На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Работа № 81495


Наименование:


Реферат Искусство России Нового времени. Архитектура XVIII в.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Культурология. Добавлен: 05.11.2014. Сдан: 2014. Страниц: 12. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):



Модуль 6. Искусство России Нового времени. Архитектура XVIII в.

Восемнадцатый век – время замечательного расцвета русского зодчества. Продолжая, с одной стороны, свои национальные традиции, русские мастера в этот период стали активно осваивать опыт современной им западноевропейской архитектуры, перерабатывая ее принципы применительно к конкретно-историческим потребностям и условиям своей страны. Они во многом обогатили мировую архитектуру, внеся в ее развитие неповторимые черты.
Изменения в культурной политике страны неразрывно связаны с деятельностью Петра I, неоднозначной, но тем не менее решительно направленной на укрепление российского государства и повышение его престижа на международном уровне. В области искусства новации касались прежде всего архитектуры, воплощающей основные идеи эпохи; в русском зодчестве XVIII в. впервые за всю историю на первый план выдвинулась светская архитектура, появились масштабные градостроительные планы и характерные решения, свидетельствующие о целенаправленном творческом освоении зарубежного опыта.
Самым грандиозным архитектурным проектом столетия стало создание новой столицы, заложенной в 1703 г. – Санкт-Петербурга, облик которого должен был олицетворять новую могучую Россию; по мере укрепления государства расширялись и перестраивались старые города.
Указы Петра I содержали конкретные распоряжения, касающиеся архитектуры и строительного дела. Так, специальным его приказом предписывалось выводить фасады вновь строящихся зданий на красную линию улиц (так называется условная граница, отделяющая территорию площадей и улиц от территории, предназначенной для застройки), в то время как в древнерусских городах дома часто располагались в глубине дворов, за различными хозяйственными постройками.
По ряду своих стилевых особенностей русская архитектура первой половины XVIII в. может быть сравнима с господствующим в Европе стилем барокко, хотя прямой аналогии с европейским стилем нет. Русское зодчество, особенно в петровское время, обладало значительно большей простотой форм и силой идейного содержании – оно утверждало патриотические идеи величия русского государства.
Одно из примечательных сооружений начала XVIII в. является здание Арсенала в Московском Кремле (1702-1736; архитекторы Дмитрий Иванов, Михаил Чогло???ков и Кристо?ф Ко?нрад). Большая протяженность здания, представляющего в плане неправильную трапецию с огромным внутренним двором, спокойная гладь стен с редко расставленными окнами и торжественно-монументальное оформление главных ворот явно свидетельствуют о новом направлении в архитектуре. Уникально решение сдвоенных окон Арсенала, небольших, имеющих полуциркульное завершение и огромные наружные откосы, придающие проемам сходство с глубокими нишами (илл. 1).


а

б в
Илл. 1. Здание Арсенала в Московском Кремле:
а – аксонометрия; б – дворовый фасад; в – вид от кремлевской стены

Новые веяния проникали и в культовую архитектуру. Ярким примером тому является церковь архангела Гаврии?ла, более известная под названием «Ме?ншиковой башни». Она была построена в 1704-1707 гг. в Москве, на территории усадьбы А. Д. Меншикова у Чистых прудов (илл. 2), архитектором Иваном Петровичем Зару?дным (ум. в 1727). Меншикова башня пострадала от пожара 1723 г.– в здание ударила молния – и была восстановлена около1780 г. Изначально башня с 30-метровым деревянным шпилем и медной позолоченной фигурой архангела по высоте превосходила на 3 м колокольню Ивана Великого в Кремле (81 м). Однако в процессе реконструкции шпиль решили не возобновлять, и его заменила своеобразная главка, напоминающая шишку, обвитую золочеными листьями аканта.

а б в
Илл. 2. И. П. 3арудный. Церковь архангела Гавриила («Меншикова башня»)
в Москве: а – первоначальный вид башни (со старинного рисунка);
б – вид башни в XIX в. (фотография); в – четверик и восьмерики башни
Меншикова башня представляет собой характерную для русского церковного зодчества конца XVII в. ярусную композицию из «восьмериков» на «четверике». В то же время по сравнению с XVII в. здесь ясно намечаются новые тенденции и используются новые архитектурные приемы – например, использование в церковном сооружении высокого шпиля, успешно применявшегося затем петербургскими архитекторами. Характерно обращение Зарудного к классическим приемам ордерной системы; в частности, с большим художественным тактом введены необычные для древнерусского зодчества колонны и пилястры с коринфскими капителями, круглые окна, декоративные вазы. Наиболее смелым акцентом фасада являются мощные волюты, фланкирующие главный вход и придающие ему особенную монументальность, своеобразие и торжественность (илл. 3).

