говорят о продаже вещи будущей или ожидаемой. Такого рода продажа считалась совершенной под отлагательным условием, т.е. ее правовые последствия должны возникнуть не немедленно, по заключении договора, а только по выяснении урожая. (1)
От продажи будущей или ожидаемой вещи отличают продажу одних шансов на получение вещи, покупка надежды, например, улова рыбы. Эта последняя разновидность по существу как бы выходит за пределы купли-продажи и принадлежит скорее к так называемым рисковым или алеаторным договорам (alea emitur - покупается шанс, возможность) (7).
В источниках нет достаточно четких указаний относительно практики купли-продажи вещей, определяемых родовыми признаками. Быть может, это объясняется упомянутым историческим развитием договора купли-продажи. Если первоначально купля-продажа совершалась в форме манципации, т.е. непосредственной передачи продаваемой вещи в собственность покупателя, то, конечно, нужно было требовать, чтобы предмет купли-продажи был индивидуализирован, представлял собой определенную индивидуальную вещь. Если продажа непосредственно переносит на покупателя право собственности, то нельзя продать зерно или масло "вообще", а только выделенное, конкретизированное (или с помощью тары, или посредством указаний на территориальное нахождение продаваемого товара и т.п.), определенное количество зерна, масла и т.п.; например, такое-то количество масла в двух определенных сосудах, такое-то количество зерна, находящееся на таком-то складе, и т.п. "До тех пор, пока не отлили (из общего количества) проданное вино, оно почти как бы не продано". Наоборот, если продается, допустим, все то зерно, какое находится в данных конкретных амбарах, ключи от которых переданы покупателю, купля-продажа считается вполне завершенной. (2), (3)
Обязательство сдать известное количество вещей, определенных родовыми признаками, без ближайшей конкретизации предмета договора устанавливалось в Риме с помощью стипуляции. Эта договорная форма, видимо, удовлетворяла потребности практической жизни, вследствие чего можно было обходиться без купли-продажи вещей, определенных родовыми признаками. (1)
Договор купли-продажи также мог иметь своим предметом бестелесную вещь, т.е. право (например, право требования, право осуществления узуфрукта и т.п.). (2)

