Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Либеральные реформы в Великобритании в 1815-1830 гг. Парламентская реформа 1832 года в Англии. Общественно-политическое движение за либеральные реформы в 30-40-е гг. XIX в. Чартизм. Реформа избирательного права в Великобритании второй половины XIX в.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Правоведение. Добавлен: 23.12.2007. Сдан: 2007. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


2
СОДЕРЖАНИЕ:
ВВЕДЕНИЕ.............................................................................................................3
ГЛАВА I.
ЛИБЕРАЛЬНЫЕ РЕФОРМЫ В ВЕЛИКОБРИТАНИЯ В
1815-30 гг.................................................................................................................7
1.1 ВЕЛИКОБРИТАНИЯ НАКАНУНЕ РЕФОРМ.........................................7
1.2 ПАРЛАМЕНТСКАЯ РЕФОРМА 1832 ГОДА В АНГЛИИ...............................................................................................................11
ГЛАВА II. ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ
В АНГЛИИ В 30-40-е гг. XIX в.........................................................................16
2.1ДВИЖЕНИЕ ЗА ЛИБЕРАЛЬНЫЕ РЕФОРМЫ
В ВЕЛИКОБРИТАНИИ..................................................................................16
2.2 ЧАРТИЗМ......................................................................................................21
ГЛАВА III. ИЗБИРАТЕЛЬНЫЕ РЕФОРМЫ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX в. В ВЕЛИКОБРИТАНИИ……………………………………………....23
3.1. РЕФОРМЫ ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ПРАВА В 50-60-е гг......................23
3.2 ИЗБИРАТЕЛЬНЫЕ РЕФОРМЫ В КОНЦЕ XIX в...............................31
ЗАКЛЮЧЕНИЕ.................................................................................................36
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ...................................39

ВВЕДЕНИЕ.
К концу 80-х гг. XVIII в. картина экономического, внут-риполитического и международного положения Великобритании уже мало чем напоминала состояние глубокого кризиса, вызванного бесславной войной с быв-шими североамериканскими колониями несколькими годами раньше.
Фис-кальные мероприятия Уильяма Пита Младшего в области налогообложения и таможенной полити-ки, сокращение излишних государственных расходов, борьба с синекурами и каз-нокрадством в сочетании с умело проведенными административными реформами увенчались успехом. Росла и укреплялась промышленность - налицо был огром-ный шаг вперед фабричной системы, бурно развивались в первую очередь метал-лургия, машиностроение, текстильное производство, судостроение, стабильно росли заработки трудящихся. Активизировалась торговля (особую роль сыграл договор с Францией 1786 г., фактически основанный на принципах свободной торговли), британские товары завоевывали новые рынки, особенно в Азии и Америке; общий объем экспорта в 1784-92 гг. вырос на 70%. Государственный долг, составлявший в 1783 г. 243 млн ф. ст. сократился за 10 лет всего до 10 млн. Страна по-прежнему управлялась чрезвычайно ограниченным числом аристократиче-ских семейств, зачастую не отличав-шихся высокими деловыми и мораль-ными стандартами, при послушной под-держке парламентского большинства, состоявшего из политически малоак-тивных джентри. Быстро менявшийся с ростом промышленности и торговли во многом буржуазный облик Британии удивительно мало отражался на персо-нальном составе членов палаты общин. Робкие попытки Питта Младшего ре-формировать представительную власть в середине 80-х гг. натолкнулись на глухое сопротивление парламента, вы-звали открытое недовольство короля, и больше к этой проблеме Питт старался не возвращаться.
Прочность позиций самого Питта в огромной сте-пени зависела от монаршей благосклонности, его лишь с большими оговорками можно считать первым премьер-министром нового времени.
Многие британцы революцию во Франции встретили отнюдь не враждебно, ес-ли не сказать благосклонно. Собрание Генеральных штатов, клятва в зале для иг-ры в мяч, взятие Бастилии, провозглашение Национального собрания, позднее осенний марш на Версаль и т.д. - все это не вызвало неприятия по ту сторону Ла-Манша. Это не означает, однако, что британцам импонировали революционные принципы и лозунги. Однозначно и искренне приветствовали революцию, пожалуй, лишь виги во гла-ве с их бессменным вождем и вечным парламентским оппонентом Питта Ч.Д. Фоксом (1759-1806). Они видели во французских событиях конец тирании и неограниченных привилегий верхов и нищеты народных масс, ибо Франция зача-стую представлялась как страна “папистов, черного хлеба и деревянных башма-ков”. В Англии множились революционные общества и ассоци-ации. Например, уже в ноябре 1789 г. “Лондонское революционное общество” приняло обращение к Национальному собранию, поздравлявшее его с победой справедливости и свободы над абсо-лютизмом.
В 1791 г. в Бирмингеме была создана “Ассоциация движения за реформу”, годом поз-же - общество “Друзей народа” с аналогичными целями.
