На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Статья Источники уголовно-процессуального права и место Конституции РФ в их системе. Российское уголовно-процессуальное законодательство. Нормативно-правовые акты по вопросам уголовного процесса. Общепризнанные принципы и нормы международного права.

Информация:

Тип работы: Статья. Предмет: Правоведение. Добавлен: 23.10.2006. Сдан: 2006. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


ИСТОЧНИКИ РОССИЙСКОГО УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА.
@ О.В. Мосин.

§ 1. Источники уголовно-процессуального права и место Конституции РФ в их системе

Под источниками уголовно-процес-суального права, как и источниками большинства других отраслей права, чаще всего понимают совокупность (систему) право-вых актов, содержащих соответствующие нормы. Такие акты могут быть различных видов.
В уголовно-процессуальном праве основным источником является закон -- принимаемый высшим представительным (законодательным) органом акт, содержащий правовые нормы, предназначенные для регламентации дея-тельности, осуществляемой в связи с производством по уголовным делам, и возникающих при этом отношений'.
Закон, однако,-- понятие неоднородное. В соответствии со ст.ст. 4, 5 и 76 Конституции РФ, как известно, необходимо различать Конституцию РФ и федеральные законы (в том числе конституционные), а также конститу-ции республик, уставы и законодательство других субъектов Федерации. Конституция РФ и федеральные законы действуют на всей территории Рос-сийской Федерации. Регламентация уголовного судопроизводства допуска-ется только актами этого уровня (см. п. «о» ст. 71 Конституции РФ). Изда-ваемые в субъектах Федерации законодательные акты делать этого не должны.
Из всей суммы федеральных законов по вопросам уголовного судопро-изводства следует выделять особо Конституцию РФ, поскольку она имеет высшую юридическую силу (см. ч. 1 ст. 15) и, как принято гово-рить, занимает вершину иерархической лестницы нормативных актов. Она имеет прямое действие. Все законы и иные правовые акты не должны про-тиворечить ей.
Конституционные предписания, касающиеся уголовного судопроизвод-ства, сосредоточены главным образом в главах 2 и 7, которые посвящены правам и свободам человека и гражданина, а также судебной власти. Эти предписания содержат наиболее принципиальные положения, лежащие в основе уголовного процесса в целом (равенство всех перед законом и су-дом; свобода и неприкосновенность личности; неприкосновенность частной жизни; охрана тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, теле-графных и иных сообщений; неприкосновенность жилища; право защищать свои права всеми способами, не запрещенными законом, в том числе путем обращения в суд; презумпция невиновности; гласность судопроизводства; состязательность и равенство прав в суде и т.д.).
Существенную роль играют также пункты 5 и 6 Раздела второго «Заключительные и переходные положения», где формулируются правила, определяющие особенности реализации конституционных норм в течение того периода времени, когда будут создаваться условия для действия Кон-ституции в полном объеме. Например, ст. 22 Конституции предусматрива-ет, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей допуска-ются только по судебному решению и что до судебного решения лицо может быть подвергнуто задержанию на срок не более 48 часов. Дня полного осуществления данного предписания требуется принятие существенных ор-ганизационных мер, в том числе тех, которые связаны с дополнительными финансовыми затратами (увеличение числа судей и т.п.). Поэтому ч. 2 п. 6 названного раздела устанавливает, что до принятия соответствующего фе-дерального закона сохраняется ныне существующий порядок.
Нередко термин «закон» истолковывается широко: под ним подразумевают совокупность (систему) всех правовых актов. Однако в сфере уголовного процесса такое истолкование нельзя признать обоснованным. Как будет показано ниже, здесь акты, не являющиеся закона-ми, обязательно должны соответствовать Конституции РФ и федеральному закону и могут иг-рать лишь вспомогательную роль.
