На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Работа № 85773


Наименование:


диплом изучение общих закономерностей возникновения и генезиса страхов

Информация:

Тип работы: диплом. Предмет: Психология. Добавлен: 18.3.2015. Сдан: 2012. Страниц: 53. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Оглавление:
Введение………………………………………………………………………………………………………………………….2
глава 1 - общие закономерности проявлений страхов у взрослых людей………………....5
1.1 - генезис страхов……………………………………………………………………………………………………….5
1.2 классификация и формы страхов……………………………………………………………………………..10
1.3 социальные страхи. страх перед неудачей………………………………………………………………14
1.4 теоретическое обоснование связи между страхом перед неудачей и мотивацией достижения цели………………………………………………………………………………………………………19
1.5 методы терапии и устранения страхов…………………………………………………………………….26
выводы по I главе…………………………………………………………………………………………………….32

глава II - Эмпирическое исследование страхов у взрослых людей……………………………34
2.1 Методика и процедура исследования …………………………………………………………………..34
2.2 Анализ результатов исследования………………………………………………………………………...39
выводы по главе II ………………………………………………………………………………………………………..46
заключение…………………………………………………………………………………………………………………...48
Библиографический список………………………………………………………………………………………….51
Приложения


Введение:
Перечень ключевых слов: СТРАХ, СОЦИАЛЬНЫЕ СТРАХИ, МОТИВАЦИЯ НА ДОСТИЖЕНИЕ УСПЕХА, МОТИВАЦИЯ на избегание неудач, склонность к риску.
Объект исследования: страх как феномен психической сферы личности взрослого человека.
Цель работы: изучение общих закономерностей возникновения и генезиса страхов, а также определение общих методических принципов и конкретных методологических приемов преодоления страхов взрослых людей.
Методика и методы исследования: 1) Методика диагностики личности на мотивацию к успеху (Т. Элерса) 2) Методика диагностики личности на мотивацию к избеганию неудач (Т. Элерса) 3) Методика диагностики степени готовности к риску (Шуберт) 4) Методика выявления тревожности Ч._Спилберга 5) Опросник иерархической структуры актуальных страхов личности. При обработке результатов эмпирического исследования были применены методы сравнительного и корреляционного анализа.
Полученные выводы и их новизна: существует обратная зависимость между уровнем личностных страхов индивида и его мотивацией на достижение цели, при этом мотивация на избегание неудачи является фактором, способствующим развитию социальных страхов. В ходе исследования было также выяснено, что повышение мотивации может компенсировать склонность к страху и тревожности. То есть лица с высокой мотивацией на достижение цели (даже с высокой склонностью к страхам) выбирают в целом более адекватный степень риска (и следовательно достигать лучших результатов в своей деятельности), чем лица, у которых высокий уровень страха связано с низкой мотивацией. Результаты исследования позволили выявить структурную взаимосвязь между страхами взрослых людей и особенностями их мотивационной сферы, чего не было сделано в работах предыдущих исследователей.
Результаты исследования могут быть применены в деятельности практических психологов, специализирующихся на преодолении страхов и фобических расстройств у взрослых людей.
в той или иной степени волнения и тревога перед публичным выступлением, ответственным экзаменом, встречей с авторитетным человеком знакомы практически каждому взрослому человеку. В определенной степени этот страх выполняет позитивную функцию - заставляет мобилизовать доступные ресурсы, подготовиться к испытанию, повышает чувство ответственности.
Но бывает и так, что страх приобретает совсем иной природы и вместо мобилизации ресурсов приводит к их блокированию, начинает тормозить любые формы социальной активности и доставляет человеку массу неприятных переживаний. Иногда такого рода болезненные страхи выражаются в навязчивых, странных и непонятных окружающим действиях, например, в постоянном мытье рук из-за боязни заразиться опасной болезнью или в навязчивом контроле за уже взрослыми детьми из-за страха, что с ними может произойти что-то страшное. < /p>
Если человек сам не может справиться со страхами, которые мешают счастливой и полноценной жизни, то возникает необходимость в профессиональной психологической коррекции. В свою очередь для того, чтобы такая коррекция была эффективной, нужно понимать причины возникновения нерациональных страхов, их основные формы, иметь представление о проявлениях страхов в норме и в патологии (у пациентов страдающих психопатиями).
