На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Развитие законодательства о захвате заложников. Понятие, признаки и правовая природа преступления. Захват заложника, похищение человека, незаконное лишение свободы. Соотношение и разграничение. Захват заложников в иностранном законодательстве.

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Правоведение. Добавлен: 01.10.2008. Сдан: 2008. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


2

Оглавление

    Введение 2
    1. Развитие законодательства о захвате заложников
    4
    2. Захват заложников в уголовном кодексе РФ
    15
      2.1. Понятие, признаки и правовая природа преступления 15
      2.2. Захват заложника, похищение человека, незаконное лишение свободы. Соотношение и разграничение 24
    3. Захват заложников в иностранном законодательстве и законодательстве стран бывшего СССР 39
    4. Судебная практика
    45
    Заключение
    58
    Список литературы
    62

Введение

Актуальность исследования. Захват заложников во всех его формах и проявлениях и по своим масштабам и интенсивности, по своей бесчеловечности и жестокости относится к числу опаснейших преступлений против общественной безопасности и общественного порядка. Захват заложников превратился в одну из самых острых и злободневных проблем глобальной значимости, а прогнозы ученных и практиков относительно дальнейшего развития данного вида преступной деятельности кажутся не самыми утешительными.

В последнее время акты захвата заложников, особенно массового захвата, влекут за собой большие человеческие жертвы, разрушаются духовные, материальные, культурные ценности, которые невозможно воссоздать веками. Данное преступление порождает ненависть и недоверие между социальными и национальными группами. Захват заложников в особенности связанных с террористическими актами к необходимости создания международной системы борьбы с ним. Для многих людей, групп, организаций, захват заложников стал способом решения проблем: политических, религиозных, национальных. Захват заложников относится к тем видам преступного насилия, жертвами которого могут стать невинные люди, каждый, кто не имеет никакого отношения к конфликту.

Исключительное распространение получил криминальный захват заложников, т.е. совершение данного преступления организованными и иными преступными группами для устрашения и уничтожения конкурентов, для воздействия на государственную власть с тем, чтобы добиться наилучших условий для своей преступной деятельности. Общеуголовный терроризм можно встретить в повседневной, криминальной практике очень многих стран, когда сводят счеты или устрашают друг друга различные преступные группировки.

Весьма быстрое распространение террористического захвата заложников в России, и в странах СНГ во многом связано со стремительным появлением мафиозных группировок, проникновением их в сферы легального, полулегального и нелегального бизнеса, спорами и "разборками" на почве раздела сфер влияния.

Данной проблеме посвящено немало исследований как отечественных так и зарубежных авторов, особенно их число возросло в последние годы.

Целью исследования является определение социально-юридической сущности захвата заложников и наказания за данное преступление.

Достижение цели исследования осуществляется постановкой и реализацией следующих задач:

1. Выявление социально-юридической природы захвата заложников, общественной опасности этого явления как преступления, уточнение его уголовно-правового понятия.

2. Исследование уголовно-правовых вопросов борьбы с захватом заложников в современном отечественном законодательстве.

3. Изучение иностранного законодательства в области захвата заложников.

Объектом исследования является Российское законодательство по борьбе с захватом заложников.

Предметом исследования является особо опасное преступление - захват заложника.

Нормативной основой работы послужили действующее уголовное законодательство Российской Федерации, отдельные нормы уголовного законодательства бывшего Союза ССР и бывших союзных республик.

Данная работа способствует углублению научных представлений о таком сложном и относительно новом для нашей страны социальном явлении, как захват заложников, установлению необходимости совершенствования уголовно-правовой нормы о захвате заложников.

1. Развитие законодательства о захвате заложников

Уголовное законодательство Российской империи второй половины XIX - начала ХХ в., в частности, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в редакции 1885 г. и Уголовное уложение 1903 г., в отличие от уголовно-правовых систем Германии, Голландии и некоторых других стран, не выделяло самостоятельного раздела или главы, где были бы сосредоточены нормы об ответственности за деяния, аналогичные тем, которые предусмотрены в гл. 24 разд. IХ УК 1996 г. (преступления против общественной безопасности).

Однако это не означает, что уголовное законодательство Российской империи не содержало ответственности за преступления, аналогичные тем, которые установлены в гл. 24 УК РФ. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в ред. 1885 г. в различных разделах, главах и отделениях предусматривало достаточно большое число норм о деяниях, относимых в настоящее время к числу общеопасных преступлений[ Свод законов уголовных. Часть первая. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. СПб., 1910].

Последним в истории Российской империи фундаментальным законодательным актом в сфере уголовного права было Уголовное уложение от 22 марта 1903 г. Оно существенно отличалось от предыдущих законодательных актов не только по технико-юридическому изложению, но и по содержательной стороне. Уложение вводилось в действие постепенно по отдельным главам и даже по отдельным статьям. В нем также предусматривались отдельные нормы об общеопасных преступлениях.

Итак, уголовное законодательство Российской империи об ответственности за "общеопасные преступления" характеризовалось рядом признаков, позволяющих отграничить их от смежных преступлений. Это, во-первых, сложный объект посягательства, который включает в себя различные блага; во-вторых, особо опасный способ совершения преступления; в-третьих, неразрывная связь способа с объектом посягательства - создание опасности для неопределенного множества лиц. Вместе с тем при определении характера ущерба предпочтение отдавалось имущественным отношениям, и поэтому в основу ложился, прежде всего, вред, причиненный имущественным благам, а в качестве дополнительного учитывался вред, причиняемый личным благам потерпевших.

Уголовный кодекс РСФСР 1922 г., как первый кодифицированный уголовно-правовой акт Советского государства, предусмотрел специальную гл. 8 "Нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и публичный порядок". В статьях данной главы Уголовного кодекса предусматривалась ответственность за следующие деяния: приготовление, хранение и сбыт ядовитых и сильнодействующих веществ лицами, не имеющими на то право[ УК РСФСР от 1922 г. ст. 215]; неизвещение подлежащих властей со стороны лиц, к тому обязанных, о случаях заразных болезней или падежа скота[ Там же. ст. 216]; неисполнение или нарушение при производстве строительных работ установленных законом или обязательным постановлением строительных, санитарных и противопожарных правил[ Там же. ст. 217]; неисполнение или нарушение правил, установленных законом или обязательным постановлением для охраны порядка и безопасности движения по сухопутным, водным и воздушным путям сообщения[ Там же, ст. 218]; неисполнение законного распоряжения или требования находящегося на посту органа милиции, военного караула, а равно всяких других властей, призванных охранять общественную безопасность и спокойствие[ Там же, ст. 219]; хранение огнестрельного оружия без надлежащего разрешения[ Там же, ст. 220]; нарушение иных правил[ Там же, ст. 221.]