Опыт Конституции РФ 1993 года показал, что на практике не всегда правильно решались вопросы, связанные с обеспечени-ем ее прямого действия. Суды и иные правоохранительные органы попро-сту не были готовы к такому применению основного закона. В связи с этим Пленум Верховного Суда РФ, обобщив основные тенденции в деятельности судов на данном направлении, в своем постановлении от 31 октября 1995 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Россий-ской Федерации при осуществлении правосудия» дал следующее разъясне-ние (п. 2):
«Согласно ч.1 ст. 15 Конституции Российской Федерации Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. В соответствии с этим конституцион-ным положением судам при рассмотрении дел следует оценивать содержа-ние закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рас-сматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия.
Суд, решая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности:
а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и дру-гие положения;
б) когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Рос-сийской Федерации, противоречит ей;
в) когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый по-сле вступления в силу Конституции Российской Федерации, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;
г) когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъек-том Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, противоречит Конституции Российской Федерации, а федеральный закон, который должен регулиро-вать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.
В случаях, когда статья Конституции Российской Федерации является отсылочной, суды при рассмотрении дел должны применять закон, регули-рующий возникшие правоотношения. Наличие решения Конституционного Суда Российской Федерации о признании неконституционной той или иной нормы закона не препятствует применению закона в остальной его части.
Нормативные указы Президента Российской Федерации как главы госу-дарства подлежат применению судами при разрешении конкретных судеб-ных дел, если они не противоречат Конституции Российской Федерации и федеральным законам (ч. 3 ст. 90 Конституции Российской Федерации)».
§ 2. Российское уголовно-процессуальное законодательство.

При всей значимости Конституция РФ не имеет своей задачей полную и всестороннюю регламентацию того, что должно происходить при производстве по уголов-ным делам. Эта задача ставилась и ставится перед специально издаваемым федеральным законом (см. п. «о» ст.71 Конституции РФ). В наши дни таким законом является Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (УПК), утвержденный Законом РСФСР от 27 октября 1960 года и вступивший в силу с 1 января 1961 года. УПК явился результатом многолетней эволюции. Так, УПК за время своего существования также неоднократно под-вергался изменениям и дополнениям под воздействием различного рода факторов. Всего таких изменений и дополнений было более пятисот пяти-десяти. Самой «многострадальной» статьей оказалась статья 126 (о подследственности уголовных дел): ее изменяли и дополняли почти сорок раз. К числу наиболее крупных корректировок можно отнести: учреждение следственного аппарата органов внутренних дел (1963 г.); регламентация полномочий начальников следственных отделов, их процессуальных взаимоотношений со следователями и проку-рорами (1965 г.); уточнение текста УПК в связи с принятием Конституции РСФСР от 12 апреля 1978 года (1983 г.); введение протокольной формы подготовки материалов дела (1985 г.); увеличение предельного срока со-держания под стражей в качестве меры пресечения и уточнение порядка его продления (1989 г.).
Фактором, стимулировавшим активные усилия по дальнейшему совершенствованию УПК, стало прежде всего внесение в 1990 -- 1992 годы радикальных поправок в Конституцию РФ. Немалую роль сыграло и постановление Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 года по вопросам судебной реформы. 1 ноября 1991 года в Конституцию РФ было вклю-чено положение о возможности рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей. 23 и 29 мая 1992 года приняты законы, предусмот-ревшие допустимость единоличного рассмотрения некоторых категорий уголовных и гражданских дел, реорганизацию стадии предания суду, осу-ществление судами контроля за законностью и обоснованностью ареста и продления его срока, а также расширение права на защиту. 16 июля 1993 года появился закон, внесший не менее принципиальные коррективы в УПК. В нем не только изменилось содержание некоторых имевшихся ста-тей, но и добавлен целый новый раздел, предусмотревший особенности производства по уголовным делам с участием присяжных. После этого УПК «поправился» на 47 новых статей. 17 декабря 1995 года учрежден следственный аппарат федеральной налоговой полиции. Значительным изменениям и дополнениям УПК подвергся Законом от 21 декабря 1996 года, внесшим радикальные уголовно-процессуальные новеллы, продиктованные принятием 13 июня 1996 года_нового УК и вступлением его в силу с 1 янва-ря 1997 года. 31 декабря 1996 года произошла еще одна модернизация порядка и условий применения процессуального ареста и продления его срока -- законодатель допустил возможность, при определенных обстоятельствах, содержания под стражей до окончания предварительного расследования на срок до двух лет. Состоялись и иные нововведения.
