Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Работа № 81022


Наименование:


Диссертация ЯЗЫКОВАЯ ВАРИАТИВНОСТЬ ПРИ ПЕРЕВОДЕ ПОЭТИЧЕСКОГО ТЕКСТА (на примере стихотворений И. Бахман)

Информация:

Тип работы: Диссертация. Добавлен: 8.10.2014. Сдан: 2014. Страниц: 158. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):



ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………..3
ГЛАВА I. Теоретические основы перевода поэтического текста…………….8
1.1 Поэтический текст и его особенности…………………………………….8
1.2 Разновидности и основные принципы перевода поэтического текста……………………………………………………………………………..18
1.3 ­Понятие «эквивалентности» перевода, виды семантического варьирования и приемы модификации лексических соответствий при переводе поэтического текста…………………………………………………..27
Выводы по первой главе………………………………………………………...38
ГЛАВА II. Вариативность лексических соответствий при переводе поэтического текста с немецкого языка на русский…………………………..42
2.1 Модель анализа вариативности лексических соответствий при переводе поэтического текста……………………………………………………………42
2.2 Анализ вариативности лексических соответствий при переводе поэтических текстов на примере стихотворений И. Бахман………………….54
2.3 Сравнительный анализ вариативности лексических соответствий при переводе поэтических текстов на примере стихотворений И. Бахман………98
Выводы по второй главе……………………………………………………….134
ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………..…………142
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ……………………………………………………...154


Введение
Изучение языковой вариативности на материале различных языков последнее время становится все более актуальным. Это обусловлено рядом причин.
Во-первых, сам язык как объект исследования находится в процессе постоянного изменения и развития, сопровождающегося появлением вариантов.
Во-вторых, очевидно, что изменения в языке вызваны и во многом определяются не только внутрилингвистическими, но и экстралингвистическими факторами.
В-третьих, языковые средства выражения тех или иных событий, процессов, явлений, эмоций и др. в разных языках могут варьироваться в зависимости от специфики различных подсистем того или иного языка.
В современной лингвистике вариативность определяется как фундаментальное свойство языковой системы и функционирования всех единиц языка, которая характеризует общее свойство языковой системы получать реализацию в речи в виде множества вариантов. Вариант определяется как конкретная реализация языковой единицы, где в свою очередь под варьированием понимается процесс использования вариантов. Вариативность рассматривается как один из факторов развития языка и проявляется на всех его уровнях.
Основные понятия теории вариативности отражены в работах О.С. Ахмановой, М.Я. Блоха, О.И. Бродович, У. Вольфрама, В. Г. Гака, У. Лабова, Э. Сепира, Ю.М. Скребнева, В. М. Солнцева, Г.П.Торсуева, Л.Р. Хабер, Д.А. Шахбаговой, Л.В.Щербы, В. Н. Ярцевой и др.
Ряд лингвистов, исследуя и описывая языковую вариативность, пришел к выводу о необходимости отказаться от представления об «инварианте - варианте», поскольку оно, по их мнению, не обладает достаточной объяснительной силой и не может с достаточной гибкостью включить в себя все множество эмпирических возможностей. Предлагается при описании вариативности языковых единиц исходить из выделения двух зон: зоны константных признаков единицы и зоны ее вариативных признаков. Константная зона при этом понимается как конкретный набор характеристик языковой единицы, остающийся неизменным при всех ее модификациях в реальных условиях употребления. В варианте же, как в конкретной реализации языковой единицы, проявляются все константные и часть вариантных признаков.
Особую сложность в рамках нашего исследования представляет описание данного языкового явления в поэтических текстах. Поэтический язык, как язык поэтического текста, в плане его функциональной реализации, это особый вид словесного искусства. Изучение поэтического языка, как любого другого вида искусства, подразумевает определение его материала и приемов, с помощью которых из данного материала создается поэтическое произведение. Исследование функциональности языка поэзии определяет его лингвистическую специфику, основу которой составляет множественность интерпретаций. В этом аспекте реализации язык поэзии являет собой огромный потенциал как объект лингвистического исследования в области переводоведения.
Поэтический перевод - это перевод поэтического текста, созданного на одном языке, посредством поэтического текста на языке перевода. Это означает, что переводчик создает новый поэтический текст, эквивалентный оригиналу по его концептуальному и эстетическому наполнению, но использующий, если нужно совсем иные языковые, а порой и поэтические формы. Что касается фактуальной информации, то она воспроизводится только в той степени, в которой это не вредит передаче концептуальной и эстетической информации.
