На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Понятие и содержание договора транспортной экспедиции, процедура его заключения и назначение. Методика определения степени ответственности экспедитора перед заказчиком по договору транспортной экспедиции. Проблема определения клиента, пути ее разрешения.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Правоведение. Добавлен: 28.10.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


2
Курсовая работа

По гражданскому праву
На тему:
"Договор транспортной экспедиции"


Содержание
Введение
1. Договор транспортной экспедиции
1.1 Понятие и содержание договора транспортной экспедиции
1.2 Заключение договора транспортной экспедиции
2. Актуальные проблемы правоприменительной и судебной практики
2.1 Ответственность экспедитора по договору транспортной экспедиции
2.2 Проблема определения клиента из договора транспортной экспедиции
Заключение
Список литературы
Введение
Актуальность темы. В действующем Гражданском кодексе Российской Федерации договору транспортной экспедиции посвящена глава 41 «Транспортная экспедиция» (ст. 801-806). Договор транспортной экспедиции по месту расположения регулирующих его норм, избранной законодателем схеме регулирования вытекающих из этого договора правоотношений, а также по его специфическим признакам, нашедшим отражение в ГК, представляет собой самостоятельный гражданско-правовой договор. Гражданский кодекс Российской Федерации не содержит каких-либо специальных правил о заключении договора транспортной экспедиции. Единственную норму, имеющую отношение к заключению этого договора, можно обнаружить в п. 1 ст. 802 ГК, согласно которому договор транспортной экспедиции заключается в письменной форме. Однако указанная норма не носит специального характера, а скорее констатирует применение к договору транспортной экспедиции общих положений о форме сделки. Ведь в соответствии с п. 1 ст. 161 ГК сделки юридических лиц между собой и с гражданами должны совершаться в простой письменной форме.
Объектом нашего исследования является совокупность общественных отношений возникающих в сфере применения и заключения договора транспортной экспедиции.
Предмет - договор транспортной экспедиции.
Цель работы:
- изучить договор транспортной экспедиции и выявить его основные положения.
Задачи:
1. Определить понятие договора транспортной экспедиции.
2. Раскрыть содержание договора транспортной экспедиции.
3. Изучить процедуру заключения договора транспортной экспедиции.
4. Определить ответственность экспедитора по договору транспортной экспедиции.
Методологическую основу исследования составляют основные теоретические положения общей теории права и гражданского права. В процессе работы использованы общенаучные и частнонаучные методы: исторический, статистический, социологический, структурно-функциональный анализ, методы моделирования и прогнозирования, сравнительно-правовой, формально-юридический.
При написании курсовой работы на тему «Договор транспортной экспедиции» нами были исследованы и проанализированы работы следующих авторов: Морозовой Н.В., Корнеева И.Л., Сергеева А.П., Парций Я.Е. Нормативную базу исследования составляют Гражданский кодекс РФ, Устав железнодорожного транспорта, ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности».
Структура нашей курсовой работы определяется целями и задачами исследования. Курсовая работа состоит из введения, двух глав, объединяющих четыре параграфа, заключения, списка источников и литературы.
1. Договор транспортной экспедиции

1.1 Понятие и содержание договора транспортной экспедиции

В действующем Гражданском кодексе Российской Федерации (далее - ГК РФ, Кодекс) договору транспортной экспедиции посвящена глава 41 «Транспортная экспедиция» (статьи 801-806). Договор транспортной экспедиции по месту расположения регулирующих его норм, избранной законодателем схеме регулирования вытекающих из этого договора правоотношений, а также по его специфическим признакам, нашедшим отражение в Кодексе, представляет собой самостоятельный гражданско-правовой договор.
В соответствии со статьей 801 (п. 1) ГК РФ под договором транспортной экспедиции понимается такой договор, по которому одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента - грузоотправителя или грузополучателя) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза. Договором транспортной экспедиции могут быть предусмотрены обязанности экспедитора организовать перевозку груза транспортом и по маршруту, избранными экспедитором или клиентом, обязанность экспедитора заключить от имени клиента или от своего имени договор (договоры) перевозки груза, обеспечить отправку или получение груза, а также другие обязанности, связанные с перевозкой. В качестве дополнительных услуг договором транспортной экспедиции может быть предусмотрено также осуществление таких необходимых для доставки груза операций, как получение требующихся для экспорта или импорта документов, выполнение таможенных и иных формальностей, проверка количества и состояния груза, его погрузка и выгрузка, уплата пошлин, сборов и других расходов, возлагаемых на клиента, хранение груза, его получение в пункте назначения, а также выполнение операций и услуг, предусмотренных договором.