а б

в г
Илл. 3. Декоративное оформление «Меншиковой башни» в Москве:
а – коринфская капитель; б – рельеф над входом;
в, г – волюты западного фасада

Зарудным были созданы также деревянные триумфальные ворота в Москве – в честь Полтавской победы (1709) и заключения Ништадтского мира (1721). Начиная с петровского времени, воздвижение триумфальных арок стало нередким явлением в истории русской архитектуры. Как деревянные, так и постоянные (каменные) триумфальные ворота обычно богато украшались скульптурой. Эти сооружения были памятниками воинской славы русского народа и во многом способствовали декоративному оформлению города.
С наибольшей наглядностью и полнотой новые качества русского зодчества XVIII в. проявлялись в архитектуре Санкт-Петербу?рга. Новая русская столица была заложена в 1703 г. и строилась необычайно быстро. Для строительства и оформления новых зданий в Россию по указаниям Петра I приглашали иностранных архитекторов, скульпторов, живописцев, резчиков-декораторов, которые выполняли огромный объем работ и показывали пример русским мастерам, что способствовало становлению национальных школ искусства. Творчество иностранных мастеров в России получило в искусствоведении особое название – ро?ссика, относящееся к XVIII в., но иногда используемое в более широких временных границах, включая XIX в.
С архитектурной точки зрения Петербург представляет особый. уникальный объект – это единственный столичный город Европы, который целиком возник в XVIII в. В облике его нашли яркое отражение не только своеобразные направления, стили и индивидуальные дарования архитекторов XVIII столетия, но и прогрессивные принципы градостроительного мастерства того времени, в частности планировки. Петр I придавал большое значение регулярной застройке города. Для разработки генерального плана Петербурга был приглашен в Россию известный французский архитектор Жан-Бати?ст Лебло?н (1679-1719).


Илл.4. Ж.-Б. Леблон. План центральной части Петербурга.1717

Однако составленный Ж.-Б. Леблоном генеральный план Петербурга (илл. 4) имел ряд существенных недостатков: архитектор не учитывал естественного развития города, его плану недоставало конкретности. Проект Леблона был лишь частично осуществлен в планировке улиц Васильевского острова, и к дальнейшей реализации были приняты предложения Д. Трезини (илл. 5 а).
Формирование архитектурного облика Петербурга первой половины XVIII в. связано в основном с деятельностью архитекторов Д. Трезини, П. Еропкина, М. Земцова и И. Коробова.
Домени?ко Трези??ни (ок. 1670-1734) был одним из тех архитекторов-иностранцев, которые, приехав в Россию по приглашению Петра I, оставались здесь на долгие годы, а то и до конца своей жизни. Имя Д. Трезини связано со многими сооружениями раннего Петербурга; ему принадлежат «образцо??вые», то есть типовы?е проекты жилых домов, дворцов, различных гражданских сооружений.

а

б
Илл. 5. Д. Трезини: а – генеральный план Петербурга (1717);
б – Петропавловская крепость с Петропавловским собором
Одним из важнейших стратегических сооружений Санкт-Петербурга являлась Петропа?вловская крепость, которая начала возводиться одновременно с городом по плану, составленному самим Петром I. Это мощное фортификационное сооружение (илл. 5) насчитывало шесть выступающих угловых бастио?нов (угловых укреплений), соединенных стенами-курти?нами. Первоначально крепость строилась из земли и дерева, а в 1706-1740 гг. перестроена в каменную. Этой масштабной работой руководил Д. Трезини, решая множество инженерных и архитектурно-декоративных задач. Одним из ярких памятников петровской эпохи являются Петровские ворота крепости, построенные по его проекту из дерева в 1708 г. и позднее перестроенные в камне (илл. 5). Это первая в Санкт-Петербурге триумфальная арка, она прославляет победы над шведами в Северной войне. В центре аттика помещен деревянный барельеф, перенесенный с прежнего сооружения – «Низвержение Симо?на-волхва? апостолом Петром» скульптора Ко?нрада Оснера. В нишах расположены статуи античных богинь работы французского мастера Н. Пино??: Мине?рва, богиня мудрости и ремесел, и богиня войны Белло?на в воинских доспехах.



Илл. 5. Д. Трезини. Петровские ворота Петропавловской крепости
Лучшим и наиболее значительным творением Трезини является знаменитый Петропа?вловский собор, построенный в 1712-1733 гг. на территории Петропавловской крепости (илл. 6, 7). В основу сооружения положен план трехнефной базилики. Самая примечательная часть собора – устремленная вверх колокольня высотой 122 м, из которых 40 составляет шпиль.
Так же, как Меншикова башня Зарудного в первоначальном виде, колокольня Петропавловского собора увенчана высоким шпилем, завершенным фигурой ангела (заменялась дважды, последняя имеет высоту 3,5 м). Взлет шпиля подготовлен всеми пропорциями и архитектурными формами колокольни; продуман постепенный переход от собственно колокольни к «игле» собора, осуществленный с помощью постепенно уменьшающихся плоских волют.

Илл. 6. Д. Трезини. Петропавловский собор Петропавловской крепости. Вид с северо-запада.


Илл. 7. Петропавловский собор. Центральный неф и купол

Колокольня Петропавловского собора была задумана и возведена как архитектурная доминанта в ансамбле строящегося Петербурга, как олицетворение величия русского государства, утвердившего на берегах Финского залива свою новую столицу.
В В 1722-1733 гг. создается другое широко известное сооружение Трезини – здание Двенадцати коллегий (прообразов современных министерств). Огромное здание (длина фасада составляет более 400 м) имеет двенадцать секций, каждая из которых оформлена как относительно небольшой, но самостоятельный дом со своим перекрытием, фронтоном и входом (илл. 8-10). Строгие пилястры объединяют два верхних этажей здания и подчеркивают мерный, спокойный ритм членений фасада. Ныне в здании размещается корпус Санкт-Петербургского государственного университета.