Некоторые виды преступлений, посягающих на общую безопасность, предусматривались и в других главах Кодекса.[ Познышев С.В. Очерк основных начал науки уголовного права. Особенная часть. М., 1923. С. 145.] В разд. 2 "О преступлениях против порядка управления" гл. 1 "Государственные преступления" устанавливалась ответственность за массовые беспорядки (ст. 75, 77); бандитизм (ст. 76); изготовление, приобретение, хранение или сбыт взрывчатых веществ или снарядов без соответственного разрешения, - если не доказана преступная цель учинения этих деяний (ст. 93); в разд. 5 гл. 5 "Иные посягательства на личность и ее достоинство" - за хулиганство (ст. 176); в гл. 6 "Имущественные преступления" в ст. 84, предусматривавшей ответственность за разбой, ч. 2 (то же преступление, совершенное группой лиц (бандитизм), за умышленное истребление или повреждение какого-либо имущества путем поджога, потопления или каким-либо другим общеопасным способом (ст. 197).[ Познышев С.В. Очерк основных начал науки уголовного права. Особенная часть. М., 1923. С. 115.]

Но как таковое понятие захвата заложников в этот период в законодательстве России не упоминалось.

Первое упоминание о таком виде преступлений появилось в российском законодательстве в связи с терроризмом.

В начале 80-х годов, когда процесс внутригосударственного законотворчества был напрямую связан с активизацией процесса развития международного уголовного права. В это время наиболее опасным преступлением, затрагивающим совместные интересы различных государств, становится терроризм, и поэтому к нему, прежде всего, обращается международное сообщество.

Первые попытки сформулировать понятие "терроризм" предпринимались на международных конференциях по унификации уголовного законодательства - III (Брюссель, 1930 г.) и IV (Париж, 1931 г.). Однако выработано оно было только в 1934 г. на V Мадридской конференции, где терроризм характеризовался как: "Применение какого-либо средства, способного терроризировать население, в целях уничтожения всякой социальной организации"[ Трайнин А.Н. Избранные произведения. Защита мира и уголовный закон. М., 1969. С. 55-56.]. Женевская конвенция о предупреждении и наказании терроризма, подписанная 20 государствами 16 ноября 1937 г., определяла терроризм как: "Преступные действия, направленные против государства, цель или характер которых состоят в том, чтобы вызвать ужас у определенных лиц или среди населения" (ст. 1).

В послевоенные годы борьба с терроризмом осуществлялась не только в рамках регионального сотрудничества, но и с участием ООН. За 50 послевоенных лет было принято более 10 конвенций, прямо или косвенно затрагивающих различные аспекты борьбы с терроризмом, в том числе Европейская конвенция по борьбе с терроризмом 1977 г.[ Салимов К.Н. Современные проблемы терроризма. М., 1999; Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право. М., 1999.] Одними из последних международно-правовых актов являются Международная конвенция ООН от 15 декабря 1997 г. "О борьбе с бомбовым терроризмом" и Договор о сотрудничестве государств-участников Содружества Независимых Государств в борьбе с терроризмом, заключенный 4 июня 1999 г. в Минске. Следует отметить, что первоначально в соответствующих Конвенциях речь шла о международном терроризме, т.е. о преступлении, выходящем за пределы национальной юрисдикции и затрагивающем интересы нескольких государств. Однако в последующем предпринимаются попытки трактовки терроризма и как общеуголовного, внутреннего преступления. Так, в Европейской конвенции по борьбе с терроризмом 1977 г. в ст. 1 наряду с перечислением таких отдельных форм международного терроризма, как правонарушения, относящиеся к применению Конвенции по борьбе с преступным захватом летательных аппаратов, подписанной в Гааге 16 декабря 1970 г., правонарушения, относящиеся к применению Конвенции по борьбе с преступными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, подписанной в Монреале 23 сентября 1971 г., тяжелые правонарушения, заключающиеся в покушении на жизнь, телесную целостность или свободу людей, имеющих право международной защиты, и правонарушения, содержащие захват заложников или незаконное лишение свободы, в п. "д" упоминается о правонарушениях, содержащих использование бомб, гранат, ракет, автоматического огнестрельного оружия, бандеролей или посылок с опасными вложениями, соразмерно с тем, насколько подобное использование представляет опасность для людей, а также о попытках совершения одного из вышеуказанных правонарушений или участии в качестве сообщника лица, которое пытается совершить подобное правонарушение (п. "е"). Кроме того, как терроризм могут рассматриваться и действия, не указанные в ст. 1 Конвенции, но выражающиеся в актах насилия, направленных против жизни, телесной целостности или свободы людей, и тяжелые акты против имущества, когда они создают коллективную опасность для людей (ст. 2).

Поскольку СССР в свое время присоединился к соответствующим международным документам, постольку с некоторым запозданием в Уголовный кодекс 1990 г. Федеральным законом от 1 июня 1994 г. были введены ст. 213.3 и 213.4, которые установили ответственность за терроризм и заведомо ложное сообщение об акте терроризма. В соответствии со ст. 213.3 терроризм определялся как: "Совершение в целях нарушения общественной безопасности либо воздействия на принятие решений органами власти взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, а равно наступления иных тяжких последствий (терроризм)". Квалифицированным видом были: "Те же действия, если они причинили значительный имущественный ущерб, либо привели к наступлению иных тяжких последствий, либо совершены организованной группой". Особо квалифицированным видом признавались: "Действия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, повлекшие смерть человека". Наказание за терроризм, также устанавливалось различное: по ч. 1 - в виде лишения свободы на срок от трех до пяти лет, по ч. 2 - от пяти до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой, а по ч. 3 - от десяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества или смертной казнью с конфискацией имущества. Согласно примечанию к этой статье: "Лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным образом способствовало предотвращению акта терроризма".[ Овчинникова Г.В. Терроризм. СПб., 1998. С. 7-8; Емельянов В.П. Терроризм и преступления с признаками терроризирования. Уголовно-правовое исследование. М., 2000. С. 12-23.]

Захват заложников и угон воздушного судна первоначально рассматривались как конкретные формы проявления терроризма, однако по мере распространенности этих преступлений и международного опыта борьбы с ними международное сообщество посредством принятия различных соглашений стало предоставлять им статус самостоятельных преступлений.

