На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Закон о СМИ. Принятые поправки. Антиэкстремистская поправка. Закон о монетизации. Обсуждаемые поправки. Антитеррористические поправки. Поправка против насилия и жестокости. Развитие законодательства о СМИ.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Правоведение. Добавлен: 06.10.2006. Сдан: 2006. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


26
Закон о средствах массовой информации и свобода слова
Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 2124-I "О средствах массовой информации" (далее - Закон о СМИ) из-за многочисленных поправок, принятых за пятнадцать лет его действия, уже напоминает лоскутное одеяло. По оценке одного из авторов Закона М.А. Федотова, эти поправки в большинстве своем, "мягко говоря, неудачны, но за небольшим исключением абсолютно безвредны".
Причину М.А. Федотов видит в низкой юридической квалификации законодателей: "Например, поправка в статьи 30 и 31, внесенная в 1995 г., согласно которой комиссии в регионах по телерадиовещанию должны были именоваться не региональными, а территориальными. Ну какая разница, как их именовать, если они так никогда и не были созданы? Или поправка, тоже внесенная в первой половине 90-х годов, в статью 4, гласит, что нельзя использовать СМИ для распространения передач, пропагандирующих порнографию. Но, простите, в самом Законе с самого начала было записано, что СМИ нельзя использовать для совершения уголовно наказуемых деяний, а пропаганда или распространение порнографии как раз относится к таковым. Зачем же нужно снова было это писать?" .
Есть среди поправок и весьма полезные: о защите прав несовершеннолетних (от 5 августа 2000 г.), о запрете пропаганды наркотиков (от 20 июня 2000 г.) и некоторые другие. Но, к сожалению, в Закон были внесены и такие коррективы, которые представляют угрозу для свободы СМИ.
Разобраться в хитросплетениях политики, выявить подлинные мотивы тех или иных действий непросто. Зачастую попытки ограничить свободу слова недобросовестно оправдываются необходимостью защитить личность от нарушений неприкосновенности частной жизни, а ограничение доступа к информации объясняется интересами национальной безопасности. Классический аргумент сторонников цензуры - забота о нравственности, защита от порнографии и пропаганды насилия.
Журналистское сообщество всерьез озабочено участившимися попытками реформировать Закон о СМИ. Среди уже внесенных и предлагаемых изменений немало таких, которые многие специалисты оценивают как ограничение свободы массовой информации. Именно такие поправки являются предметом нашего исследования.
Принятые поправки
Антиэкстремистская поправка. Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 112-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" внес изменения в ст. 4 и 16 Закона о СМИ. В новой редакции ст. 4 ("Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации") появилась строка: "Не допускается использование средств массовой информации для осуществления экстремистской деятельности".
Внесенное в ч. 1 ст. 4 Закона о СМИ изменение, с одной стороны, существенно расширило объем понятия "злоупотребление свободой массовой информации", а с другой - позволило его отчасти конкретизировать за счет детализированного определения понятия "экстремизм" в ст. 1 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности". Легальные определения понятий "экстремизм" и "экстремистские материалы", сформулированные в данной статье, введены для того, чтобы четко отграничивать законную деятельность журналиста по освещению темы терроризма и экстремизма от противозаконного использования СМИ для осуществления экстремистской деятельности.
Под "экстремистскими материалами" понимаются "предназначенные для обнародования документы либо информация на иных носителях, призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, в том числе труды руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие или оправдывающие национальное и (или) расовое превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы".
Внесение в ст. 16 Закона о СМИ дополнительной ч. 4 существенно расширило арсенал средств воздействия властей на организации, осуществляющие выпуск экстремистских СМИ. Она гласит: "Деятельность средства массовой информации может быть также прекращена в порядке и по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О противодействии экстремистской деятельности" .
