Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Ответственность за должностные преступления. Классификация умышленных должностных преступлений. Понятие представителя власти. Использование служебного положения. Частное правило квалификации служебных преступлений при конкуренции общей и специальной норм.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Правоведение. Добавлен: 20.10.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


18
Содержание
    Введение
      Превышение должностных полномочий
      Понятие представителя власти
      Использование служебного положения
      Квалификация служебных преступлений
      Заключение
      Список литературы

Введение

Традиционно в России важнейшей и более других нуждающейся в охране является деятельность органов публичной власти. Глава 30 Уголовного кодекса РФ устанавливает ответственность за посягательства на интересы государственной власти, государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Вместе с тем внимательное изучение Особенной части позволяет обнаружить еще ряд расположенных в различных главах составов преступлений, субъектами которых могут быть только должностные лица. Устанавливая ответственность за должностные и иные служебные преступления, законодатель, по нашему мнению, допускает ошибки, связанные с неверным представлением о характере использования виновным своего особого статуса.

Превышение должностных полномочий

Неудовлетворительная редакция уголовно-правового запрета на незаконное помещение лица в психиатрический стационар - это результат ошибочного отнесения преступления, предусмотренного ч.2 ст.128 УК, к специальному виду превышения должностных полномочий. Поэтому и названная статья УК в целом имеет структуру, характерную для посягательств, квалифицирующими признаками которых являются альтернативные обстоятельства. В качестве примера приведем преступление, предусмотренное ч.3 ст.139 УК, то есть "нарушение неприкосновенности жилища, совершенное лицом с использованием своего служебного положения". Применительно к основному составу субъект здесь общий. Незаконно проникнуть в жилище против воли проживающего в нем лица, можно без обладания особым статусом. В свою очередь, использование виновным служебного положения, которое заключается, например, в наличии форменной одежды, удостоверения, оружия, спецсредств значительно облегчает совершение преступления и неизбежно дискредитирует власть, если речь идет о ее представителе.

Для эффективной охраны общественных отношений, в том числе и интересов государственной власти с применением уголовного закона, необходимо прежде всего верно уяснять содержание признаков, описывающих роль должностных полномочий и иных возможностей, из них вытекающих, в причинении вреда соответствующему объекту. Например, ошибочно как злоупотребление должностными полномочиями были квалифицированы действия сотрудника налоговой полиции, который в ходе возникших между ним и работниками авторемонтной мастерской гражданско-правовых отношений пытался оказать на них влияние, используя свой служебный авторитет. Отказываясь оплачивать ремонт и требуя устранения якобы обнаруженных "недостатков", подсудимый угрожал обслуживающим его лицам увольнением. Судебная коллегия Верховного Суда РФ в своем решении указала: "Статья 285 УК РФ предусматривает ответственность за злоупотребление именно должностными полномочиями, а не служебным положением, которое занимает должностное лицо в соответствующих государственных органах, органах местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях". Полагаем, что в данном случае следователь должен был поставить вопрос о возможности квалификации действий привлекаемого к ответственности представителя власти по ст.286 УК.

Все умышленные должностные преступления можно разделить на две группы. В качестве общих норм здесь будут выступать: злоупотребление должностными полномочиями (ст.285 УК), превышение должностных полномочий (ст.286 УК). Причем место специального вида посягательства, совершаемого в связи с занимаемой должностью, в одной из групп не может зависеть от усмотрения законодателя. Он должен лишь адекватно отразить существо противоправного поведения, особенности механизма причинения вреда интересам службы.

В качестве основания дифференциации составов должностных посягательств, содержащихся в действующем уголовном законодательстве, могут выступить следующие критерии. Преступление, предусмотренное ст.285 УК, и специальные его виды представляют собой, по сути, злоупотребление правом. Специфическая особенность подобного поведения состоит в порождаемых им юридических последствиях. Именно в возможности изменения правоотношений и заключается существо должностных полномочий, их предназначение.