Но совершенствование уголовно-процессуального законодательства в эти годы не свелось только к приведенным корректировкам. В 1990 году Научно-консультативный совет Верховного Суда СССР подготовил перво-начальный вариант проекта Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, и он был передан в Комитет по законодательст-ву и правопорядку Верховного Совета СССР. Зимой 1990--91 годов рабо-чая группа этого Комитета завершила подготовку проекта, впоследствии опубликованного для широкого обсуждения. На его базе к концу 1991 года коллектив научных сотрудников ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка Прокуратуры СССР разработал и представил юридической общественности проект нового УПК. Он был обсужден, но дальнейшего движения не получил. В начале 1992 года с небольшим разрывом во времени состоялись ре-шения об образовании двух рабочих групп, каждой из которых поручалась подготовка «своего» проекта: сначала такая группа начала действовать в Министерстве юстиции РФ, а затем -- в Государственно-правовом управ-лении Президента РФ. Осенью 1994 года первая из этих рабочих групп об-народовала вариант всего текста проекта УПК, а вторая -- текста лишь Общей части. Последний из этих проектов подвергся острой критике как практиками, так и теоретиками, включая некоторых из тех, которые считались участни-ками его подготовки. Основной недостаток проекта заключался в том, что он в большей своей части представлял собой попытку навязать механически из практики других стран процессуальные институ-ты, совершенно оторванные от российских реалий и не во всем отвечающие международным стандартам и демократическим традициям.
Проект УПК, подготовленный специалистами в Министерстве юстиции РФ, в 1995 году группа депутатов представила в Государственную Думу. Тогда же аппарат Государственной Думы организовал его доработку. Структура действующего УПК построена в зависимости от со-держания и этапности производства по уголовным делам. Весь норматив-ный материал в нем сгруппирован в 10 разделов и 39 глав. Последователь-ность разделов и их содержание следующие:
* общие положения;
* возбуждение уголовного дела, дознание и предварительное следствие;
* производство в суде первой инстанции;
* производство в кассационной инстанции;
* исполнение приговора;
* пересмотр приговоров, определений и постановлений, вступивших в законную силу;
* производство по делам несовершеннолетних;
* производство по применению принудительных мер медицинского характера;
* протокольная форма досудебной подготовки материалов;
* производство в суде присяжных.
Большая часть нормативного материала (390 статей) сосредоточена а первых шести разделах, посвященных общим положениям и конкретным стадиям. Остальные 76 статей составляют содержание 7--10 разделов, куда включены предписания, регламентирующие производство с учетом специ-фики конкретных категорий уголовных дел (дела несовершеннолетних и о применении принудительных мер медицинского характера, дела, производство по которым проходит в упрощенной -- так называемой протокольной -- форме, а также дела, рассматриваемые с участием при-сяжных заседателей).
