Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Работа № 85736


Наименование:


Курсовик История изучения сейминско-турбинских древностей.Сейминский феномен и проблемы развития бронзового века Евразии

Информация:

Тип работы: Курсовик. Добавлен: 17.3.2015. Сдан: 2013. Страниц: 46. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание

Введение……………………………………………………………………………..3
Глава 1. История изучения сейминско-турбинских древностей…….…………5
Глава 2. Общая характеристика сейминско-турбинских памятников………….
2.1. Особенности погребального обряда…………………………………..
2.2. Сейминско-турбинский и Евразийский компоненты
в производства орудий труда и оружия …………………………..
2.3. Типологические особенности металлического инвентаря…………..
Глава 3. Сейминский феномен и проблемы развития бронзового
века Евразии………………………………………………………………….
3.1. Позднебронзовый век и Евразийская металлургическая провинция….
3.2. Металлургические импульсы и инновации……………………………..
3.3. Основные этапы развития сейминско-турбинского феномена………..
Заключение………………………………………………………………………..
Список использованной литературы……………………………………………
Список сокращений……………………………………………………………….
Приложения……………………………………………………………………….


ВВЕДЕНИЕ

В истории народов бронзового века Северной Евра­зии трудно отыскать культурное явление, способное сравниться по яркости, самобытности и характеру своего проявления с сейминско-турбинским феноменом. Степень его воздействия на развитие культурно-исторических традиций была чрезвы­чайно велика. С ним связываются кардинальные инновации в сфере металлур­гического и металлообрабатывающего производства в культурах на об­ширнейших территориях Евразии. Сейминско-турбинские племена являлись не только металлургами, но и воинами-коневодами. Характер их оружия и военной организации оказался в середине II тысячелетия до н.э. столь совершенным, что эти люди смогли в очень короткий отрезок времени преодолеть в своих походах-миграциях многотысячекилометровые пространства от гор и степей Алтая, через заболоченную тайгу Западной Сибири, Уральские горы и выйти на лесные равнины Восточной Европы.
Сейминско-турбинские популяции вряд ли были многочисленными. Иначе трудно объяснить факт, что к настоящему времени не сохранилось даже и пяти сотен металлических предметов, связанных с этим феноме­ном. Большая часть этих вещей найдена всего лишь в пяти крупных не­крополях (три из которых - Сейма, Турбино, Решное - обнаружены к западу от Урала и два - Ростовка и Сатыга - к востоку), а так же в Бородинском кладе (Молдавия) и в Канинской пещере на р.Печоре. Отдельные металлические орудия сейминско-турбинских типа находят по бескрайним пространст­вам Евразии - от Монголии до Финляндии.
Уникальны не только типы сейминско-турбинских металлических из­делий: наконечников копий, кельтов и ножей-кинжалов, но и характер не­крополей. В громадном большинстве случаев в могилах отсутствуют че­ловеческие останки. Как правило, в могилы не ставили и керамической посуды. Сейминско-турбинскис кладбища лишены курганных насыпей и других надмогильных сооружений. Заупокойный инвентарь выдает яркий воинский характер: бронзовое, каменное и костяное оружие, костяные защитные доспехи. Металлическое оружие нередко втыкалось в стены или пол могилы.
Объект исследования - сейминско-турбинских феномен эпохи бронзы.
Предмет исследования - особенности погребальной обрядности и материальной культуры носителей сейминских традиций.
Цель курсовой работы - определить роль носителей сейминских традиций в формировании комплексов бронзового века Северной Евразии.
Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:
v рассмотреть историю исследования сейминско-турбинских памятников;
v проанализировать погребальный обряд носителей сейминских традиций;
v охарактеризовать типологические и морфологические особенности материальной культуры;
v выявить влияние сейминских культурных стереотипов на формирование комплексов бронзового века Евразии.
Анализ научной литературы (Е.Н.Черных, С.В.Кузьминых, О.Н.Бадер, В.И.Матющенко, В.С.Бочкарев) показал, что носители сейминско-турбинских традиций сыграли важную роль при сложении и развитии культурных комплексов бронзового века Евразии от Алтая до Центральной Европы.


