На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Работа № 83753


Наименование:


диплом Основная характеристика состава преступления и его виды

Информация:

Тип работы: диплом. Предмет: Право. Добавлен: 15.1.2015. Сдан: 2014. Страниц: 78. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………………..3
1 Из истории концепций о составе преступления в юридической науке……………………………………………………………………………….....6
1.1 Состав преступления: гносеологический и социально-правовой аспекты……………………………………………………………………………….6
1.2 Подходы к понятию «состав преступления» в российской юридической науке………………………………………………………………………………....15
1.3 Функции состава преступления………………………………………………..22
2 Основная характеристика состава преступления и его виды………………….39
2.1 Общая характеристика состава преступления. Виды составов преступления………………………………………………………………………..39
2.2 Объект преступления и его виды. Предмет преступления. Объективная
сторона преступления………………………………………………………………45
2.3 Субъект преступления. Понятие невменяемости. Субъективная сторона преступления………………………………………………………………………..50
3 Практика рассмотрения судами конкретных составов преступления (на примере дел в порядке частного обвинения)……………………………………..59
ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………………..73
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ………………………………………………………….75




ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования. В науке уголовного права существуют вопросы и проблемы, которые относятся к числу «вечных», и каждое се поколение ученых-юристов пытается предложить свой подход к их рассмотрению. К числу таких вопросов, «вызывающих постоянную дискуссию на всем протяже­нии развития теории уголовного права» [45, c.8], относится во­прос понятия и структуры состава преступления.
По свидетельству Н.С. Таганцева, первоначально вы­ражение corpus delicti [состав преступления (лат.)] имело иное, процессуальное значение; так, в XVI и XVII столе­тиях под ним понимали все те следы, которые оставля­ет преступное деяние во внешнем мире... Только в кон­це XVIII столетия в немецкой литературе понятие corpus delicti переносится в уголовное материальное право. [32,c.336]
Несмотря на важность и практическую значимость, российский уголовный закон не дает понятия состава преступле­ния. Во всей Общей части этот термин встречается только в трех статьях (8, 29, 31) УК. Общее представление о составе правонару­шения дает общая теория права применительно к различным от­раслям законодательства. Состав понимается как совокупность оп­ределенных признаков, характеризующих преступное поведение. Например, совершается квартирная кража: какое-то лицо соответ­ствующего возраста, обладающее различными качествами, руко­водствуясь конкретными мотивами, тайно изымает чужое имуще­ство в определенных размерах. Причем, сколько ни совершается квартирных краж, все они обладают своими индивидуальными свойствами. Но среди них есть такие, которые характерны не толь­ко для всех краж, но и для других преступлений. Прежде всего это определенный интерес, которому причиняется ущерб, соответст­вующее поведение лица (субъекта); его психическое отношение к содеянному (вина); иные признаки. Подобное положение позволя­ет выделить отмеченные общие признаки, сгруппировать их и со­здать определенную модель (схему), в которую можно вложить признаки любого вида преступлений. Данная модель и есть состав преступления, который в теории уголовного права понимается как совокупность объективных и субъективных признаков, предусмотренных уголовным законом, характеризующих определен­ное общественно опасное деяние как преступление. Большинство этих признаков сформулировано в диспозициях статей Особенной части, отдельные - в статьях Общей части.
Сложившееся в российской науке уголовного права учение о составе преступления давно претендует на роль научной концепции. Это уче­ние - теоретическая основа построения институтов и норм уголовного права и практики их применения, законности при осуществлении право­судия по уголовным делам. [20, c.523] Но система взглядов, какую ныне представляет собой учение о составе преступления, может быть признана подлинной научной концепцией только в том случае, если она отвечает двум требова­ниям: 1) содержит в себе истину; 2) образующие ее суждения согласуются с формально-логическими законами. Представляется, что сегодня указан­ное учение никак не соответствует даже этим простым условиям.