Правовая норма, содержащаяся в новой ч. 4 ст. 16 Закона о СМИ, связана с нормами ст. 8, 10 и 12 Закона о противодействии экстремизму. Статья 8 ("Предупреждение о недопустимости распространения экстремистских материалов через средство массовой информации и осуществления им экстремистской деятельности") устанавливает: "В случае распространения через средство массовой информации экстремистских материалов либо выявления фактов, свидетельствующих о наличии в его деятельности признаков экстремизма, учредителю и (или) редакции (главному редактору) данного средства массовой информации уполномоченным государственным органом, осуществившим регистрацию данного средства массовой информации... выносится предупреждение в письменной форме о недопустимости таких действий либо такой деятельности с указанием конкретных оснований вынесения предупреждения, в том числе допущенных нарушений. В случае если возможно принять меры по устранению допущенных нарушений, в предупреждении также устанавливается срок для устранения указанных нарушений, составляющий не менее десяти дней со дня вынесения предупреждения. Предупреждение может быть обжаловано в суд в установленном порядке. В случае если предупреждение не было обжаловано в суд в установленном порядке или не признано судом незаконным, а также если в установленный в предупреждении срок не приняты меры по устранению допущенных нарушений, послуживших основанием для вынесения предупреждения, либо если повторно в течение двенадцати месяцев со дня вынесения предупреждения выявлены новые факты, свидетельствующие о наличии признаков экстремизма в деятельности средства массовой информации, деятельность соответствующего средства массовой информации подлежит прекращению в установленном настоящим Федеральным законом порядке" . В дополнение к этому ст. 13 ("Борьба с распространением экстремистских материалов") уточняет: "Организация, дважды в течение двенадцати месяцев осуществившая издание экстремистских материалов, лишается права на ведение издательской деятельности".
Стоит отметить, что при решении вопроса об ответственности журналиста за обнародованную информацию необходимо учитывать отношение публикатора к воспроизводимым материалам. Несправедливо отождествлять позицию редакции или взгляды журналиста и идейное содержание цитируемого источника, как это произошло в деле против газеты "Завтра".
Минпечати России 26 февраля 2003 г. вынес официальное предупреждение в адрес редакции леворадикальной газеты "Завтра" о недопустимости распространения экстремистских материалов. Предупреждение было связано с публикацией беседы главного редактора газеты Александра Проханова с эмиссаром чеченских сепаратистов Ахмедом Закаевым, состоявшейся 6 и 7 февраля 2003 г. "Редакция, опубликовав материал, возбуждающий национальную рознь и оправдывающий необходимость осуществления экстремистской деятельности, нарушила требования ст. 4 Закона о СМИ и ст. 1 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" , - говорилось в предупреждении Минпечати. В сопроводительном письме указывалось, что текст данного предупреждения должен быть опубликован в очередном номере газеты "Завтра". Александр Проханов пытался доказать в суде незаконность вынесенного предупреждения, но Тверской межмуниципальный суд Москвы не удовлетворил этот иск.
Согласно заключению эксперта - доктора исторических наук, главного научного сотрудника Института этнологии и антропологии имени Н.Н. Миклухо-Маклая, председателя координационного совета чеченских культурных и общественных организаций Москвы Джабраила Гакаева, - Александр Проханов пропагандирует "идеи чеченского сепаратизма, во многом солидаризируясь с тем, что говорят и делают чеченские террористы", "клевещет на чеченцев", "разжигает межэтническую рознь и ненависть между русскими и чеченцами" .
Если последует второе предупреждение, издание будет закрыто. "Я потрясен! - прокомментировал решение суда Александр Проханов. - Других поводов придраться к нам Минпечати, если захочет, найдет сколько угодно" .
Возникает вопрос, не являются ли отдельные случаи привлечения редакций и учредителей СМИ к ответственности за распространение "экстремистских материалов" или осуществление ими "экстремистской деятельности" попытками подменить борьбу с действительно вредоносными материалами возможностью ограничивать осуществление свободы массовой информации теми или иными СМИ, выражающими позицию, не совпадающую с мнением чиновников и политиков ? Очевидна необходимость четкой границы между ответственностью тех, кто выступает в духе разжигания ненависти, и ответственностью журналистов и редакций СМИ, рассказывающих об этих выступлениях в рамках своих задач по информированию общества.