Все это воспринималось властями без восторга. Памфлет Берка постепенно стал манифестом противников каких-либо реформ, способных подорвать суще-ствующий порядок. Большинство парламентариев, члены кабинета во главе с Питтом и сам Георг III, сообразивший, что под угрозой находился престол не только Людовика XVI, но и его собственный, заняли позицию неприятия Фран-цузской революции. Внутренние волнения следовало подавить. Публикация воз-буждающих статей и памфлетов, а также несанкционированные собрания были запрещены королевскими прокламациями и решениями правительства. Положе-ние усугубилось объявленной Францией 1 февраля 1793 г. войной, которую Питт и король всеми силами старались избежать, первый - для продолжения своей по-литики реконструкции, последний - в силу присущего ему миролюбия.
Администрация Питта обру-шилась на свободу выражения общественного мнения, что мотивировалось забо-той о безопасности страны. К “якобинцам” и “открытым врагам” с подачи Геор-га III стали причислять и сторонников парламентской реформы. Реформатор-ские и революционные настроения перестали различать, сторонников “револю-ционных” ассоциаций отождествляли со сторонниками насилия во Франции. Точ-ку в этом вопросе поставил Питт, заявивший в середине 1793 г., что никакие ре-формы не могут быть проведены и, более того, нельзя даже выступать в их за-щиту, пока страна находится в состоянии войны.
Уже к середине 90-х гг. повсеместно стали ощущаться отрицательные по-следствия войны, положение усугубили плохой урожай 1795 г. и вызванный им рост цен. В октябре этого года огромная толпа встретила парламентариев сви-стом, бранью и выкриками: “Хлеба!”, “Мира!” и “Долой Питта!” В другом месте градом камней был засыпан экипаж Георга III, король чудом не пострадал. Не без влияния подобных эксцессов репрессивная политика властей усиливалась, де-ло дошло до приостановки Habeas Corpus Act и серии смертных приговоров в от-ношении “смутьянов”.
Цель данной работы - попытка показать процессы внутри британского общества XVIII-XIX вв., связанные с проблемами избирательного права.
ГЛАВА I. ЛИБЕРАЛЬНЫЕ РЕФОРМЫ В ВЕЛИКОБРИТАНИЯ
В 1815-30 гг.
1.1 ВЕЛИКОБРИТАНИЯ НАКАНУНЕ РЕФОРМ.
Переход к мирной жизни после продолжительных наполеоновских войн для Ве-ликобритании оказался далеко не простым. Инфляция, колоссальный государст-венный долг и рост безработицы, связанный в первую очередь с демобилизацией вооруженных сил, тяжким бременем легли на страну. Положение не улучшило издание в 1815 г. в целях обеспечения интересов лендлордов протекционистских “хлебных законов”, воспрещавших импорт зерна, пока цена его не достигала 80 шиллингов, т.е. 4 ф. ст. за кварту. Таким образом, установился двойной стан-дарт - свободный рынок для низших слоев общества, основных потребителей хлеба, и протекционистские тарифы для лендлордов. Положение усугубил неуро-жай 1816 г., вскоре цена за кварту зерна поднялась до 100 шиллингов. Вообще сельское хозяйство Англии попало в полосу затяжного кризиса, выход из кото-рого наметился лишь в середине 30-х годов.
Недовольство “хлебными законами” выражали и многие промышленники, рассчитывавшие, что дешевый хлеб позволит удерживать заработную плату на низком уровне. В целом положение промышленников существенно различалось: если одни преуспели на военных поставках, то другие были разорены войной; вдобавок выяснилось, что опустошенная Европа слишком обеднела, чтобы поку-пать британские товары.
Экономические неурядицы вызвали ряд выступлений протеста, преимущест-венно со стороны наименее обеспеченных слоев. Еще в марте 1815 г. столица на несколько дней была практически парализована народными волнениями. Для этого периода была характерна беспрецедентная радикальная агитация, которая подогревалась обострившимися классовыми противоречиями. К обычным в та-ких случаях экономическим требованиям, как всегда в условиях кризиса, добавились политические - в первую очередь требования избирательной реформы. Эти тенденции были особенно популярны среди быстро политизировавшихся представителей средних слоев.
Вновь созданные оппозиционные газеты, например “Independent” или “Manchester Guardian”, расходились невиданными тиражами, быстро набирали популярность радикальные ораторы, такие, как Ф. Бердетт, У. Коббет или Г. Хант. Митинг с участием последнего на поле Св. Петра под Манчестером, со-бравший 16 августа 1819 г. тысячи людей, был разогнан войсками, при этом 11 человек погибли и до 400 получили ранения: “Питерлоо” стало синонимом про-извола властей.
В следующем году был раскрыт заговор, имевший целью физическое устра-нение членов кабинета министров. Не добавило властям популярности и “дело королевы Каролины”, супруги недавно вступившего на престол Георга IV, когда-то брошенной им, - теперь король намеревался с ней развестись. Королева ста-ла знаменем многих недовольных, и лишь ее внезапная смерть предотвратила ко-лоссальный скандал.
