На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Формирование концепции гражданского общества в Древней Греции и Древнем Риме. Понятие гражданского общества в Европе средних веков. Услофия развития понятия гражданского общества в средневековой Европе. Основные центры развития идеи гражданского общества.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Правоведение. Добавлен: 16.12.2002. Сдан: 2002. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


История развития понятия "Гражданское общество"
Содержание
Введение
1. Формирование концепции гражданского общества в Древней Греции и Древнем Риме.
2. Понятие гражданского общества в Европе средних веков.
2.1. Услофия развития понятия гражданского общества в средневековой Европе.
2.2. Основные центры развития идеи гражданского общества.
2.3. Разработка теории "гражданского общества" Иммануилом Кантом и Георгом Гегелем.
3. Вклад в теорию гражданского общества философов конца ХIХ века, начала ХХ века.
4. Основные теории гражданского общества.
5. Гражданское общество и современность.
5.1. Периодизация развития понятия "гражданское общество".
5.2. Развитие идеи гражданского общества в России.
Заключение
Список литературы.
Введение
В научной литературе понятие «гражданское общество» используется в разных смыслах. Прежде всего, хотелось бы разделить понимания гражданского общества как некоторого качества целостной национальной макро-общности, включающей государство, или как специфической части, элемента такой общности, в известном смысле противостоящего государству. Согласно первому пониманию, гражданское общество является синонимом открытого демократического общества и в этом смысле противостоит представлению о закрытом, авторитарном, тоталитарном обществе. При втором понимании речь идет не о типе общества, а о совокупности его элементов, обеспечивающих открытость, демократичность и гражданственность данного общества. Другое существенное различие имеется между социально-политической и экзистенциальной (духовной, энергийной) трактовками гражданского общества. В первом имеются в виду специфические общественные институты, а в случае их отсутствия или незрелости - социальные структуры (организации, сети), на основе которых такие институты могут сформироваться. Этот подход является общепринятым. Во втором случае под гражданским обществом понимают совокупность социальных субъектов, обладающих внутренней свободой, ответственностью и высоким гражданским духом. Понятие "Гражданское общество" имеет древнейшую историю, оно многократно трансформировалось, вызывая к жизни новые понятия и теории. Все это делает очень интересным рассмотрнение его исторического развития.
1. Формирование концепции гражданского общества в Древней Греции и Древнем Риме.
Гражданское общество как философское определение внесено в науку Аристотелем. Он говорил, что перед тем как определить, что есть государство, следует выяснить понятие о гражданине, ибо государство есть не что иное, как совокупность граждан, гражданское сообщество. Исходя из "Политики" Аристотеля истинное гражданство, а следовательно составленное из граждан сообщество, существуют только там, где верховная власть действует в интересах всеобщего блага, где лица, признаваемые гражданами (не рабы), могут принимать "равное участие во всех выгодах общественной жизни". Качественное отличие такой демократии от современной состоит в том, что древнегреческой демократии были чужды представления о конституции и конституционных ограничениях, налагаемых на государственную власть, а также идея права, предшествующего государству и стоящего над государством.
У древнегреческих мыслителей философская рефлексия всецело концентрировалась на полисе. В своей зрелой форме полис представлял собой довольно развитую систему самоорганизации, в которой важную роль играли институты, наделенные правом на принуждение. Граждане полиса знали друг друга, и всю его территорию можно было обозреть с вершины прилегающего холма. В полисе с его ориентацией на максимальное сближение и слияние общественного и частного начал сфера политического выступала в значительной степени как основополагающая инфраструктура всей человеческой жизнедеятельности. Общие интересы полиса сливались с частными интересами отдельных граждан, а в случае их столкновения приоритет бесспорно отдавался первым. Человек, сколь бы значительным он не был, всецело зависел от государства- полиса. Этот аспект особенно отчетливо проявлялся в трактовке законов. Для античной мысли характерно признание обязательности законов независимо от того, откуда они пришли. Как сказано в "Законах" Платона, религия и мораль должны существовать не потому, что существуют боги, а потому, что они предписаны законом. В течение многих столетий такое отношение отдельного индивида к воле коллектива играло роль своеобразной контрольной идеи, удостоверяющей его социальную зрелость.