7 декабря 1979 г. Генеральная Ассамблея ООН Резолюцией 34/146 приняла Конвенцию о борьбе с захватом заложников. Согласно ст. 1 этой Конвенции: "Любое лицо, которое захватывает или удерживает другое лицо и угрожает убить, нанести повреждения или продолжать удерживать другое лицо (здесь и далее именуемое как заложник) для того, чтобы заставить третью сторону, а именно, государство, международную межправительственную организацию, какое-либо физическое или юридическое лицо или группу лиц, совершить либо воздержаться от совершения любого акта в качестве прямого или косвенного условия для освобождения заложников, совершает преступление, именуемое захватом заложников по смыслу настоящей Конвенции".[ Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Захват заложника: уголовно-правовые, криминологические и криминалистические проблемы. - СПБ.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 87. ]

В российском уголовном праве с конца 80-х годов XX столетия охране личной свободы человека стало уделяться особое внимание.

Советский Союз присоединился к названной Конвенции в 1987 г. и сразу же после этого Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 17 июля 1987 г. Уголовный кодекс был дополнен ст. 126.1, установившей ответственность за захват заложников. Однако первоначальная редакция ст. 126.1 имела примечание, в соответствии с которым действие этой статьи "не распространяется на случаи совершения такого преступления на территории СССР, когда лицо, захватившее или удерживающее заложника, находится на территории СССР и это лицо, а также заложник являются гражданами СССР". Наличие подобной оговорки, во-первых, нарушало принцип равной уголовно-правовой защиты иностранцев и граждан СССР, поскольку при захвате заложника-иностранца ответственность наступала по ст. 126.1 УК, а захват заложника-гражданина СССР рассматривался как незаконное лишение свободы. Между тем, санкции за совершение этих преступлений существенно разнились. По ст. 126.1 максимум наказания составлял 15 лет лишения свободы, а по ст. 126.3 - 3 года лишения свободы. Во-вторых, данная оговорка практически парализовала применение ст. 126.1 УК, поскольку обычно при захвате заложников на территории СССР в качестве и заложников, и виновных лиц выступали граждане СССР. И только Законом РФ от 18 февраля 1993 г. примечание к ст. 126.1 было исключено из Кодекса. С этого времени данная норма стала применяться в полном объеме.

По данным статистики за 1986-1993 годы «наиболее резко, в 9 раз, возросло числа зарегистрированных фактов преступлений против свободы личности, даже если не учитывать 110 фактов похищения людей (в 1993 г. - С.Г.), поскольку это - новое явление, ранее не отражавшееся и в УК РСФСР»[ Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество. - М.: Российская криминологическая ассоциация, 2003. С. 167. ]. За 1994 г. было зарегистрировано уже 499 похищений человека; 1995 г. - 628; 1996 г. - 823[ Здесь и далее статистические данные до 1996 г. приводятся из книги: Преступность, статистика, закон / Под общ. ред. А.И. Долговой. - М.: Криминологическая ассоциация, 1997. С. 197. ].

С 1990 г. в уголовной статистике стала отражаться ст. 126-1 «Захват заложников»[ Долгова А.И. Указ. соч. С. 173. .] В 1990 г. имел место 1 случай зарегистрированного захвата заложника; 1991 г. - ни одного случая; 1992 г. - 3; 1993 г. - 51; 1994 г. - 118; 1995 г. - 113; 1996 г. - 99.

Наименьшее число преступлений в статистической отчетности рассматриваемого периода составляло незаконное помещение в психиатрическую больницу (ст. 126-2 УК РСФСР). В 1993 г. имел место один случай совершения данного преступления, 1994 г. - ни одного, 1995 и 1996 гг. - по 2 случая соответственно.

Вместе с тем в упоминаемые нами годы росло число преступлений, предусмотренных ст. 126 УК РСФСР («Незаконное лишение свободы»). В 1993 г. было зарегистрировано 327 деяний, квалифицируемых по ст. 126 УК, в 1994 г. - 635; 1995 г. - 734; 1996 г. - 786.

В Уголовном кодексе Российской Федерации, действующем с 1 января 1997 г. диспозиции норм, предусматривающих ответственность за похищение человека, незаконное лишение свободы и захват заложника были скорректированы (ст. 126, 127 и 206).

Анализ данных статистики показывает, что серьезного снижения темпов роста или кардинального изменения ситуации по перечисленным преступлениям нет. Так, в 1997 г. было совершено 1140 похищений человека, 1998 - 1415; 1999 - 1554; 2000 - 1291, 2001 - 1417; незаконное лишение свободы в 1997 г. имело место в 101 случаях, 1998 - 1278, 1999 - 1417, 2000 - 1365, 2001 - 1314; незаконное помещение в психиатрический стационар в 1997 г. было зарегистрировано 9, 1998 - 4, 1999 - 7, 2000 - 7, 2001 - 11; захватов заложников в 1997 г. совершалось 114, 1998 - 69, 1999 - 64, 2000 - 49, 2001 - 32 Здесь и далее статистические данные за 1997-2001 гг. приводятся из книги: Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество. - М., 2003. С. 545, 552. . В этот же период было выявлено лиц, совершивших похищение человека: в 1997 г. - 722, 1998 - 938, 1999 - 1169, 2000 - 950, 2001 - 1001; незаконное лишение свободы: в 1997 г. - 343, 1998 - 454, 1999 - 538, 2000 - 627, 2001 - 475; незаконное помещение в психиатрический стационар: в 1997 г. - 9, 1998 - 5, 1999 - 13, 2000 - 10, 2001 - 11; захват заложника: в 1997 г. - 112, 1998 - 57, 1999 - 32, 2000 - 29, 2001 - 31.

В литературе справедливо отмечается, что: «Появление в последние десятилетия и ежегодное увеличение числа таких общественно опасных преступлений, как захват заложника, похищение человека и незаконное лишение свободы вызвано коренными изменениями как в экономике страны, так и в психике людей, в их отношении к органам власти и, как следствие, к закону и праву. Эти изменения не могли произойти одновременно. Переход к новым экономическим отношениям сопровождается рядом факторов, оказывающих негативное воздействие на социальное самочувствие населения и криминологическую обстановку. ... В этих условиях проявление таких преступлений против личности и общественной безопасности, как захват заложника, похищение человека и незаконное лишение свободы, стало одним из общественно опасных способов разрешения противоречий, вызванных к жизни новыми обстоятельствами, характеризующимися экономической и политической нестабильностью и связанными с нею последствиями борьбы за существование»[ Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Захват заложника: уголовно-правовые, криминологические и криминалистические проблемы. - СПБ.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 87. ].