Актуальность данной темы, помимо указанного выше, состоит еще и в том, что, во-первых, в России поэтический перевод всегда являлся важной частью общего языкового и литературного процесса, и его достижения общепризнанны, что дает основание рассматривать поэтический перевод как неотъемлемую часть общенационального культурного достояния страны, заслуживающую всестороннего изучения. Этой проблемой занимались многие отечественные ученые как Л.С. Бархударов, В.В. Виноградов, В.М. Жирмунский, В.Н. Комиссаров, Ю.М. Лотман, Н.В. Перцов, А.А. Потебня, Я.И. Рецкер. Во-вторых, актуален комплексный подход к описанию языковых явлений в современных лингвистических исследованиях, поскольку именно он служит наиболее полному, всестороннему и по возможности максимально объективному анализу тех или иных процессов в языке.
Объект исследования - вариативность языковых единиц при переводе поэтического текста, предмет исследования - особенности модификации лексических соответствий при переводе немецкого поэтического текста на русский язык.
Целью исследования является комплексное описание языковой вариативности лексических соответствий при переводе поэтического текста с немецкого языка на русский.
В соответствии с поставленной целью в работе решаются следующие задачи:
· Изучить, проанализировать и обобщить подходы к исследованию и описанию поэтического текста и его особенностей.
· Изучить разновидности и основные принципы перевода поэтического текста.
· Изучить и систематизировать подходы к определению понятия «эквивалентность» перевода и описанию видов семантического варьирования.
· Выявить наиболее подходящие для достижения цели исследования приемы модификации лексических соответствий при переводе поэтического текста.
· Выявить наиболее подходящую для достижения цели исследования модель анализа переводов поэтических текстов.
· Проанализировать вариативность лексических соответствий при переводе поэтических текстов (в том числе и в плане сравнения переводов разных авторов).
Теоретическая значимость работы заключается в том, что постановка
проблемы и достигнутые результаты вносят определенный вклад в изучение языковой вариативности при переводе поэтического текста, а результаты исследования могут служить в дальнейшем для проведения сопоставительного анализа на материале различных языковых групп.
Практическая ценность определяется тем, что полученные результаты и проделанные анализы могут быть использованы в вузовской практике при подготовке курсов лекций по переводоведению, стилистике и интерпретации текста; на практических занятиях по переводу и интерпретации текста; при выборе тематики, рекомендуемой для курсовых и выпускных квалификационных работ, магистерских диссертаций; при разработке спецкурсов.
Методика исследования определена его целью и задачами и является комплексной, объединяя:
· методы анализа и синтеза;
· метод статистической обработки данных;
· метод компонентного и контекстуального анализа языкового материала;
· метод лингвистического описания, включающий в себя приёмы наблюдения, интерпретации, сопоставления, обобщения.
Материалом для анализа послужили поэтические переводы А. Голембы, И. Грицковой, Е. Колесова, Е. Соколовой стихотворений австрийской писательницы Ингеборг Бахман. Общее количество проанализированных переводов: 6.
Структура диссертации: введение, две главы, заключение и список литературы.
Во введении нами обосновывается актуальность исследования, определяется его предмет, объект, цели и задачи, методика, а также теоретическая и практическая значимость исследования.
В первой главе анализируются подходы к определению понятия поэтического текста и его особенностей; описываются разновидности и основные принципы перевода поэтического текста; обобщаются подходы к определению понятия «эквивалентности» перевода, систематизируются виды семантического варьирования и приемы модификации лексических соответствий при переводе поэтического текста.
Вторая глава посвящена описанию наиболее подходящей для достижения цели исследования модели анализа вариативности лексических соответствий при переводе поэтического текста; проводится анализ вариативности лексических соответствий при переводе поэтических текстов на примере стихотворений И. Бахман, а также их сравнительный анализ.
Заключение содержит итоги проведенного нами исследования, а также проводится систематизация результатов, полученных при анализе фактологического материала.