С точки зрения общей характеристики всякого гражданско-правового договора договор транспортной экспедиции является консенсуальным, двусторонним, взаимным и возмездным.
Консенсуальный характер договора транспортной экспедиции выражается в том, что по указанному договору экспедитор обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза. Следовательно, соответствующие обязательства возникают в силу самого факта подписания соглашения между экспедитором и клиентом, законодательство никак не связывает момент возникновения указанного правоотношения с необходимостью передачи груза экспедитору, что могло бы служить признаком реального договора.
То обстоятельство, что договор транспортной экспедиции является двусторонним, взаимным и возмездным договором, вытекает из самого определения понятия этого договора, а именно из того факта, что экспедитор обязуется выполнить или организовать выполнение определенных договором транспортной экспедиции услуг за вознаграждение и за счет другой стороны. Помимо обязанности оплаты экспедиционных услуг, оказываемых экспедитором, обязательство на стороне клиента включает в себя также обязанность по предоставлению экспедитору документов и иной необходимой информации, в частности о свойствах груза и об условиях его перевозки. Причем исполнение экспедитором своего обязательства носит по отношению к исполнению клиентом обязанности представления документов и иной информации встречный характер (ст. 338 ГК РФ): в случае непредставления клиентом необходимой информации экспедитор вправе не приступать к исполнению своих обязательств по экспедированию грузов.
Содержание конкретного договора транспортной экспедиции представляет собой совокупность всех его условий. Однако, учитывая, что, как правило, условия договора определяют права и обязанности сторон, обычно и само содержание договора сводят к предусмотренным им правам и обязанностям сторон.
Применительно к содержанию договора транспортной экспедиции, вернее его идеальной модели, предусмотренной в ГК (ст. 801), обнаруживается одна интересная особенность его правового регулирования, а именно: права и обязанности его сторон - экспедитора и клиента - определяются как бы на трех разных уровнях. Во-первых, из самого определения договора транспортной экспедиции следует, что имеет место общая обязанность экспедитора выполнить или организовать выполнение предусмотренных договором услуг, связанных с перевозкой груза, а также общая обязанность клиента возместить экспедитору понесенные им расходы (так как услуги выполняются «за счет клиента») и оплатить оказанные услуги (так как услуги выполняются экспедитором «за вознаграждение»).
Во-вторых, ГК говорит о некоторых определенных обязанностях экспедитора, которые «могут быть предусмотрены» договором транспортной экспедиции, и относит к их числу следующие обязанности экспедитора: организовать перевозку груза транспортом и по маршруту, избранными экспедитором или клиентом; заключить от имени клиента или от своего имени договор (договоры) перевозки груза; обеспечить отправку и получение груза; другие обязанности, связанные с перевозкой.
В-третьих, в ст. 801 ГК говорится также о неких иных обязанностях экспедитора, исполнение которых также «может быть предусмотрено» договором транспортной экспедиции «в качестве дополнительных услуг», представляющих собой «необходимые для доставки груза операции», а именно: получение требующихся для экспорта или импорта документов; выполнение таможенных и иных формальностей; проверка количества и состояния груза; погрузка и выгрузка; уплата пошлин, сборов и других расходов, возлагаемых на клиента; хранение груза; получение груза в пункте назначения; иные операции и услуги, предусмотренные договором (п. 1 ст. 801 ГК).
Отмеченное весьма своеобразное правовое регулирование обязанностей экспедитора по договору транспортной экспедиции (а может, неудачное употребление законодателем в отношении них понятия «дополнительные услуги») породило в современной юридической литературе представление о том, что все обязанности экспедитора следует делить на «основные» и «дополнительные». Так, В.Т. Смирновым и Д.А. Медведевым высказано мнение о том, что «можно выделить выполняемые им основные обязанности (операции, услуги), имеющие общее значение, и дополнительные обязанности, обусловленные индивидуальными особенностями конкретного договора. Содержание основных обязанностей предопределено самой сущностью договора. Они включают в себя следующие операции: а) организацию перевозки груза определенным видом транспорта и по маршруту, выбранному клиентом или экспедитором; б) заключение договора перевозки груза от своего имени или от имени клиента; в) обеспечение отправки груза и его получения в согласованном месте; г) осуществление иных операций, непосредственно связанных с перевозкой…» Гражданское право: Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. - М., ИНФРА, 2005.