§ 3. Нормативно-правовые акты по вопросам уголовного процесса

УПК -- основной, но не единствен-ный закон, имеющий отношение к уголовному процессу. Правильное приме-нение предписаний УПК нередко требует знания положений ряда других законов. К ним следует относить:
Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 года (СЗ РФ, 1997, № I, ст. I );
Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР» от 7 августа 1981 года (ВВС, 1981, № 28, ст. 976; 1992, № 27, ст. 1560; № 30, ст. 1794; 1993, № 33, ст. 1313; СЗ РФ, 1994, № 32, ст. 3300);
Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации» от 26 июня 1992 года (ВВС, 1992, № 30, ст. 1792; 1993, № 17, ст. 606; СЗ РФ, 1995, № 26, ст. 2399);
Положение о военных трибуналах, утвержденное Верховным Советом СССР 25 июня 1980 года (ВВСС, 1980, № 27, ст. 546);
Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Закон Рос-сийской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 ноября 1995 года (СЗ РФ, 1995, № 47, ст. 4472);
Положение о военной прокуратуре, утвержденное Верховным Советом СССР 4 августа 1981 года (ВВСС, 1981, № 32, ст. 956);
Закон РФ «О милиции»от 18 апреля 1991 года (ВВС, 1991, № 16. ст. 503);
Положение о милиции общественной безопасности (местной милиции) в Российской Федерации, утвержденное Указом Президента РФ от 12 февра-ля 1993 года № 209 (РГ, 1993, 25 февраля);
Федеральный закон «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» от 3 апреля 1995 года (СЗ РФ, 1995, № 15, ст. 1269);
Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обви-няемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 года (СЗ РФ, 1995, № 29, ст. 2759; 1996. № 25. Ст.2964);
Закон РФ «О федеральных органах налоговой полиции» от 24 июня 1993 года(ВВС, 1993,№29,ст. 1114;СЗРФ, 1995,№51,ст. 4973);
Таможенный кодекс РФ, утвержденный Верховным Советом РФ 18 ию-ня 1993 года(ВВС, 1993, №31, ст. 1224);
Положение об адвокатуре РСФСР, утвержденное Верховным Советом РСФСР 20 ноября 1980 года (ВВС, 1980, № 48, ст. 1596);
Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 ав-густа 1995 года (СЗ РФ, 1995, № 33, ст. 3340; 1997, № 29, ст. 3502);
Закон РФ «О частной детективной и охранной деятельности в Россий-ской Федерации» от 11 марта 1992 года (ВВС, 1992, № 17, ст. 888);
Уголовный кодекс Российской Федерации (УК). Принят 13 июня 1996 года. Введен в действие с 1 яяяяяяя1997 года (СЗ РФ, 1996, № 18, ст. 1594);
Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации (УИК). При-нят 8 января 1997 года . Введен в действие с 1 июля 1997 года (СЗ РФ, 1997, №2, ст. 198);
Федеральный закон «Об исполнительном производстве» от 21 июля 1997 года (СЗ РФ, 1997, № 30, ст. 3591);
Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, утвержденное Президиумом Верховного Совета СССР 18мая 1981 года(ВВСС, 1981,№21,ст. 741)
Закон РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 ок-тября 1991 года (ВВС, 1991, № 44, ст. 1428; 1992, № 28, ст. 1624; 1993, № l, ст. 21; РГ, 1993, 15 октября; СЗ РФ, 1995, № 45, ст. 4242);
Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 2 июля 1992 года(ВВС, 1992, № 33, ст. 1913).
Приведенные и некоторые иные акты в целом предназначены для рег-ламентации отношений, порой весьма отдаленных от уголовного судопро-изводства. Но в них есть и нормы, имеющие принципиальное значение для решения конкретных вопросов, возникающих по уголовным делам. К при-меру, при определении законности состава суда могут играть существен-ную роль соответствующие положения Закона о статусе судей, Закона о су-дебной системе и Закона о судоустройстве, при исследовании и оценке до-казательств -- Закона об оперативно-розыскной деятельности. Закона о частной детективной и охранной деятельности или Закона о милиции, при осуществлении описи имущества и наложении на него ареста в связи с обеспечением гражданского иска или возможной конфискации -- прило-жений к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР и Уголовно-исполнительному кодексу РФ, в которых перечисляется имущество, не подлежащее ни взысканиям по судебным решениям, ни конфискации, а также Федерального закона «Об исполнительном производстве».
К иным, не упомянутым в приведенном выше перечне актам можно от-нести, например, те, которыми устанавливаются особые условия привлече-ния к уголовной ответственности отдельных категорий лиц (см. ниже -- § 12 данной главы учебника).