Все эти трудности с большим трудом были преодолены кабинетом лорда Ли-верпуля (1812-27). Постепенно улучшившаяся с начала 20-х гг. экономиче-ская ситуация временно снизила накал радикальной агитации. К тому же между вождями радикалов налицо были существенные разногласия; например, одни предпочитали обращаться к фабричным рабочим, другие - к ремесленникам или мелким торговцам, сказывались и различия между регионами страны. Тем не ме-нее в целом послевоенное радикальное движение все же обрело массовую базу, каковой доселе не имело.
О начале XIX в. можно говорить как о периоде трансформации “трудящейся бедноты” в подобие более современного рабочего класса. Однако во главе про-тестных движений стояли, как правило, представители средних или даже высших слоев общества, так называемые “джентльмены-реформаторы”, осознавшие не-обходимость изменений, прежде всего избирательной реформы. Так, уже в 1817 г. было подано до 700 петиций с этим требованием.
Отмеченные выше недостатки политической системы Англии не претерпели никаких изменений, между тем как быстро менявшаяся структура общества сде-лала их еще более актуальными. Вместе с тем, несмотря на сохранение власти то-ри, в 20-е гг. уже не приходится говорить о былом единстве правящей партии, в ее рядах налицо были серьезные разногласия между сторонниками тех или иных реформ, такими, как Джордж Каннинг, Роберт Пиль или Уильям Гэскиссон, и “консерваторами из консерваторов” во главе с герцогом Веллингтоном. При этом Каннинг, возглавивший в 1822 г. британское внешнеполитическое ведомство, предпринял важные шаги по его реформированию, став в известном емкие основателем современной английской дипломатии вообще. Роберт Пиль на посту министра внутренних дел многое сделал для модернизации системы уголовного расследования и наказания, для придания полиции более совершенного вида. Министр торговли Уильям Гэскиссон снизил таможенные пошлины, способствовал дальнейшему внедрению принципов свободной торговли, поставил под сомнение Навигационные акты.
После кратковременного пребывания Каннинга на посту главы правительст-ва, прерванного его внезапной смертью в августе 1827 г., кабинет возглавил лорд Веллингтон, ничем особенным себя не проявивший, за исключением отмены в 1828 г. принятых еще при Карле II актов, запрещавших католикам находиться на государственной службе или избираться в парламент. Права диссентеров были тем самым существенно расширены.
В этот же период происходил подъем партии вигов - выборы 1830 г. принес-ли им дополнительные 130 мест в палате общин, и вскоре кабинет возглавил их лидер Чарльз Грей. Впервые после 1784 г. виги вернулись во власть. Сразу были выдвинуты предложения перераспределить избирательные округа от “гнилых местечек” в пользу новых промышленных городов и изменить выборный меха-низм. Применительно этому времени можно говорить и об изменениях в процес-се формирования в стране двухпартийной системы. Партии стали играть главную роль при одобрении или отклонении тех или иных законов в парламенте, возрос-ло их влияние на определение кандидатов, характер и результаты выборной кам-пании, и, наконец, благодаря партиям происходила политизация не только элек-тората, но и более широких слоев общества, приобщение их к новым идеям, принципам и программам. Все это существенно повлияло на процесс подготовки избирательной реформы. Именно под знаком борьбы за эти перемены начались 30-е гг. Впервые в британской истории рабочие и средние слои выступали со-обща в ходе внепарламентской борьбы за изменение представительной власти.
И все же первым главой кабинета, который однозначно выступил в защиту по-добных перемен, стал именно Ч. Грей. Правда, при этом не стоит переоценивать реформаторский запал нового премьера и его последователей; вряд ли Грей - ”аристократ из аристократов” - и его составленный почти целиком из лордов ка-бинет покушались на радикальное изменение статус-кво История Европы в восьми томах с древнейших времён до наших дней. Т. 5. От Французской революции конца XVIII века до Первой мировой войны. М., 2000. С. 215. Премьер был сторонни-ком ограниченных реформ, не более того. По-прежнему речь не шла, например, о допуске в число избирателей представителей низших слоев или женщин. При условии сохранения существенной роли монарха в политической системе нема-лое значение имело отрицательное отношение Георга IV, а за ним и Вильгель-ма IV к серьезным переменам.
Настроение политически активных кругов общества постепенно менялось в ином направлении. Очередная волна радикальных настроений опять-таки была связана с экономическими причинами - финансовым кризисом 1825-26 гг. и не-урожаями 1828-31 гг. Все это породило новый всплеск протестных выступле-ний, направленных главным образом на требование избирательной реформы. Во главе этого движения встал бирмингемский банкир Т. Атвуд, основавший в 1830 г. Бирмингемский политический союз. Он поставил цель объединить сред-ние слои и добиться с участием даже части пролетариата главной цели - укреп-ления положения представителей промышленного капитала. Атвуд подчеркивал общность интересов предпринимателей и наемных работников: по его собствен-ным словам, процветание хозяев благотворно сказывалось на рабочих и, напро-тив, их затруднения быстро приводили последних в бедственное положение. Обеспечение их интересов виделось в избрании в парламент предпринимателей.