ГЛАВА I. Теоретические основы перевода поэтического текста
1.1.Поэтический текст и его особенности

Поэзия, как известно, относится к основным родам художественной литературы. Последние несколько десятилетий отмечены неуклонно растущим интересом исследователей-лингвистов к языку художественной литературы, особенно со стороны функциональных свойств. Особенностью лингвистических исследований на современном этапе является то, что речевые и языковые закономерности построения эстетически значимого текста следует рассматривать и в лингвистическом, и в экстралингвистическом аспектах. Использование языка для передачи смысла, адекватная идентификация смысла сообщения, оптимальный выбор языковой формы в зависимости от условий и целей общения - все эти вопросы находятся сегодня в центре внимания исследователей-лингвистов. Современное стиховедение является областью науки с большой историей, нужно сказать, что в основе многочисленных трудов по этому вопросу, получивших международное признание, положены исследования стиховедов русской школы, ведущей свое начало от А. Белого и В.Я. Брюсова и давшей таких ученых, как С.М. Бонди, В.М. Жирмунский, Л.И. Тимофеев, Б.В. Томашевский, Ю.Н. Тынянов, Г. Шенгели, М.П. Штокмар, Б.М. Эйхенбаум [Апресян, 1971: 82].
Художественная функциональность поэтического языка предназначена для отражения эстетически значимого, эмоционально воздействующего преобразования действительности. Я. Мукаржовский писал, что единственным постоянным признаком поэтического языка является его "эстетическая" или "поэтическая" функция, которую он определял как "направленность поэтического выражения на самого себя: "... поэтический язык тем самым ставится в один ряд с многочисленными иными функциональными языками, каждый из которых означает приспособление языковой системы к какой-то цели выражения; цель поэтического выражения - эстетическое воздействие. Однако, эстетическая функция, которая таким образом доминирует в поэтическом языке (будучи в других функциональных языках только сопутствующим явлением), делает центром внимания сам языковой знак, выступая, следовательно, в качестве прямой противоположности действительной; ориентации на цель, каковой в языке служит сообщение" [Мукаржовский, 1994: 240].
Ученый, таким образом, определяет поэтический язык как составную часть языковой системы, как "устойчивое образование, обладающее собственным закономерным развитием, как важный фактор в общем развитии человеческой способности изъясняться с помощью языка" [Мукаржовский, 1994: 240]. Но в этом случае поэтический язык, как и естественный, имеет возможность выполнять коммуникативную функцию, т.е. передавать какое-либо сообщение о внешнем мире по отношению к тексту. Лингвистическая особенность поэтического языка состоит в том, что в нем могут иметь смысл любые языковые структуры (фонетические, грамматические, словообразовательные, ритмические и т.п.), становящиеся, таким образом, некоторым материалом для построения новых эстетически значимых языковых объектов. Я. Мукаржовский выделяет у поэтического языка две лингвистические стороны: звуковую и смысловую, изучая их с точки зрения строения языкового знака и участия отдельных элементов в построении поэтического произведения.
К звуковой стороне поэтического языка относятся: звуковой состав языкового проявления (соотношение отдельных звуков) и последовательность звуков, (эвфония), рифма, ритм, слог (в качестве основы клаузул), интонация (выраженная графически пунктуацией), экспирация (ударение как носитель ритмического рисунка), окраска голоса или тембр (эмоциональные оттенки содержания), темп (длительность ритмических отрезков и паузы). К смысловой (или в узком смысле - грамматической) стороне относятся такие элементы поэтического языка: морфемы (а именно, производящие морфемы), представляющие внутреннее строение поэтического слова, значение слова - лексика поэта (т.е. выбор словесного материала), семантическая направленность, поэтическое наименование (употребление слова в конкретном случае), диалог и монолог (скрытое значение), смысловая динамика (в противоположность статике) контекста. По мнению ученого, язык, в состав которого входят данные элементы, по своему знаковому характеру является художественным материалом для построения поэтического произведения.
В отличие от обычного языка, первичной моделирующей системы (исходной "картины мира"), поэтический язык есть "вторичная моделирующая система" (в понимании Ю.М. Лотмана), в которой знак сам моделирует свое содержание. Самой своей формой поэтический язык дает адресату поэтического сообщения осознать причины и следствия выбора именно такого (порой необычного), а не иного какого-либо способа выражения; внешняя обыденность поэтического языка, которая иногда имеет место, воспринимается сама на фоне ожиданий необычности формы как особый эстетический эффект [Либерман, 2006: 64].
Поэтический текст подчиняется всем правилам и законам данного языка. На него, однако, накладывают новые, дополнительные по отношению к языку, ограничения: требование соблюдать определенные метроритмические нормы, организованность на рифмовом, фонологическом, лексическом и идейно-композиционном уровнях. Это все делает поэтический текст несколько более "несвободным", чем обычная разговорная речь.
В поэзии растет информативность текста, что расходится на первый взгляд с основными положениями теории информации.
Таким образом, наложение на текст поэтических дополнительных ограничений ведет не к уменьшению, а к резкому росту возможностей новых значимых сочетаний элементов внутри текста.
В непоэтическом языке можно выделить:
1. Структурно-значимые элементы, относящиеся к языку, и их варианты, которые на уровне речи располагаются. Эти последние не имеют собственного значения, а лишь обретают его в результате соотнесения с определенными инвариантными единицами языкового уровня.
2. В пределах языкового уровня существуют элементы, имеющие семантическое значение, то есть соотнесенные с какой-либо языковой реальностью, и формальные, то есть только имеющие внутриязыковое (например, грамматическое) значение.
Переводя взгляд на поэзию, мы видим, что:
1. Могут возводиться в ранг значимых любые элементы языкового уровня.
2. Любые элементы, являющиеся формальными в языке, могут приобретать семантический характер в поэзии, получая дополнительные значения.
Таким образом, некоторые дополнительные ограничения, наложенные на текст, заставляют его воспринимать как поэзию. А стоит нам отнести к поэтическим этот текст, как количество значимых элементов получает в нем способность увеличиваться [Бахтин, 1977: 75].