2.Понятие гражданского общества в Европе средних веков.
2.1. Услофия развития понятия гражданского общества в средневековой Европе.
В Европе ХY столетия постепенно утверждались и легитимировались качественно новые отношения между человеком, обществом и государством. Новое Время ознаменовалось формированием и вычленением из целостного человеческого социума гражданского общества и мира политического в качестве самостоятельных, хотя и взаимосвязанных подсистем жизнедеятельности людей. Путь западной цивилизации к гражданскому обществу и правовому государству был отмечен острыми и длительными социальными, политическими и идеологическими коллизиями, включая серию широкомасштабных политических революций. Центральным институтом экономической системы стал рынок, а ее главными принципами - индивидуализм, свободная конкуренция и свободное предпринимательство. Формировался идеал экономического человека, который открыто провозгласил принцип, согласно которому жить в обществе - значит участвовать в рыночных отношениях и добиваться материальной выгоды.
2.2. Основные центры развития идеи гражданского общества.
Таким образом собственность стала неотчуждаемым правом человека, которому он обязан своим существованием. Эти принципы заложили основы для формирования и институализации новых форм договорных и собственнических отношений. Утвердилась идея первичности личности по отношению к обществу, а общества по отношению к государству. Исторические концепции и практические модели гражданского общества возникли на основе идей и опыта, укорененных в трех различных традициях.
Один из корней уходит в глубь европейской- средиземноморской традиции с первыми зародышами гражданского общества в итальянских городах-государствах времен Ренессанса. Эта традиция хорошо выражена Макиавелли.
Другой исторический корень связан с континентально-европейской традицией, формировавшейся под влиянием немецкого культурного круга. Появлению свободного гражданина во многом способствовала гильдия как одна из первых форм объединения ремесленников, торговцев; первая форма ассоциаций, защищавших их от и оказавших влияние на процесс управления городами.
Третий исторический корень, наиболее значимый - это либеральная англо-американская традиция (Джон Локк, отстаивавший собственность на основе естественного права и свободу; Адам Смит, подчеркивавший модернизацию и само регуляцию как необходимые компоненты гражданского общества; Т. Пейн с концепцией минимального государства, подразумевающего самостоятельное гражданское общество и весьма ограниченную роль государства как необходимого зла; А. Токвиль, анализирующего демократию в Америке; Д.С. Милль очертившего образец отношений государства и гражданского общества, не зависящего от него).
Крупнейший из мыслителей итальянского Возрождения Николо Макиавелли (1469-1527) кладет начало прагматической, опытной политической науке. Гражданское общество представляется Макиавелли совокупностью противостоящий интересов - классовых, сословных, партийных. Здесь нет почвы для демократии, поскольку последняя требует от народа должной этической основы - благородства, чести, отваги во всем, что относится к защите общественного интереса и тем более республиканского строя. Иначе говоря, достойного сообщества свободных индивидов. Следуя за Титом Ливием, римским историком эпохи Августа, бывшим для него авторитетом, Макиавелли усматривает причину социальных и нравственных перемен в порче или исправлении нравов. Общество, пораженное стяжательством и только с этим связывающее свое благополучие, неспособно ни воссоздать республиканскую форму правления, ни тем более защитить ее. Пассивное общество, изредка откликающееся на сопротивление непосильному гнету, не может считаться гражданским. Знаменитый флорентиец первым обосновал мысль о том, что для сохранения и защиты государства правомерно и обязательно использовать все имеющиеся в его распоряжении средства, в том числе обман, жестокость и, естественно войну. Государство является целью само по себе, и правитель должен при необходимости принять все возможные меры для сохранения власти. Интересы государства у него приобрели приоритет над всеми другими соображениями. Он боготворил и обожествлял единое и сильное государство, которое, по его мнению, одно и было способно спасти Италию. Макиавелли требовал полной независимости государства от церкви, то есть секуляризации государства и сферы политики в целом. Он разработал особое политическое искусство создания твердой государственной власти любыми средствами, не считаясь ни с какими моральными принципами, руководствуясь максимой "цель оправдывает средства".