Дифференциация конкретных обязанностей экспедитора, проведенная в п. 1 ст. 801 ГК, с выделением категории тех обязанностей, которые осуществляются «в качестве дополнительных услуг», может быть объяснена лишь тем обстоятельством, что последние представляют собой не юридические действия экспедитора, а фактические (производственные, технические) операции, призванные обслуживать различные стадии транспортного процесса с учетом специфики осуществляемой перевозки груза. Поэтому включение в договор транспортной экспедиции указанных обязанностей, выполнение которых осуществляется экспедитором «в качестве дополнительных услуг», не сопряжено с необходимостью определять в том же договоре, от чьего имени будет действовать экспедитор, выполняя данные обязанности: от своего или от имени клиента на основе доверенности последнего.
Выполнение экспедитором другой категории обязанностей, не обозначенных законодателем в качестве «дополнительных услуг», в отличие от последних возможно лишь путем совершения экспедитором определенных юридических действий, а для этого он должен быть наделен соответствующими полномочиями либо непосредственно договором, когда он действует от своего имени, либо доверенностью, когда он действует от имени клиента.
Нам уже приходилось обращать внимание на то, что нормы о транспортной экспедиции, содержащиеся в главе 41 ГК, по сути своей представляют собой лишь свод правил, «вынесенных за скобки» и являющихся общими для всякого конкретного договора транспортной экспедиции, что подчеркивается и самим законодателем, отсылающим к специальному закону о транспортно-экспедиционной деятельности, который (в случае его принятия) и должен определить круг основных обязанностей экспедитора применительно к различным вариантам транспортно-экспедиционной деятельности. Именно этим объясняется то обстоятельство, что в п. 1 ст. 801 ГК предусмотрен лишь примерный перечень наиболее типичных обязанностей экспедитора, который к тому же носит диспозитивный характер. Более определенный и конкретный круг обязанностей экспедитора может быть сформулирован применительно к различным договорным моделям транспортной экспедиции.
Так, для договора о транспортно-экспедиционном обеспечении доставки груза получателю, когда экспедитор берется организовать перевозку груза транспортом и по маршруту, избранными экспедитором или клиентом, и обеспечивает доставку груза в пункт назначения собственным транспортом, круг иных обязанностей экспедитора может быть ограничен лишь принятием груза от клиента, его сопровождением и охраной в пути следования, обеспечением соблюдения маршрута и выдачей в пункте назначения грузополучателю. Если же указанный договор заключен на условиях привлечения иных перевозчиков, то он должен предусматривать следующий набор обязанностей экспедитора: принять груз от клиента; заключить от своего имени договоры перевозки с перевозчиками, соответствующими избранным сторонами видам транспортных средств и маршруту передвижения груза; обеспечить в пункте назначения принятие груза от последнего перевозчика, его доставку и выдачу получателю. Для исполнения последней обязанности экспедитор может привлечь иную экспедиторскую организацию, действующую в месте нахождения получателя груза, заключив с ней (от своего имени) соответствующий договор.
Очевидно, что при всех вариантах этой договорной модели экспедитор может принять на себя и целый ряд иных обязанностей, а именно: временное хранение груза; его сортировку и упаковку; погрузочно-разгрузочные операции; оформление перевозочных документов; их доставку клиенту; осуществление контроля за движением груза и предоставление соответствующей информации клиенту; предъявление претензий и исков перевозчику и т.п.
В договорах об отдельных транспортно-экспедиционных операциях и услугах могут содержаться самые различные варианты набора обязанностей экспедиторов, диктуемые предусмотренными такими договорами операциями и услугами, выполняемыми экспедиторами, которые, в свою очередь, определяются в зависимости от специализации соответствующей экспедиторской организации.