Следовательно, актуальность темы определяется необходимостью изучения генезиса, форм и проявлений страхов учитывая необходимость выработки психологически обоснованных приемов и методов их коррекции.
Объектом исследования является страх как феномен психической сферы личности взрослого человека.
Предметом исследования является генезис страхов взрослых людей, формы таких страхов и основные принципы их преодоления.
Целью работы является изучение общих закономерностей возникновения и генезиса страхов, а также определение общих методических принципов и конкретных методологических приемов преодоления страхов взрослых людей.
Для достижения цели были сформулированы следующие конкретные задачи:
- проанализировать генезис страхов
- исследовать классификации и формы страхов
- раскрыть сущность методов терапии и устранения страхов
- провести эмпирическое исследование страхов взрослых людей.
При проведении эмпирического исследования была выдвинута следующая гипотеза: Существует обратная зависимость между уровнем личностных страхов индивида и его мотивацией на достижение цели. Кроме того, индивиды с высоким уровнем личностных страхов предпочитают низком или чрезмерно высокому риску, где неудача не угрожает престижу.
Метод. В ходе проведения эмпирического исследования были применены методы сравнительного и корреляционного анализа.
Родниковая база. При написании работы была использована разнообразная литература: работы разных авторов посвящены непосредственно проблемам диагностики и преодоления страхов (Косик В. В. "Личностные страхи призывников и их психодиагностика", "Страх: Теология. Философия. Психология"; Риман Ф. "Основные формы страха "; Щербатых Ю." Психология страха "и др..) работы по психологии эмоций (Бандура А." Теория социального научения "; Батурин Н.А." Психология успеха и неудачи "; Платонов К.К., Шингаров Г. Х . "Некоторые предпосылки клинико-экспериментального изучения эмоций" и др..) работы по медицинской психологии и психиатрии (Кречмер Э.. "Медицинская психология", "Курс лекций по медицинской психологии и психиатрии"; Мягков И. Ф., Боков С. Н . "Медицинская психология. Основы патопсихологии и психопатологии"; Попов Ю.В., Вид В.Д. "Современная клиническая психиатрия" и др.).. Также при написании работы были использованы статьи из психологических журналов и специализированных сборников статей (Грининг Т. "Посттравматический стресс с позиций экзистенциально-гуманистической психологии"; Полищук Ю. И. "О спорно понимании самоубийства как психологического явления"; Ромек В.Г. " Поведенческая терапия страхов "; Вольпе Д." Анализ индивидуальной динамки заболеваний при лечении депрессии "; Вольпе Д., Уолп Д." Психотерапия посредством реципрокного торможения "; Уотсон Д.Б." Психология как наука о поведении "и др.).. < /p>
Следует однако, отметить, что при анализе литературных источников не было найдено обобщающей работы, которая освещала страхи взрослых людей в аспекте их связи с мотивацией на достижение цели и избегания неудачи (сама такая проблема была сформулирована в гипотезе эмпирического исследования данной дипломной работы). В соответствии с этим можно определить новизну исследования.
Новизна исследования заключается в рассмотрении страхов взрослых людей в их структурном взаимосвязи с мотивацией на достижение цели и мотивацией на избегание неудачи.
Структура работы. Структурно работа состоит из введения, двух основных глав, списка использованной литературы и приложений.


I. Общие закономерности проявлений страхов
у взрослых людей
1.1. Генезис страхов
Страх - это эмоциональное выражение субъективного ощущения опасности. Выдающийся физиолог И. П. Павлов считал страх проявлением естественного рефлекса, пассивно-оборонительной реакцией с легким торможением коры больших полушарий. Страх основан на инстинкте самосохранения, имеет защитный характер и сопровождается определенными физиологическими изменениями высшей нервной деятельности, отражается на частоте пульса и дыхания, показателях артериального давления, выделении желудочного сока [, 73].
В наиболее общем виде эмоция страха возникает в ответ на действие угрожающего стимула. Существуют две угрозы, имеющие универсальный и одновременно фатальный в своем исходе характер. Это смерть и крах жизненных ценностей, противостоящих таким понятиям, как жизнь, здоровье, самоутверждение, личное и
социальное благополучие [, 9]. Но и помимо крайних выражений страх всегда связан с переживанием какой-либо реальной или воображаемой опасности.