Большой вклад в разработку концепции гражданского общества вслед за Макиавелли внесла целая плеяда мыслителей Нового Времени. В данном аспекте в некотором роде этапными можно считать такие работы, как "О свободе слова" Дж. Мильтона, "Левиафан" Томаса Гоббса, "Два трактата о государственном правлении" Джона Локка, "О духе законов" Монтескье, "Об общественном договоре" Ж.Ж. Руссо, "Богословско-политический трактат" Б. Спинозы, "Записки по истории гражданского общества" Анри Фергюсоны, работы французских энциклопедистов и др. В этих работах в той или иной степени затрагивались проблемы формирования гражданского общества как особой формы жизнедеятельности людей.
Так, Гоббс провел четкое различие между государством - Левиафаном как носителем верховной власти и подданными, обладающими при всей их подчиненности этой верховной власти определенными неотъемлемыми правами. Здесь интересны рассуждения Гоббса о естественном праве и гражданском или положительном законе. По его мнению, они совпадают как по содержанию, так и по объему. Однако естественные законы, суть которых состоит в беспристрастии, справедливости, признательности и вытекающих из них моральных качествах, в естественном состоянии не являются законами в собственном смысле слова; они лишь располагают людей к миру, милосердию и повиновению. Естественные законы становятся действительными законами только после установления государства. Это уже писаные гражданские или положительные законы, которыми ограничена естественная свобода, дабы люди не вредили друг другу и объединялись против общего врага. Гоббс полагал, что "начало гражданского общества во взаимном страхе". Состояние людей вне общества - война всех против всех. Сохранение мира возможно лишь при наличии единой воли всех людей. Созданное таким образом объединение Гоббс назвал "государством или гражданским обществом" (societas civilis).
Оценивая естественное состояние как "войну всех против всех", Гоббс считал государство институтом, способным защитить индивида от этой всеобщей войны, для чего необходимо ограничить "естественные права" отдельной личности гражданскими законами, передать часть прав верховной власти. Государство, таким образом, несет теперь ответственность перед своими подчиненными, но требует от них полного подчинения власти. Наличие верховной власти суверена - необходимый компонент гражданского общества, которое совпадает с государством. Хотя государство, по Гоббсу, может быть могущественным, авторитарным и репрессивным, все же его главная функция - защита конституционных прав граждан (защита граждан перед лицом внешней и внутренней угрозы, защита экономических прав и т. д.). Так что совпадение гражданского общества и государства выглядит у Гоббса уже "не как поглощение гражданского общества государством, но как их определенное взаимодействие, при котором гражданское общество выступает одновременно и как предпосылка возникновения данного типа государства, и как его принципиальное качество". При этом структура гражданского общества выглядит у него многоуровневой: 1) государство, обладающее верховной властью суверена; 2) группы и объединения граждан; 3) отдельные граждане как подданные государя и суверена и как представители тех или иных групп и объединений.
Если Гоббс стремился к компромиссу между монархией (как формой политического правления) и буржуазной экономикой, то Локк обосновал компромисс между монархией и республикой в рамках политики, которая, полагал он, служит интересам буржуазного развития. Его идеалом была конституционная монархия с разделением власти, где верховная законодательная власть принадлежит парламенту, решающему вопросы "по воле большинства".