Естественно, что приведенные выше данные не раскрывают во всей полноте объективную картину состояния преступности, посягающей на личную свободу человека. Истинное состояние последней не всегда совпадает с тем, которое нам представлено в статистической отчетности. «Латентность этой категории преступлений обуславливается целым рядом причин, среди которых можно назвать неверие родственников в способность органов власти освободить похищенного или лишенного свободы, надежду добиться освобождения собственными силами, в том числе посредством обращения к услугам посредников либо преступных авторитетов, боязнь со стороны родственников исполнения угрозы похитителей убить похищенного в случаях обращения в органы власти и т.п. Нередко бывает и так, что сведения о похищении человека поступают после уплаты выкупа и возвращения невольника домой»[ Оганян Р.Э. Проблемы борьбы с преступлениями, связанными с похищениями людей // Проблемы борьбы с терроризмом / Материалы научно-практической конференции от 21 марта 2000 г. - М., 2000. С. 107.].

В части же несоответствия по статистике числа совершенных, рассматриваемых нами преступлений и количества лиц, выявленных как их совершивших можно указать следующее, что это свидетельствует о трудностях, связанных с раскрытием этих деяний[ Алиев Х., Таджиэменов Б. Борьба с похищениями людей // Законность. 2000. № 6. С. 30.]. Преодоление последних лежит, прежде всего, в плоскости обеспечения правильной квалификации анализируемых нами преступлений за счет точного уяснения содержания составов похищения человека, незаконного лишения свободы, незаконного помещения в психиатрический стационар и захвата заложников, а также четкого разграничения их между собой.

Похищение человека, незаконное лишение свободы, незаконное помещение в психиатрический стационар и захват заложника по большому счету объединяет то, что, все они связаны с неправомерным принудительным физическим ограничением личной свободы потерпевшего. Вместе с тем, каждое из них само по себе конкретное самостоятельное преступление. Хотя основным непосредственным первых трех преступлений является личная свобода человека, жизнь и здоровье которого рассматриваются здесь в качестве факультативного объекта. В отличие от этого основной непосредственный объект захвата заложника - общественная безопасность в самом широком смысле, безопасность жизни и здоровья, свобода людей, оказавшихся в заложниках.

Кроме того, из числа названных нами преступлений только захват заложника может быть отнесен к международным преступлениям. Весенние о нем в 1987 г. нормы в российское уголовное законодательство было результатом ратификации СССР Международной конвенции о борьбе с захватами заложников, принятой сессией Генеральной Ассамблеи ООН 17 декабря 1979 года. В примечании к данной норме[ ст. 126-1 УК РСФСР] оговаривалось, что она не применяется при совершении этого преступления гражданином СССР в отношении гражданина СССР. И лишь после исключения Законом РФ от 18 февраля 1993 г. из УК этого примечания, действие ст. 126-1 УК РСФСР «Захват заложников» распространилось на все факты совершения преступления независимо от гражданства потерпевшего и преступника. Подобного же принципа придерживается и ст. 206 действующего сегодня УК РФ, названная - «Захват заложника».

Сравнение санкций ст. 126, 127, 128 и 206 УК РФ показывает, что захвату заложника в законе придана большая общественная опасность, чем похищению человека, незаконному лишению свободы и незаконному помещению в психиатрический диспансер. Возможно, такая его оценка связана с тем, что оно совершается более дерзко, факт захвата и характер требований преступников, не держатся в тайне, они сразу же сообщаются гражданам, организациям или соответствующим государственным органам. Поэтому за неквалифицированный вид захвата заложника в ч. 1 ст. 206 УК предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 10 лет, тогда как похищение человека без квалифицирующих признаков[ ч. 1 ст. 126 УК] наказывается лишением свободы на срок от 4 до 8 лет, неквалифицированное незаконное лишение свободы[ ч. 1 ст. 127 УК] преследуется наказанием в виде ограничения свободы на срок до 3 лет, либо арестом на срок от 3 до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до 2 лет, а за незаконное помещение в психиатрический стационар также неквалифицированное[ ч. 1 ст. 128 УК] может применяться лишение свободы на срок до 3 лет. Между тем квалифицированный и особо квалифицированный виды похищения человека[ ч. 2, 3 ст. 126 УК] и захвата заложника[ ч. 2, 3 ст. 206 УК] имеют одинаковые санкции и отнесены к особо тяжким преступлениям. При этом квалифицированный и особо квалифицированный виды незаконного лишения свободы[ ч. 2, 3 ст. 127 УК] отнесены, согласно определенных в законе по ним санкций, к преступлениям средней тяжести и тяжкому соответственно. Квалифицированный же вид незаконного помещения в психиатрический стационар, исходя из санкции в ч. 2 ст. 128 отнесен законодателем к тяжкому преступлению, не предусматривая в этой статье особо квалифицированного состава.

В ст. 126 УК РФ не дается законодательного определения похищения человека, что затрудняет его отграничение от смежных ему составов преступления: незаконного лишения свободы и захвата заложника.

2. Захват заложников в уголовном кодексе РФ

2.1. Понятие, признаки и правовая природа преступления

Захват заложников - преступление, существующее с давних времен. В последнее десятилетие оно стало распространенным и приобрело повышенную общественную опасность. Захват заложников применяется в политических целях, например для давления на правительство; при совершении других преступлений, таких как захват воздушного или морского судна; для побега за границу, получения денежного выкупа и иных целей.

Захват заложников в последние годы получил в нашей стране широкое распространение, в первую очередь -- в Чечне и других регионах Северного Кавказа. Там он стал, по сути дела, формой преступного бизнеса: государственные органы, частные фирмы или родственники заложников платят огромные деньги за выкуп своих сотрудников, друзей и близких.

Постепенно эта форма преступной деятельности стала распространяться по стране, появилась она и в Москве. В 1996 -- 1997 гг. ежегодно в столице совершается до 200 актов захвата заложников ради выкупа. К сожалению, противодействие этим актам со стороны правоохранительных органов пока малоэффективно, да и политика по отношению к захватчикам заложников четко все еще не определена. Достаточно напомнить, с одной стороны, решительные, но плохо продуманные действия по освобождению заложников в Буденновске, повлекшие большие жертвы, и, с другой стороны, "мирный" выкуп журналистов в Чечне, при котором преступники, ничуть не пострадав, получали громадные деньги. [ Комиссаров В.С. Терроризм, бандитизм, захват заложника и другие тяжкие преступления против безопасности общества. По новому УК РФ. - М., 2001. С. 78]

В уголовном законодательстве многих стран, прямо не предусматривавшем захват заложников, и ранее существовали составы преступлений, фактически поглощавшие этот состав или близкие к нему. Например, в России в уголовном кодексе был раньше и теперь имеется состав незаконного лишения свободы. Однако общественная опасность захвата заложников несравнимо выше, чем в упомянутом случае.