Глава 1
ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ
СЕЙМИНСКО-ТУРБИНСКИХ ДРЕВНОСТЕЙ

Первые металлические находки сейминско-турбинского типа стали известны еще в конце XIX века. В это же время краеведом П.А.По­номаревым был открыт первый небольшой могильник данного типа Берёзовка-Ома­ры. К сожалению, эти находки для исследователей остались непонятными. Сама проблема сейминско-турбинских древностей для археологической науки возникла в 1912 г., и толчком к этому послужило открытие двух замечательных и опосредованно связанных между собой памятников: Сейминского могильника в низовьях р.Оки и Бородинского (Бессарабско­го) клада на крайнем юго-западе Восточно-европейской равнины около г.Кишенева на территории современной Молдовы. Тогда же выдающиеся архео­логи В.А.Городцов и А.М.Тальгрен сформулировали основные поло­жения сейминско-турбинской (на тот момент только сейминской) проблемы: характер памятников, их культурная принадлежность, датировка и гене­зис. С того времени дискуссии по этим вопросам не утихали на страницах русской, советской и западной литературы.
Находки у с.Турбина под Пермью стали известны еще в 1881 г., од­нако определение этого памятника в качестве древнего могильника за­держалось более чем на 30 лет, пока А.В.Шмидт в 1924-1927 гг. не произвел на этом месте первые раскопки. Тогда стало очевидным, что Сейма и Турбино являются тесно взаимосвязанными памятниками, и сама проблема с тех пор в археологической литературе получила наи­менование сейминско-турбинской.
Могильник у с.Ростовка под Омском стал третьим крупным памят­ником и первым могильником данного типа в Сибири. В 1966-1969 гг. его раскопал В.И.Матющенко, и эти исследования стали новым этапом в широком обсуждении различных вопросов сейминско-турбинской про­блемы. Не менее важными для ее решения казались до последнего време­ни раскопки того же В.И.Матющенко поселения Самусь IV близ Томска, проведенные в 1954-1958 и 1969 гг. В слоях этого поселка, как счита­ли, удалось найти одно из важнейших звеньев сейминско-турбинской культуры - многочисленные литейные формы для отливки типичных для этих могильников кельтов и наконечников копий.
Четвертый крупный могильник этой серии - Решное на Оке - был обнаружен в 1974 г., его раскопки проводил О.Н.Бадер в 1975-1976 гг. И наконец, последний могильник - Сатыга на таежной Конде - открыт в 1987 г. Канинское пещерное святилище исследовалось В.И.Канивцом в 1959-1960 гг. Так вкратце выглядит история откры­тий важнейших памятников сейминско-турбинского типа.
Крупнейшим могильникам этого типа не «везло» ни в отно­шении качества полевых исследований, ни в смысле публикации их в ар­хеологической литературе. Сейминский могильник был практически уни­чтожен в результате антинаучных «раскопок» 1912 и 1914 гг., проведенных воинскими частями под руководством членов Нижегородской ученой архивной комиссии без участия профессиональных археологов. Турбинский некрополь раскапывался А.В.Шмидтом (1924-1927 гг.), Н.А.Прокошевым (1934-1935 гг.) и О.Н.Бадером (1958-1960 гг.). Сведения о раскопках 1934-1935 гг. появились лишь в 1961 г. В 1953 О.Н.Бадер установил понятие сейминско-турбинской культурной области, в которую входили локальные (племенные) культуры: турбинская на Каме и сейминская на Оке. Моно­графическое исследование О.Н.Бадера опубликовано в 1964 г., одна­ко в этой книге не описано большинство комплексов кладбища, и в ча­стности тех, которые содержали металлические предметы. Сведения о раскопках могильника Решное опубликованы до сих пор только в относительно кратких статьях и заметках. В.И.Канивец оперативно издал материалы раскопок Канинской пещеры, верно определил основ­ные параллели бронзовому инвентарю в Сейме и Турбине, однако его исследование надолго выпало из поля зрения специалистов по бронзо­вому веку Северной Евразии и не обсуждалось в дискуссии по сейминско-турбинской проблематике 60-80-х годов ХХ в.