Обращаем внимание на то, что речь идет не о возникновении известного уголовно-правового отношения. Злоупотребление должностными полномочиями внешне легитимно, а в действительности общественно опасным образом изменяет отношения, существующие в сфере служебной компетенции преступника. Причинение существенного вреда интересам личности, общества, государства становится возможными в результате маскировки чиновником своих общественно опасных действий.

Еще одна существенная черта должностных злоупотреблений - это объективная невозможность их совершения лицами, не наделенными соответствующими полномочиями. Нельзя учинить незаконное расходование бюджетных средств (ст.2851 УК), не реализуя административно-хозяйственные функции в органе или учреждении - получателе этих средств. Невозможно вынести заведомо неправосудный приговор (ст.305 УК), не будучи судьей.

Напротив, совершая преступление, предусмотренное ст.286 УК, виновный не задействует своих служебных правомочий. Причинению вреда соответствующему объекту уголовно-правовой охраны способствует должностное положение. Причем подобные действия, как правило, могут быть совершены и общим субъектом, но статус должностного лица, связанные с ним формальные атрибуты значительно облегчают посягательство и делают его особенно нетерпимым. В соответствии с Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" принуждение к даче показаний (ст.302 УК) теперь возможно не только со стороны процессуально-уполномоченных должностных лиц, но и "... другого лица с ведома или молчаливого согласия следователя или лица, производящего дознание". Таким образом при злоупотреблении существо преступного поведения заключается в принятии властного или иного управленческого решения, противоречащего интересам службы. Реализация должностных полномочий здесь выступает в качестве деяния и одновременно характеризует особый способ посягательства. Поэтому лицо, не наделенное соответствующими полномочиями, выполнить объективную сторону должностного злоупотребления и специальных его видов не может. В свою очередь, превышение - это, как правило, действия, в которых присутствуют признаки иного не служебного преступления, но совершенные с использованием должностного положения.

Как подчеркнуто выше, важным признаком злоупотребления должностными полномочиями и его разновидностей выступает объективная невозможность совершения данных посягательств общим субъектом. Существо преступного поведения здесь заключается именно в использовании предоставленной государством компетенции вопреки интересам последнего. Поэтому трудно согласиться с Н. Ивановым, допускающим возможность непосредственного участия в привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности наряду со следователем или прокурором, "неспециального субъекта". Очевидно, что объективная сторона преступления, предусмотренного ст.299 УК, заключается не в физическом стеснении потерпевшего, а в принятии соответствующего процессуального решения.

Профессор Б.М. Леонтьев считает, что хищение, совершенное должностным лицом с использованием своего служебного положения путем присвоения или растраты, представляет собой "... злоупотребление должностными полномочиями, связанное с противоправным безвозмездным изъятием и (или) обращением чужого имущества в пользу виновного или других лиц". Убеждены, что злоупотребление должностными полномочиями не может образовывать способ хищения. Полномочий на совершение хищения не существует в природе.

Объективную сторону превышения и специальных его видов составляют действия, которые, как правило, уже сами по себе запрещены уголовным законом. Ответственность за их совершение в основном устанавливается в отдельных квалифицированных составах. Нетрудно заметить, что содержащие их признаки посягательства могут быть совершены не только с использованием должностного положения, но и статуса управленца коммерческой и иной организации либо служебного положения (заведующий складом, кассир и т.п.). По отношению к составу преступления, предусмотренному ст.286 УК, указанные нормы являются расширенно-специальными. Данное обстоятельство только лишний раз свидетельствует о принципиальном отличии использования служебного положения от злоупотреблений должностными полномочиями.

При превышении занимаемая должность и присущие ей полномочия не определяют юридической сущности содеянного, а лишь облегчают достижение криминальных целей, создают благоприятную обстановку совершения преступления. Поэтому часто бывает непросто определить, какие полномочия превысило лицо, привлекаемое к ответственности. Думается, что именно в силу последнего обстоятельства некоторые составы, содержащие специальные виды превышения, охватывают одновременно и выход за пределы предоставленных ему полномочий управленца коммерческой организации либо вообще использование виновным "преимуществ", вытекающих из его профессиональной деятельности.