Вывод: Союз Атвуда быстро приобретал популярность, его митинги собирали по 50-100 тыс. участников. Были созданы также Северный политический союз в Ньюкасле и Национальный политический союз в Лондоне. Образованный там же в 1831 г. Национальный союз трудящихся классов из-за своего радикализма не стал массовым, но явился прямым предшественником чартистов. В целом трудя-щиеся демонстрировали несомненную поддержку идее Билля о реформе. Это оказало воздействие на палату общин, в конце концов поддержавшую подобный билль в сентябре 1831 г. И хотя верхняя палата сорвала тогда принятие закона, победа дела реформы была уже не за горами.

1.2 ПАРЛАМЕНТСКАЯ РЕФОРМА 1832 ГОДА В АНГЛИИ.
Движение за реформу парламента в Соединенном королевстве Великобритании и Ирландии получило в конце 20-х гг. XIX в. новый импульс. В российской ис-ториографии (например, работы Т.С. Соловьевой) 1828-32 гг. в Англии рас-сматриваются как “конституционная революция”. Брожение началось в Ирлан-дии. Ирландская католическая ассоциация во главе с Даниелем О'Коннелом и Ричардом Шейлом развернула широкую агитацию за эмансипацию католиков - за равенство конституционных прав между католиками и протестантами. Существовавший в Ирландии избирательный ценз в 40 шилл. давал право католику участвовать в выборах, но, чтобы стать членом парламента, ему требовалось принести в письменном виде присягу верховной власти, от чего протестанты бы-ли избавлены. Неравенство проявлялось во многих сторонах общественной жиз-ни, в отправлении судебных дел, в армии. Так, в 1828 г. судебные дела вели 2023 протестанта и только 39 католиков. Массовые выступления за эмансипацию ка-толиков были первым организованным движением в Ирландии в общей борьбе за конституционные права. Ассоциация получила всенародную поддержку: каж-дый католик приносил один пенни в месяц к дверям церквей.
В январе 1828 г. премьер-министром Великобритании стал герцог, виконт Артур Уэлсли Веллингтон - национальный герой, одержавший победу над Напо-леоном в битве союзнических войск при Ватерлоо и получивший в народе имя “Железного Герцога”. В парламенте и кабинете министров он представлял груп-пировку наиболее консервативно настроенных тори. Однако накал выступлений ирландских католиков, а также большой политический опыт службы в Ирландии на ведущих постах английской администрации подсказывали ему, что британские парламентарии должны пойти на уступки. Веллингтон опирался на поддержку одного из лидеров тори, Роберта Пиля, которого ввел в свою администрацию, учитывая его карьерные успехи. Пиль совсем недавно (в 1827 г.) ушел в отставку с поста министра внутренних дел и в течение шести лет был вторым лицом пос-ле наместника Ирландии. Веллингтон и Пиль убедили короля Георга IV принять требования католиков. В это время О'Коннел одержал победу на выборах и по-лучил место в парламенте.
Билль об эмансипации католиков был подготовлен Пилем в марте 1829 г. Веллингтон употребил все свое влияние, чтобы билль прошел через палату лор-дов и стал законом в апреле 1828 г. Однако Пиль сумел ограничить действие это-го закона, который в то же самое время лишал избирательного права ирландских фригольдеров, пользовавшихся цензом в 40 шилл. Теперь ценз был повышен до 10 ф. ст. Таким образом, электорат сократился с 230 тыс. человек до 14 тыс.
Между тем победа ирландских католиков вызвала большой резонанс в Анг-лии и оказала влияние на рост активности самых различных слоев населения.
В ходе охватившего страну экономического кризиса 1829-30 гг. поднялась волна стачек и локаутов. Появились вооруженные группы рабочих, ходили слу-хи, что они проходят военное обучение. На фабриках изготовлялись пики. Вновь вспыхнуло аграрное движение в Ирландии. Только в одном 1832 г. было зареги-стрировано 9000 аграрных “преступлений”. К ним относились поджоги и порча скота, нападения на отдельных лиц и убийства. В непосредственной близости от столицы, в Южной и Юго-Восточной Англии, начались волнения сельскохозяйст-венных рабочих. Прядильщикам в 1829 г. удалось создать Великий националь-ный союз Соединенного Королевства, куда вошли рабочие этой отрасли не толь-ко в Англии и Шотландии, но и в Ирландии. Среди рабочих особой популярно-стью стали пользоваться идеи социалиста-утописта Роберта Оуэна.