В этом смысле показательно дело "Йерсилд против Дании" (небезызвестное разбирательство по поводу сюжета о расистах, так называемых "зеленых куртках"). В решении Европейского суда по правам человека от 23 сентября 1994 г. сказано: "Репортажи, основанные на интервью, - неважно, отредактированных или нет, - представляют собой одно из важнейших средств, при помощи которых пресса может играть свою исключительно важную роль "сторожевого пса общества". Наказание журналистов за содействие в распространении заявлений, сделанных другим лицом в ходе интервью, могло бы серьезно помешать средствам массовой информации вносить свой вклад в обсуждение проблем, представляющих общественный интерес, если только речь не идет об особо серьезных ситуациях... Нет сомнений, что высказывания, за которые были осуждены "зеленые куртки", были более чем оскорбительны для лиц, принадлежавших к тем группам, против которых они были нацелены, и что такие замечания не пользуются защитой статьи 10 Европейской конвенции. Однако, даже учитывая манеру, в которой заявитель подготовил телевизионный сюжет о "зеленых куртках", не было доказано, что данный телевизионный сюжет, взятый в целом, оправдывал осуждение и наказание журналиста за преступление, предусмотренное Уголовным кодексом".
Подобные аргументы могут быть применимы и в деле против газеты "Завтра". Очевидно, что редакция и интервьюер не должны нести ответственность за содержание опубликованной беседы. В этом случае необходимо особо подчеркнуть полярность позиций журналиста А. Проханова и эмиссара А. Закаева. Такое заключение вытекает из самого интервью. Например, А. Проханов обращается к собеседнику: "Я очень внимательно вас слушаю, не хочу возражать. Однако есть и русское представление о том, что происходит", или: "Мы говорили как два политических антагониста, как два политика и солдата, за каждым из которых своя правда".
К сожалению, европейская практика российскими судами чаще всего не учитывается. И хотя российское право не является прецедентным, верховенство международных соглашений, пактов и конвенций, подписанных Россией, в отечественном законодательстве предусмотрено, а ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах и ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека входят в систему законодательства РФ. Однако не известно ни об одном случае прямого применения этих норм в судебной практике, связанной с проблемами свободы информации.
Приостановление выпуска СМИ за нарушение законодательства РФ о выборах и референдумах. Федеральный закон от 4 июля 2003 г. N 94-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" дополнил Закон о СМИ новой ст. 16.1 "Приостановление выпуска средства массовой информации за нарушение законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах" следующего содержания:
"Если в период избирательной кампании, кампании референдума после вступления в силу решения суда о привлечении главного редактора или редакции радио- и телепрограммы, периодического печатного издания, иной организации, осуществляющей выпуск средства массовой информации... к административной ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах этот главный редактор или эта организация допустит повторное нарушение законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах, Центральная избирательная комиссия Российской Федерации... вправе обратиться в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий регистрацию средств массовой информации, с представлением о приостановлении выпуска средства массовой информации, использованного в целях совершения указанных нарушений. Указанный федеральный орган исполнительной власти в пятидневный срок, но не позднее дня, предшествующего дню голосования, а в день, предшествующий дню голосования, и в день голосования, немедленно осуществляет с привлечением заинтересованных лиц проверку фактов, изложенных в представлении, и обращается в суд с заявлением о приостановлении выпуска средства массовой информации... Приостановление выпуска средства массовой информации... осуществляется судом на срок до момента окончания голосования на выборах, референдуме, а в случае, если проводится повторное голосование, - до момента окончания повторного голосования".
Рассматриваемая поправка "находится в глубоком противоречии с требованиями российской Конституции и законов", - утверждает М.А. Федотов. Во-первых, она вводит неадекватное ограничение свободы массовой информации. Напомним, что при рассмотрении дел, связанных с проблемой ограничения права человека на информацию, Конституционный Суд РФ придерживается правовой позиции, согласно которой всякое подобное ограничение должно быть соразмерно конституционно признаваемым целям такого ограничения .