Джон Локк (1632-1704) фундаментально разработал идеи народного верховенства, договорного происхождения государства и власти и неотчуждаемых прав личности. Учение Локка по праву считается буржуазным либерализмом и воплощением "здравого смысла", выражающего дух времени. Именно этот "здравый смысл" был против вмешательства государства в дела частных предпринимателей, но в то же время требовал от государства защиты как от своеволия диктаторов, так и от гнева народных масс. Парламент должен законодательно закрепить различные буржуазные свободы: слова, совести, печати, собраний и частной собственности, а также гарантировать неприкосновенность последней. Исполнительная же власть, включая судебную и военную, передается правительству - кабинету министров и королю. Действия правительства регулируются законом, который никто не вправе преступить. В отличие от Гоббса, Локк понимал "естественное состояние" вовсе не как "войну всех против всех", но как состояние свободы и равенства людей. Отсюда - их различие в понимании перехода от естественного к гражданскому состоянию. Если Гоббс противопоставлял одно другому, то Локк считал, что гражданское общество вырастает из естественного состояния, являясь его логическим и органическим следствием. По-разному они понимали и характер общественного договора. У Гоббса гарантом соблюдения общественного договора становится государство, тогда как у Локка - народ в лице своих законодателей. Концепция общественного договора Локка тесно связана с его принципом разделения власти, из которого вытекает, что правительство не имеет права действовать произвольным образом и что оно само обязано подчиняться законам, по сути дела, не им, правительством, первоначально сформулированным. Подчеркивая, что правительственная власть не имеет права ни у кого отобрать "собственность", Локк называет собственностью все, что есть у человека, - не только имущество, но и жизнь, здоровье, честь и достоинство, а также все узаконенные права. В случае же, если правительство нарушает этот принцип и действует вопреки ему, подданные государства вправе поднять восстание, расторгнуть договор с существующим правительством и установить новую власть. Локк, однако, вслед за Гоббсом, вынужден согласиться, что реальность далека от тех принципов, которые лежат в основании гражданского общества, но сами эти принципы имеют нормативный характер. Для Локка гражданское общество в целом оказывается тождественным государству. Но при этом он не мог не видеть и существующих между ними различий, поскольку с развитием капитализма происходит все более резкое разделение экономики и политики, частной и публичной сферы, отдаление гражданского общества от государства, воплощавших соответственно частный и общественный интерес. Это противоречие снималось у Локка благодаря использованию генетического и структурного подходов к гражданскому обществу. Согласно генетическому подходу считалось, что общество возникло раньше государства, хозяйство - раньше политики, а значит полного тождества между ними быть не может. Представители теории общественного договора обращали внимание на противостояние между гражданским обществом, воплощающим частный интерес, и государством, воплощающим интерес общественный. Они стремились найти оптимальную форму сочетания частных и всеобщих интересов, свободы личности и ее сознательного самоограничения. Тема индивидуализма, так или иначе затрагивавшаяся в работах Гоббса, Локка, Руссо, Монтескье и других авторов, привлекла внимание к вопросу о правах и свободах личности как гражданина - члена общества, независимого от государства. Они в немалой степени способствовали формированию традиции, рассматривавшей государство как чрезмерно разросшийся организм, препятствующий "свободному волеизъявлению отдельного индивида и реализации его потенциальных возможностей". И хотя сами представители теории общественного договора, в сущности, отождествляли понятия "гражданское общество" и "государство", используя их как взаимозаменяемые, традиция, сформировавшаяся на основе этих теорий, начинает их не только различать, но и противопоставлять, выдвинув на повестку дня тему "гражданское общество против государства". В целом описанный выше период можно считать своего рода теоретической рефлексией по поводу соотношения гражданского общества и государства, и условно мы можем назвать его "теоретическим", в некотором смысле, "идеалистическим", поскольку существовал огромный разрыв между реальностью и теоретическими построениями.
Заслуга Локка состояла также и в том, что он стал рассматривать труд как основу частной собственности. "Частная собственность становится важнейшим компонентом перехода из естественного состояния к гражданского обществу и государству". Таким образом, Локк выводил на первое место личность отдельного человека, наделенного от рождения неотъемлемым правом на жизнь, свободу и собственность. Главной же функцией государства является как раз охрана частной собственности. Отсюда следует права народа как суверена устанавливать и смещать правителей, попирающих его права, и устанавливать такой вид власти, который менее всего склонен к авторитаризму. Этому постулату придавалось столь фундаментальное значение, что, как говорил сам Локк, "абсолютная монархия … несовместима с гражданским обществом, и, следовательно, не может быть вообще формой гражданского правления".
Основополагающее значение имел сформулированный Шарлем Монтескье принцип разделения властей на три главные ветви: законодательную, исполнительную и судебную. По его мысли, в случае соединения исполнительной и законодательной ветвей неизбежно подавление свободы, господство произвола и тирании. Именно Монтескье принадлежит приоритет в разработке идей судебной власти как самостоятельной, равновеликой остальным двум ветвям власти. В его конструкции судебная власть выступает главным гарантом соблюдения конституции и законности двумя другими ветвями власти, арбитром при возникновении трений и споров между ними.