При захвате заложников страдают, как правило, несколько или множество лиц. Преступление вызывает большой общественный резонанс, серьезно нарушает нормальную деятельность государственных органов, может закончиться гибелью людей и другими тяжелыми последствиями. Особенно опасны случаи захвата в качестве заложников женщин и детей, что неоднократно имело место в последние годы в нашей стране (Северный Кавказ).

Когда в 70 -- 80-е годы в СССР участились случаи угона самолетов, связанного с захватом заложников, оба преступления рассматривались как единое целое. Дальнейшее развитие событий показало, что это разные составы. Угон самолета возможен в "чистом виде" такие случаи имели место. Вместе с тем захват заложников может быть не связан с завладением какими-либо транспортными средствами. Характерные признаки объективной стороны этого преступления -- удержание (лишение свободы передвижения) одного или нескольких лиц при предъявлении им, их родным и близким либо представителям власти тех или иных требований. Если к заложникам применяются насилие, угрозы, пытки, то налицо совокупность преступлений. Так же обстоит дело с убийством заложников или причинением ущерба имуществу.

Как и многие другие преступления международного характера, захват заложников может быть и сугубо внутренним делом государства, а в некоторых случаях - выходить' в "межгосударственное пространство". Последнее происходит тогда, когда заложники -иностранные граждане либо захватчики предъявляют требования, выходящие за рамки внутреннего правового регулирования (например, предоставить им самолет для вылета за рубеж, освободить их соучастников за границей и т. п.). Международное сотрудничество в борьбе с захватом заложников становится в последнее время все более актуальным, особенно на территории стран СНГ, где это преступление стало совершаться чуть ли не регулярно.

В российском уголовном законодательстве начиная с советских времен понятия «захват заложников» не было. Захват заложников рассматривался как разновидность международного терроризма наряду с пиратством, актами, направленными против безопасности гражданской авиации, а также незаконным захватом и использованием ядерных материалов. Международно-правовые документы по борьбе с захватом заложников стали разрабатываться в конце 70-х годов. [ Комиссаров В.С. Терроризм, бандитизм, захват заложника и другие тяжкие преступления против безопасности общества. По новому УК РФ. - М., 2001. С. 78]

Лишь в 1987 г. была введена ответственность за захват заложников после ратификации СССР Международной конвенции о борьбе с захватом заложников.

В настоящее время ответственность за захват заложников предусмотрена ст.206 УК РФ. Данное преступление, как было сказано выше, относится к числу террористических преступлений, объединенных в УК главой «Преступления против общественной безопасности».

Захват заложника рассматривается уголовным законодательством[ Ст. 15 УГ РФ] как одно из особо тяжких преступлений (при отягчающих обстоятельствах). Оно посягает на общественную безопасность, жизнь, здоровье, а также личную свободу и неприкосновенность человека, гарантированные Конституцией РФ[ УК РФ ст. 22].

Захваты заложников, как показывает практика, могут повлечь за собой нанесение политического и экономического ущерба России в ее международных отношениях, привести к срыву либо отсрочке принятия решений, имеющих важное межгосударственное значение. Борьба с захватом заложников является задачей всего мирового сообщества и регламентирована Международной конвенцией, принятой Генеральной Ассамблеей ООН (1979 г.).

Потерпевшим при захвате заложника может оказаться любое лицо, лишением свободы которого преступник стремится достичь своих целей. Это может быть гражданин России, иностранный гражданин либо лицо без гражданства, должностное (либо недолжностное) лицо, государственный, общественный деятель либо представитель власти, представитель религиозной конфессии, заключенный в местах лишения свободы и т.д.

Под захватом заложника понимается такое неправомерное физическое ограничение свободы человека, при котором его последующее возвращение к свободе ставится в зависимость от выполнения требований субъекта, обращенных к государству, организации, физическим или юридическим лицам. Захват может осуществляться тайно или открыто, без насилия или с насилием, не опасным[ ч. 1 ст. 206 УК РФ] либо опасным[ ч. 2 ст. 206 УК РФ] для жизни или здоровья.

Удержание заложника означает насильственное воспрепятствование возвращению ему свободы.

Определение понятия насилия, не опасного для жизни или здоровья, см. в комментарии к ст. 115, 161 УК.

Содержание требований субъекта, обращенных к государству, организации или гражданину, может быть самым разнообразным и значения для квалификации не имеет. При этом адресатом требований может быть любое государство (свое, т.е. гражданином которого является субъект, или иностранное), равно как и организация (зарубежная либо российская). В зависимости от характера требований адресат может быть персонально определенным (конкретный руководитель, должностное лицо, представитель власти, общественный деятель и т.п.) или нет, что также не имеет значения для квалификации.

Практика показывает, что характер предъявляемых преступником требований весьма многообразен и может быть связан с желанием покинуть страну, получить крупную сумму денег в российской или иностранной валюте, добиться отмены какого-либо политического решения (международного договора) либо, напротив, заставить принять его, освободить заключенных, добиться помилования конкретному лицу, предоставить транспортное средство, наркотики, оружие, взрывчатые вещества, обеспечить встречу с работниками средств массовой информации и т.п.

При захвате заложника требования предъявляются открыто, нередко субъект намеренно стремится придать им широкий политический резонанс, выступив с "заявлением", предъявив ультиматум и т.д. Не влияя на квалификацию, такие действия учитываются при оценке общественной опасности содеянного и вынесении судом меры наказания.

Преступление окончено с момента фактического лишения свободы потерпевшего либо удержания его в неволе независимо от продолжительности по времени. Неудавшаяся попытка захватить заложника квалифицируется как покушение на преступление.

Особо отягчающими обстоятельствами данного преступления признается деяние: [ Комиссаров В.С. Терроризм, бандитизм, захват заложника и другие тяжкие преступления против безопасности общества. По новому УК РФ. - М., 2001. С. 78]

· совершенное организованной группой;

· повлекшее по неосторожности смерть человека;

· повлекшее наступление иных тяжких последствий (возникновение международных осложнений и конфликтов, массовых беспорядков, причинение крупного материального ущерба и т.п.).

Для правильной квалификации преступления подлежит установлению наличие причинной связи между захватом или удержанием заложника и наступившими тяжкими последствиями.

Если в процессе захвата заложника либо его удержания совершается умышленное убийство, то действия виновного квалифицируются по совокупности со ст. 105 УК.

Субъективная сторона захвата и удержания заложника характеризуется виной в форме прямого умысла. Психическое отношение виновного к наступившим последствиям[ ч. 3 ст. 205 УК РФ] может выражаться в умышленной или неосторожной вине.