Обязанности клиента по договору транспортной экспедиции содержатся в самом определении этого договора (п. 1 ст. 801 ГК), а также в ст. 804 ГК. Согласно этим нормам во всех случаях и применительно ко всякому договору транспортной экспедиции клиент несет три обязанности: во-первых, клиент обязан предоставить экспедитору документы и другую информацию о свойствах груза, об условиях его перевозки, а также иную информацию, необходимую для исполнения экспедитором обязанностей, предусмотренных договором; во-вторых, клиент обязан возместить экспедитору расходы, понесенные им в связи с выполнением предусмотренных договором услуг; в-третьих, клиент обязан уплатить экспедитору вознаграждение за оказанные услуги в размере и порядке, предусмотренных договором.
Обязательства клиента, вытекающие из договоров транспортной экспедиции, предусматривающих обязанность экспедитора заключать договоры перевозки и совершать иные юридические действия от имени клиента, включают в себя также в императивном порядке обязанность клиента по выдаче экспедитору доверенности, необходимой для совершения им соответствующих юридических действий.
1.2 Заключение договора транспортной экспедиции

Гражданский кодекс Российской Федерации (глава 41) не содержит каких-либо специальных правил о заключении договора транспортной экспедиции. Единственную норму, имеющую отношение к заключению этого договора, можно обнаружить в п. 1 ст. 802 ГК, согласно которому договор транспортной экспедиции заключается в письменной форме. Однако указанная норма не носит специального характера, а скорее констатирует применение к договору транспортной экспедиции общих положений о форме сделки. Ведь в соответствии с п. 1 ст. 161 ГК сделки юридических лиц между собой и с гражданами должны совершаться в простой письменной форме.
До принятия ГК на территории Российской Федерации действовали императивные правила, специально предназначенные для регламентации порядка заключения договоров о транспортно-экспедиционном обслуживании. Указанные правила формально не отменены, однако должны считаться утратившими силу по причине их противоречия Кодексу.
Императивный характер норм о порядке заключения договоров о транспортно-экспедиционном обслуживании, действовавших в советское время, объяснялся существованием в то время механизма централизованного планирования как перевозок грузов, так и операций по их экспедированию.
В настоящее время в силу отсутствия специальных правил о заключении договора транспортной экспедиции в главе 41 ГК порядок заключения этого договора должен определяться исходя из общих положений о заключении гражданско-правовых договоров (глава 28 ГК). Согласно ст. 432 ГК договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной и считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Как известно, к существенным условиям всякого договора относятся условия о предмете договора; условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида; а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Кроме того, как уже отмечалось, договор транспортной экспедиции должен быть заключен в простой письменной форме. Следовательно, он может быть заключен не только путем составления одного документа и подписания его сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (п. 2 ст. 434 ГК).
Применительно к договору транспортной экспедиции законодателем не определен перечень условий, признаваемых существенными условиями данного договора. Поэтому можно говорить как о существенных лишь об условиях данного договора, предусматривающих действия сторон, составляющие предмет договора транспортной экспедиции, а также о тех условиях, в отношении которых одной из сторон сделано заявление о необходимости достичь соглашения. В частности, сторонами должны быть включены в договор транспортной экспедиции условия о конкретных услугах, связанных с перевозкой груза, выполнение которых (или организация их выполнения) возлагается на экспедитора, о порядке возмещения клиентом расходов, понесенных экспедитором в связи с выполнением этих услуг, размере и порядке выплаты вознаграждения экспедитору за услуги, оказываемые клиенту. Правда, последнее условие (о вознаграждении экспедитора) относится к так называемым определимым существенным условиям договора и его отсутствие в тексте конкретного договора транспортной экспедиции может быть компенсировано применением общего правила об определении цены по возмездному договору, содержащегося в п. 3 ст. 424 ГК: в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы и услуги. Во всяком случае, договор транспортной экспедиции, не содержащий условия о размере вознаграждения, подлежащего уплате экспедитору, не может быть признан незаключенным по причине отсутствия соглашения сторон по этому существенному условию договора.