Цена

Второй существенный элемент купли-продажи - цена (pretium). "Договор купли-продажи считается заключенным, - говорит Гай, - когда договорились о цене, хотя бы цена и не была еще уплачена". (6)
Цена должна выражаться в денежной сумме, в этом отличие купли-продажи от мены, при которой эквивалентом вещи, передаваемой одной стороной, является также какая-нибудь вещь, даваемая, в свою очередь, другой стороной (6).
Цена должна быть определенной. Впрочем, между римскими юристами существовали большие разногласия по вопросу о том, до какой степени должна непременно доходить эта определенность. Общепризнанно было, что цена не может быть поставлена в зависимость от усмотрения покупателя ("сколько пожелаешь", "сколько признаешь справедливым" и т.п.). Но определить цену путем ссылки на заключение третьего сведущего лица ("во сколько оценит вещь Тиций") юристы прокульянской школы признавали допустимым. (6), (8), (1)
Признавалось возможным определить цену и такими ссылками, как, например: "покупаю вещь за ту цену, за какую ты сам ее приобрел", и даже "за ту сумму, какая имеется в кассе". Ульпиан объясняет допустимость такого определения цены тем, что в подобных случаях имеется не неопределенность по существу, но лишь неизвестность цифры в данный момент (6), (2).
Моменты принудительного регулирования цен
В условиях менового хозяйства рабовладельческого общества цена складывалась в зависимости от условий рынка, и в отдельных случаях могла быть то выше, то ниже нормальной стоимости вещи.
В императорский период, однако, была сделана попытка принудительного регулирования (при некоторых отношениях) размера покупной цены. А именно, рескриптом Диоклециана 285 г. н.э. было допущено в известных случаях расторжение купли-продажи вследствие так называемой чрезмерной убыточности договора для продавца.
Если ты или твой отец продал за бесценок вещь, стоящую дороже, то человечно признать, что ты можешь, при содействии судебной власти, получить обратно имение, преданное тобой, с одновременным возвращением покупателю уплаченной им цены, или же, если покупатель предпочтет такой выход, ты можешь дополучить недостающее до справедливой цены. Цена считается слишком низкой, если она ниже половины действительной стоимости. (6)
Этот рескрипт Диоклециана истолковывается различно. Некоторые усматривают основание этой нормы в борьбе законодателя с возможным обманом со стороны покупателя, в желании дать средство помощи заблуждавшемуся продавцу и пр. Более вероятным следует признать такое понимание рескрипта Диоклециана, что им принимается во внимание стесненное материальное положение продавца во время продажи. В пользу этого объяснения рескрипта говорит то, что покупатель, заплативший за вещь вдвое дороже по сравнению с ее действительной стоимостью, не мог ссылаться на чрезмерную убыточность договора для себя. Обмануть может покупатель, но может и продавец, заблуждение также может быть и на стороне продавца, и на стороне покупателя; таким образом, если бы именно в этих моментах заключалось основание рескрипта, он должен был поставить в одинаковое положение продавца, продавшего вещь дешевле половины ее стоимости, и покупателя, заплатившего за вещь более чем вдвое дороже ее стоимости.
Но рескрипт предусматривает только средство защиты потерпевшего продавца - быть может, потому, что стесненное материальное положение может побудить к невыгодной продаже (чтобы получить срочно требующуюся сумму денег), но не вынуждает к невыгодной покупке; материальные затруднения чаще заставляют покупку отложить. Вмешательство императорского законодательства в "свободное соглашение" сторон, в самом важном его пункте - в отношении цены, исходит, по-видимому, из мотивов заботы законодателя о сохранении за плательщиками налогов их имущественной мощности. (2)
Покупатель, не желавший доводить дело до расторжения купли-продажи, мог доплатить разницу до настоящей цены и таким путем сохранить за собой купленную вещь. (3)
Тому же Диоклециану принадлежит попытка в 301г. установить эдиктом общие для всей империи таксы на некоторые товары. (2)

Обязанности сторон

Поскольку договор купли-продажи двусторонне-равный, то обязанностям продавца корреспондируют обязанности покупателя.

Обязанности покупателя

Обязанности покупателя обеспечивались предоставленным продавцу иском по поводу проданного (actio venditi). Основной обязанностью покупателя являлась уплата покупной цены. Для выполнения этих действий мог быть установлен определенный срок, а при его отсутствии предполагалась встречность исполнения: уплата денег покупателем в обмен на передачу вещи продавцом. В случае просрочки платежа покупатель обязывался к возмещению понесенных продавцом убытков. (2)

В Юстиниановом праве было закреплено, что "продаваемые и передаваемые вещи становятся собственностью покупателя, если последний оплатил ее стоимость продавцу либо удовлетворил его иным образом, например, передав ему некоторую вещь в залог либо предоставив ему поручителя. Но если тот, кто продал, принял честное слово покупателя, то должно сказать, что вещь делается собственностью покупателя тотчас же". Продавец мог требовать уплаты денег за вещь, даже если он ее не доставил.

Также и покупатель должен был принять предоставленный продавцом товар. (1), (7)