С 1829 г. движение за парламентскую реформу стало стремительно разви-ваться. Характерно, что в предшествующие годы (с 1824 до 1829 гг.) вопрос о пар-ламентской реформе практически не ставился, и в течение этого времени в пар-ламент не было представлено ни одной петиции по данному поводу. Самый горя-чий поборник реформы лорд Джон Рассел в своей речи, произнесенной в палате общин 3 мая 1827 г., отметил, что к возможной реформе многие относятся с большим равнодушием. Но очень скоро это бездействие сменилось взрывом энергии народа.
На многолюдных митингах ораторы-радикалы настойчиво повторяли, что все бедствия страны происходят от преступного расходования народных средств: существовала практика подкупа парламентариев, раздача пенсий парламентари-ям никем не контролировалась, в качестве косвенного подкупа создавались доро-гостоящие синекуры, долг государства был непосильным, в то время как продолжали действовать совершенно ненужные учреждения. Вследствие отсутствия контроля, который мог быть установлен только при действенном представитель-стве народа, все эти злоупотребления достигли ужасающих размеров. Парламент не обращал внимания на пылкие выступления ораторов, на настроения в широ-ких слоях населения. На многочисленных митингах высказывалась мысль, все более понятная для масс, что действовать в истинных интересах народа может только такое правительство, которое будет избрано самим народом.
В своих записках, представляющих бесценное свидетельство о времени борь-бы в Англии за первую парламентскую реформу, Френсис Плейс Френсис Плейс создатель памфлета - компиляции текстов Бентама - Not Paul, but Jesus ("Не Павел, а Иисус") 1823 г.
писал: “Позор-ная коррумпированность парламента, сказавшаяся уже в 1793 г., еще больше уси-лилась в 1831 г., и народу пришлось вступить в борьбу против недостойной вла-сти и ее проявлений... Подкуп, взяточничество, клятвопреступление, широко раз-витая преступность и понижение нравственного уровня, которые правительство создавало, поощряло и поддерживало во всей стране, составляли зло гораздо бо-лее ужасное, чем все другие бедствия, как бы они ни были велики, - зло, которо-му с трудом поверит наше потомство” Айзенштадт М.П. Британский парламент и общество в 30-40-х гг. XIX в. М., 1997. С. 130. Описывая события того времени, Плейс говорил: “Все признавали существование крайней и повсеместной нищеты, а пре-ния в парламенте только подкрепляли это убеждение и усиливали тревоги в об-ществе. Если еще присоединить сюда впечатление, производимое шумными ора-торами вне стен парламента, то всего этого было более чем достаточно, чтобы в глазах людей, привыкших принимать все на веру, представить страну, стоявшую не только на краю, но уже на самом дне пропасти” Айзенштадт М.П. Британский парламент и общество в 30-40-х гг. XIX в. М., 1997. С. 130. Последствием всех этих на-строений было общее и крепко укоренившееся убеждение, что страна находится накануне важного переворота.
О переменах в настроениях трудящихся масс свидетельствовали адреса, по-ступавшие на имя нового короля Вильгельма IV, взошедшего на престол 26 ию-ля 1830 г., после смерти Георга IV. Адреса и послания по случаю воцарения Виль-гельма IV содержали требования радикальных реформ. Новый король в ответ отсрочил 23 июля 1830 г. заседания парламента, а затем и вовсе распустил его.
В то время как всеобщее внимание было сосредоточено на выборах, случи-лось событие, которое придало парламентской борьбе еще большую остроту, во Франции произошла революция. В июле 1830 г. правительство этой страны было низвергнуто, король изгнан из страны. Сторонники реформы в Англии со-чли эту революцию счастливым предзнаменованием. Предложенный вигами за-конопроект предусматривал некоторые существенные изменения в английской парламентской системе. По законопроекту ликвидировалось большинство “гни-лых” и “карманных” местечек. Часть мелких избирательных округов, которые прежде посылали в парламент по два депутата, сохраняли право лишь на одно ме-сто. В общей сложности освобождалось 143 депутатских мандата. Из них 13 мест предоставлялось Шотландии и Ирландии, а оставшиеся 130 мест делились поров-ну между городскими и сельскими округами. В целом 65 мест получали города, выросшие в годы промышленного переворота и ранее не представленные в пар-ламенте. Это означало, что землевладельческая знать лишалась монополии в по-литической жизни. Имущественный ценз в графствах повышался с 2 ф.ст. до 10, а иногда и до 50 ф.ст. В городах устанавливалась десятифунтовая цензовая ква-лификация.
Таким образом, была сделана серьезная уступка промышленной буржуазии, представители которой теперь получили политические права.
Билль о реформе несколько расширил число избирателей за счет слоев го-родской и сельской буржуазии. Компромисс 1688 г., затрагивавший в то время лишь верхушку финансовой и торговой буржуазии, был теперь распространен и на буржуазию промышленную. Она пришла к власти, но не революционным пу-тем, а вследствие нового компромисса с землевладельцами. Поэтому феодаль-ные пережитки в государственном строе Англии не были сметены. Реформа не коснулась палаты лордов. Земельная аристократия по-прежнему удерживала в своих руках министерские посты и ведущие позиции в государственном аппарате, армии и флоте.