Последователем Монтескье был англичанин Анри Фергюсон, который в 1767 году издал свои "Записки по истории гражданского общества". Поначалу шотландский священник Анри Фергюсон занялся историей философии, взяв на себя задачу возбуждения интереса к вопросу об гражданском обществе, которое, как он писал, хотя понимается, но не исследуется. Продолжатель Монтескье в политической теории, автор "Начальных основ нравственной философии" (1804), Фергюсон не отрекается от поисков нравственного начала, возведшего Древнюю Грецию и Рим на вершины гражданской доблести, а затем и противонравственной революции, приведшей к кризису и разложению античных обществ - сначала умалению гражданственных начал, завещанных предками, а затем и их утрате. Переходя к современной ему Англии, Фергюсон находит ее общество вполне "гражданским", но и ему грозит разложение вследствие отчуждения между составляющими его, общество, элементами: штатскими и военными, предпринимателями и рабочими, чиновниками и публикой в целом. И отсюда: сохранить гражданскую свободу и социальные институты Великобритании возможно не иначе как через осознание привилегированных сословий своей роли в поддержании гражданского согласия, не отказываясь от своего основополагающего политического и государственного руководства обществом.
Руссо пытался разрешить проблему справедливого государства путем обеспечения для всех граждан возможности участия в высшей власти. При этом предполагалось отчуждение личных прав граждан в пользу государства во имя реализации всеобщей воли, подчинение каждым отдельно взятым членом общества своей воли общей единой воле. При чем все граждане становятся равноправными субъектами этой общей воли. В итоге достигается такое положение, при котором все члены общества одинаково подчинены и одинаково господствуют. Поскольку здесь все находятся в одинаковых отношениях друг к другу, то достигается полное равенство всех. В то же время каждый остается свободным, поскольку подчиняется самому себе. Главное заблуждение Руссо было в том, что он игнорировал личную свободу, которая отдавалась на откуп всеобщей воле, то есть коллективу. Показательно, что Руссо отвергал идею представительства на том основании, что народный суверенитет не отчуждаем, а любое представительство чревато его подрывом. Отвергал он и принцип разделения властей на том основании, что власть, выражающая всеобщую волю, должна быть единой и неразделимой. Значительное, а порой и доминирующее значение в истории человечества отводят гражданскому обществу.
Гельвеций, противостоя Монтескье, со всей решимостью доказывает, что человек, его идеи, представления о мире и самом обществе, не говоря уже о чувствах, формируются общественной средой: человек - продукт среды. Любовь или равнодушие, полагает Гельвеций, идут не от природы, а от данных общественных и государственных структур. То же говорил и Дидро: хорошие законы - хороши нравы и, наоборот, дурной закон - дурное общество. Народное невежество является предпосылкой деспотической формы правления и его опорой. И поскольку вся предшествующая история есть история угнетения невежественного народа "кучкой мошенников", в ней не так уж много назидательного.
Далее своих коллег пошел в рассмотрении гражданского общества Поль Анри Гольбах (1723- 1789). В отличие от Гельвеция, приписывавшего людям равные способности в науках и искусствах, Гольбах исходит из природного неравенства людей, физического и интеллектуального. Из этого тезиса Гольбах выводит нужду в законе, удерживающем от дурных и противообщественных поступков вообще. Отсюда и нужда в толковании законов, вызывающем к жизни правительства, обязанные соблюдать принципы, лежащие в основе общественного договора. По этому договору все люди равны в своих правах и правительства должны оставаться под неусыпным общественным контролем, поскольку гражданское общество, образовавшееся из договора, сохраняет за собой высшую суверенную власть. Именно общество способно создавать и поддерживать должную среду обитания, а какова среда, таков и сам гражданин. Требуя личной свободы и равенства для всех членов гражданского общества, Гольбах отдает должное разуму как непременному условию должной социальной и государственной организации.