Согласно материалистической философии, истина в ее классическом понимании есть соответствие мыслей действительности. Отсюда: любая истина должна иметь свой референт, т. е. объект любой природы, знание о котором она поставляет. В теории уголовного права прочно закрепи­лось понимание состава преступления как совокупности установленных законом объективных и субъективных признаков, характеризующих об­щественно опасное деяние как преступление. [49, c.19]
Целью данного исследования является характеристика состава преступления (понятие, значение, элементы, признаки, виды).
Задачи исследования:
- охарактеризовать понятие состава преступления;
- определить особенности этой конструкции;
- рассмотреть функции состава преступления;
- определить основания уголовной ответственности;
- рассмотреть судебную практику.
Объект исследования: преступление в уголовном праве.
Объект исследования определил постановку вопроса о предмете исследования: состав преступления.
В процессе исследования данной темы были использованы такие научные методы, как: обзорно-аналитический собранной литературы, описания, объяснения, сравнения, системного подхода.
Научная разработанность исследования. В ходе изучения теоретического материала были использованы труды ученых-правоведов: Агаева Г.А., Агапова П.В., Борзенкова Г.Н., Брагина А.П., Бриллиантова А.В., Дуюнова В.К., Журавлева М.П., Закомолдина Р.В., Иногамовой-Хегай Л.В., Кузнецовой Н.Ф., Кутафина О.Е., Лопашенко Н.А., Наумова А.В., Рарог А.И., Никулиной С.И., Сафина Ф.Ю. Особое внимание нами было уделено работам, авторы которых исследовали различные аспекты научной категории «состав преступления» (И. Гонтарь, В. Григорьев, Ю. Ляпунов, С. Маркунцов, А. Мизанбаев, А. А. Трайнин, Р. Чернов).
Источниковая база исследования. Для написания работы использовались нормативные документы Российской Федерации, законы и подзаконные акты, судебная практика. Кроме того, использовались комментарии к законодательству, учебные пособия.
Практическая значимость исследования.
Работа представляет собой интерес для студентов, аспирантов, преподавателей, юристов-практиков.
Структура исследования. Работа состоит из введения, основной части, содержащей 3 главы, заключения, списка использованной литературы.


1 ИЗ ИСТОРИИ КОНЦЕПЦИЙ О СОСТАВЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКЕ
1.1 Состав преступления: гносеологический и социально-правовой аспекты
Невозможно разобраться в причинах появления проблемы определения понятия "состав преступления", если не проанализировать его происхождение со сравнительно-правовой и лингвистической точек зрения.
В 1581 г. итальянский криминалист Фаринациус (Farinacius) впервые использовал понятие "corpus delicti" для обозначения доказанных преступных фактов. В Германии термин применялся в процедуре общего розыска: под ним понималось наличие в обнаруженных следах объективных признаков преступления, без которых нельзя было осуществлять переход к специальному розыску и доказыванию вины подозреваемого. "Corpus delicti", таким образом, как процессуальное понятие означало наличие преступления в действительности. В дальнейшем мы увидим, что реальная жизнь права возрождает эти архаичные процессуальные смыслы. Первым перевел понятие "corpus delicti" на немецкий язык как "tatbestand" германский криминалист Кляйн (Klein), использовав его в процессуальном значении. [45,c.241] Известно, что материально-правовое понятие состава преступления ввел в теорию уголовного права немецкий криминалист-классик Павел Ансельм Фейербах.
Следует признать, что перевод немецкого слова "tatbestand" как "состав преступления" достаточно условен. Так, в издании учебника уголовного права Фейербаха в переводе 1810 г. "tatbestand" всюду фигурирует не иначе, как "подлинное состояние преступления". И это не случайно: "tat" в немецком языке означает "преступное деяние", а полисемантичное слово "bestand" имеет ряд значений, в том числе сначала "состояние", а уже потом "состав". В русском языке слово "состав" происходит от слова "составлять", т.е. означает нечто, составленное из частей, что указывает на неоднородность структуры объекта. В немецком языке корень "bestand" подразумевает скорее постоянство, неизменность, устойчивость, наличность, прочность. Недаром в учебнике Фейербаха "tatbestand" переведено как "подлинное состояние преступления", а в новейшей литературе - как "состав закона". [39, c.428] Выбор того или иного значения при переводе не мог не повлиять на направление и результат разработки понятия состава преступления. Те криминалисты, которые восприняли "tatbestand" как "состав преступления", отошли от немецкого прототипа и стали разрабатывать его как структуру преступления.
