На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Работа № 89645


Наименование:


Диплом Использование электронных доказательств в арбитражном процессе

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Юриспруденция. Добавлен: 7.6.2015. Сдан: 2014. Страниц: 102. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ВВЕДЕНИЕ


За последние два десятилетия информационные технологии радикально изменили способы фиксации и передачи информации. Повсеместное использование новых средств и способов хранения и передачи информации позволило перейти на новый этап развития общества. Компьютер и Интернет стали основой для социальных изменений, ставших широко известными как «информационный век», «электронный век» или «мультимедийная революция».
Глобальный характер сети Интернет оказал влияние не только на сферу бизнеса, но и в не меньшей степени на систему государственного управления. В большинстве современных государств эффективно действуют системы «электронного правительства» и «электронного правосудия».
Российская Федерация постепенно, следуя мировой тенденции, внедрила информационные технологии в систему управления. Создаются официальные сайты государственных органов и органов местного самоуправления, позволяющие поддерживать взаимодействие общества и государства посредством сети Интернет, что упрощает систему управления, делая ее более прозрачной и открытой для граждан, а также способствует развитию участия общества в делах государства.
Информационные технологии оказали влияние и на процедуру осуществления правосудия. Значительные изменения были внесены в Арбитражный процессуальный кодекс РФ (далее - АПК РФ), целью которых стало введение информационных технологий в процедуру рассмотрения споров арбитражными судами. Использование информационных технологий призвано упростить порядок обращения в суд и ускорить процесс рассмотрения споров, за счет сокращения времени на обмен информацией между участниками процесса и судом.
Международная практика признания юридической силы электронных документов богата примерами, когда электронный документ с электронной подписью по статусу и силе приравнивается к собственноручной подписи. А порой, является более значимым, чем обычный бумажный носитель.
Так, в Англии, еще в 1968 году, при защите законных интересов граждан в судебном порядке в качестве доказательств допускались сведения, содержащиеся в компьютерном документе при соблюдении некоторых условий использования машины. Таким образом, обеспечивалась судебная защита прав субъектов электронного документооборота.
Электронный обмен данными, оговоренный торговыми партнерами в типовом договоре, который был разработан Американской ассоциацией юристов, закреплял положение, не ставящее под сомнение юридическую силу электронных сообщений при соблюдении некоторых условий их передачи и хранения. Если же такое сообщение передавалось с электронной подписью, то для сторон участников они имели точно такую же юридическую силу, как обычные документы, скрепленные собственноручной подписью.
В законе США (штат Юта) 1995 года «О цифровой подписи» документ, подписанный электронной подписью, признается таким же действительным, как обычный бумажный документ и имеет равную с ним юридическую силу. Ст. 1316-3 Гражданского Кодекса Франции не делает исключения из общепринятой мировой практики и гласит: «Текст на электронном носителе имеет такую же доказательственную силу, что и текст на бумажном носителе».
Изложенное выше подтверждает актуальность настоящей работы и необходимость в проведении дальнейших исследований для того, чтобы информационные технологии могли эффективно служить и целям правосудия.
Целью исследования является анализ и выявление проблем использования электронных доказательств в арбитражном процессе.
Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:
- Рассмотреть понятие и виды электронных доказательств;
- Определить уровень относимости и допустимости электронных доказательств;
- Дать сравнительно-правовую характеристику порядка использования документов, полученных посредством электронной связи в гражданском и арбитражном процессе;
- Рассмотреть порядок получения допустимых электронных доказательств;
- Проанализировать использование доказательств по видеоконференц-связи;
- Изучить использование электронных почтовых сообщений и электронной подписи, как доказательств в суде.
Предметом исследования в данной работе являются: Конституция Российской Федерации, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации, Основы законодательства Российской Федерации о нотариате, Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», Федеральный закон «О переводном и простом векселе», Федеральный закон «Об электронной подписи», а также материалы судебной практики.
Объектом работы являются общественные отношения, возникающие в сфере предоставления электронных доказательств в суд и их изучения в судебном заседании.
Методологически и практически значимы труды современных ученых-юристов, комплексно исследующих вопросы использования информационных технологий в процессе доказывания: Архипов С.П., Боннер А.Т., Виляк О.И., Ворожбит С.П., Дмитрик Н.А., Иванов Н.А., Карев Я.А., Клеандров М.И., Наумов В.Б., Павлушина А.А., Решетникова И.В., Россинская Е.Р., Смолина О.С., Стрелкова И.И., Хатунцев Н. А., Храмцовская Н.Т., , Ярков В.В. и другие. Отдельными авторами разработаны конкретные рекомендации по совершенствованию законодательства в области предоставления и исследования отдельных видов доказательств.