Касаясь американской предреволюционной концепции гражданского общества, нельзя не отдать дань уважения Т.Пейну, призвавшего американский народ к освободительной войне против Англии. В наши дни его книга "Права человека" уже является классикой, но в то время в Англии она вызвала политические страсти. Данная работа была ответом на реакционный памфлет английского публициста Э.Берка "Размышления о французской революции…" (1790), в которой самым примечательным было утверждение, что никакое нынешнее поколение не имеет права разрушать государственные институты, созданные поколениями предшествующими. "Права человека" начисто опровергали версию Берка. И не только для Франции, но и для самой Англии. Оправляясь от общежительной природы человека, Пейн констатирует на этом основании как государство, так и гражданское общество. Последнее явным образом доминирует, и Именно от него государственная власть получает свои полномочия, больше или меньше. Можно себе представить, думал Пейн, и такое гражданское общество, которое настолько развито, что способно к саморегулированию, что естественно, исключает государство как необходимость.Все сказанное свидетельствует о том, что к середине XYIII века со всей очевидностью наметилась тенденция к коренному пересмотру традиционной концепции гражданского общества - государства и окончательному утверждению идей и понятий гражданского общества как самостоятельной сферы человеческой деятельности. Этот процесс завершился во второй половине XYIII - XIX веках в процессе формирования капиталистической системы с такими ее основополагающими атрибутами, как частная собственность, свободная рыночная экономика, представительная парламентская демократия и правовое государство, разграничение между социальной и политической сферами и т.д.
2.3. Разработка теории "гражданского общества" Иммануилом Кантом и Георгом Гегелем.
Кант проектировал гражданское общество как дом для всего человечества. "Крыша" этого дома - идеал. Это царство целей, этическое государство, царство добродетели. Это общество, где поведение любого человека прежде всего определяется высшим нравственным законом - категорическим императивом. Такой мир исключительно господства морали, абсолютно достойный человека устанавливается через добровольное и самостоятельное осознание каждым обязательности общего для всех закона и полное подчинение ему своих поступков. "Верхний этаж" - всемирно-гражданское состояние, мир, управляемый публичными правовыми законами, ограничивающими свободу каждого ровно настолько, чтобы обеспечить такую же возможность свободы всякому другому. Индивид здесь имеет статус гражданина мира - идеальное положение для нравственного совершенствования, ибо в любой точке мира морального индивида оберегает принудительность правового закона, которая держит в узде произвол соседа. "Этажем ниже" поведение индивида подчинено публичным законам пока не в мировом масштабе, а в пределах государства: его гражданственность существует лишь внутри государственных границ. Возникновение такого государства - важнейшее событие человеческой истории. Впервые на Земле появляется место, где существование морального индивида с необходимостью, а поэтому надежно, обеспечивается всеобщей волей народа (которая включает и его собственную), выраженной в обязательных для всех законов. Еще ниже - принципиальная противоположность государству граждан, а именно деспотия, где господствует произвол властителя. На этом этаже наличие моральных индивидов - дело случая, раз само существование индивида зависит от милости правителя. Худшая из деспотий - "отеческое правление". Народом тут распоряжаются как несмышлеными детьми, даже для себя не умеющими отличать лучшее от худшего. Еще ниже - доисторическое болото, дикость, естественное состояние "войны всех против всех", где добро существует лишь как возможность или как внутренний задаток человека. Итак, путь человечества пролегает от царства зла к царству добра: надлежит постепенно - этаж за этажом - выстроить все здание человеческой истории. Человек может быть свободен в своих поступках от необходимости природы только как моральное существо. Его воля, определяющая поведение, автономна только, когда подчинена разуму как вещи самой по себе, то есть практическому разуму, следующему за нравственным законом. Знать, что в своем поведении человек свободен и морален, может только он сам. В стремлении к собственному счастью человек, обуреваемый чувственными желаниями, имеет естественную склонность ко злу, то есть он иерархизирует принципы эмпирического поведения так, что себялюбие оказывается наверху, а нравственный закон внизу. Первый акт его превращения в доброго человека есть революция в образе мыслей, перестройка максим поведения в соответствии с нравственными законами, т.е. создания в мыслях образца новой "парадигмы" эмпирического характера. Гражданский мир и есть то самое состояние, в котором принудительные законы, обеспечивающие право на собственное счастье, в той или иной мере охраняют его право на нравственное совершенствование. Добро зависит от гражданского общества. Поскольку именно в нем оно становится действительностью. Но и само гражданское общество как уникальное, не имеющее аналогов в природе состояние, получает свое оправдание в добре - в обеспечении своим гражданам счастья.