Нетрадиционной является и наша позиция, согласно которой получение взятки рассматривается как специальный вид превышения должностных полномочий. Совершая преступление, предусмотренное ст.290 УК, должностное лицо явно выходит за пределы своих полномочий, но специфическим образом. Получение взятки для чиновника становится возможным благодаря занимаемому им должностному положению. При этом он выходит за пределы своей компетенции и совершает такие действия, "которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе свершить".

Понятие представителя власти

Действующий уголовный закон России предусматривает ответственность за преступления, отличительной особенностью которых является наличие специального субъекта - должностного лица. От преступных действий должностного лица, совершаемых в рамках специфических для него форм, может пострадать любая охраняемая уголовным законом сфера социальной действительности. В этой связи представляется актуальным в теоретическом и практическом отношении глубокое и всестороннее изучение понятий должностного лица и его категорий.

В соответствии с законом (прим.1 к ст.285 УК РФ) под должностными лицами понимаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Отсюда следует, что одну из категорий должностного лица составляют лица, которых именуют представителями власти.

Изучение закона, юридической литературы, а также судебно-следственной практики показывает, что зачастую возникают неясности при решении вопросов отнесения тех или иных лиц к разряду представителя власти в конкретных случаях. В связи с этим особое значение приобретает выяснение сущности этой категории должностного лица

В теории уголовного права имеется немало определений рассматриваемой дефиниции. К примеру, "Под представителями власти, - полагает профессор Ю.И. Ляпунов, - понимаются должностные лица, имеющие в силу предписаний закона, иных нормативных актов либо занимаемой должности властные полномочия, наделенные правом совершать действия, влекущие правовые последствия для значительного количества граждан, не находящихся в их подчинении. Функция властвования - определяющая характеристика представителя власти". Специалистами верно подмечено, что представители власти осуществляют полномочия, которые носят не ведомственный, а общий публичный характер и реализуются не в замкнутых рамках какой-либо организации, а в государственно - административно - территориальных границах.

Исходя из позиции высшего судебного органа России следует выделять две разновидности представителей власти:

1) лица, непосредственно осуществляющие власть (законодательную, исполнительную или судебную);

2) лица, обладающие властными (распорядительными) полномочиями, в соответствии с которыми они могут отдавать распоряжения не подчиненным им физическим лицам или организациям любой ведомственной подчиненности. В целом, выделение таких разновидностей представителя власти не вызывает возражений.

Однако следует отметить, что толкования понятия "представитель власти" Пленум Верховного Суда России по существу не дал, а лишь обозначил разновидности этой категории должностного лица и привел примерный перечень лиц, охватываемых данным понятием. К представителям власти, в частности, он относит членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы, депутатов законодательных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, судей федеральных судов и мировых судей, наделенных соответствующими полномочиями работников прокуратуры, налоговых, таможенных органов, органов МВД Российской Федерации и ФСБ Российской Федерации, состоящих на государственной службе аудиторов, государственных инспекторов и контролеров, военнослужащих при выполнении возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка, обеспечению безопасности и иных функций, при выполнении которых военнослужащие наделяются распорядительными полномочиями.

Можно предположить, что высший судебный орган счел необходимым не давать определения представителя власти в связи с тем, что в действующем уголовном законе оно официально закреплено в примечании к ст.318 УК РФ. В нем сказано, что представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Анализируя приведенное определение представителя власти, можно выделить следующие его особенности:

оно помещено в главе, предусматривающей ответственность за преступления против порядка управления;

содержит оговорку, что указанная дефиниция распространяется не только на ст.318, но и на другие статьи УК РФ;

представитель власти является должностным лицом;

основными критериями определения понятия представителя власти названы распорядительные полномочия, выполняемые этим лицом.