Для классификации правоотношений сторон в качестве договора транспортной экспедиции необходимо констатировать не только то обстоятельство, что между сторонами достигнуто соответствующее соглашение в простой письменной форме (в том числе путем обмена письмами, телеграммами и т.п. или путем акцепта письменной оферты конклюдентными действиями) по всем существенным условиям договора транспортной экспедиции. Следует принимать во внимание и цель данного договора (обеспечение перевозки груза), а также соблюдение требований, предъявляемых к субъектному составу договора транспортной экспедиции. Иллюстрацией к сказанному может служить следующий пример из судебно-арбитражной практики.
Строительная организация обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании с акционерного общества денежной суммы в размере уплаченных железной дороге за ответчика железнодорожных тарифов за перевозку грузов акционерного общества с начислением на указанную сумму процентов годовых за пользование чужими денежными средствами. В обоснование иска строительная организация ссылалась на то, что между сторонами сложились договорные отношения по транспортной экспедиции, поскольку оплата перевозок грузов осуществлялась на основании письменных заявок акционерного общества, которые должны быть признаны офертой, а действия строительной организации по уплате соответствующих сумм - акцептом (конклюдентные действия). Таким образом, ответчику на основе заключенного договора были оказаны услуги, связанные с перевозкой его грузов.
При рассмотрении дела выяснилось, что истцом действительно была произведена уплата железной дороге тарифа за перевозки грузов по пяти железнодорожным накладным, грузоотправителем по которым выступал ответчик. Суд констатировал, что в соответствии со ст. 81 Транспортного устава железных дорог Российской Федерации (далее - ТУЖД) <*> плата за перевозки грузов может вноситься экспедиторами, выступающими от имени грузоотправителей или грузополучателей. Однако арбитражный суд признал, что в материалах дела отсутствуют доказательства заключения между сторонами договора транспортной экспедиции и в связи с этим требования истца не могут быть квалифицированы как требования экспедитора о возмещении ему расходов, понесенных при исполнении транспортно-экспедиционных обязательств, что выдвигалось истцом в качестве предмета предъявленного им иска. В результате в удовлетворении исковых требований было отказано Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 29 января 2001 г. №А28-4140/00-197/8.
2. Актуальные проблемы правоприменительной и судебной практики
2.1 Ответственность экспедитора
Часть первая Гражданского кодекса предусматривает общие положения договорной ответственности сторон, действующие и в отношении договора транспортной экспедиции в той части, в которой отсутствует специальное регулирование имущественной ответственности экспедитора и клиента, предусмотренное Гражданским кодексом и Федеральным законом от 30 июня 2003 г. №87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности».
До принятия названного Закона общие положения действовали во всех случаях нарушения договора транспортной экспедиции, за исключением нарушения обязательства, вызванного ненадлежащим исполнением договоров перевозки грузов - в этом случае ответственность экспедитора перед клиентом определялась по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик. С принятием Закона о транспортно-экспедиционной деятельности сфера действия общих положений в транспортно-экспедиционных обязательствах (главным образом в отношении экспедитора) сузилась. Нормы об ответственности экспедитора превратились в достаточно обширную и, к сожалению, несколько запутанную систему. Предусмотренные названным Законом нормы об ответственности экспедитора за утрату, недостачу, повреждение (порчу) груза, произошедшие не в связи с нарушением договора перевозки, на основаниях освобождения экспедитора от ответственности за нарушение обязательств, а также требование об обязательном предъявлении претензий, определение возникновения права на предъявление претензии, установление специального срока исковой давности не соответствуют правовому регулированию договора транспортной экспедиции Гражданским кодексом Российской Федерации, который предусматривает возможность установления иных (нежели содержащиеся в нем) правил Законом о транспортно-экспедиционной деятельности, другими законами или иными правовыми актами лишь в отношении условий выполнения договора транспортной экспедиции (п. 3 ст. 801 ГК РФ), но не иных вопросов, в частности вопросов ответственности и порядка защиты нарушенных прав.
Предусмотренную Законом ответственность экспедитора можно классифицировать на два вида: ответственность экспедитора при оказании услуг в международных сообщениях и ответственность экспедитора при оказании услуг во внутрироссийских сообщениях. При международных сообщениях ответственность в определенных случаях ограничивается предусмотренной Законом определенной суммой расчетных единиц, для внутрироссийских сообщений подобного ограничения, выраженного в условных единицах, Законом не установлено.
Ответственность экспедитора при оказании услуг в международных сообщениях классифицируется на следующие подвиды.