Илл. 8. Д. Трезини. Здание Двенадцати коллегий (старинная гравюра)



Илл. 9. Д. Трезини. Здание Двенадцати коллегий. Современный вид


а

б
Илл. 10. Д. Трезини. Здание Двенадцати коллегий: а – северный фасад;
б – фрагменты южного фасада
Большинству произведений Трезини свойственны сдержанность и даже строгость в архитектурном решении зданий. Это особенно заметно рядом с декоративной пышностью и богатым оформлением сооружений середины XVIII столетия.
Д. Трезини работал в тесном сотрудничестве с группой русских архитекторов, роль которых в создании ряда сооружений была чрезвычайно ответственна.
Многообразной была деятельность Михаила Григорьевича Земцо?ва (1686/1688-1743), работавшего вначале у Трезини и своим дарованием обратившего на себя внимание Петра I. Вероятно, Земцов участвовал во всех крупных работах Трезини. Он завершил постройку здания Кунстка?меры – первого музея России (илл.11), начатую архитекторами Георгом Иоганном Маттарно?ви и Гаэтано Кьяве?ри, построил церкви Симеона и Анны, Исаакия Далматского и ряд других сооружений Петербурга.


Илл. 11. Г. Маттарнови, Г. Кьявери, М.Г.3емцов. Кунсткамера
(современный вид)

Постройка не сохранилась в первоначальном виде. По проекту главный фасад был украшен фронтонами с волютами, парадный вход находился в центре фасада; к нему вело высокое крыльцо с колоннами, поддерживавшими балкон. Такие же входы и крыльца были сооружены на торцевых фасадах (илл. 12). В верхней части здания – восьмигранной башне – размещалась обсерватория.


Илл. 12. Г. Маттарнови, Г. Кьявери, М.Г.3емцов. Кунсткамера (реконструкция)

С начала 1720-х гг. М. Земцов принимал участие в осуществлении планировки и ряда построек Летнего сада и создании дворцово-паркового ансамбля в Петергофе. Среди других работ – Итальянский дворец на Фонтанке (1726-1728, не сохранился), церковь Симеона и Анны, проект А?ничкова дворца. Дворец был построен в 40-х годах XVIII столетия на углу Невского проспекта и Фонтанки (илл. 13). В соответствии с традициями времени, главным фасадом он был обращен к реке, перед ним размещался парадный двор с гаванью, которая соединялась каналом с Фонтанкой, с противоположной стороны был разбит обширный сад.




Илл. 13. М. Земцов. Аничков дворец: план, чертеж фасада,
гравюра XVIII в. и современный вид

Выдающимся градостроителем первой половины XVIII в. был архитектор Петр Михайлович Еро?пкин (ок. 1698-1740), давший блестящее решение планировки Адмиралтейской части Петербурга (включая Невский проспект). П.Е. Еропкин происходил из старинного дворянского рода, в 1716-1724 гг. обучался в Италии, перевел на русский язык отдельные главы трактата «Четыре книги об архитектуре» А. Палладио.
В 1737 г. П. М. Еропкин стал главным архитектором «Комиссии о Санкт-Петербургском строении». Под его руководством был составлен генеральный план Петербурга, а также проекты планировки и застройки его центральных районов: центр города окончательно закрепился на левом берегу Невы, его основой стала трехлучевая система главных улиц, знакомая архитектору по градостроительному решению Рима.
По замыслу Еропкина Гороховая улица, Невский и Вознесенский проспекты пролегли по направлению к Адмиралтейству (илл. 14). Строительство богатых усадеб, разбивка садов велись в основном на Адмиралтейской стороне, вдоль набережных Невы, Мойки и Фонтанки. Проект Еропкина предусматривал и планировку большого жилого района – Коломны, а также Екатерингофа, солдатских слобод Семеновского и Измайловского полков. Высокое мастерство архитектора заключалось в его поразительном умении достигать единства красоты и рациональности, вписывать новые объекты в уже существующую городскую среду.


Илл. 14. П. Еропкин. План центральной части Петербурга

Плодотворная деятельность П. М. Еропкина оборвалась трагически. Архитектор был связан с группой заговорщиков князя А. П. Волынского, выступавшей против политики Бирона, фаворита царицы Анны Иоанновны. В числе других видных членов этой группы Еропкин был арестован и в 1740 г. казнен.
Еропкин известен не только как архитектор-практик, но и как теоретик. Им была начата работа над научным трактатом «Должность архитектурной экспедиции», которая касалась основных вопросов русского зодчества, но не была закончена; после его казни труд завершили М.Г. Земцо?в и И. К. Ко?робов (1700-1747) – создатель первого каменного здания Адмиралтейства, главного морского ведомства России, соединившего в себе функции судостроения, обороны и управления флотом.
В здании размещались склады, мастерские, кузницы, а также службы адмиралтейского ведомства; во дворе находились э?ллинги – сооружения с наклонным фундаментом, где закладывается и строится корпус парусного судна.