Исторически первой объяснительной моделью научения страха есть понимание страха как классически обусловленной реакции. В соответствии с этой моделью, классически обусловленные страхи возникают в результате ассоциации безусловных стимулов с некоторыми первоначально нейтральными стимулами. Д. Уотсон выделяет, в частности, следующие безусловно страшные стимулы: неожиданные громкие звуки, внезапная потеря равновесия, удары и толчки. Другие стимулы, по его мнению, является комбинацией названных [, 44-46].
На основе врожденных (безусловных) реакций страха в ходе жизни появляются новые стимулы, вызывающие страх. В своих опытах Уотсон установил, что многие стимулов, например, темнота, животные, огонь младенческом возрасте не вызывают страха. Страх возникает позже вследствие случайного классического обусловливания.
Такое обусловливание может возникать и у взрослых людей. Например, чувство страха, спровоцированное сердечно-сосудистыми нарушениями, совпав по времени с пребыванием на площади, стадионе или иной открытой области, в дальнейшем может привести к агарофобия - страха открытых пространств. Если сердечный приступ произошел в лифте или в вагоне метро, то может развиться клаустрофобия - боязнь замкнутого пространства [, 258].
Конечно, полностью свести страх к классическому обусловливания нельзя. Страх в каждом конкретном случае представляет собой сложный и вполне индивидуальный сплав физиологических, психических и поведенческих механизмов, возникает на основе обусловливания, подражания, вербального убеждения и т.д..
Развитие науки поставил перед сторонниками теории классического обмовлення страха ряд вопросов, которые не могут быть выяснены в рамках данной объяснительной модели.
Например, в терапевтической работе часто можно было наблюдать страх объектов, которые никогда не совпадали по времени с безусловными стимулами страха и не могли быть ими обусловлены. И наоборот, даже при неодноразовом совпадении некоторых событий с болевыми стимулами (например, удары электрическим током, падения при игре в футбол или тренировки в клубе восточных поединков) эти события страха не вызвали [, 66].
С развитием Б.Ф. Скиннер теории оперантного обусловливания появилась еще одна (оперантная) модель объяснения генезиса страхов. В соответствии с этой моделью страхи могут возникать и укрепляться под влиянием подкрепления, которое возникает после трусливого поведения [, 79]. В этом случае различают положительное подкрепление (приятные события) и отрицательное подкрепление (избежать событий неприятных).
Возможность возникновения страха в результате положительного подкрепления приятными последствиями можно проиллюстрировать следующим примером. Ребенок, пугается чего-то и прибегает защиты к родителям, получает от них заботы, ласку и защиту. При любых потенциально страшных или неприятных событиях она охотнее обращается к родителям за поддержкой, демонстрируя устойчивую стратегию избегания. Таким образом реакция ухода закрепляется и генерализируется. Даже повзрослев такой человек демонстрирует устойчивые реакции страха, получая от окружающих ее близких людей поддержку и защиту [, 104].
Не менее часто оперантного обусловления страх возникает в результате отрицательного подкрепления - то есть возможности избежать неприятных (страшных) стимулов или переживаний. Отрицательное подкрепление может быть проиллюстрировано в ситуации, например, активной демонстрации страха выступления перед авторитетной аудиторией (например, потенциальных инвесторов какого-либо проекта) - в этом случае, вероятно, такая обязанность будет переведен на другого сотрудника.
Теория оперантного обусловливания страхов важна еще в одном отношении. С использованием этой гипотезы А. Моурер пытался объяснить устойчивость обусловленных страхов к угасанию в рамках так называемой "теории двух процессов" [, 47]. В соответствии с этой теорией страх сначала возникает по схеме классического обусловливания, т.е. человек учится бояться и избегать ранее нейтральных стимулов. Но поскольку сам страх является неприятным (аверсивного) стимулом, то человек стремится предотвратить страха. Каждый раз, когда это удается, происходит оперантное (негативное) подкрепление. Таким образом страх начинает подкреплять сам себя, чем и объясняется устойчивость страха к угасанию при отсутствии условного аверсивного стимула. В этом случае, правда, остается без объяснения тот факт, что люди часто боятся объектов, которые никогда в их жизни не совпадали по времени с аверсивного стимулами и объектов, которых они вообще не встречали на протяжении своей жизни. Объяснение этим страхам дают теории обучения на моделях.