1. Ответственность при условии использования соответствующих экспедиторских документов и при возникновении ущерба иного, нежели утрата, недостача, повреждение (порча) груза. Предел ответственности экспедитора - 666,67 расчетной единицы за место или иную единицу отгрузки.
2. Ответственность при использовании соответствующих экспедиторских документов и при возникновении ущерба в виде утраты, недостачи, повреждения (порчи) груза. Предел ответственности экспедитора - 2 расчетные единицы за килограмм общего веса утраченного, недостающего или поврежденного (испорченного) груза.
3. Иные случаи ответственности, определяемые в соответствии с применяемым российским правом, относящимся к оказанию экспедиторских услуг во внутрироссийских сообщениях.
Ответственность экспедитора при оказании услуг во внутрироссийских сообщениях классифицируется на следующие подвиды.
1. Ответственность экспедитора, возникшая в связи с нарушением перевозчиком договора перевозки. В данном случае необходимо руководствоваться нормами соответствующих транспортных уставов (кодексов).
2. Ответственность за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза, возникших не по договору перевозки. Предел ответственности установлен в размере действительной или объявленной стоимости утраченного (поврежденного) груза.
3. Иные случаи ответственности, определяемые согласно общим положениям ГК РФ и предусматривающие ответственность экспедитора в полном объеме.
Ответственность экспедитора, определяемая в соответствии с общими положениями ГК РФ, характеризуется, в частности, тем, что одним из ее условий является не вина экспедитора, а обычный предпринимательский риск. Примером возложения на экспедитора такой ответственности является ответственность за ненадлежащее информирование клиента, например за неуведомление клиента о прибывающем грузе.
Если нарушение транспортно-экспедиционного обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договора перевозки, ответственность перед клиентом экспедитора, заключившего договор перевозки, определяется на основании правил, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик. Указанное правило действует при осуществлении как внутрироссийских перевозок, так и международных перевозок, с одним исключением: предел ответственности в международных перевозках, когда используются соответствующие экспедиторские документы, определяется не транспортным уставом или кодексом, а непосредственно Законом «О транспортно-экспедиционной деятельности».
Несмотря на то, что и ГК РФ, и названный Закон при отсылке к транспортным уставам (кодексам) говорят исключительно о договоре перевозки, представляется, что правило, отсылающее к соответствующим транспортным уставам (кодексам), действует также и при нарушении перевозчиком договора об организации перевозок, который, как и договор перевозки груза, опосредует перевозочный процесс.
Бремя доказывания факта нарушения транспортно-экспедиционного обязательства по причине нарушения договора перевозки лежит на экспедиторе.
По транспортно-экспедиционному договору об организации доставки груза клиенту противостоит один обязанный субъект - экспедитор, выполняющий транспортно-экспедиционную деятельность от своего имени. С одной стороны, с точки зрения субъективного состава клиенту совершенно неважно, какой из участников перевозочного процесса нарушил свои обязательства, так как перед клиентом всегда отвечает экспедитор. С другой стороны, клиенту важно определить, какой из участников перевозочного процесса нарушил обязательство. Так, если нарушение произошло со стороны перевозчика, то ответственность экспедитора будет ограниченной; если нарушил обязательство непосредственно экспедитор или иной участник и нарушение привело к последствиям иным, чем утрата, недостача или повреждение (порча) груза, то ответственность экспедитора будет полной.
Если экспедитор докажет, что ненадлежащее исполнение им своих обязательств по договору транспортной экспедиции произошло из-за ненадлежащего выполнения договора перевозки перевозчиком, экспедитор, во-первых, несет ограниченную ответственность перед клиентом, а во-вторых, применяется перечень обстоятельств, освобождающих перевозчика от ответственности за утрату, недостачу или повреждение (порчу) принятого для перевозки груза и за иные виды нарушений обязательств. Такие перечни предусмотрены конкретными транспортными уставами (кодексами). Например, железнодорожный перевозчик освобождается от уплаты штрафа за невыполнение принятой заявки, в частности, вследствие сложившихся у перевозчика при использовании инфраструктуры обстоятельств, препятствующих осуществлению перевозок. Определение ответственности экспедитора в рассматриваемой ситуации аналогично ответственности перевозчика, нарушившего свое обязательство. Это вполне обоснованно, так как иначе экспедитор нес бы дополнительные убытки, а клиент получал бы полное возмещение, которое он не смог бы получить, если бы обращался к перевозчику, минуя экспедитора.