Илл. 15. И. Коробов. Проект центральной башни Адмиралтейства
со шпилем и флюгером-корабликом.1732-1738

Зодчий учел большое градостроительное значение этого здания, которым замыкались перспективы трех сходящихся к нему основных магистралей города. Сохранив прежний план, он придал сооружению бо?льшую монументальность; по его проекту в центре, над воротами, была возведена башня высотой 72 м, которая акцентировала главный вход верфи (илл. 15). На шпиле был водружен флюгер в виде золоченого кораблика, сохранившийся доныне и ставший одним из главных символов города.
Архитектурный стиль русской столицы в первых десятилетиях XVIII в. складывался сложно и зачастую очень противоречиво. В его формировании участвовал в несколько видоизмененном и более сдержанном по форме виде стиль западноевропейского барокко; сказывались воздействие голландской архитектуры и влияние традиций древнерусской архитектуры. Отличительной чертой многих первых построек Петербурга была суровая утилитарность и простота архитектурных форм. Неповторимое своеобразие русского зодчества первых десятилетий XVIII в. заключается, однако, не в сложном и подчас противоречивом переплетении архитектурных стилей, а прежде всего в градостроительном размахе, в жизнеутверждающей мощи и в величии сооружений, воздвигаемых в этот важнейший для русской нации период.
После смерти Петра I (1725) предпринятое по его указаниям широкое гражданское и промышленное строительство отходит на второй план. Начинается новый период в развитии русской архитектуры. Лучшие силы архитекторов направлялись теперь на дворцовое строительство, принявшее необыкновенный размах. Примерно с 1740-х гг. утверждается отчетливо выраженный стиль русского барокко.
В середине XVIII столетия разворачивается широкая деятельность Варфоломея Варфоломеевича Растре?лли (1700-1771), сына известного скульптора К.-Б. Растрелли. Творчество Растрелли-сына целиком принадлежит русскому искусству. Его творчество отразило возросшую мощь Российской империи, богатство высших придворных кругов, которые были основными заказчиками великолепных дворцов, созданных Растрелли и возглавляемым им коллективом.
Огромное значение имела деятельность Растрелли по перестройке дворцово-паркового ансамбля Петерго?фа. Место для дворца и обширного садово-паркового ансамбля, получившего впоследствии название Петергоф (ныне Петродворе?ц), было намечено в 1704 г. самим Петром I. В 1714-1717 гг. по проектам немецкого архитектора и скульптора Андре?аса Шлю?тера (ок. 1660-1714) строились Монплези??р (илл. 16 а) и каменный Петергофский дворец. В дальнейшем в работу включается несколько архитекторов, в том числе Ж-.Б. Леблон, основной автор планировки парка и фонтанов Петергофа, и И. Браунштейн – строитель павильонов «Марли?» и «Эрмита?ж» (илл. 16 б).
Ансамбль Петергофа с самого начала был задуман как один из крупнейших в мире ансамблей садово-парковых сооружений, скульптуры и фонтанов, соперничающий с Версалем. Великолепный по своей цельности замысел объединил в одно неразрывное целое Большой каска?д и обрамляющие его грандиозные лестничные спуски с Большим гротом в центре и возвышающимся над всем дворцом.


а

б
Илл.16. Дворцы Петергофа: а – А.Шлютер, дворец Монплезир;
б – И. Браунштейн, павильоны «Марли» и «Эрмитаж»

В 1735 г. в Петергофе была установлена центральная по композиционной роли и идейному замыслу скульптурная группа «Самсо?н, разрывающий пасть льву», отлитая из свинца по модели К.-Б. Растрелли.
Этим событием завершился первый этап создания крупнейшего из регулярных парковых ансамблей XVIII в.
В 1740-х гг. начался второй этап строительства в Петергофе, когда была предпринята грандиозная перестройка Большого Петергофского дворца, выполненная В. Растрелли (илл. 16). Сохранив некоторую сдержанность решения старого Петергофского дворца, характерную для стиля петровского времени, Растрелли все же значительно усилил его декоративное оформление в стиле барокко. Особенно ярко это проявилось в оформлении заново пристроенных к дворцу левого крыла с церковью и правого (так называемого Корпуса под гербом).


Илл.16. В.В. Растрелли. Большой Петергофский дворец
Заключительный из основных этапов строительства Петергофа относится уже к концу XVIII-самому началу XIX в., когда к делу были привлечены архитектор А. Н. Воронихин и целая плеяда выдающихся мастеров русской скульптуры, включая М. Козловского, И. Мартоса, Ф. Шубина, Щедрина, И. Прокофьева.
В целом первые проекты Растрелли, относящиеся к 1730-м гг., в значительной мере еще близки к стилю петровского времени и не поражают той роскошью и помпезностью, которые проявляются в его наиболее прославленных творениях – Большом (Екатерининском) дворце в Царском Селе (ныне г. Пушкин), Зимнем дворце и Смольном монастыре в Петербурге.
Приступив к созданию Екатерининского дворца (1752-1756), Растрелли не возводил его целиком заново. В композицию своего грандиозного здания он умело включил уже имевшиеся дворцовые сооружения архитекторов А.В. Ква?сова и С.И. Чева?кинского. Эти сравнительно небольшие корпуса, сообщающиеся между собой одноэтажными галереями, Растрелли объединил в одно величественное здание нового дворца, фасад которого достигал в длину трехсот метров (илл. 17 а). Низкие одноэтажные галереи были надстроены и тем самым подняты до общей высоты горизонтальных членений дворца, старые боковые корпуса включались в новое здание как выступающие ризалиты.
Как внутри, так и снаружи Екатерининский дворец Растрелли отличался исключительным богатством декоративного оформления, неистощимой выдумкой и разнообразием мотивов. Крыша дворца была позолочена, над балюстрадой, опоясывающей ее, возвышались скульптурные (тоже золоченые) фигуры и декоративные композиции. Фасад был украшен могучими фигурами атлантов и затейливой лепниной, изображающей гирлянды цветов. Белый цвет колонн отчетливо выделялся на фоне голубой окраски стен здания.