При анализе законодательных актов, применимых при производстве по уголовным делам, важно иметь в виду, что в Российской Федерации про-должают действовать полностью или частично законодательные акты, при-нимавшиеся Верховным Советом СССР. Это было прямо санкционировано постановлением Верховного Совета РСФСР «О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств» от 12 декабря 1991 года (ВВС, 1991, № 51, ст. 1798), в п. 2 которого, в частности, сказано: «...Установить, что на территории РСФСР до принятия соответствующих законодательных актов РСФСР нормы бывшего Союза ССР применяются в части, не противоречащей Конституции РСФСР, законодательству РСФСР и настоящему Соглашению». Такая не очень корректная с точки зрения юридической техники и соз-дающая условия для отступления от требований законности установка, к сожалению, сохраняет свою силу по настоящее время. Одно из ее следствий -- неопределенность в правовой регламентации и, естественно, допустимость произвольных решений, которые крайне опасны в сфере уголовного судо-производства. По сути своей данная установка разрешает тем, кто призван применять нормативные акты, по своему усмотрению определять, является или не является какой-то из числа принимавшихся законодателем Союза ССР конкретный акт обязательным для исполнения.
В связи с характеристикой уголовно-процессуального законодательства важно иметь в виду предписание ч. Зет. 15 Конституции РФ. В соответст-вии с ним применению подлежат только официально опубликиванные зако-ны. Что касается иных нормативных актов, то на них это правило распро-страняется, если они затрагивают права, свободы и обязанности человека и гражданина, а также обладают некоторыми другими свойствами (см. § 10 данной главы учебника).
§ 4. Общепризнанные принципы и нормы международного права в области уголовного процесса; международные договоры Российской Федерации

В наши дни существенная роль в право-вой регламентации, в том числе в регулиро-вании уголовного судопроизводства, отве-дена также принципам и нормам междуна-родного права и международным догово-рам Российской Федерации. В соответствии
с ч. 4 ст. 15 Конституции, «если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».
В упомянутом постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 ок-тября 1995 года№ 8 разъяснено, что такое применение договоров не долж-но всегда происходить автоматически, ибо их обязательность бывает раз-ной: в одних случаях она признается федеральным законом, а в других -- иными актами (например, правительства, министерства, ведомства). Если обязательность договора признана, скажем, ведомственным актом и такой договор вступает в коллизию с федеральным законом, то применяется по-следний. Данное разъяснение является весьма актуальным, поскольку в по-следние годы количество так называемых «ведомственных международных соглашений» резко возросло, в том числе соглашений, заключаемых непосредственно правоохранительными органами (Генеральной прокуратурой РФ, МВД РФ и др.). Уже имеются многие десятки таких соглашений, и вопрос об их надлежащем применении приобрел большое практическое значение.
Кроме того. Пленум Верховного Суда РФ привлек внимание к тому, что, когда по условиям договора Российской Федерации требуется издание ка-кого-то внутригосударственного акта (закона, постановления правительства и др.), то применяться должны и договор, и изданный в соответствии с ним акт (см. ч. Зет. 5 Федерального закона «О международных договорах Рос-сийской Федерации» от 15 июля 1995 года -- СЗ РФ, 1995, № 29, ст. 2757).
В названном постановлении разъяснено также, что идеи, традиционно именуемые «принципами и нормами международного права», подлежат не-посредственной реализации, если они закреплены «в .международных пак-тах, конвенциях и иных документах». Этим внесена существенная опреде-ленность в не совсем ясную формулировку ч. 4 ст. 15 Конституции РФ от-носительно того, что «принципы и нормы международного права» являются
«составной частью ее (российской -- О.М..) правовой системы». Другими словами, не всякий принцип международного права, признаваемый, к при-меру, международно-правовой доктриной, может иметь приоритет по от-ношению к российскому федеральному закону.
В рамках уголовного процесса среди международных документов (договоров) следовало бы особо выделять упомянутые в § 7 предыдущей главы учебника Всеобщую декларацию прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах человека, а также Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоин-ство видов обращения или наказания.