Обязательным признаком субъективной стороны захвата заложника является специальная цель - понуждение государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условие освобождения заложника.

Субъектом данного преступления может быть любое вменяемое лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста[ ст. 20 УК РФ]. Исполнителями преступления признаются и те, кто осуществляет захват, и те, кто осуществляет удержание заложника.

В примечании к ст. 205 УК предусмотрено специальное основание освобождения от уголовной ответственности, если лицо добровольно или по требованию властей освободит заложника и в его действиях не содержится иного состава преступления.

Захват заложника отличается от похищения человека[ ст. 126 УК РФ] и незаконного лишения свободы[ ст. 127 УК РФ] по направленности преступления (объекту). При захвате заложника главной сферой посягательства выступает общественная безопасность, а в указанных преступлениях - свобода личности.

Лишение свободы при захвате заложника выступает не целью, а средством достижения цели преступника. Ради достижения этих целей сам факт захвата и предъявляемые при этом требования не только не скрываются, а, напротив, выступают средством понуждения государства, организации, физических и юридических лиц к выполнению требований субъекта. В преступлениях же, предусмотренных ст. 126 и 127 УК, субъект, даже преследуя корыстные цели, не заинтересован в предании их огласке.

Захват заложников может совершаться различными способами:

· тайным,

· открытым,

· насильственным,

· ненасильственным.

Насильственный захват должен сопровождаться насилием, не опасным для жизни или здоровья, т. е. не выходить за рамки нанесения побоев или совершения иных насильственных действий, причинивших физическую боль. Разновидностью ненасильственного захвата может являться захват путем обмана потерпевшего. Однако, не исключены случаи, когда удержание лица осуществляется и без его захвата (например, когда представитель власти добровольно становится заложником взамен захваченных).

Удержание лица в качестве заложника означает воспрепятствование лицу покинуть место его пребывания в качестве заложника (обычно содержание его в помещении, которое потерпевший не в состоянии самостоятельно покинуть).

Условием освобождения заложника является требование преступника, обращенное к государству, организации или гражданину, совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия. Требования предъявляются открыто, нередко субъект стремится специально придать их широкой огласке, чтобы вызвать политический резонанс. Это не влияет на квалификацию, однако, учитывается при оценке общественной опасности содеянного и вынесении приговора судом.

Оконченным преступление признается с момента фактического захвата заложника. При этом не важно, были, выполнены условия лица, захватившего заложника, или нет.

Непосредственным объектом этого преступления являются общественная безопасность, а также личная свобода граждан.

Объективная сторона преступления выражается в действиях: [ Российское уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Журавлева М.П. и Никулина. С.И. М., «Спарк», 2000г.]

а) захвате,

б) удержании лица в качестве заложника.

Субъективная сторона характеризуется виной в форме прямого умысла. Обязательным признаком субъективной стороны является специальная цель - понуждение государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения как условие освобождения заложника.

Субъектом преступления является любое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

В ч. 2 ст. 206 УК предусмотрены обстоятельства, отягчающие вину.

· Неоднократный захват заложника означает, что лицо совершило данное преступление не менее двух раз, если умысел возникал каждый раз заново.

· Захват заложника с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, означает, виновный использует такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого, средней тяжести, а также легкого вреда здоровью потерпевшего либо вообще не причинило вреда, однако в момент применения создавало реальную угрозу для жизни или здоровья потерпевшего[ Там же].

· Захватом в качестве заложника заведомо несовершеннолетнего будет считаться такой случай, когда виновному, безусловно, известно, что потерпевший не достиг 18-летнего возраста. Также и в случае захвата в качестве заложника женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, он должен осознавать это обстоятельство.

· Захват заложника из корыстных побуждений, означает, что субъект стремится получить какую-либо материальную выгоду или избавиться от материальных затрат.

· Захват заложника, совершенный по найму, фактически является разновидностью захвата из корыстных побуждений, в этом случае лицо совершает преступление за материальное вознаграждение по заказу третьих лиц. Т.е., в отличие от предыдущего случая, материальные требования не выдвигаются в качестве условия освобождения заложника.

Согласно ч.3 ст.206 УК, особо отягчающими обстоятельствами этого преступления является деяние:

· совершенное организованной группой;

· повлекшее по неосторожности смерть человека;

· повлекшее наступление иных тяжких последствий.

Для правильной квалификации преступления необходимо установить наличие причинной связи между захватом заложника и наступлением тяжких последствий. Особое внимание следует обратить на то, наступление последствий в виде смерти потерпевшего предусмотрено данной статьей только в том случае, если эти последствия наступили в результате неосторожных действий виновного. Если же действия, повлекшие смерть потерпевшего были умышленными, то действия виновного квалифицируются по совокупности со ст. 105 УК РФ.

В примечании к ст. 206 УК предусмотрено специальное основание освобождения от уголовной ответственности, если лицо добровольно или по требованию властей освободит заложника и в его действиях не содержится иного состава преступления. Данное примечание имеет очень важное значение, т.к. сохранение жизни и здоровья заложника и его освобождение является наиглавнейшей целью.

Т.к. захват заложника часто принимает международный характер, то задачи по борьбе с этим видом преступлений принимает транснациональный характер. В связи с этим в 1979 г. Генеральной Ассамблеей ООН была принята Международная конвенция о борьбе с захватом заложников, в которой рассмотрены вопросы международного сотрудничества и взаимопомощи в борьбе с захватом заложников. Эта Конвенция не применяется только в тех случаях, когда преступление совершено в пределах одного Государства, когда заложник и предполагаемый преступник являются гражданами этого Государства и когда предполагаемый преступник находится на территории этого Государства.

2.2. Захват заложника, похищение человека, незаконное лишение свободы. Соотношение и разграничение

Похищение человека, незаконное лишение свободы, захват заложника стали общественно опасными способами разрешения противоречий, вызванных к жизни новыми обстоятельствами, характеризующими экономическую и политическую нестабильность.[ Российское уголовное право. Особенная часть: Учебник/ Под ред. Журавлева М.П., Никулина С.И. М., «Спарк», 2000г.

] Немалую роль в распространении этого вида преступности в России играет международный опыт.

В действующем законодательстве по-прежнему нет определения похищения человека. При этом незаконное лишение свободы определяется через отсутствие в деянии признака похищения, а соотношения захвата и этих преступлений и вовсе никак не обозначено. Такое положение дает возможность более широкого субъективного толкования и открывает дорогу произволу. Безусловно, необходимость нормативного определения любого противоправного деяния очевидна и не требует особой аргументации.