Методологической основой данного исследования является диалектический метод познания. При проведении исследования используется также ряд частно-научных методов: сравнительно-правовой, формально-логический, системно-структурный.
Дипломная работа состоит из введения, трех глав, разделенных на параграфы, заключения и списка использованных источников.
Первая глава посвящена основным положениям об электронных доказательствах, их нормативно правовому регулированию, их относимости и допустимости при использовании в суде.
Вторая глава посвящена сравнительно-правовой характеристике использования электронных доказательств в арбитражном и гражданском процессах, а так же порядку их подачи и допустимости.
Третья глава посвящена исследованию доказательств по видео конференцсвязи, проблемах предоставления и исследования электронных почтовых сообщений как доказательств в арбитражном процессе.


1 Общая характеристика электронных доказательств


1.1 Понятие и законодательное регулирование электронных доказательств


Развитие информационных технологий нашло свое отражение и в судопроизводстве. Все чаще суд оценивает такие доказательства, как электронные документы. Рассмотрим арбитражную практику допустимости и достоверности доказательств, поданных в электронном виде.
Под электронным документом понимается документ, в котором информация представлена в электронно-цифровой форме.
АПК РФ в п. 3 ст. 75 допускает использование электронных документов в качестве средств доказывания, указывая, что документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети Интернет, а также документы, подписанные электронной подписью или иным аналогом собственноручной подписи, допускаются в качестве письменных доказательств в случаях и в порядке, которые установлены настоящим Кодексом , другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или договором либо определены в пределах своих полномочий ВАС РФ.
Анализ положений АПК РФ позволяет предположить, что законодатель относит электронные документы к письменным доказательствам.
Однако АПК РФ не дает самостоятельного определения такого средства доказывания, как электронный документ, а использует бланкетный метод, отсылающий пользователя к иным специальным актам. Это влечет за собой необходимость решения проблем, связанных с определением допустимости электронных документов.
Юридическая сила документа, хранимого, обрабатываемого и передаваемого с помощью автоматизированных информационных и телекоммуникационных систем, может подтверждаться электронной цифровой подписью.
Также юридическая сила электронной цифровой подписи признается при наличии в автоматизированной информационной системе программно-технических средств, обеспечивающих идентификацию подписи, и соблюдении установленного режима их использования.
Право удостоверять идентичность электронной цифровой подписи осуществляется на основании лицензии. При соблюдении данных условий документ может признаваться в качестве доказательств по делу.
Под электронной цифровой подписью понимается реквизит электронного документа, предназначенный для защиты данного электронного документа от подделки, полученный в результате криптографического преобразования информации с использованием закрытого ключа электронной цифровой подписи и позволяющий идентифицировать владельца сертификата ключа подписи, а также установить отсутствие искажения информации в электронном документе.
Понятие электронной подписи дано в Федеральном законе от 06.04.2011 № 63-ФЗ «Об электронной подписи».
Электронная подпись представляет собой информацию в электронной форме (подписываемой информации) или иным образом связана с такой информацией, которая используется для определения лица, подписавшего информацию.
Представляя собой определенный цифровой код, она является персональной и выполняет те же функции, что и ее материальный аналог. Например, в Решении Арбитражного суда Забайкальского края по делу № А78-1090/2014 было установлено, что грузоотправителю выдавались электронные квитанции, подтверждающие прием груза, и подписанные ЭЦП перевозчика.
Следует отметить, что просто перенести электронную подпись с одного документа на другой (по аналогии с ксерокопированием или сканированием обычной подписи на бумажном документе) невозможно, т.е. ЭП на электронном документе является реквизитом только данного конкретного подписанного электронного документа. ЭП позволяет провести проверку подлинности электронного документа и идентифицировать подписавшее лицо, и если проверка подтверждает подлинность и целостность подписанного цифровой подписью электронного документа, то ЭП лица, указанного в документе, не подлежит сомнению.