Однако не только количество элементов усложняется, но и система их сочетаний. Ф. де Соссюр утверждал, что к механизму сходств и различий сводится вся структура языка. Этот принцип в поэзии получает значительно более универсальный характер: элементы, которые выступают в общеязыковом тексте как несвязанные, принадлежат к разным структурам или даже различным уровням структур, оказываются в поэтическом контексте сопоставленными или противопоставленными. Принцип со-противопоставления элементов вообще является универсальным структурообразующим принципом в поэзии и словесном искусстве. Он образует то "сцепление" эпизодов (наиболее для прозы значим сюжетный уровень), о котором Л. Толстой писал, видя в нем источник специфической художественной значимости текста.
Стихотворение есть сложно построенный смысл. Все элементы это обозначения одного содержания [Лотман, 1964: 64]. Составляя единую целостную структуру, значащие элементы языка (семантические в первую очередь) являются связанными сложной системой соотношений, противопоставлений, нереальных в обычной языковой конструкции. Это придает и каждому элементу в отдельности, и всей конструкции в целом совершенной особую семантическую нагрузку. Слова, предложения и высказывания оказываются в грамматической структуре сопоставимыми и противопоставляемыми, в позициях тождества и антитезы, и это раскрывает в них неожиданное, вне стиха невозможное, семантическое новое содержание. Более того, семантическую нагрузку получают элементы, в обычной языковой структуре не имеющие ее [Лотман, 1964: 64-65].
Строится художественная конструкция как протяженная в пространстве - она требует постоянного возврата к уже, казалось бы, выполнившему информационную роль тексту, его сопоставления с дальнейшим текстом. В процессе подобного сопоставления при этом и старый текст раскрывается по-новому, выявляя прежде скрытое семантическое содержание. Принцип возвращения является универсальным структурным принципом поэтического произведения. Он придает языку, построенному как художественный текст, обычно не свойственную ему пространственную протяженность и составляет основу собственно художественной структуры [Лотман, 1964: 65-66].
В поэтическом тексте отождествляется нетождественное и противопоставляется не противоположное в естественном языке.
Рифма есть граница стиха. Отмеченность границы роднит стих со словом, а паузу в конце стиха - со словоразделом. Каждый значимый элемент стремится стать знаком, имеющим самостоятельное значение. И текстовое целое есть некоторая фраза, синтагматическая цепь единой конструкции. В то же время этот же элемент имеет тенденцию лишь выступать как часть знака, а целое приобретает признаки единого знака, имеющего общее и нерасчленимое значение.
Если мы можем сказать в первом смысле, что каждая фонема ведет себя в стихе как слово, то во втором мы можем стих, а затем строфу и, наконец, весь текст рассматривать как построенные слова особым образом. В этом смысле стих - особое окказиональное слово, обладающее единым и нерасчленимым содержанием.
Единство стиха проявляется на интонационном, метрическом, синтаксическом и смысловых уровнях. Оно может дополняться единством фонологической организации, которая образует часто внутри стиха прочные локальные связи.
Проявляется семантическое единство стиха в том, что Ю.Н. Тынянов называл "теснотой стихотворного ряда". Внутри стиха лексическое значение слов индуцирует сверхзначения в соседних словах, вне данного стихового контекста невозможные, что приводит часто к выделению доминирующих в стихе смысловых центров, с одной стороны, и слов, сведенных на положение связок и частиц префиксально-суффиксального характера, с другой, то, что стих есть одновременно и последовательность слов, и слово, значение которого совсем не равно механической сумме значений его компонентов, придает двойной характер стиху. Здесь мы сталкиваемся со случаем, когда один и тот же текст допускает принципиально более, чем одну интерпретацию, интерпретация модели на более конкретном уровне дает не однозначную перекодировку, а некоторое множество взаимно эквивалентных значений.
Стих сохраняет всю семантику, которая свойственна этому тексту как нехудожественному сообщению, и приобретает одновременно интегрированное значение. Напряжение между этими значениями и создает специфическое отношение текста к смыслу для поэзии.
Расхождение между общеязыковым и интегральным значениями стиха может в двух предельных случаях быть нулевым: при полном приравнивании значения стиха его прозаическому пересказу, то есть при предельной прозаизации стиха, и при полном разрушении общеязыковой семантики - при создании поэзии глоссолалического типа. Но, во-первых, оба этих предельных случая возможны только как исключения на фоне поэтической культуры обычного типа, как отрицание ее в ту или иную сторону, но в качестве самостоятельной системы построения поэтических значений невозможны. Во-вторых, отношение двух систем, даже если одна из них представлена пустым классом, в структурном отношении не тождественна прозе, не соотнесенной с поэзией.
Как семантическое целое единство стиха создается на нескольких структурных уровнях. Мы можем отметить при этом действие тенденции сначала к максимальной реализации всех системных запретов, а затем - к их ослаблению, создающему добавочные смысловые возможности.
Различие между поэтическим и непоэтическим текстом состоит в том, что количество структурных уровней и значимых их элементов в обычном языке замкнуто и заранее известно говорящему. В поэтическом же тексте слушателю или читателю предстоит еще установить, какова совокупность кодовых систем, регулирующих предложенный ему текст [Виноградов, 1978: 98].
Поэтому в принципе любая система закономерностей может быть воспринята как значимая в поэзии. Для этого необходимо, чтобы она была, во-первых, ощутимо урегулирована и отличалась этим от неорганизованного текстового фона и, во-вторых, нарушалась определенным, внутренне закономерным, образом. Множество возможных нарушений даст внутри данного типа организации разнообразие информационных возможностей.
Интересным примером реализации этой особенности поэтических текстов служит графическая урегулированность. Она позволяет проследить некоторые общие закономерности отношения поэтической структуры к общеязыковой. В естественном языке графическая структура - его письменная форма - не является ни стилем, ни какой-либо особой системой выразительности. Она лишь представляет собой графический эквивалент устной формы языка.
Поэтический текст подразумевает со своей общей установкой на максимальную упорядоченность презумпцию и графической упорядоченности текста. Следует отметить, прежде всего, совмещение графической строки и стиха. Это, фактически, чисто служебное обстоятельство приобретает столь большое значение, что при установке на предельную невыраженность структурных средств, сведение их к "минус-приемам" графическая разбивка на стихи может остаться единственным сигналом о принадлежности текста к поэзии [Лотман, 1990: 123].