После того как В.А.Городцов определил могильный характер таинственных находок на Сейминской дюне, дискуссия в отношении сейминско-турбинской проблемы велась в основном по трем вопросам:
1) ге­незис данного явления;
2) абсолютная и относительная хронология памятников;
3) соотношение между культурами или же культурная принадлежность
сейминско-турбинских памятников.
Наименее спорным представляется вопрос о генетических корнях сейминско-турбинских древностей. Лишь только в самом начале дискуссии А.М.Тальгрен предположил их связь с фатьяновской культурой. Однако он отказался от своей гипотезы после первых раскопок Турбина. В.А.Городцов уже в 1916 г. выразил совершенно четкое мнение о восточных (сибирских) корнях этой культуры, и с тех пор это мнение в принципе не подвергалось сомнению. Дискутировалась лишь привязка к конкретным районам Сибири - Алтай, Западная или же Восточная Сибирь.
Гораздо более спорными выглядели вопросы абсолютной и относитель­ной хронологии сейминско-турбинских древностей. Абсолютные даты ко­лебались в публикациях различных исследователей в широких границах от XVII до VIII в. до н.э. Основными причинами подобных разногласий являлись, во-первых, направление линии «привязок» к областям, где име­лись абсолютно датированные системы культур и комплексов, и, во-вто­рых, то, как каждый исследователь определял темп запаздывания в про­никновении и распространении влияний из исходной области.
Западная или же балкано-микенская линия связей диктовала архео­логам датировки сейминско-турбинских древностей по преимуществу в пределах конца второй и всей третьей четверти II тысячелетия до и.э. При этом конкретные датировки, конечно же, отличались друг от друга. Так, В.А.Городцов без особой аргументации определял время сейминской культуры XIV-XIII вв. до н.э. А.М.Тальгрен после первых иссле­дований Турбинского некрополя писал, что дата этого некрополя укладывается в преде­лы 1600-1400 гг. до н.э., но уже в работе 1931 г. он датировал сейминскую культуру 1300-1100 гг. до н.э.
В поздних работах в целом преобладали хронологические определения, близкие середине или третьей четверти II тысячелетия до н.э., о чем писали О.Н.Бадер, В.И.Матющенко и М.Ф.Косарев. Однако при использовании восточных - древнекитайских - датиру­ющих параллелей хронология могильников резко омолаживалась. Это хорошо видно на примере работ В.А.Сафронова и особенно Н.Л.Членовой, которая определяла хронологические рамки сейминско-турбинских памятников вплоть до XI-VIII вв. до н.э.
М.Гимбутас первая попыталась совместить западную - балкано-микенскую и восточную линии датирующих параллелей. Бородинский клад она считала наиболее ранним во всей цепи памятников и датирова­ла его в пределах 1450-1350 гг. до н.э. Сейминский период в целом она относила к XIV-XIII вв. до н.э., а абашевскую культуру - к еще бо­лее позднему времени. На Бородинский клад обращали серьезное внима­ние и другие исследователи, такие как Э.Р.Штерн, А.А.Спицын, А.М.Тальгрен. Много интересных вопросов было поставлено О.А.Кривцовой-Граковой, которая развила положение А.М.Тальгрена о синхронности Сеймы и Бородина и четко определила их место в системе относительной хронологии бронзового века Восточной Европы, поставив в один ряд с памятниками I этапа срубной культуры. Исходя из этого, она считала ошибкой сближение вещей клада с кобанскими, трипольскими и северокавказскими. Не решаясь отнести находки клада к какому-то определенному ареалу, осторожно указала, что клад явился результатом сложного взаимодействия скрещивающихся культурных влияний с Днепра, Дуная, побережий Черного и Эгейского морей.