В немецкой уголовной юриспруденции наряду с "tatbestand" распространен термин "tatumstand". Первый переводят как законный состав преступления, а второй - как фактический состав или обстоятельства преступления. Оба слова в немецком языке в большей степени обозначают наличие деяния, а не его "составность" из нескольких элементов. Этот момент не учли российские криминалисты. В частности, С.В. Познышев понимал под составом преступления не что иное, как структуру преступления, т.е. все составляющие преступление элементы (субъект, объект, противозаконность и вменяемость), вместе с тем при анализе доктрины Ф. Листа он не различает "tatbestand" и "tatumstand", называя последний также "законным составом преступления". [30, c.127]
С выходом в свет трудов А.Н. Трайнина состав преступления обрел статус фундаментального понятия теории советского уголовного права. Однако взгляды отечественных криминалистов на его содержание до сих пор различны. В настоящее время некоторые ученые вообще считают это понятие непригодной фикцией. [17, c.173] Откуда столько разногласий по поводу фундаментального понятия уголовно-правовой науки? В советской доктрине при всем внимании к проблеме состава преступления труды Фейербаха не были тщательно изучены. Так, Трайнин, анализируя определение состава преступления Фейербаха ("совокупность признаков отдельного действия или факта, содержащихся в противоправном с точки зрения закона действии"), утверждал, что состав преступления у немецкого классика невыдержан, первоначально к составу преступления отнесены только объективные признаки посягательства, а в другом месте и субъективные. А.Н. Трайнин упрекает Фейербаха в непоследовательности, когда встречает указание на психологические основания совершения деликта, но делает он это совершенно напрасно. [46, c.26] Как было отмечено, "tatbestand" для Фейербаха выражает постоянство признаков преступления, закрепленных в уголовном законе. Психологические особенности деяний, которые определяют типологию отдельного уголовного деликта, входят в "tatbestand" (например, умышленность деяния или корыстная цель поведения); но не включена в состав преступления личная вина, которая индивидуальна, а не типична для деликта.
Вина в учебнике Фейербаха - это элемент реального преступления, раскрываемый в ходе уголовного судопроизводства как полное основание для наказания. "Совокупность законами определенных деяний, которыми государство преследует права свои из наказательных законов против преступника, есть уголовное судопроизводство. Сии деяния имеют равномерно целью открытие вины и невиновности обвиняемого". Преступление и вина всегда индивидуальны. Признак преступления - это основание подозрения. "Происшествие, служащее основанием к подозрению о другом происшествии, от которого зависит применение наказательного закона, называется признаком преступления (indicium)". [46, c.27] В разделе об уголовном судопроизводстве Фейербах пишет: "Обвиняющее доказательство должно с точностью представлять: 1) существование дела, которое состоитпод понятием обвиняющего преступления (подлинного состояния преступления), 2) чтобы обвиняемый был тем лицом, которое через это дело поступило против уголовного закона (подлежатель дела)". По Фейербаху, прочие обстоятельства (необходимая оборона, крайняя необходимость, "недостаток приписания в вину", смягчающие обстоятельства) не входят в подлинное состояние преступления. [46, c.27]
Трайнину непонятен дуализм Фейербаха, когда в "подлинное состояние преступления" не включается его "подлежатель", т.е. субъект и соответственно его вина, но в то же время "tatbestand" определяется через объективные и психологические признаки деяния. Противоречий здесь на самом деле нет. Фейербах определяет понятие "подлинное состояние преступления" так: "Совокупность признаков какого-либо человеческого дела или происшествия, кои содержатся в законном понятии об определенном роде противоправных деяний, называется подлинным состоянием преступления (corpus delicti)... Подлинное состояние преступления бывает различно, смотря по разности законного понятия о преступлениях". "Tatbestand" - это по общему правилу "предлежательное" (объективное) основание безусловной наказательности, которое может дополняться субъективными признаками. Субъективные характеристики