Так называемые электронные доказательства вызывают множество вопросов как теоретического, так и практического характера. На теоретическом уровне возник спор по поводу того, к каким доказательствам следует относить электронные доказательства. На практике же данный вопрос не вызывает трудностей, так как Арбитражно-процессуальный кодекс РФ не выделяет в особую группу электронные доказательства. Доказательства, перечисленные в ст. 75, следует относить к письменным, остальные к вещественным. Однако и практики сталкиваются с множеством трудностей, связанных с возможностью использования данных доказательств.
Главной особенностью применения электронных доказательств в арбитражном процессе является требование ч. 3 ст. 75 АПК: «Документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», а также документы, подписанные электронной цифровой подписью или иным аналогом собственноручной подписи, допускаются в качестве письменных доказательств в случаях и в порядке, которые установлены федеральным законом, иным нормативным правовым актом или договором».
Одними из самых первых правовых предписаний, регламентирующих электронные доказательства, были Инструктивные указания Госарбитража СССР от 29 июня 1979 г. № И-1-4 «Об использовании в качестве доказательств по арбитражным делам документов, подготовленных с помощью электронно-вычислительной техники». В данных указаниях указывается на право сторон предоставлять в арбитраж «документы, подготовленные с помощью электронно-вычислительной техники». Как общее правило устанавливается одинаковая юридическая сила каждого экземпляра подобного документа. В случаях же, когда требуется именно подлинник документа, таковым считается его первый экземпляр.
Письмо Высшего арбитражного суда от 19 августа 1994 г. № С1-7/ОП-587 «Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике» подтверждает возможность «представлять в арбитражный суд доказательства по спору, вытекающему из этого договора, также заверенные цифровой (электронной) подписью», но только в том случае, если «изготовили и подписали договор с помощью электронно-вычислительной техники, в которой использована система цифровой (электронной) подписи». ВАС рекомендует судам относиться к подобным доказательством с «осторожностью». Так, в случае возникновения спора по поводу возможности приобщения подобных доказательств суд должен запросить «выписку из договора, в котором указана процедура порядка согласования разногласий». В случае отсутствия такого установленного сторонами порядка возможность использования доказательств заверенных цифровой (электронной) подписью устанавливается судьей самостоятельно. Кроме того, даже если подобная процедура была определена сторонами, суды должны установить, «не была ли она навязана стороне другой стороной с целью обеспечения только своих интересов и ущемления интересов другой стороны».
Как правило, договаривающиеся стороны не обращают внимание на вопрос допустимости электронных доказательств, что вызывает необходимость поиска соответствующих нормативных предписаний. Данную задачу облегчает наличие в письме Высшего арбитражного суда от 25 мая 2004 г. № С1-7/УП-600 примерного перечня соответствующих законов:
- Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая), ст. 160, 434;
- Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27.07.2006 № 149-ФЗ;
- Федеральный закон «О бухгалтерском учете» от 06.12.2011 № 402-ФЗ;
- Федеральный закон «Об электронной подписи» от 06.04.2011 № 63-ФЗ.
В своем письме ВАС РФ не стал ссылаться на правовые акты, где прямо содержится ссылка на то, что электронный документ может являться письменным доказательством. Представляется, что законодатель, устанавливая нормы материального права, вряд ли будет заботиться об их точном соотношении с категориями процессуального права. В связи с этим ВАС РФ сослался на те правовые акты, где регламентируется использование электронных документов. Такой подход позволяет выделить группы правовых актов, на которые можно ссылаться при ходатайстве об исследовании электронных документов в качестве письменных доказательств; критерием их выделения является свобода судебной оценки по вопросу допустимости доказательств:
а) правовые акты, в которых прямо говорится о том, что электронный документ может использоваться в качестве доказательства, а также правовые акты, перечисленные в письме ВАС от 25 мая 2004 г. № С1-7/УП-600;
б) правовые акты, в которых регламентируется правоотношения, являющиеся предметом судебного разбирательства и устанавливающие порядок использования электронных документов, например, Налоговый кодекс
РФ в части подачи электронной декларации;
в) правовые акты, регламентирующие порядок использования электронных документов, обмена информацией, информационные технологии, например, постановление Правительства РФ от 10.09.2007 № 575 «Об утверждении Правил оказания телематических услуг связи».
При изучении предлагаемых ВАС РФ материалов можно сделать вывод, что использование электронных документов в качестве письменных доказательств возможно в случае использования электронной подписи (ЭП).