В рамках социально-когнитивной теории А. Бандуры было показано, что многие новые образцов поведения и эмоциональные реакции могут возникать в результате подражания (обучение на моделях). Человеку достаточно видеть, чего боятся окружающие ее люди, чтобы начать бояться того же [, 102]. Таким образом, человеку совсем не обязательно на себе проверять неприятное воздействие некоторых событий. Достаточно того, что эти неприятные воздействия она увидит на примере других людей в реальной жизни или в средствах массовой информации. Страх, например, сотрудников правоохранительных органов или вообще человека в униформе часто можно встретить у людей, которым никогда ничего плохого люди в униформе не делали. Ограбление и насилие боятся и те, кого никогда не грабили и не насиловали, часто эти люди в реальной жизни даже не видели актов насилия, а лишь слышали рассказы о них.
Так называемые "вербальные модели" также могут спровоцировать механизм обучения на моделях. Наличие воображения позволяет человеку живо представить себе неприятные последствия тех или иных поступков, опасные действия людей или объектов физического мира. Страх может сформироваться, если человека просто напугают, как следствие подкрепленных или неподкрепленных угроз. В раннем детстве, когда опыт человека еще небольшой, влияние запугивания и угроз особенно сильный, ведь ребенок не может в полной мере оценить вероятность их осуществления. Страх, который сформировался таким образом закрепляется на уровне подсознания и проявляется уже во взрослом возрасте в виде немотивированного страха насилия, болезни, транспортных средств, технических устройств и др..
Некоторые исследователи стремятся выявить взаимосвязь генезиса страхов с эмоциональными состояниями. На сегодняшний день пока не существует общепризнанной классификации эмоций, определяющей четкие структурные взаимосвязи между различными эмоциональными состояниями. В этом плане представляет интерес попытка Р. Плутчика выделить четыре пары эмоций, каждая из которых связана с определенными действиями: разрушение (гнев) - защита (страх), принятие (одобрение) - неприязнь (отвращение) воспроизведения (радость) - лишение (неверия) исследование (ожидание) - ориентация (удивление).
При одновременном наличии двух противоположных по знаку эмоций (одна из которых "притягивает", а другая - "отталкивает" организм от определенного объекта внешней среды) итоговая реакция будет определяться их силой, а при равенстве ведущих мотивов развивается состояние ярко выраженного конфликта [, 234]. Эта ситуация, выраженная пословицей "и хочется, и колется", наверное, в той или иной степени знакома каждому человеку. Например, молодой человек хочет подойти познакомиться к девушке, что ему понравилась, и одновременно предчувствие возможной реакции неприязни вызывает у него страх это сделать; уставшая неудачным браком женщина и хочет изменить своему мужу, и в то же время боится потерять его.
Эмоциональные раздражители могут вызывать эмоции гнева или страха. Обе эмоции вызываются чем-то неприятным, но страх предполагает более пассивный тип реагирования, гнев имеет наступательный, атакующий характер. Несмотря на внешнюю разницу в проявлении этих эмоций, в их основе лежит один важнейший биологический принцип - закон самосохранения, поэтому эти переживания могут легко переходить друг в друга [, 139].
Разные люди имеют неодинаковую склонность к развитию в неблагоприятных ситуациях эмоций гнева боа страха - этот факт был детально исследован в лаборатории И. П. Павлова. Он отмечал склонность меланхолика ("слабого" типа по его классификации) к реакции страха, холерика ("безудержный" тип ВНД) - до ярости, сангвиника ("сильный", "уравновешенный" тип ВНД) - к радости [, 49] . Другой физиолог - П.В.Симонов говорил, что именно эти три эмоции: страха, ярости и удовольствия - имеют свои зоны в мозге высших млекопитающих и индивидуальные различия людей разного темперамента связаны именно с преимущественным влиянием того или иного нервного центра в общем "ансамбли" мозговых структур. В этом случае доминирующая активность "центра страха", "центра ярости" или "центра радости" будет определять преимущественный характер типичного эмоционального фона того или иного человека [, 104].