Существуют и другие авторитетные международные документы, поло-жения которых имеют определенное значение для решения ряда уголовно-процессуальных вопросов. К ним можно отнести, например, одобренные Генеральной Ассамблеей ООН Основные принципы независимости судей, Декларацию принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреб-ления властью и Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержа-нию или заключению в какой бы то ни было форме. Эти и подобные им до-кументы не являются юридически обязательными, но их положения долж-ны приниматься во внимание при подготовке и принятии законодательных актов, а равно в процессе их применения.
Практическое значение для регулирования уголовного судопроизводст-ва имеют прежде всего договоры о правовой помощи. В них ре-шаются многие вопросы сотрудничества правоохранительных органов при расследовании и осуществлении правосудия по уголовным делам. В свое время договоры были заключены со всеми восточноевропейскими страна-ми, входившими в так называемый социалистический лагерь, а также неко-торыми другими. В наши дни среди международных документов такого ро-да видное место отводится разработанной государствами-членами СНГ Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Она была одобрена двенадцатью государст-вами в Минске 22 января 1993 года и вступила в силу 10 декабря 1994 года (СЗ РФ, 1995, № 17, ст. 1472), а 28 марта 1997 года -- изменена и дополне-на Протоколом, подписанным государствами-участниками Конвенции. В ней имеется Раздел IV «Правовая помощь по уголовным делам», в котором установлены согласованные правила о выдаче лиц, совершивших преступ-ления, уголовном преследовании по просьбе государств-участников Кон-венции, о взаимном предоставлении информации, а также совершении не-которых других действий, связанных с производством по уголовным делам. Эта многосторонняя конвенция не препятствует заключению двусто-ронних соглашений подобного рода. Были заключены, например, договоры о правовой помощи с Республикой Молдова (вступил в силу 26 января 1995 года -- СЗ РФ, 1995, № 20, ст. 1766), Азербайджанской Республикой (вступил в силу 20 января 1995 года -- СЗ РФ, 1995, № 18, ст. 1598) и Латвийской Республикой (вступил в силу 29 марта 1995 года -- СЗ РФ, 1995, № 21, ст. 1932). В этих документах содержится более подробная регламентация вопросов уголовного судопроизводства по делам, затраги-вающим интересы России и соответствующих государств.
Следует также иметь в виду, что для производства по уголовным делам могут иметь значение с оглашения о статусе российских воин-ских формирований, находящихся на территории других государств, консульские конвенции, заключаемые на двусторонней основе, договоры о торговом судоходстве и др.
В соглашениях о статусе воинских формирований обычно конкретизи-руются положения, связанные с подсудностью дел о преступлениях россий-ских военнослужащих и некоторых других лиц.
В консульских конвенциях и договорах о торговом судоходстве можно найти так называемые юрисдикционные нормы, в которых устанавливаются правила, дающие основание для применения в особых условиях российских законов, в том числе уголовно-процессуальных. Например, ч.ч. 2 и 3 ст. 16 Договора о торговом судоходстве между СССР и Соединенным Королевст-вом Великобритании и Северной Ирландии (вступил в силу 27 апреля 1972 года -- ВВСС, 1972, №20, ст. 161) предусматривают, что уголовная юрис-дикция (к примеру, возможность производства уголовно-процессуальных действий) на борту торгового судна, находящегося «не в своем» порту, осуществляется, как правило, по просьбе или с согласия консульского должностного лица того из заключивших данный договор государств, кото-рому принадлежит судно. Однако из этого общего правила возможны ис-ключения, скажем, для случаев совершения тяжких преступлений. Другими словами, если на борту торгового судна под английским флагом, находяще-гося в российском порту, будет совершенно преступление, которое по анг-лийским законам считается тяжким, то российские компетентные органы вправе возбудить уголовное дело и производить необходимые следствен-ные действия (избрание меры пресечения, допрос, обыск и т.д.) без согла-сия консульского должностного лица. Сходные юрисдикционные положе-ния можно найти и в договорах о торговом судоходстве со многими други-ми государствами.
Есть они и в консульских конвенци и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.