Как было отмечено, нарушение обязательств по договору экспедиции, вызванное ненадлежащим исполнением договоров перевозки, влечет применение к экспедитору тех же правил, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик. При этом согласно ст. 79 Устава железнодорожного транспорта в случае утраты, недостачи или повреждения (порчи) грузов при перевозках в прямом смешанном сообщении ответственность перед грузополучателем несет перевозчик соответствующего вида транспорта, выдающий грузы. Следовательно, для определения оснований и размера ответственности экспедитора перед клиентом не нужно определять соответствующий участок перевозки, на котором произошла утрата, недостача или повреждение (порча), а нужно знать конечного перевозчика, что удобно для клиента.
Ответственность экспедитора носит двусторонний характер: он отвечает за вину клиента перед перевозчиком и за вину последнего перед клиентом. Так, при доставке груза от склада клиента до железнодорожной станции (порта) экспедитор, не имеющий собственного транспорта, заключает договор с автотранспортной организацией, в котором предусматривается штраф за сверхнормативный простой в пунктах погрузки-выгрузки. Если штраф был взыскан с экспедитора, он затем взыскивает штраф с виновной стороны: клиента или с железнодорожного, водного, воздушного перевозчика. В данном случае присутствует ответственность экспедитора за чужую вину. Часть штрафных санкций в силу самых разнообразных причин (трудности доказывания, просрочка сроков исковой давности и т.д.) могут оказаться невзысканными и лягут на экспедитора - в этом заключается риск ответственности за чужую вину. Подобная ответственность является характерной чертой не только договора транспортной экспедиции, но и любого другого договора, где происходит возложение исполнения обязательства на третье лицо.
При утрате, недостаче или повреждении груза, возникших не из договора перевозки, Законом «О транспортно-экспедиционной деятельности» предусмотрено специальное регулирование ответственности экспедитора.
Под утратой груза понимается невозможность перевозчика (экспедитора) выдать груз получателю по истечении установленного срока доставки. При осуществлении транспортно-экспедиционной деятельности, так же как и при осуществлении перевозки, утрата груза - понятие не только фактическое, но и юридическое, причем по своему объему последнее шире, чем понятие «фактическая утрата груза». Утрата груза возникает не только в тех случаях, когда груз фактически отсутствует (например, при хищении, гибели груза), но и тогда, когда он не уничтожен и не похищен, но не может быть своевременно вручен перевозчиком надлежащему грузополучателю.
Груз считается утраченным, если он не был выдан по истечении тридцати дней со дня истечения срока доставки, определенного договором транспортной экспедиции, или, если такой срок договором не определен, в течение разумного срока, необходимого для доставки груза и исчисляемого со дня принятия экспедитором груза для перевозки. Закон «О транспортно-экспедиционной деятельности» подразумевает под договором транспортной экспедиции именно такой договор, в соответствии с которым экспедитор организует доставку «от двери до двери», и понятие «утрата груза» относится именно к транспортно-экспедиционному договору об организации доставки груза. Думается, что при осуществлении неполной экспедиции (или экспедиции по отправлению (прибытию)) для классификации груза в качестве утраченного не должен применяться тридцатидневный срок - в данном случае правоприменителю следует оперировать понятием «разумный срок», определяемый исходя из конкретных условий. Тридцатидневный срок, установленный Законом «О транспортно-экспедиционной деятельности» для признания груза утраченным, следует применять при утрате в случае, если экспедитор не докажет, что утрата вызвана ненадлежащим исполнением договора перевозки. При доказанности данного факта следует применять нормы соответствующих транспортных уставов или кодексов. Например, ст. 45 Устава железнодорожного транспорта РФ предусматривает основанием для признания груза утраченным невыдачу груза грузополучателю по истечении тридцати дней со дня истечения срока доставки или по истечении четырех месяцев со дня приема груза для перевозки в прямом смешанном сообщении.