Американский психолог С. Томкинс, изучая генезис страхов взрослых людей пришел к выводу, что источником значительного количества страхов взрослого человека становятся полученные в детстве психические травмы и прежде неумелые и непродуманные действия родителей. Например, если они постоянно стыдят ребенка за малейшие проявления страха, то вследствие этого ребенок будет чувствовать стыд каждый раз, когда она чем-то напугана [, 140]. Такая комбинация страха и стыда чрезвычайно губительно действует на хрупкую психику ребенка, в дальнейшем это может привести к фобических расстройств и даже спровоцировать развитие параноидной шизофрении. Если же родители постоянно наказывают ребенка за плач, а плач при этом вызван переживанием сумму, у ребенка может развиться условно-рефлекторная связь между страхом и печалью. С. Томкинс считает, что такое сочетание негативных эмоций в будущем приведет к закреплению страхов и способно нарушить способность человека к нормальной социальной адаптации. К. Изард отмечает, что угроза лишения родительской любви - естественная причина для печали ребенка. Если же ее наказывают за сумм (который находит свое выражение в плаче), то в его сознании плач ассоциируется с ожиданием боли от наказания и, соответственно, - со страхом. Поэтому, каждый раз, чувствуя угрозу лишения родительской любви, ребенок будет чувствовать печаль и страх, связанные с чувством одиночества и страхом наказания. Переживание подобного комплекса в дальнейшем приведет к закреплению страха и перенос его из ситуации взаимодействия с родителями на широкий круг ситуаций социального взаимодействия [, 141].
Некоторые психологи связывают генезис страхов с недостатком информации о сложившейся ситуации: при деятельности в условиях недостатка информации (когда ее не хватает для принятия всесторонне продуманного решения) стратегию поведения диктуют эмоции. Р. Грановская пишет по этому поводу: "эмоции обеспечивают человеку возможность приспособиться к существованию в информационно неопределенной среде. В условиях полной определенности цель может быть достигнута и без помощи эмоций, у человека не будет ни радости, ни торжества, если в заранее определенное время, совершив несколько четко определенных действий, она достигнет цели, достижение которой заранее не вызывало сомнений "[, 358] . По мнению академика П.В. Симонова, негативные эмоции развиваются в условиях дефицита информации, необходимой для организации действий. Генезис эмоции страха, согласно этой концепции, развивается, когда не хватает сведений, необходимых для обеспечения собственной защиты [, 271]. В этом случае становится целесообразным реагировать на расширенный круг сигналов, полезность которых еще неизвестна; такое реагирование может быть избыточным и неэкономным, однако, оно предупреждает пропуск действительно важного сигнала, игнорирование которого может привести к негативным последствиям.
Таким образом, можно сделать предварительный вывод, что страх это эмоция, которая включается там, где имеющейся информации недостаточно. Н. Коупленд в книге "Психология и солдат" писал, что страх перед неизвестным всегда хуже, чем страх перед известным [, 98]. Другой американский психолог С. Хебб пишет, что страх опроверждаемой изменениями в ранее хорошо известном объекте. Так, например, реакцию страха проявляет младенца, когда мать, голос которой оно хорошо знает, неожиданно начинает говорить высоким фальцетом. Как отмечает Ю. Щербатых "для того, чтобы напугать человека достаточно добавить в ее привычную картину мира всего один« мазок », который в корне отличаться от того, что она видела до тех пор. Если эта деталь не сможет получить привычного объяснения с помощью логики, «забастовка» ума немедленно откроет шлюзы потока эмоций, причем страх будет прямо пропорционально степени рассогласования между привычностью окружения и необычностью этой детали "[, 221-222].
Достаточно актуальным с точки зрения анализа генезиса социальных страхов является вопрос о взаимосвязи такого генезиса с успешностью или неуспеваемостью практической деятельности индивида. На способность неудачной деятельности вызвать страх перед этой деятельностью указывали многие исследователи. Так, в частности, Н. А. Батурин связывает возникновение страха с феноменом асимметрии атрибуции успеха и неудачи [, 81-86]. Этот феномен заключается в том, что существуют два диаметрально противоположных типа людей. Для первого характерна систематическая асимметрия в объяснении своих успехов внутренними и стабильными факторами ("у меня хорошие способности", "я могу выполнять такие работы качественно"), а неудач - внешними или неустойчивыми ("просто не повезло" или "так сложились обстоятельства" ). Другой тип людей склонен, наоборот, систематически относить успех в нестабильных причин ("мне просто повезло"), а причину неудач видеть в стабильных личностных факторах ("я вообще такой недотепа"). Экспериментальные исследования показали, что для первого типа людей характерны такие личностные особенности, как доминирование в мотивационной структуре мотива достижения успеха над мотивом избегания неудачи, высокая самоуважение, склонность к адекватному степени риска, небольшой уровень тревожности и личностных страхов, а для второго типа людей, наоборот , присущи высокие параметры мотива избегания неудачи, низкое самоуважение, высокий уровень тревожности, наличие большого количества страхов до фобических расстройств [, 86].