деяния, такие как "некоторые подлежательные (в душе преступника скрывающиеся) основания неправомерного деяния, которые или в определенном намерении, или в определенном роде побуждения воли состоят", Фейербах также включает в подлинное состояние преступления. Но это те субъективные моменты, которые прямо относятся к объективным, в них проявляются и от них неотделимы. Они аналогичны субъективному составу деяния по современной германской доктрине, очерчивающему определенный тип преступления. Главные подлежательные основания безусловной наказуемости - вина, вменяемость и возраст - не характеризуют род противоправного деяния и не входят в его состав Подлинное состояние преступления, или "тело деликта", предназначено для обозначения неперсонализированного (не связанного с личностью, "предварительного") основания для уголовного преследования, для одной только угрозы наказанием в отношении деятеля. По Фейербаху, виновность входила в подлинное состояние преступления, но не в качестве вины личности и признаков общего субъекта, а как субъективная характеристика самого деяния, имманентный поведению его субъективно-объективный способ, как назвал этот феномен М.И. Еникеев.
Традиционный кватернион российской доктрины по числу элементов обошел свой немецкий прообраз и в плане многоэлементности стал уникальным среди мировых учений об основаниях уголовной ответственности. Даже триада элементов преступления Н.С. Таганцева, ныне заимствованная новой китайской теорией состава преступления (субъект, деяние и объект), все равно содержит больше элементов, чем германский "tatbestand", который, начиная с Фейербаха, всегда двуэлементен.
В современной немецкой уголовно-правовой доктрине "tatbestand" - это состав не преступления, а деяния, предусмотренного Особенной частью УК [12, c.17], что аналогично понятию общественно опасного деяния, запрещенного УК. Преступное деяние имеет объективный и субъективный составы, очерчивающие тип деликта, типизирующие деяние, но не личную вину деятеля. Желая довести российскую теорию состава преступления до строгой логики ее немецкого прототипа, А.Э. Жалинский не без оснований отмечает необходимость различения блока составов в структуре преступления, в частности состав противоправности, состав общественной опасности и состав вины. [13, c.22]
Если мы будем рассматривать состав преступления как инструмент уголовно-правовой квалификации, то увидим, что четыре его элемента несут принципиально неравную нагрузку. Признаки, присущие общему субъекту, не участвуют в квалификации, поскольку для подведения индивидуального деяния под нормативную модель преступления не имеет значения тот факт, достиг ли субъект 16 или только 14 лет, или ему вообще меньше 14 лет. Квалификация и виновное вменение необоснованно отождествляются. Непосредственный объект преступления в виде охраняемых уголовным законом общественных отношений, обеспечивающих нормальное функционирование какого-либо социального института, также весьма условно можно отнести к инструментарию юридической квалификации. Так, ответственность за угрозу убийством в Уголовном кодексе РФ (ст. 119) предусмотрена в главе "Преступления против жизни и здоровья", а ранее, в УК РСФСР 1960 г., ответственность за угрозу убийством, нанесением тяжких телесных повреждений и уничтожением имущества (ст. 207) была закреплена в главе "Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения". Этот факт сам по себе вряд ли оказал какое-либо влияние на практику квалификации деяний данного вида. Во многих уголовных кодексах зарубежных государств аналогичный вид преступления помещен законодателем в раздел о преступлениях против личной свободы (в частности, § 241 УК ФРГ, ст. 137 УК Республики Армения). Однако представляется, что указанные различия в объектах преступления не могут повлиять, например, на ситуацию, если в случае, предусмотренном ч. 1 ст. 12 УК РФ, гражданин России привлечен судом ФРГ к уголовной ответственности по § 241 УК ФРГ, он понесет наказание за деяние с аналогичным законным составом преступления, предусмотренным ст. 119 УК РФ. Есть ли в этом смысл или это просто издержки лексики, но ни объект, ни субъект преступления в юридической литературе никогда не упоминаются в качестве "объекта состава преступления" или "субъекта состава преступления".