а

б
Илл. 17. В. В. Растрелли. Большой (Екатерининский) дворец
в Царском Селе: а – вид со стороны парка; б – фрагмент интерьера
Внутреннее пространство Царскосельского дворца Растрелли построил по продольной оси. Предназначенные для парадных приемов многочисленные залы дворца образовывали торжественную красивую анфиладу. Основное цветовое сочетание внутренней отделки – золото и белый цвет. Обильная золотая резьба, изображения резвящихся амуров, изысканные формы карту?шей (декоративных элементов, напоминающих свиток с отогнутыми и надорванными краями) и волют, множество зеркал – все создавало ощущение сказочного великолепия (илл. 17 б).
Этот редкий по красоте дворец был варварски разграблен и подожжен немецко-фашистскими войсками во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Усилиями многих специалистов – ученых, реставраторов, художников – Большой Царскосельский дворец ныне восстановлен.
В 1754-1762 гг. Растрелли строит другое крупное сооружение – Зимний дворец в Петербурге, ставший основой будущего ансамбля Дворцовой площади.
В отличие от сильно вытянутого в длину Царскосельского дворца Зимний дворец имеет в плане огромный замкнутый прямоугольник. Главный вход во дворец находился в то время в просторном внутреннем парадном дворе.



Илл. 18. В. Растрелли. Зимний дворец: вид со стороны Дворцовой площади и со стороны Невы
Учитывая местоположение Зимнего дворца, Растрелли по-разному решил фасады здания (илл. 18). Так, фасад, выходящий на юг, на образовавшуюся впоследствии Дворцовую площадь, спроектирован с сильной пластической акцентировкой центральной части (где находится парадный въезд во двор). Наоборот, фасад Зимнего дворца, обращенный к Неве, выдержан в более спокойном ритме объемов и колоннады, благодаря чему лучше воспринимается протяженность здания.
Деятельность Растрелли в основном была направлена на создание дворцовых сооружений. Но и в церковном зодчестве он оставил чрезвычайно ценное произведение – проект ансамбля Смольного монастыря в Петербурге (илл. 19). Строительство Смольного монастыря, начатое в 1748 г., растянулось на многие десятилетия и завершилось архитектором В. П. Ста?совым в первой трети XIX в. К тому же такая важная часть всего ансамбля, как девятиярусная колокольня собора, так и не была осуществлена. В композиции пятиглавого собора и целом ряде общих принципов решения ансамбля монастыря Растрелли непосредственно исходил из традиций древнерусского зодчества. В то же время мы видим здесь и характерные черты архитектуры середины XVIII в.: пышность архитектурных форм, неистощимое богатство декора.


Илл. 19. В. В. Растрелли. Собор Смольного монастыря. Западный фасад
В числе выдающихся творений Растрелли – замечательный Строгановский дворец в Петербурге (1750-1754, илл. 20), Андреевский собор в Киеве, перестроенный по его проекту Воскресенский собор Новоиерусалимского монастыря близ Москвы, не сохранившийся до нашего времени деревянный двухэтажный Анненгофский дворец в Москве и другие.

Илл. 20. В.В. Растрелли. Строгановский дворец
Если деятельность Растрелли протекала в основном в Петербурге, то другой выдающийся русский зодчий, ученик Коробова Дмитрий Васильевич У?хтомский (1719-1775), жил и работал в Москве. Он вошел в историю русской архитектуры как главный архитектор Москвы в эпоху правления Елизаветы Петровны. С его именем связаны два замечательных памятника русской архитектуры середины XVIII в.: каменные Красные ворота в Москве (1753-1757) и колокольня Троице-Сергиевой лавры (1740-1770), показанные на илл. 21.

Илл. 21. Д.В. Ухтомский: а – Красные ворота в Москве;
б – колокольня Троице-Сергиевой лавры (Сергиев посад)
По характеру своего творчества Ухтомский довольно близок Растрелли. И колокольня лавры, и триумфальные ворота богаты по внешнему оформлению, монументальны и праздничны. Ценное качество Ухтомского – стремление к разработке ансамблевых решений. И хотя наиболее значительные замыслы его осуществлены не были (проект ансамбля Инвалидного и Госпитального домов в Москве), прогрессивные тенденции в творчестве Ухтомского были подхвачены и развиты его великими учениками – Баженовым и Казаковым.
Заметное место в архитектуре этого периода заняло творчество Саввы Ивановича Чева?кинского (1713-1774/80). Ученик и преемник Коробова, Чевакинский участвовал в разработке и осуществлении целого ряда архитектурных проектов в Петербурге и Царском Селе. Дарование Чевакинского особенно полно проявилось в созданном им Никольском военно-морском соборе в Петербурге (1753-1762, илл. 22) с нарядной четырехъярусной колокольней, отмеченной редким совершенством пропорций.