Во-вторых, ст. 16.1 Закона о СМИ противоречит основополагающим нормам Кодекса РФ об административных правонарушениях. На это было обращено внимание в заключении Правового управления Государственной Думы по проекту Федерального закона от 4 июля 2003 г. N 94-ФЗ, где указывалось: "В предлагаемой части 5 новой статьи 16.1 Закона фактически раскрыта объективная сторона некоторых правонарушений законодательства о выборах и референдумах, что может повлечь за собой конкуренцию действующих и проектируемых норм, в том числе и Кодекса РФ об административных правонарушениях. В этой связи также обращаем внимание, что согласно статьям 1.1 и 1.3 КоАП РФ установление административной ответственности, в том числе за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами, а также порядка производства по делам об административных правонарушениях допускается именно в КоАП РФ, а не в иных законодательных актах".
Если рассматривать приостановление выпуска СМИ как меру пресечения административного правонарушения, то налицо явная коллизия с положениями ст. 27.1 КоАП РФ, которая разрешает в целях пресечения административного правонарушения применять только такие меры, как осмотр принадлежащих юридическому лицу помещений, изъятие вещей и документов, арест товаров и иных вещей и т.д. В КоАП РФ просто нет такой меры пресечения, как приостановление или запрет выпуска средства массовой информации.
Если же рассматривать приостановление выпуска СМИ как административное наказание, то возникает противоречие со ст. 3.2 КоАП РФ, содержащей исчерпывающий перечень видов административных наказаний. Данная статья устанавливает, что в отношении юридических лиц наказания, за исключением предупреждения и штрафа, могут устанавливаться только самим Кодексом, а значит, никак не Законом о СМИ.
Вызывает недоумение и предусмотренное в ст. 16.1 право регистрирующего органа объявлять редакциям СМИ предупреждения за нарушения законодательства о выборах. В действующем Законе о СМИ основанием для предупреждения может быть только злоупотребление свободой массовой информации, например осуществление экстремистской деятельности.
Также данная статья Закона о СМИ находится в противоречии с нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Она предусматривает, что рассмотрение заявления о приостановлении выпуска СМИ осуществляется судом в порядке, установленном для производства по делам о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации (ст. 259 - 261 ГПК РФ). Однако в этих статьях ГПК среди всего множества субъектов, наделенных правом подавать заявления в суд, нет такого субъекта, как "орган исполнительной власти, осуществляющий регистрацию средств массовой информации". В свою очередь, среди возможных ответчиков по таким делам нет такого субъекта, как "организация, осуществляющая выпуск средства массовой информации".
Итак, участвуя в избирательной кампании, редакция печатного СМИ может понести не только имущественные потери вследствие наложения административного штрафа, но и быть полностью выключенной из процесса выборов. Примеры тому есть. Так, в ходе выборов депутатов Госдумы в Удмуртии один из членов окружной избирательной комиссии по выборам депутатов Госдумы по Ижевскому одномандатному избирательному округу N 29 изъял весь тираж газеты "Агентство информации Удмуртии" . Подобные случаи не единичны.
Расплывчатое определение понятия "предвыборная агитация" позволяет властям признать любую информацию о кандидате противозаконной предвыборной агитацией. Найти элементы агитации можно даже во вносимых на рассмотрение в Думу документах. Например, законопроект "О государственных гарантиях равных прав и свобод мужчин и женщин и равных возможностей для их реализации" уже по названию можно "заподозрить" в предвыборной агитации как дающий большие шансы заполучить на выборах женские голоса . Под действие Закона подпадают и партийные газеты. Получается, что партийная пресса не должна иметь собственных политических предпочтений.
Юрист Фонда защиты гласности Владислав Быков сделал по этому поводу специальный комментарий: "Действительно, соблюдать требования Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и не распространять в статьях и передачах агитационные материалы под видом информационных, даже если они действительно являются сугубо информационными и преследовали своей целью информировать избирателей, а не агитировать, - чрезвычайно сложно, если вообще возможно. Действующий Закон, регламентирующий, что является предвыборной агитацией, определяет ее через набор каучуковых признаков, позволяющих растягивать их до бесконечности. Получается, что в любом материале, где есть фамилия кандидата, легче найти признаки предвыборной агитации, чем сосчитать количество слов в статье".