Сторонники так называемой теории реального состава преступления в российской уголовно-правовой доктрине не понимают, что их подход есть возврат к теории процессуального понятия состава преступления времен Кляйна и Фаринациуса. Этот подход чрезвычайно распространен в отечественной правоприменительной практике, где дискурс процессуальных текстов представляет дело таким образом, что, например, лицу, обвиняемому в совокупности трех краж, вменяется в вину "три состава кражи". Происходит неясное эклектическое смешивание уголовно-правового и процессуального понятий состава преступлений. Так, в случае выявления признаков сбыта наркотического средства, но невозможности изъятия самого наркотического вещества в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела органом дознания предлагается следующее обоснование отсутствия "состава преступления": "Предмет преступления в виде наркотического средства является неотъемлемой частью состава преступления, предусмотренного ст. 228.1 УК РФ. Предмет в ходе проверки сообщения о преступлении не обнаружен. Следовательно, действия неизвестного не содержат состава преступления, предусмотренного ст. 228.1 УК РФ". [11, c.58] Как видно, отсутствие достаточных данных, указывающих на признаки события преступного сбыта, неправильно выводится из анализа нормативного состава этого преступления.
Нельзя не заметить, что термин "подлинное состояние преступления" родствен таким правовым состояниям, регулируемым уголовным законом, как состояние необходимой обороны, состояние крайней необходимости, состояние невменяемости и т.д. Закон таким образом обозначает какое-либо релевантное в уголовно-правовом отношении положение вещей, предусмотренное постоянным перечнем признаков. В Германии крайняя необходимость именуется "not-stand" - "состояние нужды", что имеет схожий языковой корень с "tatbestand". [12, c.195] В компаративистике и литературе по российскому уголовному праву применяются термины "субъективный состав деяния", "субъективный состав необходимой обороны", "состав необходимой обороны".
В уголовном праве Германии признается, что тот, кто осуществит описанный в законе состав деяния, не обязательно будет осужден и наказан, поскольку нужно еще установить противоправность и вину, но деятель поставит себя под угрозу наказания со стороны уголовного закона и инициирует начало уголовного процесса. Состав преступного деяния выступает предпосылкой наказания, следовательно, индикатором для установления противоправности и вины, обосновывающих применение наказания. В современной немецкой парадигме, испытавшей влияние социологической школы, состав преступного деяния является главной, но не единственной предпосылкой применения мер уголовно-правового воздействия, включающих наряду с наказанием также меры безопасности, например превентивное заключение пребывающего в опасном состоянии преступника без осуществления состава деяния (§ 66b УК ФРГ).
Важнейший тезис доктрины Фейербаха - государство должно установить "подлинное состояние преступного деяния", обеспечивающее твердое понятие о совокупности объективных и субъективных признаков деяния, находящегося под угрозой действия уголовного закона. В немецкой системе уголовного права понятие состава преступления "tatbestand" считается органическим и необходимым. Будучи в своем материально-правовом значении продуктом юридического гения П.А. Фейербаха, "tatbestand" (состав преступного деяния) в отличие от "straftat" (преступление как противоправное и виновное осуществление законного состава) выведено немецким криминалистом на основании теории психического принуждения ("психического угрожения") наказанием. Психическое принуждение как способ удержания граждан от совершения преступлений - основная функция наказания, обеспечивающая реальность угрозы. Лицо, совершившее деяние, предусмотренное в уголовно-правовой норме, осуществляет законный состав преступного деяния и тем самым независимо от своей личной вины ставит себя под угрозу уголовного наказания со стороны закона. И только установив личную вину, суд признает содеянное "straftat" и выносит виновному обвинительный приговор.