В соответствии со ст. 1 Федерального закона «Об электронной подписи» использование электронных цифровых подписей возможно в случае совершения гражданско-правовых сделок, оказании государственных и муниципальных услуг, исполнении государственных и муниципальных функций, при совершении иных юридически значимых действий, а том числе в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации. Законодательство предусматривает следующие «другие» случаи:
а) п. 5 ст. 9 Федерального закона «О бухгалтерском учете» - составление бухгалтерской отчетности;
б) п. 3 ст. 80 Налогового кодекса РФ - представление в налоговый орган налоговой декларации;
в) п. 1.1 (и другие нормы) Временного положения о порядке приема к исполнению поручений владельцев счетов, подписанных аналогами собственноручной подписи, при проведении безналичных расчетов кредитными организациями, утвержденное ЦБ РФ 10.02.1998 № 17-П, - составление платежных документов на электронных носителях с целью осуществление безналичных расчетов;
г) ст. 8 Федерального закона «Об электронной подписи» и п. 38 постановления Правительства РФ «Об утверждении Правил делопроизводства в федеральных органах исполнительной власти» - для подписания электронных документов федерального органа исполнительной власти.
Как уже было сказано, вторую группу составляют правовые акты, в которых регламентируется правоотношения, являющиеся предметом судебного разбирательства и устанавливающие порядок использования электронных документов. Можно отметить, что уже сформировалась достаточно большая судебная практика почти по всем нормам данной группы. Сюда следует отнести дела о доменных именах, услуг связи, электронной торговли, электронных СМИ и предоставления электронной отчетности.
Так, в Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 06.05.2009 № КГ-А40/3346-09 по делу № А40-51601/08-99-138 устанавливается: «В обоснование кассационной жалобы ответчик указал на то, что представленные истцом документы не содержат полной и достоверной информации о пользовании ответчиком интернет-услугами, а также об объеме полученной им информации, подлежащем оплате сверх установленного лимита. Истец в нарушение п. 26 Правил оказания телематических услуг не выделил ответчику сетевого адреса. Указанным же в счете диапазоном IP-адресов пользуются и другие абоненты истца помимо ответчика».
При подобном разбирательстве суд не мог не использовать электронные доказательства: «Сертификатом соответствия № ОС-1СТ-0059 подтверждается, что используемое истцом оборудование для учета оказанных услуг и формирования данных для финансовых расчетов с абонентами - автоматизированная система расчетов «ЦЕЗАРЬ-О» - сертифицировано… Основанием для расчета стоимости оказанных услуг связи и выставления счетов является трафик, регистрируемый с выделенных IP-адресов клиента, при этом IP-адрес является средством идентификации клиента автоматизированной системой расчетов… В дополнительном соглашении № 01 к договору от 25 октября 2007 г. установлено, что оплата производится в зависимости от количества использованных ответчиком мегабайтах трафика. В представленной истцом в дело детализации счета указаны IP-адрес ответчика, IP-адрес запроса, а также объем полученной ответчиком в мегабайтах информации по каждому конкретному адресу. При изложенных обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о том, что представленная истцом детализация счета является надлежащим доказательством по делу, соответствует положениям закона, заключенному между сторонами договору и фактическим обстоятельствам дела».
Сложнее всего дело обстоит с договорными отношениями. На первый взгляд, может показаться, что ч. 2 ст. 434 ГК РФ вводит «свободный» порядок заключения договора с помощью электронной связи. Действительно, ст. 434 ГК РФ допускает возможность заключения договора путем «обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору». При необходимости можно применить это правило и к сделкам, ссылаясь на ст. 156 ГК. В данном случае есть риск, что судья признает названую норму противоречащей «одностороннему характеру и существу сделки». Но необходимо понимать, что рассматриваемая норма не упрощает процедуру заключения договора, так как в соответствии со ст. 160 ГК РФ использование «аналога собственноручной подписи допускается в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон». Такое же требование содержится в ч. 4 ст. 11 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Названный федеральный закон учитывает особенности предпринимательской деятельности и содержит норму, дополняющую ч. 3 ст. 75 АПК. Речь идет о ч. 4 ст. 15: «Федеральными законами может быть предусмотрена обязательная идентификация личности, организаций, использующих информационно-телекоммуникационную сеть при осуществлении предпринимательской деятельности.
В настоящее время существует множество правовых актов, регламентирующих определенные виды связи. Так как неотъемлемым элементом некоторых из регламентируемых видов связи является электронная документация, следует заключить, что вышеназванные акты регламентирует и порядок использования названных документов.