Илл. 22. С.И. Чевакинский. Никольский военно-морской собор
и колокольня собора
Вторая половина XVIII в. знаменует новый этап в истории архитектуры. Так же как и другие виды искусства, русское зодчество свидетельствует об укреплении русского государства и росте культуры, отражает новое, более возвышенное представление о человеке. Идеи гражданственности, провозглашенные просветителями, представления об идеальном, построенном на разумных началах дворянском государстве находят своеобразное выражение в эстетике классицизма XVIII в., сказываются во все более ясных, классически сдержанных формах архитектуры.
Начиная с XVIII в. и вплоть до середины XIX в столетия русская архитектура занимает одно из ведущих мест в мировом зодчестве. Москва, Петербург и целый ряд других городов России обогащаются в это время первоклассными ансамблями.
Становление раннего русского классицизма в архитектуре неразрывно связано с именами А. Ф. Кокоринова, Ж.-Б.-М. Валле?н-Деламо?та, А. Ринальди, Ю. М. Фельтена.
Александр Филиппович Коко?ринов (1726-1772) был в числе непосредственных помощников одного из виднейших русских архитекторов середины XVIII в. Ухтомского. Как показывают новейшие исследования, молодой Кокоринов построил прославленный современниками дворцовый ансамбль в Петро?вском-Разумо?вском (1752-1753, илл. 23), который до наших дней дошел измененным и перестроенным. С точки зрения архитектурного стиля этот ансамбль был несомненно близок пышным дворцовым сооружениям середины XVIII в., возводимым Растрелли и Ухтомским. Новым, предвещающим стиль русского классицизма было, в частности, применение сурового дорического ордера в оформлении въездных ворот дворца Разумовского.

Илл. 23. А.Ф. Кокоринов. Дворец в Петровско-Разумовском
Примерно с 1760 г. началась многолетняя совместная работа Кокоринова с приехавшим в Россию Жаном-Бати?стом Мише?лем Валле?н- Деламо?том (1729-1800). Родом из Франции, Валлен-Деламот происходил из семьи известных архитекторов Блонделей. С именем Валлен-Деламота связаны такие значительные сооружения Петербурга, как Большой гостиный двор (1761-1785), план которого был разработан еще Растрелли, и Малый Эрмита?ж (1764-1767, илл. 24 а). Тонкой гармонии архитектурных форм, торжественно-величавой простоты исполнено сооружение Деламота, известное под названием Новая Голландия – здание адмиралтейских складов, где особенное внимание привлекает перекинутая через канал арка из простого темно-красного кирпича с декоративным применением белого камня (илл. 24 б).


а

б
Илл. 24. Ж.-Б.-М. Валлен-Деламот: а – Малый Эрмитаж;
б – Новая Голландия, арка над каналом
Ж.-Б.-М. Валлен-Деламот участвовал также в создании одного из самых своеобразных сооружений XVIII в. – Академии художеств в Петербурге (1764-1788). Строгое, монументальное здание Академии, выстроенное на Васильевском острове, приобрело важное значение в городском ансамбле. Величаво и спокойно решен главный фасад, выходящий на Неву. Общий замысел этой постройки свидетельствует о преобладании стиля раннего классицизма над элементами барокко (илл. 25).
Необычайно интересен план этого сооружения, который в основном, видимо, был разработан Кокориновым. За внешне спокойными фасадами здания, занимающего целый городской квартал, скрывается сложнейшая внутренняя система учебных, жилых и подсобных помещений, лестниц и коридоров, дворов и переходов. Особенно примечательна планировка внутренних дворов Академии, включавшая один огромный круглый двор в центре и четыре дворика меньших размеров, имеющих в плане форму прямоугольника, в каждом из которых закруглены два угла.




Илл. 25. А. Ф. Кокоринов и Ж.-Б.-М. Валлен-Деламот. Академия художеств
в Петербурге: план; общий вид; вид со стороны Невы;
центральная часть главного фасада
Близким искусству раннего классицизма сооружением является Мра?морный дворец (1768-1785, илл. 26). Автором его был приглашенный в Россию итальянский архитектор Анто?нио Рина?льди (ок. 1710-1794). В более ранних сооружениях Ринальди ясно проявлялись особенности позднего барокко и стиля рококо (последний особенно ощутим в утонченной отделке апартаментов Китайского дворца в Ораниенба?уме).