Нет необходимости существования в российской системе уголовного права заимствованного понятия "состав преступления", что обусловливает отсутствие определенности в его дефиниции. Состав преступления считается "искусственно созданной научной категорией, которая в зависимости от желания того или иного исследователя может быть признана то криминалистическим, то уголовно-процессуальным, то уголовно-правовым институтом. [17, c.173] Представляется, что радикальный отказ некоторых современных российских криминалистов от понятия состава преступления необоснован. Для правоприменительной практики целесообразно было бы закрепить узкое содержание понятия состава преступления, исключив из него признаки общего субъекта, личную вину как упречность индивида, а нарушенный объект инсталлировать в объективную сторону преступления. Под составом преступления следует понимать нормативную модель общественно опасного деяния с сопутствующей последнему формой психического отношения, т.е. "совокупность объективных и субъективных элементов, позволяющую определенное общественно опасное деяние признать соответствующим его описанию в статье уголовного закона". [41, c.186] Этот подход использовался и в отечественной судебной практике. Так, в Постановлении от 4 марта 1929 г. "Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям" Пленум Верховного Суда СССР разъяснял, что "преступления, именуемые длящимися, характеризуются непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния". [21, c.48]
Такой подход возвращает понимание состава преступления к его прототипу - "tatbestand". В данном случае определение состава преступления неотделимо от решения вопроса об основаниях его происхождения. Это устраняет противоречия в восприятии и применении понятия "состав преступления" в качестве инструмента уголовно-правовой квалификации деяний (на исторической родине термин "состав преступления" используется в двух смыслах: как "законный состав деяния" и "соответствие составу"). Так появляются новые пути для исследования сложных вопросов общей теории вины на современном этапе развития уголовного права и примыкающих к нему институтов, например проблемы юридического лица как субъекта преступления, соотношения вины и общественной опасности лица.


1.2 Подходы к понятию «состав преступления» в российской юридической науке
В науке российского уголовного права можно выделить три подхо­да к определению понятия состава преступления.
Первый подход реального состава преступления был выработан в рамках отечественной дореволюци­онной классической школы уголовного права. Так, Н.С. Таганцев рассматривал состав преступления как со­вокупность характеристических признаков преступного деяния. [32,c.336]
А.О. Кистяковский полагал, что «составом пре­ступления называются существенно необходимые при­знаки, без которых или без одного из них преступление немыслимо». Схожих позиций придерживались и другие дореволюционные ученые. Такой подход имел и имеет своих последователей. В частности, такого подхода при­держивались авторы первых учебников советского уго­ловного права. [16, c.111]
Н.Ф. Кузнецова указывала, что концеп­ция реального состава преступления исходит из того, что состав - это структурированное по четырем подсисте­мам ядро (основа, сущность) преступления, состоящее из обязательных элементов, образующих общественную опасность деяния, признаки которых обрисованы в диспозициях уголовно-правовых норм Общей и Особенной частей УК. Состав - такая же реальность, как и преступление, ядром которого он является. [20, c.523]
Второй подход в определении понятия состава пре­ступления - нормативный (нормативистский) - берет свое начало с 50-х гг. XX века. Понятие состава престу­пления с позиции нормативного подхода содержалось в базовых курсах советского уголовного права. В насто­ящее время большинство ученых рассматривают состав преступления с позиций нормативного подхода.[24, c.21] Так, А.И. Рарог пишет, что состав преступления - это совокупность предусмотренных уголовным законом объек­тивных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление. Состав определенного вида преступления представляет его законодательную модель, кото­рая характеризуется минимальным набором необходи­мых признаков. Практически идентичные указанному определения состава преступления дают Л.Д. Гаухман, А.В. Наумов. В.Н. Кудрявцев, разделяя нормативный подход в определении состава преступления, подчерки­вал, что состав - это не только совокупность, а строгая система признаков преступления. [9, c. 43]
В контексте нормативного подхода определяет поня­тие состава преступления и Ю.Е. Пудовочкин. По мне­нию ученого, состав преступления представляет собой законодательное понятие о преступлении определенно­го вида, суждение о признаках, необходимых и доста­точных для признания деяния данного вида преступле­нием. Такое определение состава преступления, на наш взгляд, представляется не вполне удачным. В ряде ста­тей УК РФ даются четкие понятия отдельных видов пре­ступлений (например, кражи, грабежа), что само по себе не говорит о том, что в них четко содержатся все призна­ки состава конкретного преступления. По этому поводу В.Н. Кудрявцев писал: «Значит ли это, что между соста­вом и понятием преступления определенного вида разни­цы не существует? Нет, не значит. В составе преступления признаки перечислены в некоторой жесткой последо­вательности, они сгруппированы, привязаны к опреде­ленным элементам преступления, а для понятия престу­пления это отнюдь не характерно». [19, c.59] С другой стороны, определение состава преступления через термин «суж­дение» как формы мышления, в которой отражаются не только знания о предмете, но и субъективное отношение лица к этому знанию, также представляется неудачным. В.Н. Кудрявцев прямо указывал, что состав преступления не есть понятие, суждение.[19, c.59]
Некоторые ученые в вопросе определения понятия состава преступления занимали двойственную позицию. Так, в 50-х годах(прошлого столетия А.Н. Трайнин пони­мал сост........