Различия в эмоциональных реакциях между испытуемыми с разными стилями казуальной атрибуции показаны Х.Хекхаузен на примере развития стадий переживания невозможности решить экспериментальное задание [, 117-118]. Испытуемые начинают работу в полной уверенности, что они имеют дело с задачей, которую можно решить, приложив определенные усилия. Мнение об отсутствии связи между действием и результатом даже не приходит им в голову. Вопрос только в том, найдут ли они правильный способ действия (решения) и как быстро. Сведения об успехах и неудачах, сообщаемые экспериментатором, они приписывают внутренним факторам, а ситуацию прохождения теста считают подконтрольной (стадия 1). В результате тщетных усилий им становится все более очевидным, что к принципу решения они так и не добрались (стадия 2). Задача начинает представляться им
невероятно тяжелым, и они ищут все более сложные способы решения. Невозможность уловить принцип решения задачи порождает целый веер атрибутивных гипотез: "Задача слишком тяжелое", "Я недостаточно способный" и "Я приложил мало усилий". Лучшим индикатором появления такого рода атрибутивных гипотез может служить увеличение приложенных усилий. На следующем этапе (стадия 3) у испытуемых создается впечатление чрезмерных трудностей задачи. Испытуемые уже не видят никакого пути, который вел бы к правильному решению, поскольку осуществляемый экспериментатором обратная связь теперь вряд ли дает им какие-либо зацепки, которыми можно было бы воспользоваться для поиска решения. Каузальная атрибуция успеха становится неопределенной, а атрибуция неуспеха усиливает осознание своего бессилия. Решение задачи теперь представляется недостижимым. Именно на этом этапе и проявляются различия между испытуемыми с разными стилями казуальной атрибуции.
У испытуемых, склонных объяснять успех внутренними стабильными факторами, а неудачу - внешними и ситуативными в конечном итоге формируется уверенность в том, что задача принципиально не решения и вообще не существует никакой связи между их действиями и результатом. Так испытуемые приходят к выводу, что их усилия вообще не имеют смысла, наступления отрицательного результата им неподконтрольное и соответственно такой результат не должен занижать их самооценку. Эмоциональные переживания на этой стадии часто превращаются в гнев и враждебность по отношению к экспериментатору.
противовес этом у испытуемых, склонных объяснять успех случайностью а неуспех - внутренними стабильными факторами, невозможность выполнить задание часто приводит к возникновению негативных эмоциональных реакций тревоги, ощущение собственной несостоятельности. В дальнейшем такие испытуемые демонстрируют устойчивую реакцию избегания деятельности, в которой им не удалось добиться успеха. Х.Хекхаузен не оказывает выводу о связи такой реакции с личностным уровнем тревоги или страха. Но я считаю возможным выдвинуть предварительное предположение, что направленность на избегание определенных ситуаций конце концов приводит к страху перед такой ситуацией, то есть мотивация избегания неудачи является одним из факторов генезиса страхов. Далее в процессе анализа теоретического материала и проведения эмпирического исследования этот тезис будет проверена и, при необходимости, уточнена и дополнена.


1.2. Классификации и формы страхов
Страх темноты, бессонница, воды, высоты, бедности, насилия, грабежа, войны, страх за родных и близких, страх смерти - простое перечисление различных форм страха может занять несколько страниц и свидетельствует лишь о том, что так или иначе проблема терапии страха всегда была актуальной психологической и психотерапевтической задачей.
Рассмотрение страхов по их непосредственным объектом является достаточно трудоемким и, собственно говоря, нецелесообразно. С другой стороны, необходимо отметить, что характер каждого страха опосредуется как окружающей средой, в которое попадает человек, так и ее естественной склонностью к определенной разновидности фобических расстройств. Такая склонность наиболее выражена у лиц с психопатологией - патологические вариантами характера, которые обусловлены генетически, однако она имеет значение и при рассмотрении доклинических форм страхов здоровых людей.
Прежде страхи присущи так называемым депрессивным личностям. Для них характерны две основные формы страха - "страх перед поворотом к самому себе, перед своим собственным существованием, с сопутствующим ему страхом потери, и страх быть оставленным, страх одиночества" [, 150].