Исходя, из всего вышесказанного под электронным доказательством следует понимать сведения об обстоятельствах, подлежащих установлению по делу, записанные на магнитный, оптический накопитель и иной подобный носитель (например, по делу А19-831/2013 расчеты квартплаты на 2011 год отражены в бумажных карточках лицевых счетов и на электронном носителе - СБ-диске, который является электронным доказательством), а также данные передаваемые посредством интернет связи (например, при рассмотрении Четвертым арбитражным апелляционном судом апелляционной жалобы ООО «Торговый дом «Эра» было установлено, что суд первой инстанции без нарушений принял переписку по электронной почте в качестве доказательств и суд апелляционной инстанции оставил решение без изменения, а жалобу без удовлетворения), полученные с соблюдением процессуального порядка их собирания. На сегодняшний день имеется достаточно большая нормативная база по регулированию отдельных информационных технологий, но отсутствует достаточное регулирование процессуальных аспектов сбора и исследования электронных доказательств.


1.2 Относимость и допустимость электронных доказательств и их классификация


Основными критериями оценки доказательств являются такие понятия, как относимость, допустимость, достоверность и достаточность.
Относимость электронного документа говорит о том, что он входит в тот круг доказательств, которые могут иметь значение для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания по конкретному делу. Подобные материалы будут относимы в случае, если электронный документ содержит в себе информацию, имеющую значение для дела.
Вопрос об относимости электронных доказательств, то есть наличии объективной связи информации, содержащейся в источнике доказательства, с фактами, наличие или отсутствие которых надлежит установить в ходе судебного разбирательства, решает непосредственно суд.
Обязательное требование к доказательствам - то, что они были собраны в соответствием с требованиями закона - надлежащим субъектом, в надлежащем порядке и из надлежащих источников.
В случае с электронными документами достоверность может быть соблюдением требований закона во время собирания, проверки, оценки и присоединения к делу.
Вопрос о достаточности доказательств решается при помощи внутреннего убеждения исследующего их субъекта.
На самом деле следует говорить о возможности применения в качестве доказательства как непосредственно самого электронного документа, так и электронной подписи. Здесь необходимо различать доказательственную силу электронной подписи и доказательственную силу электронного документа. Электронная подпись доказывает авторство и придаёт электронному документу свойство допустимости, в то время, как сам электронный документ доказывает другие факты. Процессуальное право допускает использование электронных документов в качестве доказательств в арбитражном суде. Вместе с тем, следует учитывать отличия электронных доказательств от письменных. Средствами для установления фактических данных (сведений), имеющих значение для правильного разрешения < e-commerce/explanatory.php?level=1&id=158&lan=rus> дела в суде общей юрисдикции и в арбитражном суде (ср.: ч. 1 ст. 49 ГПК < e-commerce/explanatory.php?level=1&id=43&lan=rus>; ч. 1 ст. 52 АПК), являются: объяснения лиц, участвующих в деле, показания свидетелей < e-commerce/explanatory.php?level=1&id=465&lan=rus>, письменные доказательства, вещественные < e-commerce/explanatory.php?level=1&id=119&lan=rus> доказательства и заключения экспертов (ч. 2 ст. 49 ГПК; ч. 2 ст. 52 АПК). Перечень доказательств (средства доказывания) является исчерпывающим. Не могут, например, в суде использоваться данные, полученные экстрасенсами или парапсихологами.
Порядок получения доказательственных данных (внесудебный и судебный) имеет важное юридическое значение. Согласно правилам допустимости доказательств < e-commerce/explanatory.php?level=1&id=659&lan=rus>, они могут быть использованы в суде лишь в том случае, если получены в соответствии с установленным порядком.
В теории и практике распространено мнение о том, что данные, закрепленные техническими носителями, относятся к письменным доказательствам. Вместе с тем, нельзя не учитывать, что электронные доказательства не имеют одного из двух основных признаков письменных доказательств. Как известно, вторым существенным признаком письменного доказательства является его внешняя письменная форма. Однако от вещественных доказательств, кроме содержания, письменные отличает то, что данные письменного документа фиксируются письменными знаками (буквами, цифрами, шифрами, тайнописью, стенографическими знаками и т.п.).
Доказывание посредством электронных документов строится с учетом их отнесения к письменным доказательствам. Процессуальное законодательство предусматривает ряд специальных правил собирания, исследования и оценки письменных доказательств. Особенности доказывания посредством электронных документов связаны с их «вещественной» формой и специальными правилами распределения обязанностей по доказыванию.