Поэтический текст, как и всякая разновидность текста, есть прежде всего событие (акт) межъязыковой и межкультурной коммуникации. При этом поэтический текст осуществляет передачу информации с помощью исключительно и только завершенного текста, каждая составная часть которого обретает истинное содержание именно и только в составе этого целостного текста и никогда сама по себе не имеет самодовлеющего смысла. В этой связи действенная теория поэтической речи по необходимости должна быть теорией коммуникативной и текстовой [Реформатский, 1987: 89].
Введем некоторые исходные дефиниции. Коммуникация есть процесс передачи (возбуждения) некоего информационного комплекса, «посылаемого» от автора к читателю/слушателю. Вербальная коммуникация, осуществляемая посредством литературного произведения, есть вербально - художественная коммуникация. И, наконец, вербально - художественная коммуникация, средством которой становятся поэтические тексты, есть поэтическая коммуникация.
Содержательную сторону текста во всей ее совокупности будем именовать информацией данного текста. Именно такое понимание, не вполне совпадающее с математическим определением информации, в веденном Шенноном и Молем, только и приемлемо для теории литературной коммуникации.
Информация поэтического текста явственно подразделяется на два принципиально различных подвида: смысловую и эстетическую.
Смысловая информация (отражение в сознании реципиента некоей референтной ситуации) в свою очередь подразделяется на две разновидности: фактуальную и концептуальную (в терминологии профессора И.Р. Гальперина).
Фактуальная информация есть сообщение о некоторых фактах и/или событиях, которые имели, имеют, либо будут иметь место в реальном или вымышленном мире. Таковая информация содержится в любом, в том числе и нехудожественном тексте. Однако всякий художественный текст содержит в себе помимо поверхностной фактуальной информации еще и глубинную концептуальную смысловую информацию. Она представляет собой, в конечном счете, концепцию мира, то есть авторский вывод о том, каков этот мир или каковым он должен или не должен быть. Эта информация всегда имплицитна по своей природе и как бы не имеет собственных вербальных носителей - она объективируется не вербальной формой, а с помощью фактуального содержания.
В истинно поэтическом тексте есть еще целый информационный массив, передающийся помимо собственного смысла. Этот информационный несмысловой комплекс обобщенно можно обозначить термином эстетическая информация. В поэзии, и особенно в лирической поэзии, эстетическая информация часто главенствует не только над фактуальной, но и над концептуальной информацией.
Эстетическая информация сама по себе тоже есть сложный информационный комплекс, складывающийся из собственно эстетической информации (оценка и переживание реципиентом соответствия содержания форме и наоборот); катартической (не гармония, а напротив - напряженное противоречие между разными уровнями художественной структуры текста, разрешающееся в «коротком замыкании», в очистительной вспышке катарсиса, по определению Л.С. Выготского); гедонистической (наслаждение, получаемое реципиентом от приобщения к таинству поэтического кода и от виртуозного мастерства автора, в совершенстве овладевшего языковой и поэтической техникой и т.д.); аксиологической, которая объективируется в вербальных сигналах, нацеленных на формирование у читателя ценностной картины мира Прекрасного, и в том числе - на формирование метафорического мышления; суггестивной, скрытой в криптосигналах внушения, воздействующих на подсознание читателя/слушателя, - и целого ряда других подвидов эстетической информации.
Передача такого сложного информационного комплекса с помощью компактного лирического текста оказывается возможной только вследствие того, что поэтическая речь есть речь принципиально иная, нежели речь нехудожественная или, как ее еще называют, речь практическая.
С одной стороны, в поэтическом тексте, казалось бы, используются те же слова и выражения, что и в практической речи, но благодаря специфической организации стихотворения здесь кардинально меняется сам механизм смыслообразования, перестраиваются и парадигматика, и синтагматика речи, а также ее коммуникативная ориентация и функция. М.М. Бахтин говорил: «только поэзия выжимает все соки из языка». Это «выжимание всех соков» происходит благодаря тому, что поэтический текст, спрессованный ритмической, фонической и метафорической системами, образует как бы особый сверхсмысловой плазменный сгусток, в котором каждый элемент (будь то целая строка, слово, морфема или даже фонема) сопрягается по вертикали и горизонтали с каждым другим элементом и обретает трепещущее, как лунный свет, дополнительное и многослойное значение. В результате ни одно из слов этого текста не равнозначно тому же слову в практической речи, а является всего лишь его омонимом. Более того, поэтический контекст в отличие от прозаического, устроен таким образом, что отнюдь не снимает, как в прозе, словарную полисемантичность каждой вокабулы, а напротив - усиливает ее, так что всякое слово в стихе одновременно означает вес, что за ним закреплено в лексиконе и сверх того еще массу окказиональных смысловых обертонов. Не забудем, что известный закон «тесноты и единства стихотворной строки» (Ю. Тынянов) абсолютно изменяет условия семантического согласования фразы, действующие в прозаическом дискурсе, - и в результате каждое слово начинает означать в одно и то же время не только всё, что оно значит само по себе, но как бы и вбирает в себя все значения близлежащих - по горизонтали и вертикали - слов.
Но если значения слов в поэтическом тексте не совпадают с их словарными значениями, а порой даже им противостоят, если в поэтическом тексте «белое» может обозначать «черное», то вправе ли мы вообще искать банально понимаемой словесной близости между оригинальным и переводным поэтическим текстом? Не будет ли подобная близость, скорее всего верным признаком катастрофического отдаления от оригинала?
Таким образом, поэтическая коммуникация возможна только в том случае, если автором создан некий поэтический текст, характеризующийся сверхсвязанностью и сверхсемантизацией всех его элементов, принадлежащих к системе определенного языка, и, во-вторых, именно эта сверхсвязанность и сверхсемантизация всех его лингвистических элементов - от фонемы до высказывания - делают абсолютно невозможным воспроизведение в переводе всего информационного комплекса, воплощенного в оригинале. Стало быть, переводчик всякий раз стоит перед выбором - чем и во имя чего ему предстоит пожертвовать.