Илл. 26.А.Ринальди. Мраморный дворец
Наряду с крупными дворцово-парковыми ансамблями в России получает все более широкое развитие усадебная архитектура. Особенно оживленное строительство усадеб развернулось во второй половине XVIII в., когда был издан указ Петра III об освобождении дворян от обязательной государственной службы. Разъехавшиеся по своим родовым и вновь полученным поместьям русские дворяне начали усиленно строиться и благоустраиваться, приглашая для этого виднейших зодчих, а также широко используя труд талантливых крепостных архитекторов. Наибольшего расцвета усадебное строительство достигает в конце XVIII-начале XIX в.
Мастером раннего классицизма был Юрий Матвеевич Фе?льтен (1730-1801), построивший здание Старого (Большого) Эрмита?жа (1771-1787, илл. 27 а), в котором преобладают строгие и благородные черты, свойственные этому стилю. Ю. Фельтен – один из создателей замечательных набережных Невы, связанных с осуществлением градостроительных работ 1760-1770-х гг. Совместно с архитектором П.Е. Егоровым он участвовал в проектировке решетки Летнего сада, удивительной по простоте и изяществу форм (илл. 27 б)

а б
Илл. 27. Ю. М. Фельтен: а – здание Старого (Большого) Эрмитажа;
б – решетка Летнего сада
Во второй половине XVIII в. жил и работал один из величайших русских зодчих – Василий Иванович Баже?нов (1738-1799). Баженов родился в семье дьячка под Москвой, близ Малоярославца. В пятнадцать лет Баженов состоял в артели живописцев на строительстве одного из дворцов, где на него обратил внимание архитектор Ухтомский, принявший одаренного юношу в свою «архитектурную команду». После организации в Петербурге Академии художеств в 1757 г. Баженов был направлен туда из Москвы, где он учился в гимназии при Московском университете. В 1760 г. Баженов едет в качестве пенсионера Академии за границу, во Францию и Италию. Выдающееся природное дарование молодого архитектора уже в те годы получает высокое признание – двадцативосьмилетний Баженов приезжает из-за границы со званием профессора Римской академии и званием академика Флорентийской и Болонской академий.
Исключительное дарование Баженова как архитектора, его большой творческий размах с особенной наглядностью проявились в проекте Кремлевского дворца в Москве, над которым он начал работать с 1767 г., фактически задумав создание нового кремлевского ансамбля.




Илл. 28. В.И. Баженов. Проект Большого Кремлевского дворца в Москве:
фасад, план и разрез

По проекту Баженова Кремль должен был стать в полном смысле слова новым центром древней русской столицы, причем непосредственно связанным с городом. Для этого по замыслу архитектора были разобраны часть кремлевской стены со стороны Москвы-реки и две башни (впоследствии воссозданы).
Фасад Кремлевского дворца Баженова должен был быть обращен к Москве-реке, к которой с кремлевского холма вели торжественные лестничные спуски, оформленные монументально-декоративной скульптурой (илл. 29).


Илл. 29. Изображение Большого Кремлевского дворца:
а – на памятной медали; б – на старинном рисунке

Здание дворца проектировалось четырехэтажным, причем два первых этажа имели служебное назначение, а в третьем и четвертом располагались собственно дворцовые апартаменты с большими двухсветными залами.

Илл. 30. В.И. Баженов. Большой Кремлевский дворец (модель):
колоннады и предполагаемая композиция Соборной площади

В архитектурном решении Кремлевского дворца, новых площадей, а также наиболее значительных внутренних помещений исключительно большая роль отводилась колоннадам (по преимуществу ионического и коринфского ордеров). В частности, целый строй колоннад окружал главную из запроектированных Баженовым площадей в Кремле (илл. 30, 31).



Илл. 31. В.И. Баженов. Большой Кремлевский дворец (модель):
фрагменты фасадов
Эту площадь, имевшую овальную форму, архитектор предполагал окружить зданиями с сильно выступающими цокольными частями, образующими как бы ступенчатые трибуны для размещения народа.
Начались широкие подготовительные работы; в специально выстроенном доме была сделана замечательная, сохранившаяся доныне, модель будущего сооружения, которая находится в Музее архитектуры им. А.В. Щусева в Москве; тщательно разрабатывались и проектировались Баженовым внутренняя отделка и оформление дворца.
Однако зодчего ждал жестокий удар: как выяснилось впоследствии, Екатерина II не собиралась доводить это грандиозное строительство до конца, оно было затеяно ею в основном с целью продемонстрировать могущество и богатство государства в период русско-турецкой войны. Уже в 1775 г. строительство полностью прекратилось.
В последующие годы наиболее крупной работой Баженова становится проектирование и постройка ансамбля в Цари?цыно под Москвой, предполагаемой летней резиденции Екатерины II. Ансамбль в Царицыно представляет собой загородную усадьбу с асимметричным расположением построек, исполненных в самобытном стиле, называемом иногда «русской готикой», но в известной мере основанном на использовании мотивов русской архитектуры XVII в.
Именно в традициях древнерусской архитектуры Баженов использует сочетание красных кирпичных стен царицынских построек с деталями из белого камня.
Сохранившиеся баженовские постройки в Царицыно – Оперный дом, Фигурные ворота, мост через дорогу – дают лишь частичное представление об общем замысле (илл. 32). Проект Баженова не только не был осуществлен, но даже уже почти законченный им дворец был отвергнут приехавшей императрицей и по ее приказу сломан. Долгое время руины дворца стояли нетронутыми, ныне он восстановлен и является крупным музейно-выставочным комплексом (илл. 33).