Между нормами о незаконном лишении свободы и похищении человека много общего - что именно, в этой работе рассматривать нет необходимости, однако рассмотрим отличие похищения человека от захвата заложников.

Надо сказать, что между этими преступлениями существует общее - оба они совершаются только активно и умышленно (тогда как лишение свободы может осуществляться как действием, так и бездействием). Но эти преступления не тождественны по следующим основаниям. При похищении человека объектом преступления являются общественные отношения, обеспечивающие свободу личности, при захвате заложников - общественная безопасность.

Также можно выделить три группы объектов посягательств при захвате заложников: [ Российское уголовное право. Особенная часть: Учебник/ Под ред. Журавлева М.П., Никулина С.И. М., «Спарк», 2000г.

]

· Непосредственная жертва (тот, кто взят в качестве заложника);

· Косвенная жертва (тот, кому предъявлены требования);

· Любые иные организации, интересы которых могут быть нарушены.

Такое выделение объектов вряд ли возможно при похищении человека, т.к. в этом случае требования предъявляются непосредственно жертве и ее близким. Посторонние организации от этого не страдают.

При захвате заложников требования, как правило, предъявляются организациям, неопределенному кругу лиц. Главным условием освобождения заложников является удовлетворение определенных требований (например, доставка оружия, денег, предоставление машины и т.п.). При этом не важно, кто эти требования будет выполнять. К заложникам требования не предъявляются, они как бы «товар», которым преступники могут расплачиваться, если их требования будут выполнены.

Следует отметить, что законодатель сконструировал объективную сторону как «захват или удержание» лица в качестве заложника, указав тем самым, что для наличия оконченного преступления необходимо совершить хотя бы одно действие: захватить заложника или удержать его в каком-либо закрытом помещении.

Похищение человека состоит из трех последовательных действий:

· Захвата жертвы;

· Ее перемещения;

· Удержания.

Похищение человека также возможно и без осуществления захвата и перемещения жертвы - путем обмана и последующего удержания.

Захват и при взятии заложников, и при похищении может быть совершен как тайно, так и открыто, с насилием, и без него, но факт удержания носит открытый характер. При похищении же факт удержания известен только родственникам и знакомым.

Также следует отметить, что местом захвата заложников, как правило, служат: корабли, самолеты, поезда, автобусы и т.д. Места захвата людей при похищении - квартиры, лестничные клетки, иногда место работы.

Захват заложников - это активные действия, соединенные с применением физического или психического воздействия.

Своеобразие захвата заложников заключается в том, что он совершается с целью предъявить требования третьим лицам под угрозой насилия над заложником. Согласно диспозиции ст. 206 УК РФ ими являются: государство, организации, гражданин. Здесь необходимо отметить, что если названные третьи лица (объекты понуждения) не связаны никакими отношениями с потерпевшими и не имеют никаких личностных обязательств перед ними, то налицо захват заложников. Если же между объектами понуждения существуют какие-либо связи и отношения (например, родственные, коммерческие и т.п.) и именно из-за наличия этих связей к ним предъявлены требования, то налицо похищение человека.

Следует также обратить внимание на момент окончания указанных преступлений. Захват заложников и похищение человека - это длящиеся преступления с формальным составом. Захват заложников считается оконченным с момента захвата или удержания потерпевшего и предъявления требований государству, организации или гражданину. Похищение человека считается оконченным с момента изъятия его с места нахождения. Основываясь на приведенных доводах, можно сделать заключение, что каждое из указанных составов преступлений имеет свои отличительные признаки, позволяющие отграничивать их друг от друга. Подведем итоги.

Признаки, отличающие захват заложника от незаконного лишения свободы: [ Российское уголовное право. Особенная часть: Учебник/ Под ред. Журавлева М.П., Никулина С.И. М., «Спарк», 2000г.

]

· Согласие самого человека на изоляцию в определенном месте исключает состав данного преступления.

· Субъектом незаконного лишения свободы может быть только частное лицо, достигшее 16-летнего возраста. Должностное лицо за незаконное лишение свободы путем использования своего служебного положения несет ответственность по ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий) либо при наличии соответствующих признаков - по ст. 301 (незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей) или ч. 2 ст. 305 УК РФ (вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта).

Таким, образом, можно сделать следующие выводы: захват заложника отличается от похищения человека и незаконного лишения свободы по направленности преступления. При захвате заложника главной сферой посягательства выступает общественная безопасность, а в случае незаконного лишения свободы и похищения человека - свобода личности. Лишение свободы при захвате заложника является не целью, а средством достижения цели преступника. Ради достижения этих целей сам факт захвата и предъявляемые при этом требования не только не скрываются, а, напротив, выступают средством понуждения государства, организации, физических и юридических лиц к выполнению требований субъекта.

Анализ преступлений, предусмотренных ст. 126 УК РФ (похищение человека), ст. 127 УК РФ (незаконное лишение свободы), а также ст. 206 УК РФ (захват заложника) показывает, что, несмотря на имеющиеся по этому вопросу теоретические рекомендации, данные составы практически не поддаются точному отграничению один от другого. Это вызвано тем, что законодатель недостаточно четко формулирует признаки этих преступлений в диспозициях соответствующих статей.

Похищение человека имеет простую диспозицию, то есть определение этого понятия в уголовном законе по-прежнему отсутствует. При этом, незаконное лишение свободы определяется как действие "не связанное с его похищением" (иначе говоря, через неопределенный признак). Соотношение захвата заложника с этими составами вообще не предусмотрено в законодательстве. Такая неопределенность оставляет простор для субъективного толкования, применения закона и, следовательно, создает предпосылки для произвола при рассмотрении и разрешении конкретных уголовных дел.

Попытаемся разграничить указанные выше преступления, для чего проведем юридический анализ составов этих деяний.

Одним из основополагающих критериев разграничения смежных составов является объект преступного посягательства. Состав похищения человека, как и незаконного лишения свободы, помещен в главу 17 УК РФ, предусматривающую ответственность за преступления против свободы, чести и достоинства личности. Необходимо отметить, что некоторые авторы, под свободой личности понимают свободу человека, провозглашенную ст. 27 Конституции РФ, устанавливающей, что "в пределах РФ каждому обеспечивается свобода передвижения, выбора места пребывания и жительства", то есть, так называемую, физическую свободу[ Научно-практический коментарий к Уголовному кодексу РФ /Под ред. П.Н. Панченко. - Н.Новгород: Номос, 1996. С.308. .] Конечно, нельзя не согласиться с тем, что понятие "свобода личности" включает в себя и физическую свободу, но все же мы думаем, что при рассмотрении непосредственного объекта похищения человека и незаконного лишения свободы, правильнее было бы говорить о таком понятии свободы личности, которая гарантирована ст. 22 Конституции РФ, ст. 3 Всеобщей декларации прав человека, а также вытекает из положений ст. 9 Пакта о гражданских и политических правах. Следовательно, понятие "свобода личности" состоит из двух категорий: свобода и неприкосновенность личности. Эти два понятия неотделимы друг от друга и составляют единую концепцию. Таким образом, под свободой личности следует понимать не только свободу в физическом аспекте, то есть свободу передвижения, перемещения и т. п., но и свободу поведенческого характера, лишенную физического или психического принуждения.