Тори пытались сохранить свое влияние в парламенте. Билль прошел боль-шинством в один голос, а при обсуждении деталей билля в комитете правитель-ство осталось в меньшинстве. Тогда правительство распустило палату и назначи-ло новые выборы. Сопротивление со стороны торийской реакции вызвало взрыв недовольства в стране.
Во вновь избранном парламенте виги получили прочное большинство в 136 голосов, и билль сравнительно легко прошел в палате общин. Но палата лор-дов осенью 1831 г. почти без обсуждения отвергла законопроект. Казалось, в рамках действующей конституции билль обречен на провал. Возникла угроза общественного недовольства.
Когда билль о реформе в третий раз был внесен в палату общин и принят ею, лорды прибегли к маневру: большинством в девять голосов они его приняли, но затем, при обсуждении по статьям, фактически отвергли все преобразования. Премьер-министр Грей в ответ на это подал в отставку. Учитывая обстановку в стране, король Вильгельм IV вынужден был вновь поручить Грею сформировать кабинет. Чтобы спасти билль о реформе, Грей ультимативно потребовал от ко-роля права на назначение такого количества новых лордов, какого будет доста-точно, чтобы обеспечить большинство сторонникам реформы. Король дал свое согласие, и лорды капитулировали перед этой угрозой. Верхняя палата утверди-ла билль, 7 июня 1832 г. он был подписан королем, т.е. стал законом.
Промышленная буржуазия добилась успеха, получила открытый доступ к политической власти. Широкие же слои английского народа, которые приняли самое активное участие в борьбе за парламентскую реформу, - это прежде всего жители городов и сельской местности - избирательных прав не получили. Пло-дами победы воспользовались руководившие движением виги и радикалы.
Вывод: Английские историки называют парламентскую реформу 1832 г. “великой”. И действительно, ее значение велико, ибо она положила начало созданию совре-менного гражданского общества в Великобритании, процесс которого в XIX в. был обозначен такими вехами, как парламентские реформы 1832, 1867, 1884-85, 1888 гг. Реформа 1832 г. была первым трудным шагом в этом демо-кратическом движении.
ГЛАВА II. ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ В АНГЛИИ В 30-40-е гг. XIX в.
2.1 ДВИЖЕНИЕ ЗА ЛИБЕРАЛЬНЫЕ РЕФОРМЫ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ.
Реформа 1832 г. явилась завершением одного и началом нового периода в исто-рии страны, продолжавшегося вплоть до середины века. Общество встретило ее с большим воодушевлением. Буржуазия, ремесленники, рабочие и фермеры ожи-дали проведения дальнейших преобразований. С ними связывались надежды на улучшение экономического положения, смягчение налогового бремени и ликви-дацию злоупотреблений. Выборы в новый парламент осенью 1832 г. проходили в обстановке всеобщего подъема. Новый состав палаты общин отразил царив-шее в обществе ожидание дальнейших перемен. Виги, осуществившие изменение системы представительства и обещавшие решить наиболее важные проблемы общества, получили большинство мест в палате. В новом парламенте изменилась роль радикалов. Вместе с ирландскими депутатами, диссентерами и независимы-ми они составляли группу в 190 человек. Консерваторы (как теперь все чаще ста-ли называть тори) потерпели сокрушительное поражение на выборах и оказа-лись в палате в меньшинстве.
Реформа не изменила сложившуюся на протяжении веков процедуру подго-товки и рассмотрения законопроектов, однако в политическую жизнь она прив-несла существенные изменения. В результате сокращения представительства “карманных” местечек изменилось соотношение сил между обеими палатами и короной за счет усиления роли палаты общин. Возрастал объем ее деятельности: сессии становятся длиннее, работа в парламенте идет интенсивнее. Расширение электората, то внимание, с которым избиратели следили за выступлениями депу-татов, явились серьезным стимулом для активизации деятельности членов ниж-ней палаты. Численность пассивной группы, так называемых “заднескамеечников”, со временем уменьшалась. К середине века значительно сократилось и чис-ло независимых депутатов, что отражало дальнейшее размежевание политиче-ских сил в стране и в парламенте.
Реформа способствовала формированию двухпартийной системы. Если к на-чалу 30-х гг. тори и виги были по своему характеру скорее парламентскими группировками, то уже к середине века все заметнее становилось их превраще-ние в партии консерваторов и либералов. Они не были партиями в современном смысле этого слова, однако и консерваторы, и либералы на протяжении 30-40-х гг. существенно продвинулись в выработке партийной идеологии, организаци-онных структур, форм и методов деятельности в выборном процессе.