Отстраняясь от собственного существования, от индивидуального, депрессивные личности оценивают себя с чувством вины и по мере развития личности все более и более ориентируются на внешние объекты. Вероятно, готовность к возникновению чувства вины у депрессивных личностей связана с тем, что они испытывают потребность отстраниться от чрезмерных для них требований жизни, которым они не могут в полной мере соответствовать.
Когда человек уклоняется от индивидуального, это переживается им как усиление самоотдачи, и, как следствие этого, мы видим соответствующую переоценку других и недооценку самого себя. Положительной составляющей такого отказа от собственного «Я» является линия понимающего сочувствия, сопереживания, сострадания. Возможность глубокого понимания других людей, способность поставить себя в положение другого поначалу также может носить очень позитивный характер. Как отмечает А. Гуггенбюль-Крейг, "депрессивные личности так неотъемлемо идентифицируют себя с другими, уже не возвращаются к самим себе, а вполне становятся на чужую точку зрения, становясь как бы отражением,« эхом »других людей, неправильно истолковывая христианскую заповедь «возлюби ближнего, как самого себя» как «люби ближнего больше самого себя» "[, 57].
Такие установки в большинстве случаев охотно используются окружающими. Депрессивные личности предполагают, что другие имеют такие же жизненные позиции, как и они, что другие так же внимательны, полные сочувствия и готовы приспособиться к ним. Однако, большинство людей гораздо эгоистичнее и напористее, чем депрессивные личности, и поэтому часто они добиваются больших успехов. Именно на этом основана критическая позиция известного немецкого психиатра Ф. Римана, по морализации такой идеологии депрессивных личностей, которая перерабатывает зависть и осознается как моральное превосходство и утешение. "Нет лучшего способа отказаться от связанных с завистью желаний, - пишет исследователь, - не оказаться в таких коллективных или религиозных идеалов, отвечающих требованиям альтруизма" [, 152].
Подобная идеология депрессивных личностей, трудно поддается коррекции. К этому нужно добавить, что депрессивные личности не способны усвоить некоторые новые формы общественного поведения и искусства - им недостает жизненной гибкости, поэтому они предпочитают оставаться в рамках традиционных форм [, 232]. Идеология скромности и смирения не дает выхода зависти, и поэтому депрессивные личности переполняются горечью от несправедливости жизни.
Повседневность депрессивных личностей заполнена банальными, малозначительными ситуациями, в которых проявляются их невротические расстройства и которые еще более их усугубляют. Идут они в гости или принимают гостей у себя, депрессивные личности всегда чувствуют повышенную ответственность за удачное содержание беседы. Они испытывают чувство малоценнос........


Библиографический список:
Абульханова-Славская К. А. Стратегии жизни. - М., 1991.
Александровский Ю.А. Состояния психической дезадаптации и их компенсация. - М., 1976.
Аристотель. В душе. - М., 1937.
Асеев В.Г. Мотивация поведения и формирование личности. - М., 1976.
Бандура А. Теория социального научения. - СПб., 2000.
Баранов В.Г. депрессии при соматических заболеваниях. - М., 1984.
Батурин Н.А. Психология успеха и неудачи. - СПб., 1999.
Божович Л.И. Изучение мотивации поведения детей и подростков. - М., 1972.
Вольпе Д. Анализ индивидуальной динамки заболеваний при лечении депрессии //Эволюция психотерапии. - М., 1998. - Т. 2.
Вольпе Д. На пути к созданию научной психотерапии //Эволюция психотерапии. - М., 1998. - Т. 2.
Вольпе Д., Уолп Д. Психотерапия посредством реципрокного торможения //Техники консультирования в психотерапии. - М., 2000.
Грановская Р. Элементы практической психологии. - Л., 1988.
Грининг Т. Посттравматический
стресс с позиций экзистенциально-гуманистической психологии //Вопросы психологии. - 1994. - № 1.
Гуггенбюль-Крейг А. Власть архетипа в психотерапии и медицине. - СПб., 1997.
Демина Л.Д., Сальникова И. А. Психологическое здоровье и защитные механизмы личности. - Барнаул, 2000.
Дункер К. Структура и динамика процессов решения задач //Хрестоматия по общей психологии. Психология мышления /Под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, В. В. Петухова. М., 1981.
Зелигман М. Как научиться оптимизма. - М.: Персей, - 1997.
Изард К. Э.. Психология эмоций. - СПб., 1999.
Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. - СПб., 2002.
Кемпински А. Экзистенциальная психиатрия. - М., 1998.