Илл. 32. Постройки В.И. Баженова в Царицыно:
мост через дорогу; Оперный дом и Фигурные ворота

Илл. 33. Ансамбль в Царицыно:
Большой дворец до и после реконструкции
Дань зарождающимся предромантическим тенденциям Баженов отдал в проекте Миха?йловского (Инжене?рного) замка, который с некоторыми изменениями был осуществлен архитектором В. Ф. Бре?нной (1745-1820). Построенный по распоряжению Павла I в Петербурге, Михайловский замок (1797-1800) представлял в то время сооружение, окруженное, как крепость, рвами, через которые были перекинуты подъемные мосты. Своеобразно сочетались здесь тектоническая ясность общего архитектурного замысла и вместе с тем сложность планировки (илл. 34).


Илл. 34. В. И. Баженов, В.Ф. Бренна. Михайловский (Инженерный) замок в Ленинграде. 1797-1800 гг. Южный и северный фасады
В большинстве своих проектов и сооружений Баженов выступал как крупнейший мастер раннего русского классицизма. Замечательным творением Баженова является дом Пашко?ва в Москве. Это здание было построено в 1784-1787 гг. Сооружение дворцового типа, дом Пашкова (названный так по фамилии первого владельца) оказался настолько совершенным, что и с точки зрения городского ансамбля и по своим высоким художественным достоинствам занял одно из первых мест среди памятников русской архитектуры всех времен (илл. 35, 36).


Илл. 35. В. И. Баженов. Дом П. Е. Пашкова в Москве.
Главный и дворовый фасады
Расположенный на холме, дом Пашкова обращен своим главным фасадом в сторону Кремля. Основной архитектурный массив дворца составляет его центральный трехэтажный корпус, увенчанный легким бельведе?ром – смотровой башней с выходом на площадку, окруженную балюстрадой. По обеим сторонам здания расположены два боковых двухэтажных корпуса. Центральный корпус дома Пашкова украшен колоннадой коринфского ордера, объединяющей второй и третий этажи. Боковые павильоны имеют гладкие колонны ионического ордера. Тонкая продуманность общей композиции и всех деталей сообщает этому сооружению необыкновенную легкость и вместе с тем значительность, монументальность. Подлинная гармония целого, изящество проработки деталей красноречиво свидетельствуют о гениальности его создателя.

Илл. 36. В.И. Баженов. Дом Пашкова: декоративные детали

Другим великим русским архитектором, работавшим одно время вместе с Баженовым, был Матвей Федорович Казако?в (1738-1812). Уроженец Москвы, Казаков еще более тесно, чем Баженов, связал свою творческую деятельность с московским зодчеством. Попав тринадцати лет в школу Д.В. Ухтомского, Казаков на практике постиг искусство архитектуры. Он не был ни в Академии художеств, ни за границей. С первой половины 1760-х гг. молодой Казаков уже работал в Твери, где по его проекту построен ряд зданий как жилого, так и общественного назначения.
В 1767 г. Казаков был приглашен Баженовым в качестве его непосредственного помощника для проектирования ансамбля нового Кремлевского дворца.
Одно из самых ранних и вместе с тем наиболее значительных и известных сооружений Казакова – здание Сена?та в Москве (1776-1787), расположенное внутри Кремля неподалеку от Арсенала (илл. 37-39). Треугольное в плане (с внутренними дворами), оно одним из фасадов обращено к Красной площади. Центральный композиционный узел здания – зал Сената, имеющий огромное по тому времени купольное перекрытие, диаметром около 25 м.
Сравнительно скромное оформление здания снаружи контрастно сопоставлено с великолепным решением круглого парадного зала, имеющего три яруса окон, колоннаду коринфского ордера, кессонированный купол и богатую лепнину.



Илл. 37. М.Ф.Казаков. Проект здания Сената в Московском Кремле:
фасад, план и разрез



Илл. 38. М.Ф.Казаков. Здание Сената в Московском Кремле:
общий вид, главный вход, угловой фасад и фасад внутреннего двора

Илл. 39. М. Ф. Казаков. Сенат в Московском Кремле: парадный зал
Следующее широко известное творение Казакова – здание Московского университета (1786-1793). На этот раз Казаков обратился к распространенному плану городской усадьбы в виде буквы П. В центре здания помещен актовый зал в форме полуротонды с купольным перекрытием. Первоначальный вид университета, построенного Казаковым, существенно разнится с тем наружным оформлением, которое придал ему Д. И. Жиля?рди, восстанавливавший университет после пожара Москвы 1812 г.
В XVIII в. здание выглядело более высоким и не столь развернутым по фасаду; главный фасад университета имел более стройную и легкую колоннаду портика (ионического ордера), стены здания расчленялись лопатками и филенками, торцы боковых крыльев здания имели ионические портики с четырьмя пилястрами и фронтоном (илл. 40).


Илл. 40. М. Ф. Казаков. Проект Московского университета: главный фасад
Так же, как и Баженов, Казаков иногда обращался в своем творчестве к традициям архитектуры Древней Руси, например в Петровском путевом дворце, построенном в 1775-1782 гг. (илл. 41).
Кувшинообразные колонны, арки, оформление окон, висячие гирьки и т. п. вместе с красными кирпичными стенами и украшениями из белого камня явно перекликались с допетровской архитектурой (илл. 42).




Илл. 41. М. Ф. Казаков. Петровский путевой дворец:
главный фасад и внутренний двор

Илл. 42. М. Ф. Казаков. Петровский путевой дворец: декоративные детали...





Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы

* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.