Порядок собирания письменных доказательств в суд включает правила по представлению и истребованию письменных доказательств. Порядок истребования и представления в суд является фактически общим для письменных и вещественных доказательств (ст. 64, ст. 69 ГПК, ч. 1, 2 ст. 54 АПК); обязанность представления в суд вещественных и письменных доказательств (ст. 65, ст. 70 ГПК; ч. 3, 4 ст. 54 АПК).
Оценка электронных документов в качестве доказательств.
Оценка доказательств осуществляется с учетом критериев, которые закреплены материальным и процессуальным правом в виде требований, предъявляемых к форме (внешней, правовой и т.п.) и содержанию (полноте, ясности, достоверности, идентичности, подлинности и т.д.). Хотя в процессуальном праве действует принцип свободной оценки доказательств, доказательственная сила письменных доказательств на практике оценивается более высоко, чем значение других доказательств. Пока сравнение с письменными доказательствами не в пользу электронных документов. В связи с оценкой доказательственной силы электронных документов доказательств наиболее острым являются вопросы идентификации и установления подлинности документа. От решения этих вопросов во многом зависит оценка достоверности электронного документа. Идентификация, т.е. установление тождества лица, указанного в нем в качестве автора документа, с лицом, от которого он действительно исходит, является не только критерием, но и предпосылкой доказательственной силы электронных документов. Как уже было выше указано, анонимные сведения не используются в качестве доказательств.
Электронные доказательства - сложный объект, суды сталкиваются с огромными трудностями при его исследовании. При элементарном включении компьютера в электронном документе могут произойти значительные изменения, в частности касающиеся местонахождения, поменяться реквизиты, удалиться и т. д. Поскольку экспертиза электронных доказательств в большинстве случаев производится по ходатайству сторон, то это может затянуть процесс, усложнить его, так как требуется времени на рассмотрение ходатайства, назначение экспертизы, передачу материалов дела в экспертное учреждение, изучение материалов дела экспертами и т. д. К тому же экспертиза электронных доказательств требует от сторон немалых материальных затрат. Основания и порядок производства судебной экспертизы в арбитражном процессе определяется Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации (далее - АПК РФ), а также Федеральным законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Эти нормативные акты устанавливают права и обязанности лиц, принимающих участие в производстве судебной экспертизы, их правоотношения, содержание составляемых при этом основных процессуальных документов, регламентируют и другие вопросы, связанные с порядком назначения и производства экспертизы. С целью формирования доказательственной базы при подготовке дела с электронными доказательствами к судебному разбирательству арбитражный суд совершает следующие процессуальные действия: разрешает вопросы о назначении экспертизы, вызове в судебное заседание экспертов. С точки зрения скорейшего разрешения дела целесообразно назначать экспертизу именно на предварительной стадии судебного заседания, так как в дальнейшем, согласно ч. 1 ст. 144 АПК РФ, арбитражный суд вправе приостановить производство по делу в случае назначения арбитражным судом экспертизы. Экспертное исследование электронных доказательств в арбитражном процессе подчиняется тем же принципам, что и во всех остальных процессуальных науках. В настоящее время тема экспертного исследования электронных доказательств в арбитражном процессе практически не изучена, поэтому следует использовать научные труды криминалистов. Для экспертов, которым поручено исследование электронного доказательства, не имеет значения, в производстве какого суда (арбитражного или общей юрисдикции) находится дело, для разрешения которого назначена данная экспертиза. Задача эксперта заключается главным образом в ответах на поставленные перед ним судом вопросы.
В рамках компьютерно-технической экспертизы выделяют два вида:
- техническая экспертиза компьютеров и их комплектующих, проводимая в целях изучения конструктивных особенностей и состояния компьютера, его периферийных устройств, магнитных носителей, компьютерных сетей, а также причин возникновения сбоев в работе вышеуказанного оборудования;
- экспертиза данных и программного обеспечения, осуществляемая с целью изучения информации, хранящейся в компьютере и на магнитных носителях.
Так, например, постановлением ФАС Северо-Западного округа от 05.03.2014 г. по делу № А56-54078/2011 решение суда первой инстанции оставлено без изменения, где в удовлетворении требования отказано, поскольку согласно результатам судебной компьютерно-технической экспертизы электронные документы по спорным переводам не подписывались с использованием электронной цифровой подписи ответчика, то есть ответчик не размещал информацию в электронной системе денежных переводов. То есть заявитель жалобы указывал на противоречивость проведенной по делу экспертизы, необоснованность отказа суда в назначении повторной экспертизы.