Е.Н.Черных и С.В.Кузьминых считают, что истинную хронологическую позицию сейминско-турбинских памятников может определять лишь балкано-микенская линия параллелей. В комплексе Бородинского клада имеется серебряный наконечник копья с вильчатым стержнем, который может считаться импортным из уральских (турбинских) центров металлообработки. Они являются сторонниками взглядов тех исследователей, которые датируют Бородино XVI в. и не позднее XV в. до н.э. Следовательно, уральские или же волго-уральские сейминско-турбинские металлообрабатывающие центры в соответствии с этим фактом должны были существовать уже в то время, во всяком случае в XVI в. до н.э.
Последним наиболее дискуссионным в общей сейминско-турбинской проблеме явился вопрос о культурной принадлежности мо­гильников и их соотношении с евразийскими общностями бронзового ве­ка. Одним из частных аспектов данного вопроса явились попытки сопо­ставлений некрополей с разнообразными поселениями различных куль­тур.
В.А.Городцов впервые ввел понятие «сейминская культура», кото­рое вслед за ним вошло в работы и А.М.Тальгрена и А.А.Спицына. Н.А.Прокошев после раскопок в 1934-1935 гг. Турбинского некрополя пришел к мысли о принадлежности этого кладбища местным прикамским племенам, чья материальная культура была известна тогда по поселени­ям типа Астраханцевского хутора. Позднее эта гипотеза станет основ­ной в трудах О.Н.Бадера, который эту археологическую общность даже будет именовать турбинской. Однако резкий контраст практически во всех проявлениях культуры Турбинского некрополя и местных поселе­ний вызовет решительную критику со стороны целого ряда исследовате­лей, отказавшихся от культурной идентификации указанных памятни­ков. Поэтому культуру племен бассейна Камы, представленных лишь материалами поселений, будет предложено именовать гаринско-борской по основным памятникам региона, и в последнее время это название ук­репилось в литературе.
Сейма локализовалась вне зоны гаринско-борских прикамских посе­лений, и поэтому О.Н.Бадер предложил увязывать этот некрополь уже с селищами нижней Оки - средней Волги (Больше-Козино, Балахна Б). Однако и эти сопоставления практически не выдерживали крити­ки. Несмотря на это, и новый окский могильник Решное О.Н.Бадер от­носил к культуре местных (большекозинских) племен. В противовес этому А.X.Халиков пытался увидеть связь Сейминского некрополя с по­селениями так называемого чирковского типа в данном районе, что и по­служило для него основанием сконструировать особую чирковско-сейминскую культуру. Базой предложенной им гипотезы явилось отождеств­ление керамического материала, известного из поселения и могил на Сейминской дюне, по всей вероятности не связанных друг с другом. Эта гипотеза также не получила поддержки со стороны большинства спе­циалистов, однако А.X.Халиков отстаивает ее и в своей новой работе. На этот раз для обоснования гипотезы привлекается находка обломка чирковского сосуда в Зуевоключевском могильнике, который без вес­ких оснований рассматривается как сейминско-турбинский, В рамках единого культурного процесса рассматривает А.X.Халиков появление в Восточной Европе могильников сейминско-турбинского типа и валиковой керамики........