Список литературы

1. Архив мирового судьи судебного участка № 3 Центрального района г. Оренбурга, 2004 г. Уголовное дело № 3-1-56/04.
2. Архив суда Центрального района г. Оренбурга, 2003 г. Уголовное дело № 1-114/03.
3. Архив мирового судьи судебного участка № 5 Центрального района г. Оренбурга, 2005 г. Уголовное дело № 5-1-11/05.
4. Архив мирового судьи судебного участка № 2 Центрального района г. Оренбурга, 2005 г. Дело № 2-3-95/05.
5. Архив мирового судьи судебного участка № 3 Центрального района г. Оренбурга, 2004 г. Уголовное дело № 3-1-1/04.
6. Борзенков Г.Н., Иногамова - Хегай, Л.В., Комиссаров, В.С., Рарог А.И. /Под редакцией А.И.Рарога. Российское уголовное право: в 2 т. Т.1. Общая часть: Учебник - М.: Проспект, 2011. - 691с. - ISBN 978-5-392-01998-4.
7. Борзенков Г.Н., Иногамова-Хегай, Л.В., Комиссаров, В.С., РагогА.И. /Под редакцией А.И. Рарога. Российское уголовное право: в 2 т. Т.2. Особенная часть: М.: Проспект, 2011. - 701с. - ISBN 978-5-392-01998-5.
8. Брагин А.П. Российское уголовное право: Учебно-методический комплекс. - М.: 2009. - < d/jur/jur492.htm>
9. Гонтарь И.Я. Концепция состава преступления в российском уголовном праве // Известие вузов. Правоведение. 2008. - № 3. - С.41-51.
10. Григорьев В.А. Обязательные и факультативные признаки состава преступления //Государство и право. - 1999. - № 4. - С.34.
11. Джатиев В. С. Обвинение и защита // Российская юстиция. 1995. № 3. С. 59-62.
12. Жалинский А.Э. Современное немецкое уголовное право. М., 2006.
13. Жалинский А.Э. Общественная опасность в структуре уголовно-правовой оценки деяния // Юрид. мир. 2003. N 7. С. 20 - 26.
14. Жеребятьев И.В. Возбуждение уголовных дел частного обвинения //Уголовный процесс. - 2005. - № 11. - С. 14-16.
15. Закомолдин, Р.В., Агапов, П.В., Дуюнов, В.К. Уголовное право России: Общая и Особенная части. - М.: РИОР, 2010. - 806 c. - ISBN 978-5-369-00394-7.
16. Карпушин Я.М., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и со­став преступления. М., 1974.
17. Козлов А.П. Понятие преступления. СПб., 2004.
18. Конституция РФ //Российская газета. - № 7 от 21.01. 2009.
19. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 2004.
20. Курс советского уголовного права /отв. Ред. Н.А. Беляев. Т.5. Л., 1981.
21. Лопашенко Н.А. Введение в уголовное право. - М.: Волтерс Клувер, 2010. - 496с . - ISBN 978-5-466-00427.