Комментируемая поправка является крайне спорной и вызывает ряд вопросов: насколько возможно жесткое разграничение понятий "агитация" и "информация", кто будет контролировать региональные СМИ и др. Пожалуй, определенно можно признать лишь то, что она сравнительно ясно и подробно прописывает процедуру ограничения свободы дискуссии в обществе в период выборов.
Закон о монетизации лишил СМИ государственной поддержки. Федеральный закон от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ, более известный как Закон о монетизации был принят Государственной Думой 5 августа 2004 г. и через четыре дня одобрен Советом Федерации. Из-за споров вокруг пенсионеров и льготников большинство журналистов и журналистских организаций наверняка не обратили внимания на то, что названным Законом признаны утратившими силу Федеральные законы "Об экономической поддержке районных (городских) газет" и "О государственной поддержке средств массовой информации и книгоиздания в Российской Федерации".
"Депутаты из Комитета Госдумы по информационной политике были поражены, обнаружив, что 122-й Закон выбросил на помойку законы о господдержке СМИ и книгоиздания, об экономической поддержке районных и городских газет, внес принципиальные изменения в Закон о СМИ. Казалось бы, какая связь между монетизацией льгот и досрочным погребением нищих районок, остающихся в российской глубинке единственным источником информации о местной жизни? Ответ простой: данный Закон - не о лицемерной монетизации, а о тихой зачистке всего правового поля. Сегодня видны лишь первые всходы...", - так эмоционально охарактеризовал последствия принятия Закона N 122 М.А. Федотов.
Напомним, что Федеральный закон "Об экономической поддержке районных (городских) газет" был принят 24 ноября 1995 г. "в целях обеспечения конституционного права граждан на получение своевременной и объективной информации, информационного обеспечения реформы местного самоуправления и активного участия граждан в местном самоуправлении.
В соответствии с названным Законом осуществлялась экономическая поддержка районных (городских) газет путем выделения средств из федерального бюджета на развитие материально-технической базы районных (городских) газет и оплату расходов, связанных с их производством и распространением (оплата полиграфических услуг, бумаги, услуг федеральной почтовой связи). Закон устанавливал порядок, по которому из федерального бюджета покрывалась часть затрат местных печатных СМИ, в том числе издающихся в районах Крайнего Севера, Дальнего Востока и горных районах Северного Кавказа. Помощь получала одна газета из числа издающихся на территории каждого района или города при соблюдении определенных условий. К этим условиям относились связь редакции с органами местного самоуправления или их поддержка местными общественными организациями (например, Союзом журналистов России), а также наличие финансово-экономического обоснования.
По получении денег, выделенных из федерального бюджета на экономическую поддержку районных (городских) газет, их распределением и перечислением занималось Министерство по делам массовых коммуникаций Российской Федерации в точном соответствии с утвержденным Правительством РФ реестром. В соответствии с Законом об экономической поддержке в 2000 г. дотации на сумму 150 млн. рублей получили 1950 газет. В бюджете на 2001 г. эти расходы составляли 225 млн. рублей, а с 2002 г. по 2004 г. - по 170 млн. рублей. Более расходы местных газет федеральный бюджет покрывать не будет.
Что касается Федерального закона от 1 декабря 1995 г. N 191-ФЗ "О государственной поддержке средств массовой информации и книгоиздания Российской Федерации", то прекращение с 2002 г. действия ряда его положений уже лишило редакции СМИ большинства федеральных льгот, существовавших в течение шести лет. Теперь упразднены и положения, устанавливавшие ограничения на приватизацию предприятий, обеспечивающих выпуск газетной, журнальной и книжной продукции, в том числе монополистов. Заметим, что предусмотренные названным Законом льготы никогда не предоставлялись рекламным и эротическим СМИ.
Закон о монетизации, как указано в его преамбуле, приближает нас к жизни по "принципам правового государства с социально ориентированной рыночной экономикой". Его нормы "не могут использоваться для умаления прав и законных интересов человека и гражданина". Однако ничем не оправданное и не объясненное обществу лишение средс и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.