Ковалев В.И., Дружинин В.Н. мотивационная сфера личности и ее динамика в процессе профессиональной подготовки //Психологический журнал. - 1992. - № 6.
Ковалев В.И. Мотивы поведения и деятельности. - М., 1988.
Кондратьева М.В. Мотивация достижения успеха в структуре личности в современной психологии //Вопросы психологии. - 1981. - № 2.
Конюхов Н.И. Словарь-справочник практического психолога. - Воронеж, 1999.
Косик В. В. Личностные страхи призывников и их психодиагностика. - М., 2001.
Коупленд Н. Психология и солдат. - М., 1991.
Крайг Г. Психология развития. - СПб., 2000.
Кречмер Э.. Медицинская психология. - СПб., 1998.
Курс лекций по медицинской психологии и психиатрии /под ред. В. А. Абрамова. - Донецк, 1998.
Лазарус А. Мысленным взором: Образы как средство психотерапии. - М., 2000.
Литвак М. Если хочешь быть счастливым. - Ростов-на-Дону, 1995.
Люббан-Плоцца Б., Пельдингер В., Крегер Ф. психосоматических больной на приеме у врача. - СПб., 1994.
Мышанова Н.Н. Страхи здоровых людей. - СПб., 1997.
Мягков И.Ф., Боков С.Н. Медицинская психология. Основы патопсихологии и психопатологии. - М., 1999.
Нюттен Ж. Мотивация //Экспериментальная психология /Под ред. П.Фресса, Ж. Пиаже. Вып. 5. - М., 1975.
Павлов И. П. Собрание сочинений. - М., 1951. - Т. 3.
Платонов К.К., Шингаров Г.Х. Некоторые предпосылки клинико-экспериментального изучения эмоций. - Л., 1967.
Полищук Ю. И. О спорно понимании самоубийства как психологического явления //Вопросы психологии. - 1994. - № 1.
Попов Ю.В., Вид В.Д. Современная клиническая психиатрия. - М., 1997.
Практическая психодиагностика: Методики и тесты /под ред. Д. Я. Райгородский. - Самара, 1998.
Риман Ф. Основные формы страха. - М., 1998.
Роджерс К.Р. Взгляд на психотерапию: Становление человека. - М., 1994.
Ромек В.Г. НЕ стрелять! Психологический тренинг и полиция //Alter EGO. - 1993. - № 1.
Ромек В.Г. Поведенческая терапия страхов //Прикладная психология. - 2002. - № 4.
Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. - М., 1946.
Симонов П.В. Высшая нервная деятельность человека: Мотивационно-эмоциональные аспекты. - М., 1975.
Современная психология /под ред. В. Н. Дружинина. - М., 1999.
Страх: Теология. Философия. Психология /под ред. Э.. И. Киршбаум. - Владивосток, 1994.
Теппервайн К. О чем хочет сказать твоя болезнь: язык симптомов. - М., 1996.
Тополянский В.Д. Струковская М.В. Психосоматические расстройства. - М., 1986.
Уотсон Д.Б. Психология как наука о поведении //Основные направления психологии в классических трудах. Бихевиоризм. - М., 1998.
Федоров А.П. Методы поведенческой терапии, уменьшающие страхи. - СПб., 1998.
Франкл В. Человек в поисках смысла. - М., 1990.
Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность. - М., 1986. - Т. 1.
Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность. - М., 1986. - Т. 2.
Хекхаузен Х. Психология мотивации достижения. - СПб., 2001.
Худик В.А. Онтогенетический аспект психологической диагностики и коррекции аномального развития личности (на материале исследования детей и подростков). - СПб., 2000.
Чирва А.В. Особенности толерантности к страху у военнослужащих в процессе начальной парашютной подготовки. - М., 2003.
Щербатых Ю.В., Ивлева Е.И. Психофизиологические и клинические аспекты страха, тревоги и фобий. - Воронеж, 1998.
Щербатых Ю. Психология страха. - М., 2003.
Юнг К.Г. Аналитическая психология: ее теория и практика. - М., 1998.
Якобсон П.М. Психологические проблемы мотивации поведения человека. - М., 1969.
Mc Clelland D. C. Assessing. Human Motivation. - N. Y., 1971.
Mowrer O. H. Preparatory set (expectance) a determinant in motivation and learning //Psychology Review. - 1938. - V. 5. - № 1.




Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы

* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.