22. Ляпунов Ю. Состав преступления: гносеологические и социально-правовые аспекты // Уголовное право. - 2005. - № 5 - С.44-48.
23. Ляпунов Ю. Функции состава преступления // Уголовное право. - 2005 - № 3. - С. 44-48.
24. Маркунцов С. О соотношении понятий состав преступления и уголовно-правовой запрет // Российская юстиция. - 2012. - № 7. - С.19-22.
25. Мизанбаев А. Роль фактического состава преступления в установлении конструкции конкретного деяния // Российский следователь. - 2009. - № 7. - С.14-17.
26. Мухтасипова Т. Н. Судопроизводство по делам частного обвинения: Учеб. пособие / Под ред. проф. А. П. Гуськовой. Оренбург: Изд. центр ОГАУ, 2004.
27. Наумов А.В. Российское уголовное право курс лекций в 3-х томах. Т.1. - М.: Волтерс Клувер, 2010. - 568. - ISBN 978-5-466-00313-1.
28. Наумов А.В., Никулин С.И., Журавлев, М.П., Рарог А.И. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник / Под редакцией А.И. Рарога. - М.: Проспект (ТК Велби), 2010. - < w1430/396904.htm>
29. Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М., 1961.
30. Познышев С.В. Основные начала науки уголовного права. М., 1912.
31. Прохоров Л.А., Прохорова М.Л. Уголовное право. Общая часть. Учебник М.: Юристъ, 1999.
32. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть Общая. Т.1. Спб., 1902.
33. Трайнин А.Н. Состав преступления по советскому уголовному праву. М., 1951.
34. Уголовное право России (Общая часть). Уч. пособие /Под ред. В.В. Диаконов. - СПб., Питер, 2003.
35. Уголовное право России. Общая часть: Учебник. - М.: Юстицинформ, 2010. - d/jur/jur600.htm
36. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / Под редакцией А.В. Бриллиантова. - М.: Проспект, 2011. - 1232. - ISBN 978-5-392-01873-4.
37. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник /Под редакцией Л.В. Иногамовой - Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. - М.: Контракт, Инфра - М, 2010. - 685с. - ISBN 978-5-392-01225-2.
38. Уголовное право. Вопросы и ответы /Под ред. А.З. Михлина. - М.: Юриспруденция, 2000.
39. Уголовное право зарубежных стран. Части Общая и Особенная / Под ред. И.Д. Козочкина. М., 2010.
40. Уголовное право. Общая и особенная часть: Учебник для вузов /Под редакцией М.П. Журавлева и С.И. Никулиной. - М.: Норма, 2010. -816с. - ISBN 5-468-00021-0.
41. Уголовное право. Общая часть /Под ред. М.В. Здравомыслова. - М.: Юристъ, 1999.
42. Уголовное право. Общая часть. Учебник /Под ред. А.З. Михлина. - М.: Юристъ, 2000.
43. Уголовно-процессуальный кодекс РФ УПК РФ от 18.12. 2001 за № 174 ФЗ (с изменениями и дополнениями) //www. docs.kodeks.ru/ document/ 901802257 < %20document/%20901802257%20>.
44. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 N 63-ФЗ. - ст. 14 //Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, N 25, ст. 2954. // www.consultant.ru/popular/ukrf/ < popular/ukrf/>
45. Учение о составе преступления в уголовном праве России и Китая: Сравнительно-правовое исследование /под ред. В.С. Комиссарова, А.И. Коробеева, Хе Бинсуна. СПб., 2009.
46. Чернов Р.П. О составе преступления //Адвокат. - 2006. - № 10. С.26-31.
47. Чудинова Э. М. Природа научной истины. М., 1977.
48. Федеральный закон «О внесении изменений в «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 29.12. 2010 за № 433- ФЗ // www. docs. kodeks.ru/ document/9995.
49. Юридическая энциклопедия. /отв. ред. Б.Н. Топорнин. М., 2001.


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы

* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.