Исследование гражданского общества Иммануилом Кантом важно прежде всего тем, что он представил этику как всемирно-человеческую ценность, где, "гражданин, сознающий, что его собственное поведение в отношении к обществу должно представлять собой своего рода критерий общего нравственного закона и поведения". И второе, в отличие от своих предшественников Кант. Не отрицая в личности общественного начала, постулирует тот факт, что общественное в человеке не может и не должно убивать или стеснять его природный индивидуализм, его личный интерес. Ибо именно конкуренцией личных интересов движется и прогресс общества, и саморазвитие личности. Притом непременным условием выступает то, что общество, состоящее из собственников, будет прибывать в уверенности в его государственно-правовой защите.
Для Гегеля гражданское общество - предмет специального рассмотрения. Он начинает его анализ в разделе 2 "Философии права", то есть после анализа собственности, договора, морали и нравственности. В его рассмотрении Гегель пришел к выводу, что гражданское общество представляет собой особую стадию в диалектическом движении от семьи к государству в процессе длительного и сложного процесса исторической трансформации от средневековья к Новому Времени. Подвергнув критическому анализу господствовавшую в тот период теорию естественного права за то, что оно смешивает гражданское общество и государство, Гегель утверждал, что социальная жизнь, характерная для гражданского общества, радикально отличается от этического мира семьи и публичной жизни государства. Гражданское общество составляет комплекс частных лиц, классов, групп, корпораций, сословий, институтов, взаимодействие которых регулируется гражданским правом и которые как таковые прямо не зависят от самого государства. По Гегелю, семья, как "первый этический корень государства", представляет собой сущностное целое, члены которого рассматривают себя не как конкурирующих между собой индивидов, а как связанных неким договором.
Что касается гражданского общества, то тут дело обстоит иначе. Многочисленные его составляющие зачастую несопоставимы, неустойчивы и подвержены серьезным конфликтам. Оно напоминает беспокойное поле боя, где одни частные интересы сталкиваются с другими. Причем чрезмерное развитие одних элементов гражданского общества может привести к подавлению других его элементов. Нисколько не идеализируя гражданское общество, Гегель говорит о нем, что с разрушением Субстанциональных особенностей, связанные с удовлетворением потребностей, являются на свет картины роскоши и излишества на одной стороне и картина нищеты, физического и нравственного вырождения на другой. Порча нравов и была по Гегелю причина гибели античных государств. И наконец, гражданское общество содержит в себе три следующих момента: систему потребностей, удовлетворяемых посредством работы "единичного" и "всех других"; всеобщую свободу и покровительство собственности посредством правосудия; попечение особого интереса как части общего - посредством полиции и корпораций. Гражданское общество должно управляться политически государством. Лишь верховная публичная власть - конституционное государство может эффективно справиться с его несправедливостями и синтезировать конкретные интересы в универсальное политическое сообщество. Как считал Гегель, в отношении частного права, семьи, гражданского общества в целом государство выступает одновременно и как внешняя необходимость, и как имманентная цель. Лишь признавая и удерживая гражданское общество в подчиненном положении, государство может обеспечить его свободу. Государство представляет общество в его единстве. Гражданское общество одновременно сохраняется и преодолевается как необходимый, но подчиненный аспект более широкого, более сложного и более высокого сообщества, которое организовано политически.
По Гегелю "право, вступившее в наличное бытие в форме закона... должно сделать себя значимым как всеобщее. Это познание и осуществление права в особенном случае без субъективного чувства особенного интереса принадлежит публичной власти, суду". Для Гегеля “право - не что иное, как осуществление воли”. Гегель подчеркивает, что система права или правового каркаса общества делает возможной актуализацию свободной воли. Свобода воли, предполагаемая моралью, реализуется в этической жизни в рамках более широкого правового контекста. Подобно многим авторам нашего времени, Гегель считал гражданское общество приметой современности и особым этапом всемирной истории. Всемирная история, по Гегелю, - это развитие абсолютного нравственного духа, реализующегося на трех ступенях развития общества - семьи, гражданского общества и государства. Развитие гражданского общества уже предполагает наличие государства в качестве его основания. Согласно Гегелю, гражданское общество включает три момента: 1) систему потребностей (как одного индивида, так и всех граждан), удовлетворение которых происходит посредством и в процессе труда; 2) правосудие, гарантирующее свободу и защиту собственности; 3) полицию, следящую за тем, чтобы благо отдельной личности рассматривалос и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.