Состав захвата заложника в ныне действующем законодательстве помещен в главу "Преступления против общественной безопасности". Таким образом, основным непосредственным объектом захвата заложника являются отношения в сфере общественной безопасности. Это объясняется тем, что данное преступление наносит ущерб жизненно важным интересам общества в целом, то есть интересам неопределенно широкого круга лиц. Закон РФ "О безопасности" от 5 марта 1992 года[ Закон РФ "О безопасности"//Российская газета. 1992. 6 мая. ] определяет понятие "общественная безопасность", как состояние защищенности жизненно важных интересов общества, то есть комплекс потребностей, реализация которых обеспечивает существование и прогрессивное развитие общества.

Теперь перейдем к рассмотрению дополнительного и факультативного объектов. Не вполне обоснованной является точка зрения авторов, которые в качестве дополнительного объекта похищения человека и незаконного лишения свободы указывают общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни или здоровья личности, отношения собственности и т. п.[ Комментарий к Уголовному кодексу РФ /Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. - М.: НОРМА, 2001. С.288; Уголовное право. Особенная часть. Учебник /Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. - М.: Новый Юрист, 1998. С.107. ] В результате совершения преступлений, предусмотренных ст. 126 и ст. 127 УК РФ, жизни, здоровью потерпевшего, а также отношениям собственности опасность угрожает далеко не в каждом случае, как того требует понятие дополнительного объекта[ Галиакбаров Р.Р. Уголовное право. Общая часть:Учебник.-Краснодар: Кубанский государственный аграрный университет, 1999. С.103.]. Поэтому указанные выше общественные отношения являются факультативным объектом. Например, в результате похищения человека был поврежден или уничтожен автомобиль. В этом случае, в качестве факультативного объекта будут выступать отношения собственности. Однако, следует сделать оговорку, что в случае совершения похищения человека или лишения свободы с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия[ п."в" ч.2 ст. 126 УК РФ; п."в" ч.2 ст. 127 УК РФ], а также повлекшего по неосторожности смерть человека[ п."в" ч.3 ст. 126 УК РФ; ч.3 ст. 127 УК РФ], отношения, обеспечивающие безопасность жизни или здоровья из факультативного переходят в дополнительный объект, так как при данных видах похищения человека и незаконного лишения свободы указанные выше отношения ставятся под угрозу всегда, в противном случае речь не может идти о данных составах преступления. Иначе обстоит дело с дополнительным объектом захвата заложника. Общепринято считать, что им являются отношения по охране свободы личности[ Бауськов Д. Ограничение насильственного похищения человека от захвата заложника. //Уголовное право. 2002. №2.]. И действительно, в большинстве случаев захвата заложника права на свободу личности нарушаются. Однако имеются случаи, когда роль заложника исполняется с согласия "потерпевшего", о чем, естественно, никто не догадывается. В этом случае, общественная безопасность несомненно нарушена, тогда как отношения по обеспечению свободы личности под угрозу не ставятся. Но это скорее исключение из правил. В качестве факультативного объекта захвата заложника выступают также отношения по охране жизни и здоровья личности, отношения собственности и т. д. (по аналогии с факультативным объектом похищения человека и незаконного лишения свободы).

Таким образом, мы видим, что объекты преступного посягательства полностью совпадают у таких составов как похищение человека и незаконное лишение свободы, и существенно различаются с объектом захвата заложника. Однако, такое разграничение (по объекту преступного посягательства) трудно применимо на практике и не может являться единственным критерием для разграничения указанных выше преступлений.

Перейдем к анализу объективной стороны деяний, предусмотренных статьями 126, 127 и 206 УК РФ. Как уже было сказано, ст. 126 УК РФ не определяет объективных признаков похищения человека. В теории уголовного права существует множество дефиниций данного деяния[ Лесниевски-Костарева Т.А. Уголовное право. Словарь-справочник. -М.: Норма-Инфра, 2000. С.267.; Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник / Под ред. В.П. Ревина. - М.: Юрид. лит., 2000.- С.500.; Уголовное право России. Часть Особенная: Учебник для вузов / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. - М.: БЕК, 1999.- С.97.; Дворкин А.И., Самойлов Ю.М., Исаенко В.Н., Ризаев А.Ш. Расследование похищения человека. Методическое пособие.- М.: Издательство "Приоритет", 2000. С.5.; Клишин Ю. Похищение человека, незаконное лишение свободы и захват заложников - преступления разные // Закон. 2002. №6.; Зубкова В.И., Тяжкова И.М. Ответственность за похищение человека по уголовному законодательству России // Вестник Моск. ун-та. Сер.11. Право. 1996. №2; Гаухман Л., Максимов С., Сауляк С. Об ответственности за захват заложника и похищение человека // Законность. 1994. №10.; Лысов В.М. Ответственность за незаконное лишение свободы, похищение человека и захват заложника //Рос. юстиция. 1994. №5.]. Судебная практика решает этот вопрос следующим образом. В постановлении Президиума Верховного Суда РФ по делу А. говорится: "По смыслу закона под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением его с постоянного или временного местонахождения в другое место и последующим удержанием его в неволе. Основным моментом объективной стороны данного преступления является захват потерпевшего с места его нахождения и перемещение с целью последующего удержания в другом месте"[ Бюл. Верхов. Суда РФ. 2001. №10..] И в действительности, в большинстве случаев при похищении предполагается совокупность трех последовательно совершаемых действий - захват, перемещение и последующее удержание потерпевшего. Однако некоторые ученые придерживаются мнения, согласно которому объективная сторона похищения человека характеризуется четырьмя действиями - завладение живым человеком, изъятие его из микросреды, перемещение и последующее удержание потерпевшего Гаджиев С.Н. Ответственность за преступления, посягающие на личную свободу человека. //Право: Теория и Практика. 2003. №7.]. По нашему мнению, это не совсем так. В обоснован и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.