Риск случайной гибели

Если по заключении договора купли-продажи проданная вещь погибнет по случайной причине, т.е. без вины в том как продавца, так и покупателя, то неблагоприятные последствия этого факта ложатся на покупателя. Это значит, что покупатель обязан платить покупную цену (а если уже уплатил ее, не имеет права требовать ее возвращения), несмотря на то, что продавец вследствие случайной причины не может исполнить лежащей на нем обязанности предоставления вещи. Это выражают афоризмом: periculum est emptoris - риск случайной гибели проданной вещи лежит на покупателе (если, конечно, в договоре стороны не предусмотрели иного положения). (2)
"Если ясны предмет, качество и количество проданного, ясна цена и продажа совершена просто (без условия), то купля является совершенной" (6)
"Как только заключена купля-продажа, риск гибели проданной вещи переходит на покупателя, хотя бы к этому времени вещь и не была фактически передана покупателю. Таким образом, если проданный раб умрет или потерпит какое-нибудь повреждение, или сгорит проданный дом, весь или в части, - ущерб от этого ложится на покупателя, которому необходимо платить покупную цену, хотя он и не получил купленной вещи. Продавец не несет ответственности за то, что случится помимо его умысла или небрежности (т.е. без его вины)". (5)
Этот принцип выражен прямо и в источниках классической эпохи и является характерным для римского права.
Правило "periculum est emptoris" резко расходится с общим принципом римского права - "casum sentit dominus" (т.е. последствия случайностей, какие могут постигнуть вещь, приходится ощущать собственнику этой вещи). С точки зрения этого общего правила, если вещь по заключении договора купли-продажи, но еще до передачи покупателю погибает или повреждается, риск должен был бы несть продавец, так как при этих обстоятельствах именно он является собственником проданной вещи. Только после фактической передачи вещи право собственности переходит (при наличии других необходимых условий) к покупателю, и следовательно, с точки зрения правила "casum sentit dominus" только тогда, естественно, можно было бы возложить на покупателя риск случайной гибели или порчи вещи. В действительности же покупатель несет этот риск независимо от того, стал ли он уже собственником купленной вещи или еще нет. (4)
Было приложено немало усилий для того, чтобы объяснить это исключительное правило.
Некоторые авторы видят объяснение правила periculum est emptoris в том, что первоначальной формой продажи была манципация, сразу переносившая право собственности на покупателя, так что ему приходилось нести риск и по общему правилу casum sentit dominus; когда в дальнейшем заключение обязательственного договора купли-продажи и перехода права собственности к покупателю разъединились, установившееся положение сохранилось в силу известного консерватизма римского права. (2)
Большим распространением и признанием пользуется другое объяснение, также исходящее из исторических корней купли-продажи. До того как этот договор получил признание в качестве консенсуального, той цели, для которой в классическом римском праве служит emptio -- venditio, достигали с помощью двух отдельных стипуляций. "Обещаешь ли дать мне раба Стиха?" - спрашивал покупатель продавца и получал утвердительный ответ. "Обещаешь ли уплатить мне 100?" - спрашивал продавец покупателя и также получал на свой вопрос утвердительный ответ. Так возникали два стипуляционных обязательства. Конечно, хозяйственно эти две стипуляции являлись взаимно обусловленными, но, ввиду формального и абстрактного характера стипуляции, обе эти стипуляции юридически были совершенно самостоятельны, а потому каждая имела свою судьбу, не связанную с судьбой другой стипуляции. Отсюда и получалось, что обстоятельства могли сложиться так, что стипуляция, совершенная покупателем о передаче ему проданной вещи, оказывалась неисполнимой, притом без всякой в том вины продавца, т.е. случайно, вследствие чего продавец освобождался от исполнения своего обязательства. (2), (6)
Между тем другая, встречная стипуляция сохраняла силу: поскольку это обязательство имело абстрактный характер, не было связано с основанием, по которому обязательство установлено, обязавшийся уплатить 100 по-прежнему был обязан платить, хотя его право требования (по первой стипуляции) отпало. С этим положением практика так свыклась, что те же самые последствия случайной гибели проданной вещи продолжали применяться и тогда, когда косвенный порядок оформления купли-продажи двумя стипуляциями перестал быть необходимым, так как получил признание консенсуальный договор купли-продажи. (1)
С другой стороны, необходимо отметить, что в соответствии с переходом на покупателя с момента заключения договора рисков случайной гибели или порчи проданной вещи, к нему поступают и всякого рода случайные приращения, улучшения вещи, последовавшие по заключении договора. (3)
"Увеличение или уменьшение участка вследствие естественного влияния воды (намыва) относится к выгоде или невыгоде покупателя; если бы весь участок после купли-продажи оказался занятым рекой, это было бы риском покупателя; следовательно, и случайные выгоды должны также поступить в его пользу". (6)

Обязательство продавца.

Продавец принимает на себя по договору купли-продажи обязательство предост и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.