Список использованной литературы

Бадер О.Н. Бассейн Оки в эпоху бронзы. - М.: Наука, 1970. - С.14.сколько
Бадер О.Н. Древнейшие металлурги Приуралья. - М.:, 1964. - С.11-114.
Бадер О.Н. Новый могильник Сейминского типа на Оке и вопрос о связи могильников с поселениями // Проблемы археологии Поволжья и Приуралья: (Неолит и бронзовый век). - Куйбышев, 1976. - С.45.
Бадер О.Н. Работы Окской экспедиции // АО 1975 г. - М.: Наука, 1976. - С.55.
Генинг В.Ф., Борзунов В.А. Методика статистической характеристики и сравнительного анализа погребального обряда // ВАУ. - 1975. - Вып.13. - С.42-72.
Дмитриев С.В. Тема отрубленной головы и политическая структура народов Центральной Азии // Стратум: структура и катастрофы. - №3. - СПб. - 1999.
Канивец В.И. Канинская пещера. - М.: Наука. - 136 с.
Кирюшин Ю.Ф. О культурной принадлежности памятников предандроновской бронзы лесостепного Алтая // Урало-алтаистика: Археология, Этнография, язык. - Новосибирск, 1986. - С.16-21.
Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири // МИА. - 1949. - № 9. - С.17
Косарев М.Ф. Бронзовый век Западной Сибири. - М.: Наука, 1981. - С.89-96.
Кривцова-Гракова О.А. Бессарабский клад // ТГИМ. - Вып.1. - 1949. - С.19.
Лесков А.М. О северопричерноморском очаге металлообработки в эпоху поздней бронзы // Памятники эпохи бронзы юга Европейской части СССР. - Киев, 1967. - С.148,155; рис. 2,6, 7,4,15.
Матющенко В.И., Ложникова Г.В. Раскопки могильника у дер.Ростовка близ Омска в 1966-1969 гг.: (Предварит. сообщ.) // Из истории Сибири. - Томск, 1969. - Вып. 2. - С.18-34.
Матющенко В.И., Синицына Г.В. Могильник у деревни Ростовка вблизи Омска. - Томск. - Изд-во Том. Ун-та, 1988. - С.64-65.
Матющенко В.И. Среднеиртышский центр производства турбинско-сейминских бронз // Древние культуры Алтая и Западной Сибири. - Новосибирск, 1978. - С.34.
Молодин В.И. Могильник Сопка 2 // АО 1984 г. - М.: Наука, 1986. - С.195.;
Молодин В.И. Погребение литейщика из могильника Сопка 2 // Древние горняки и металлурги Сибири. - Барнаул, 1983. - С. 96-109.;
Окладников А.П. Неолит Сибири и Дальнего Востока // МИА. - 1970. - №166. - С.176-179.
Сафронов В.А. Датировка Бородинского клада // Проблемы археологи. - Вып.1. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1968, С.129.
Сыркина Л.М., Матющенко В.И. Раскопки поселения Самусь IV: (Предварит. сообщ.) // Из истории Сибири. - Томск, 1969. - Вып. 2. - С.35-54.
Тихонов Б.Г. Металлические изделия эпохи бронзы на Среднем Урале и Приуралье // МИА. - 1960. - № 90. - С.58.
Усманова Э.Р., Мерц В.К., Колбина А.В., Вентреска А. О некоторых сюжетах в «тексте» погребального обряда эпохи бронзы // Изучение памятников археологии Павлодарского Прииртышья. - Вып.2. - Павлодар: НПФ «ЭКО» - 2006. - С.74.
Халиков А.Х. Древняя история Среднего Поволжья. - М.:Наука, 1969. - С.193-201.
Халиков А.Х. Чирковская культура // Эпоха бронзы лесной полосы СССР. - М.:Наука, 1987. - С.136-139.
Черных Е.Н, Кузьминых С.В. Древняя металлургия Северной Евразии (сейминско-турбинский феномен). - М.: Наука, 1989. - 320 с.
Черных Е.Н, Кузьминых С.В. Памятники сейминско-турбинского типа в Евразии // Эпоха бронзы лесной полосы СССР. - М.: Наука, 1987. - С.84-105.
Черных Е.Н. Древнейшая металлургия Урала и Поволжья. - М.: Наука, 1970. - С.52.
Черных Е.Н. Каргалы. Забытый мир. - М.: Nox, 1997. - С.12-16.
Черных Е.Н. Металлургические провинции и периодизации эпохи раннего металла на территории СССР // СА. - 1978. - №4. - С.71-82.
Черных Е.Н. Чередою культур бесконечных // Знание - сила. - 1984. - №3.
Членова Н.Л. Хронология памятников карасукской эпохи. - М.: Наука, 1972. - С.138.




Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы

* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.