Груз, который доставлен, но не выдан получателю, указанному в договоре транспортной экспедиции, или уполномоченному им лицу по причине неуплаты причитающегося экспедитору вознаграждения, утраченным не считается, если экспедитор своевременно уведомил клиента об оказании экспедиционных услуг в порядке, предусмотренном договором транспортной экспедиции. Это, прежде всего, связано с правом экспедитора на удержание, которое предоставляется экспедитору лишь в случае, если это предусмотрено соглашением сторон. Рассматриваемая норма о невыдаче груза детализирует общую норму об удержании применительно к вопросу, связанному с утратой груза, а также дополнительно устанавливает требование о своевременном уведомлении клиента со стороны экспедитора об оказании экспедиционных услуг в порядке, предусмотренном договором транспортной экспедиции.
Недостача груза имеет место при утрате какого-либо количества груза, представляющего собой однородную массу (каменный уголь, зерно и т.п.). Повреждением груза именуется физическое (механическое) изменение груза, влекущее за собой понижение его ценности либо полную или частичную невозможность использования. Порча груза означает биологическое или химическое изменение, влекущее за собой понижение ценности груза или полную или частичную невозможность его использования.
Экспедитор отвечает за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза с момента принятия груза и до выдачи груза получателю. До принятия Закона «О транспортно-экспедиционной деятельности» юридическим закреплением момента перехода груза во владение экспедитора являлось оформление товарно-транспортных документов. В настоящее время ответственность экспедитора наступает после принятия им груза, что подтверждается выдачей клиенту экспедиторского документа и действует до выдачи груза получателю, указанному в договоре транспортной экспедиции, или уполномоченному им лицу. Получателем в договоре транспортной экспедиции может быть назван как конечный получатель - при организации экспедитором доставки груза либо при осуществлении экспедиции по получению, так и основной перевозчик - при осуществлении экспедиции по отправлению.
Если получатель отказывается от принятия груза, экспедитор должен уведомить об этом клиента. В данном случае клиент считается просрочившим исполнение своего обязательства, и экспедитор, не передавший груз получателю, не должен нести ответственность за последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения обязательства.
С принятием Закона «О транспортно-экспедиционной деятельности» ответственность экспедитора за утрату, недостачу, повреждение (порчу) груза, произошедшие как во время перевозки, так и в иное время нахождения груза в его ведении, носит ограниченный характер и размер ответственности исчисляется в принципе одинаково.
Если утрата, недостача или повреждение (порча) произошли при осуществлении перевозки, то к экспедитору применяются нормы соответствующего транспортного устава (кодекса). Если же утрата, недостача или повреждение (порча) груза произошли не во время перевозки, то применяется норма Закона «О транспортно-экспедиционной деятельности», непосредственно регулирующая указанные отношения и не рассматриваемая в качестве специальной по отношению к общей норме, устанавливающей применение транспортного законодательства. Несмотря на то что норма об ответственности экспедитора, определяемой по ответственности перевозчика, находится в статье, именуемой «Общие основания ответственности», анализ иных ее пунктов приводит к выводу, что статья Закона, непосредственно регулирующая вопросы ответственности при утрате, недостаче или повреждении (порче) груза, в данном случае не является специальной. В подтверждение можно отметить, что в п. 3 ст. 6 Закона «О транспортно-экспедиционной деятельности», содержащей общее правило об ограничении ответственности, выраженной в расчетных единицах, при осуществлении международных сообщений, имеется прямая ссылка на специальную норму об утрате, недостаче или повреждении (порче) груза при оказании экспедиционных услуг, связанных с перевозками в международных сообщениях.
За утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза экспедитор несет ответственность перед клиентом в виде возмещения реального ущерба, при этом понятие реального ущерба в Законе «О транспортно-экспедиционной деятельности» тождественно понятию действительной (части действительной) стоимости груза либо объявленной (части объявленной) стоимости груза. Однако очевидно, что реальный ущерб по своему содержанию шире действительной либо объявленной стоимости груза.
Экспедитор несет ответственность перед клиентом за утрату или недостачу груза, принятого для перевозки без объявления ценности, в размере действительной (документально подтвержденной) стоимости груза или недостающей части; за повреждение (порчу) груза, принятого для перевозки без объявления ценности, в размере суммы, на которую понизилась действительная (документально подтвержденная) стоимость груза, а при невозможности восстановления поврежденного груза - в размере действительной (документально подтвержде и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.