Выделенные особенности позволяют сопоставить это определение с приведенной выше законодательной дефиницией должностного лица и выявить разногласия между ними, которые в основном сводятся к следующему.

Во-первых, если представитель власти является должностным лицом, то нецелесообразно "разрывать" дефиниции и помещать их в разные главы закона. Во-вторых, в преступлениях против порядка управления, помещенных в главу 32 УК РФ, представитель власти выступает в качестве потерпевшего, а не субъекта преступления. Однако в законе на этот момент не обращено внимания. В-третьих, в примечании к ст.285 УК РФ употребляется выражение "функции представителя власти", а в примечании к ст.318 УК РФ речь идет о "распорядительных полномочиях". А это означает, что под легальное определение представителя власти не подпадает первая разновидность рассматриваемой категории должностного лица из числа выделенных нами выше на основе толкования мнения Пленума Верховного Суда России, а именно - "лица, непосредственно осуществляющие власть".

Логическая ошибка в определении понятия представителя власти по отношению к законодательной дефиниции должностного лица состоит в том, что определение подменяется изменением словесной формы определяемого понятия. Иначе говоря, допускается повторение того же самого другими словами: представителем власти является должностное лицо, а должностное лицо - это лицо, осуществляющее функции представителя власти.

Резюмируя сказанное, можно сделать вывод, что серьезной проблемой совершенствования российского законодательства является несогласованность законодательных дефиниций представителя власти и должностного лица. Это свидетельствует о недостаточной юридической проработке УК РФ. Выходом из создавшегося положения, на наш взгляд, могло бы стать внесение в него соответствующих изменений и дополнений.

Использование служебного положения

К сложным вопросам квалификации служебных преступлений, в том числе злоупотребления полномочиями (ст. 201 УК РФ), относится вопрос о содержании понятия использования служебного положения. Это понятие как в юридической литературе, так и в судебной практике трактуется неодинаково.

Существует два взгляда на данное понятие. Узкое понимание использования служебного положения состоит во включении в его содержание действия или бездействия, совершаемого только в рамках служебной компетенции, в пределах прав и обязанностей лица. Согласно широкой трактовке, сторонниками которой являемся и мы, использование служебного положения включает совершение деяний:

1) в пределах служебных полномочий лица;

2) непосредственно не связанных с обязанностями лица по службе, а основанных на его авторитете, связях;

3) выходящих за пределы его служебных полномочий.

Третий вид использования служебного положения представляет собой превышение служебных полномочий. Такого же мнения придерживается Ю.А. Красиков, утверждающий, что использование лицом своего служебного положения при нарушении неприкосновенности жилища будет иметь место в случае, если лица "вторгаются в чужое жилище, не имея на то никакого права, поскольку это не входит в их полномочия (например, комендант общежития производит обыск, осмотр, выемку..."

Данный вывод имеет принципиальное значение. По нашим подсчетам, УК РФ предусматривает 34 преступления, где использование лицом служебного положения является признаком основного либо квалифицированного состава. Понятно, что объем репрессии зависит от содержания понятия "использование служебного положения". Он меньше в случае широкой трактовки использования служебного положения, поскольку ответственность для виновного наступит за одно преступление, а не за их совокупность.

В УК РФ отдельной нормы, предусматривающей уголовную ответственность за превышение полномочий по службе лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях, нет. Некоторые ученые считают, что превышение служебных полномочий такими лицами является "частным случаем злоупотребления полномочиями и отсутствие в законе специальной нормы не исключает возможности привлечения к уголовной ответственности по статье УК, предусматривающей норму общего характера, каковой... является ст. 201 УК".

Другая позиция состоит в том, что превышение полномочий управленцами УК РФ не рассматривается как преступление.

В данной полемике вторая позиция предпочтительнее. Мы полагаем, что неприемлемо расшири и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.