Первый пореформенный кабинет состоял из вигов. Но осенью 1834 г. вопре-ки сложившейся традиции король поручил формировать правительство Робер-ту Пилю, представителю консервативного лагеря. Назначение Пиля стало пос-ледним в истории страны вмешательством британской короны в политическую жизнь парламента. Последовавшие за отставкой лорда Мельбурна новые выбо-ры увеличили представительство консерваторов в палате общин, но не повлияли на расстановку сил в ней. Консерваторы по-прежнему оставались в меньшинстве. Правительство Р. Пиля встретило жесткую оппозицию со стороны вигов, ради-калов и ирландских депутатов, объединившихся против консерваторов. Кабинет не смог провести через палату ни одного решения, а в апреле 1835 г. Пиль был вынужден уйти в отставку.
Недолгое существование первого кабинета Пиля имело важные результаты для политической жизни страны, ускорив формирование консервативной и либе-ральной партий викторианского периода. Решением короля Пиль стал не только главой кабинета, но и парламентским лидером консерваторов. Таким образом был решен наиболее важны для них на этом этапе вопрос.
Консерваторов объединяла идея незыблемости конституционных устоев -короны, палаты лордов и палаты общин, унии с Ирландией и колониальной им-перии. Разделяло их отношение к реформам. Уже к 1832 г. определились три ос-новные ветки консерваторов. В первую входили так называемые “ультра”. Это были непримиримые противники любых перемен в конституции; не смиряясь с принятием тех или иных реформ, они настаивали на их отмене. Вторая группа - ”сердитые” - в отличие от “ультра” утвержденные законопроекты рассматрива-ла как свершившийся факт и уже не выступала против них. Третья - “пилиты”, сторонники Пиля. Они разделяли его убеждение, что назревшие реформы прово-дить следует, но осуществлять их должны консерваторы, а не радикалы. На ли-дерство в лагере консерваторов претендовали представители всех трех группиро-вок. Благодаря назначению короля вопрос о лидере был решен в пользу Пиля, тем самым победило направление “разумного” консерватизма, признававшего необходимость перемен в обществе. Эти принципы были провозглашены Пилем во время выборов 1835 г. в обращении к избирателям своего округа, опублико-ванном на страницах ведущих газет и вошедшем в историю как “Тамвортский ма-нифест”. Впервые в истории страны лидер партии и глава правительства обра-тился к населению страны через прессу, разъясняя свою позицию и публикуя программу действий. Это и помогло консерваторам значительно увеличить чис-ло мест в палате общин, хотя они и оставались в меньшинстве.
Отставка Пиля ясно показала, что консерваторы смогут прийти к власти, лишь получив большинство мест в палате общин. В дальнейшем все усилия Пи-ля были подчинены решению этой задачи.
Главной тактикой в парламенте, где была сконцентрирована политическая жизнь страны, Пиль считал не противостояние правительству, а усиление и объ-единение разрозненных консервативных сил. Важнейшим направлением дея-тельности консерваторов стала активизация работы вне парламента. В это вре-мя политическая борьба перестает быть прерогативой лишь избранной привиле-гированной группы; 30-40-е гг. - время беспрецедентной внепарламентской агитации в интересах различных слоев и групп, время широких общественных движений. В стране создавались многочисленные ассоциации, общества, что от-ражало возрастание роли общественного мнения в жизни страны, политизации широких слоев населения. Как правило, в своей деятельности они опирались на прессу, которая к этому времени становится важным фактором в политической жизни, не только отражая, но и формируя общественное мнение. К середине 30-х гг. как столичные, так и все провинциальные издания, за исключением специ-альных коммерческих, имели свою определенную политическую направлен-ность. В каждом крупном городе выходило по крайней мере по одной либераль-ной и одной консервативной газете. Кроме выпуска газет, журналов, различного рода памфлетов и листовок, лидеры движений и партий активно разъезжали по стране для выступлений на митингах, собраниях и банкетах.
Недолгое существование кабинета Пиля явилось стимулом для создания консервативных организаций в провинции. К 1836 г. по всей стране была раз-вернута сеть ассоциаций, обществ и клубов. Они устраивали регулярные собра-ния и обеды, собирали по подписке средства. Каждое общество имело секрета-ря и казначея. Главным направлением их деятельности стали подготовка и про-ведение выборов. Они подбирали кандидатов, оказывали им материальную поддержку, участвовали в регистрации избирателей. По реформе 1832 г. изби-ратели были обязаны ежегодно вносить свое имя в избирательные списки, уп-лачивая при этом определенную сумму, что создавало почву для злоупотребле-ний и покупки голосов избирателей. Консерваторы раньше своих политических противников оценили те “возможности”, которые предоставляла регистрация, и ежегодно активно участвовали в ней. Вслед за ними так же стали поступать и виги и радикалы.