1.2. Разновидности и основные принципы перевода поэтического текста

Поэтический перевод имеет многовековую практику, которая оказывает значительное влияние на развитие национальной литературы, способствуя их взаимному обогащению. В широком смысле поэтический перевод можно трактовать как творческий процесс по созданию культурных ценностей, направленный на репрезентацию ценностей переводимой художественной литературы в принимающей культуре.
Оригинальные поэтические тексты существуют для того, чтобы обеспечить духовное общение между автором и его соплеменниками, даже если они разделены толщей столетий. Переводные поэтические тексты существуют для того, чтобы осуществить духовное общение между автором и читателями, воспитанными в другом (неавторском) языке и другой культуре. Следовательно, задачей поэта-переводчика является перевоплощение духовного содержания иноязычного произведения средствами поэзии языка перевода с учетом временных, психологических и этнических факторов [Эткинд, 1962].
В зависимости от вида информации, которую переводчик желает с максимальной точностью воспроизвести, возможны три принципиально разных метода перевода одного и того же поэтического подлинника:
Собственно-поэтический перевод - это единственный способ перевода поэзии, при котором посредством стихотворного текста осуществляется одновременная передача смысловой и эстетической информации. Это значит, что переводчик должен создать новый поэтический текст, равный оригиналу по его смысловой и эстетической информации, но использующий по необходимости совсем иные языковые, а порой и стиховые формы.
Как видим, поэтическая коммуникация должна удовлетворять, по меньшей мере, двум условиям: во-первых, ее носителем (и возбудителем) должен быть стихотворный текст, а, во-вторых, этот текст должен быть организован таким образом, чтобы оказаться в силах осуществить передачу лаконичными вербальными средствами сложнейшего информационного комплекса. Информационная же плотность поэтического текста столь велика, что интерпретации одного сонета порою посвящаются многотомные исследования десятков ученых.
Стихотворный перевод - это такой метод перевода поэзии, при котором информация оригинала передается на языке перевода не поэтической, а лишь стихотворной речью. Этот вид перевода очень близок к оригиналу в отношении слов и стилистики. К сожалению, этот вид перевода искажает концептуальную информацию и практически не воспроизводит информации эстетической. В этом случае речь, конечно же, идет лишь о стихотворной, но не поэтической речи. Именно желание максимально приблизиться к оригиналу в вербальном и стилистическом отношении блокирует все попытки преобразовать стихотворный текст перевода в «пространственный» и подлинно поэтический текст.
Данный вид перевода полезен и пригоден для специальных и специфических целей: например, для фрагментарного цитирования поэзии в научно-филологических работах, для академических изданий литературных памятников, рассчитанных не на ищущего эстетического общения читателя, а на узкий круг педантичных специалистов, которых подлинник интересует не как эстетический феномен, а как анатомический объект-источник фактуальной и формально-стилистической информации. Поскольку данный вид перевода не приспособлен для передачи эстетической информации, он, естественно, никогда сам по себе не участвует в литературном процессе.
Филологический перевод поэтического текста выполняется прозой и нацелен на максимально полную (почти дословную) передачу информации подлинника. Это открыто вспомогательный вид перевода, как правило, сопровождающийся параллельным текстом подлинника или обширными комментариями [Лозинский, 1955: 63].
Каждый из перечисленных видов перевода как бы высвечивает оригинал под определенным ракурсом и дает о нем определенное представление. Концепция перевода поэтического подлинника в общих чертах может быть представлена следующим образом:
Всякий поэтический текст необходимо рассматривать в трех аспектах: смысловом (что сказано), стилистическом (как сказано) и прагматическом (какую реакцию вызывает сказанное у читателя). Эти три стороны подлинника подлежат воспроизведению при переводе, однако, никогда не должны и не могут передаваться со стопроцентной точностью.
Основные принципы перевода поэтического текста:
1. Стихи должны, как правило, переводиться стихами и, следовательно, труд переводчика сродни труду оригинального поэта.
2. В деле стихотворного перевода словесная точность умерщвляет перевод как произведение искусства и потому решительно ему противопоказана.
3. При переводе лирики задача переводчика состоит в том, чтобы воспроизвести впечатление, оставляемое подлинником.
4. Дословный, равно как и «формалистический» перевод поэзии имеет право на существование только в чисто утилитарных целях либо при узкоспециальном назначении.
5. В зависимости от цели установки переводчика соотношение адекватности смысловой, стилистической и прагматической может варьироваться.
6. При поэтическом переводе неизбежны существенные преобразования многих аспектов подлинника.
Специфика типа текста является одним из основных факторов, обусловливающих трудности поэтического перевода, связанные с пониманием и воссозданием целостности оригинала, одним из возможных принципов осмысления поэтического перевода является принцип типологии текста, учитывающий природные свойства переводимого текста. Актуальность исследования типологических параметров поэтического текста связана и с необходимостью определения основного, сущностного, свойства оригинала, которое делает поэтический текст именно поэтическим и соответственно подлежит воссозданию при переводе. Необходимо заметить, что определение типологических свойств переводимого текста является одной из основных тенденций современного переводоведения, в котором помимо лингвистического течения разрабатываются когнитивные, семиотические, информационные, деятельностные, интертекстуальные, дискурсивные и синергетические концепции перевода [Алексеева 2001, 2012; Галеева 1997; Казакова 2006; Кузьмина 2001; Кушнина 2004; Мкртчян 1963; Нестерова 2005; Сорокин 2003; Фесенко 2002; Liittich, Hess 1979; Hardt, M. 1976]. Например, в деятельностной теории художественного перевода, предложенной Н.Л. Галеевой, рассматриваются такие типологические параметры художественного текста, как художественность, содержательность и переводческая трудность. При этом типологические параметры собственнопоэтического текста не являются предметом исследования, что характерно и для информационной теории художественного перевода Т.А. Казаковой, которая разрабатывает понятие художественной информации и анализирует информационные свойства текста (информативность и информационную ценность). Анализ концепций художественного перевода, созданных самими переводчиками, показал, что поиск сущностного свойства оригинала привел преимущественно к интуитивной его интерпретации и описательному толкованию через частные
компоненты. Сущность оригинала определяют, например, как «тайную гармонию стиха» [Бибихин, 1976: 71], «аромат, который запечатлевается в памяти» [Ледовская, 1981], «поэтическую правду» [Леонтьева, 2012: 31]. Все это позволяет заключить, что вопрос о сущностном свойстве оригинала является в теории перевода открытым.
В разрабатываемой Натальей Валерьевной Шутемовой концепции поэтического перевода, представляющей собой попытку осмысления этого вида деятельности на основе принципа типологии текста, свойства поэтического текста определяются с учетом единства его формы и содержания, а также специфики структуры художественного творчества, в процессе которого порождается поэтический текст. Данные критерии позволили выделить такие типологические параметры поэтического текста, как духовность, образность и эстетически ценную стиховую объективацию, и определить его типологическую доминанту (ТД) как комплексную текстовую категорию, представляющую собой единство данных параметров и охватывающую глубинный и поверхностный уровни текста [Шутёмова, 2011: 180-181].
Первый параметр, названный духовностью, исходя из философского определения этого понятия как «целостной активности человеческой психики, в единстве ее интеллектуальной и эмоциональной энергий» [Каган, 1966: 301], представляет собой интеллектуально-эмоциональное целое, генерируемое в процессе художественного познания ценностного аспекта отношения «человек - мир» и составляет идейно-эмотивную основу текста. Второй параметр обусловлен образностью художественного мышления, возникающей вследствие взаимосвязи процессов отражения и преображения жизни в искусстве: поэтический текст является результатом образного осмысления ценностного аспекта данного отношения. Третий параметр учитывает специфику материала, используемого в словесном творчестве для объективации авторской идеи.
Следуя заложенной в теоретической поэтике традиции, мы считаем возможным обозначить доминанту поэтического текста термином «поэтичность» [Якобсон, 1975: 228], к которому также обращаются и практики перевода для именования основного свойства оригинала, подлежащего воссозданию в процессе переводческой деятельности. Так, по мнению К.И. Чуковского, рассматривающего художественный перевод как искусство, «современные поэты-переводчики проникнуты сознанием, что их не спасут никакие ухищрения техники, если они хоть на миг позабудут, что главным качеством перевода должна быть непременно поэтичность» [Чуковский, 1988: 78].
Использование термина «поэтичность» представляется возможным вследствие его «прозрачной» внутренней формы, указывающей, с одной стороны, на принадлежность рассматриваемого свойства к определенному типу текста, с другой- на сущностный статус данного свойства, являющегося качеством, определяющим отличие поэтического текста от других типов текста. Кроме того, это не противоречит сложившейся в переводоведении традиции обозначения качества текста или переводческих задач именно по связи с термином, обозначающим тип текста. Как отмечалось выше, художественность рассматривается в качестве типологического параметра художественного текста в концепции Н.Л. Галеевой, а понятие художественной информации является центральным в концепции художественного перевода Т.А. Казаковой. Происходящие в художественном переводе отклонения от смысловой точности рассматриваются В.Н. Комиссаровым как достижение «художественности перевода» [Комиссаров, 1990: 97]. В.Я. Брюсов отмечал художественность задачи, стоящей перед поэтом при переводе стихов и заключающейся в воссоздании на языке перевода того, что «пленило на чужом» [Брюсов, 1987: 292]. Необходимо отметить, что понятие художественности, трактуемое как «сложное сочетание качеств, определяющее принадлежность плодов творческого труда к области искусства» [Патрикеев 1989: 89], является одним из важнейших в литературоведении. Аналогичная тенденция прослеживается в теории и практике научного перевода, где в качестве типологической доминанты текста рассматривается понятие научности [Алексеева 2001; Падучева 2004; Швейцар 2009]. С логической точки зрения именно обладание качеством, например, научности или художественности и позволяет трактовать текст как художественный или научный соответственно, а текст, обладающий качеством поэтичности, можно именовать поэтическим. При этом мы полагаем, что понятия художественности и поэтичности связаны между собой родовидовыми отношениями.
Комплексность категории поэтичности создает переводческую трудность ее освоения и передачи в тексте перевода, охватывая оба этапа переводческой деятельности: когнитивный и трансляционный, что обусловливает творческий характер поэтического перевода в целом. Креативность первого этапа заключается в освоении типологической доминанты оригинала в единстве типологических параметров поверхностного и глубинного уровней. Это предполагает необходимость сочетания переводчиком семантизирующего, когнитивного и распредмечивающего типов понимания [Грайс, 1985: 55] и приводит к формированию переводческой модели типологической доминанты оригинала (МТД). Содержание МТД зависит от степени освоенности типологических параметров оригинала. Она включает в себя знание специфики лингвистической организации текста и ее основного принципа. В случае освоенности образности оригинала МТД содержит представление о художественной модели, воплощенной в оригинале. При освоенности параметра духовности переводческая модель содержит представление о том интеллектуально-эмоциональном целом, которое было сформировано автором оригинала в процессе художественного освоения мира и легло в основу созданного им произведения.
С учетом степени освоенности параметров оригинала можно условно выделить степени освоенности ........