Тактика консерваторов оказалась успешной. К 1841 г. им удалось вернуть почти всех своих сторонников, отошедших от них в ходе борьбы за реформу 1832 г. Главной их опорой оставались аграрные графства, та часть землевладель-цев, которая в меньшей степени была вовлечена в процесс промышленного про-изводства или в другие несельскохозяйственные предприятия в отличие от земле-владельцев-вигов. На их стороне были “старые” коммерческие структуры, заин-тересованные в сохранении протекционистской политики. Кроме того, Пиль су-мел преодолеть предубежденное отношение к нему молодой королевы Викто-рии, политическим советником и руководителем которой в первые годы ее пра-вления был лорд Мельбурн. Существенно расширить социальную базу Пиль не сумел, тем не менее каждые выборы приводили к постепенному увеличению чис-ла депутатов-консерваторов - от 150 в 1832 г. к 313 в 1837 г. Весной 1841 г. за от-ставкой правительства последовали выборы, на которых консерваторы получи-ли большинство мест палате общин. Правительство вновь возглавил Пиль.
Победа консерваторов означала приход партии к власти в современном смысле слова, так как она стала результатом длительной и целенаправленной по-литической кампании, которую консерваторы вели в обществе. Впервые был сформирован кабинет, опиравшийся на большинство своей партии в палате об-щин, которого она добилась на выборах, сумев привлечь на свою сторону элек-торат. Консерваторы победили благодаря тому, что во главе стоял талантливый политик и организатор Роберт Пиль. Вместе с тем корни победы консерваторов лежат и в разочаровании политикой кабинета Мельбурна, и в экономических кризисах, сотрясавших в эти годы страну, и в социальном напряжении тех лет. Фермеры, напуганные размахом деятельности “Лиги борьбы против хлебных законов” и чартистского движения, безоговорочно перешли на сторону консерва-торов и поддержали их на выборах. Политика Пиля в кабинете строилась на тех же принципах, что и во времена его оппозиции к правительству вигов. Он был вынужден провести ряд реформ, прежде всего экономического характера. Пос-тепенно снижая таможенные тарифы, консерваторы в 1846 г. пошли на отмену “хлебных законов”. Но курс, проводимый Пилем, вызвал острые разногласия в обществе, объединение оказалось непрочным, и в 1846 г. произошел раскол кон-сервативной партии.
Период с середины 20-х до конца 40-х гг. в истории Великобритании отли-чался небывалым общественным подъемом и массовыми движениями. Разнооб-разные по своим целям, задачам, составу участников и размаху, они имели и не-которые общие черты. Появление той или иной идеи вело к созданию обществ или ассоциаций с единым центром, который руководил деятельностью по ее осу-ществлению. В агитации использовались демократические права граждан - сво-бода прессы, собраний, митингов, шествий и обращения с петициями в парла-мент. Общества издавали газеты, памфлеты, организовывали лекции (нередко используя платных ораторов), проводили митинги. Особая роль отводилась обра-щению к законодательному органу, парламенту, и к королю через петиции, сбор подписей под которыми также становится важной частью агитации. Когда идея находила значительную поддержку в обществе, ассоциации проводили своих де-путатов в парламент, где они использовали каждую возможность для отстаива-ния интересов движения. Наиболее крупными, повлиявшими на ход развития страны движениями были: борьба за реформу парламента, за отмену рабства в британских колониях, за переход к свободе торговли (фритред), борьба диссентеров за свои социальные права, за фабричное законодательство, чартизм, коопе-ративное движение.
Наряду с борьбой за реформу парламента в формировании гражданского общества в Великобритании важную роль сыграло движение аболиционистов. Великобритания, крупнейшая колониальная держава, активно использовала рабский труд на плантациях в своих владениях и занимала ведущее место среди стран, участвовавших в работорговле. И именно в ней зародилось и добилось успеха самое мощное аболиционистское движение. К началу 30-х гг. аболи-ционисты, используя тактику давления на правительство петициями, сконцент-рировали свою пропаганду в стенах парламента и довольно быстро добились ус-пеха. Так, 30 мая 1832 г. был создан парламентский комитет для изучения поло-жения рабов.
После 1832 г., когда вест-индские плантаторы потеряли значительную часть своих мест в парламенте, неизбежность освобождения рабов стала очевидной. Плантаторы и связанные с ними торгово-финансовые и промышленные круги не смогли противостоять натиску аболиционистов, вопрос состоял лишь в пути раз-решения этой проблемы. Соответствующий билль был принят летом 1833 г. По его условиям, хозяева обязывались предоставить свободу рабам, которые, одна-ко, должны были пройти так называемый срок “ученичества” и в течение его продолжать работать на своих господ. Дети, не достигшие шестилетнего возрас-та ко времени утверждения закона, объявлялись свободными с момента его всту-пления в силу. Плантаторы получили компенсацию в 20 млн ф.ст., которая в ос-новном пошла на уплату их долгов английским кредиторам. В 1838 г. отменена и система “ученичества”; рабство в английских колониях, таким образом, было окончательно упразднено.
Вывод: Принятие этого закона ознаменовало победу мощного общественного дви-жения, выдвинувшего на первый план идеи гуманизма, прав и свободы личности. Однако деятельность аболиционистов и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.