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алексеева И.С. Введение в переводоведение: учеб. пособие для студ. учреждений высш. проф. образования [Текст]/ И.С. Алексеева. - 6-е изд., стер. - СПб.: Филологический факультет СПбГУ; М.: Издательский центр «Академия», 2012. -368 с.
2. Алексеева И.С. Профессиональный тренинг переводчика [Текст]/ И.С. Алексеева, СПб, Изд-во «Союз», 2001. - 112 с.
3. Апресян Ю.Д. Лексическая семантика [Текст]/ Ю.Д. Апресян Лексическая семантика. М., 1971. - 82 c.
4. Бибихин В.В. Опыт сравнения разных переводов одного текста // Тетради переводчика [Текст]/ В.В. Бибихин, 1976. - 71 с.
5. Бахтин М.М. 1975Вопросы литературы и эстетики [Текст]/ М.М. Бахтин. Москва: РГГУ. - 75 с.
6. Брюсов В. Избранные сочинения [Текст] / В. Брюсов Т. II. М. 1955. - 292 с.
7. Виноградов, B.C. Перевод. Общие и лексические вопросы [Текст] / B.C. Виноградов. М.: КДУ, 2004. -83-104 с.
8. Виноградов, B.C. Лексические вопросы перевода художественной прозы [Текст]/ B.C. Виноградов. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1978. - 98 с.
9. Галеева Н.Л. Основы деятельностной теории перевода [Текст]/ Н.Л. Галеева, Тверь, Издательство Тверского государственного университета, 1997. - 93 с.
10. Грайс Г.П. Логика и речевое общение [Текст]/ Г.П. Грайс Новое в зарубежной лингвистике. вып. XVI. М. 1985. - 55 с.
11. Каган М.С. Познание и оценка в искусстве [Текст]/ М.С. Каган Проблема ценности в философии, - Л., 1966. - 301 с.
12. Казакова Т. А. Художественный перевод. Теория и практика художественного перевода [Текст]/ Т. А. Казакова, Спб., Инъязиздат, 2006
13. Комиссаров В.Н. Современное переводоведение [Текст]/ В.Н. Комиссаров, М., Изд-во «ЭТС», 2011. 120-138 с.
14. Комиссаров, В.Н. Теория перевода [Текст]/ В.Н. Комиссаров. - М.: Высшая школа, 1990. - 97 с.
15. Кузьмина Н.А. Феномен художественного перевода в свете теории интертекста [Текст]/ Н.А. Кузьмина Интертекст. Культура: Сб. докладов междунар. науч. конф. / Ред.-сост.: В.П. Григорьев, Н.А. Фатеева. - М., 2001. - 97-111 с.
16. Кушнина Л.В. Языки и культура в переводческом пространстве [Текст]/ Л.В. Кушнина Пермь: Изд-во Перм. гос. техн. ун-та, 2004. 163 с.
17. Ледовская Т.А., Маулер Ф.И. Некоторые способы достижения эквилинеарности в поэтической строке // Тетради переводчика [Текст]/ Т.А. Ледовская, Ф.И. Маулер, 1981. - №18
18. Леонтьева К.И. Новый взгляд на переводческие ошибки: возможен ли «верный» перевод? [Текст]/ К.И. Леонтьева Перевод и сопоставительная лингвистика: период. науч. журнал. Екатеринбург, 2012. Вып. 8. - 31 с.
19. Либерман Я.Л. К вопросу о передаче идеостиля иноязычного текста в русском художественном переводе [Текст]/ Я.Л. Либерман Современные проблемы науки и образования. 2006. №1. - 64 с.
20. Лозинский М.Л. Искусство стихотворного перевода. Дружба народов [Текст]/ М.Л. Лозинский, 1955. - 63 с.
21. Лотман Ю.М. Труды по знаковым системам [Текст]: Лекции по структурной поэтике. /Ю.М. Лотман. Вып. I. М., 1964. ЛЭС 1990.- 64-66, 123 с.
22. Мкртчян Л. Поэзия в переводе. Мастерство перевода [Текст]/ Л. Мкртчян, М., 1963. - 111 с.
23. Мукаржовский Я. Преднамеренное и непреднамеренное в искусстве [Текст]: Исследования по эстетике и теории искусства / Я. Мукаржовский - М., 1994. - 240 с.
24. Нестерова Н.М. Текст и перевод в зеркале современных философских парадигм [Текст]/ Н.М. Нестерова Перм. гос. тех. ун-т. - Пермь, 2005. - 203 с.
25. Николаев С. К методике сравнительного анализа стихотворного перевода в лингвистике [Текст]/ С. Николаев - Наука и техника. №11 [89] - 2003. - 1-3 c.
26. Падучева Е.В. Динамические модели в семантике лексики [Текст]/ Е.В. Падучева - М., 2004. - 131 с.
27. Патрикеев А.Ю. Структура образа как критерий выбора замены при поэтическом переводе. Сборник научных трудов [Текст]/ А.Ю. Патрикеев, М.,1989. - 89 с.
28. Реформатский А.А. Лингвистика и поэтика [Текст]/ А.А. Реформатский, М., Наука, 1987. - 89 с.
29. Сорокин Ю.А. Переводоведение: Статус переводчика и психогерменевтические процедуры [Текст] / Ю.А. Сорокин - М.: Гнозис, 2003. - 158 с.
30. Фесенко Т.А. Специфика национального культурного пространства в зеркале перевода [Текст] / Т.А. Фесенко - Тамбов: Изд-во Тамб. ун-та, 2002. - 229 с.
31. Чайковский Р.Р. Реальность поэтического перевода (типологические и социологические аспекты) [Текст]/ Р.Р. Чайковский, Магадан, Изд-во Северного Международного института, 1997. - 78 с.
32. Швейцар А.Д. Теория перевода. Статус, проблемы, аспекты [Текст] / А.Д. Швейцар, Изд-во Либроком, 2009
33. Шутемова Н.В. Теоретические основы поэтического перевода [Текст]/ Н.В. Шутемова - Перм. гос. ун-т. Пермь, 2011. - 180-181 с.
34. Шутемова Н.В. Типы поэтического перевода [Текст]/ Н.В. Шутемова - Перм. гос. ун-т. Пермь, 2012. -62-64 с.
35. Эткинд Е. О поэтической верности. Мастерство перевода [Текст]/ Е. Эткинд, М., 1962
36. Якобсон Р. Лингвистика и поэтика. // Структурализм: "за" и "против" [Текст]/ Р. Якобсон - М., 1975. - 228 с.
37. Hardt, M. Poetic und Semiotik: Das Leichensystem der Dichtung [Text]/ M. Hardt - Tubingen, 1976. - 94 S.
38. Hess Liittich, E.W. Texttheorie und Soziolinguistik eine Pragmatische Synthese: Entwurf zur Anwendung Linguistischer Literaturanalyse [Text] / E.W. Hess Liittich. - Bonn, 1979. - 133 S.


Интернет-ресурсы:

1. >2. >3. www.krugosvet.ru < >4. b/260008/read

Источники фактологического материала:

1. Бахман «Три дороги к озеру» (М.,1976). // Новый мир. - М., 1977. - №7.1. 267-270. /65/ Соколова Е.В. К умершему в юности. Рецензия на книгу Георга Тракля «Стихотворения.Проза.Письма» (С-Пб., 1996). // Иностранная литература.
2. Bachmann I. Anrufung des grossen B?ren. Gedichte [Text]/ I. Bachmann - P: Piper &Verlag M?nchen, 1961.



Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы

* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.