Следуя точке зрения Е. Р. Россинской и учитывая некоторые особенности электронных доказательств, в частности то, что большинство компьютерных данных, независимо от их вида, располагается, как правило, на машинных магнитных носителях информации (жестких дисках, дискетах) в файловой системе носителя в виде файлов, А. Н. Яковлев предлагает уточнить разработанную ею классификацию судебной компьютерно-технической экспертизы (далее СКТЭ), предложив ввести в нее такой новый вид, как «судебная компьютерно-техническая экспертиза документов на машинных носителях информации».
Уточненный вариант классификации судебной компьютерно-технической экспертизы будет выглядеть следующим образом:
- техническая экспертиза компьютеров и их комплектующих;
- экспертиза служебных данных и программного обеспечения;
- экспертиза документов на машинных носителях информации.
В свою очередь, из последнего вида СКТЭ можно выделить подвид - экспертизу документов на машинных магнитных носителях информации, которая для нашего исследования представляет наибольший интерес, поскольку в силу специфики арбитражного судопроизводства основными объектами экспертного исследования являются электронные документы. Стоит также отметить, что документ на машинном магнитном носителе информации может иметь копию на бумажном носителе - машинограмму, - наличие которой облегчает решение экспертной задачи. Подобного рода экспертиза, как правило, должна быть назначена на предварительной стадии судебного заседания в целях установления факта наличия на машинном магнитном носителе электронных документов, установления их содержания и иных обстоятельств.
На судебную компьютерно-техническую экспертизу документов на машинных магнитных носителях информации в качестве объектов исследования могут быть представлены не только сами электронные документы на съемных носителях (их распечатка), но и компьютер вместе с комплектующими. Иногда, например, в целях обеспечения доказательства, было бы полезно обратиться к эксперту, чтобы не повредить электронный документ. Эксперт, в свою очередь должен по обращению организации прибыть на место дислокации компьютера и произвести элементарные действия по сохранению информации на компьютере, фиксации имеющейся информации и т. д., если имеется угроза исчезновения или уничтожения информации. Эксперт оформляет проведенное исследование в виде заключения, которое в дальнейшем может быть использовано в суде как самостоятельное доказательство. Таким образом, опираясь на мнения экспертов, можно выделить следующие объекты, предоставляемые экспертам для проведения судебной компьютерно-технической экспертизы документов на машинных магнитных носителях информации:
а) машинные носители информации - винчестеры, дискеты, CD-ROM-диски, иные носители;
б) системный блок компьютера;
в) комплект компьютерной техники (системный блок, монитор, клавиатура, «мышь», периферийные устройства, подключенные к системному блоку);
г) техническая документация на отдельные устройства (компоненты) компьютера или на весь компьютер в целом (технические описания, руководства по эксплуатации, иные документы);
д) документация на программные продукты (руководства пользователя,
инструкции по установке, иные документы);
е) машинные носители информации с установочными (инсталляционными) файлами программ (программным обеспечением для работы с принтером, сканером и т. д.);
ж) машинные носители информации с драйверами устройств (программным обеспечением для логического подключения CD-ROM-дисковода, звуковой карты, SCSI-карт, иных устройств);
з) распечатки компьютерной информации, техническая литература, имеющая отношение к делу.
Указанный выше перечень объектов дает представление хозяйствующим субъектам о том, что может быть исследовано при назначении подобного рода экспертизы, однако эксперт сам определяет в каждом конкретном случае, какой элемент машинного магнитного носителя нужно исследовать.
Подводя итог выше изложенному, можно сделать вывод, что электронные доказательства в настоящее время должны подлежать оценке наравне с обычными доказательствами по делу. При этом относимость доказательств к конкретному делу будет зависеть от того содержит ли электронный документ, электронное сообщение или иной носитель информацию имеющую значение для дела. Более сложной является проблема получения доказательств с соблюдением норм закона в связи с тем, что на сегодняшний день отсутствует нормативное регулирование процессуальных аспектов использования электронных доказательств в арбитражном процессе.


2 Сравнительно-правовая характеристика использования электронных доказательств в гражданском и арбитражном процессе


2.1 Использование документов, полученных посредством электронной связи в гражданском и арбитражном процессе


В соответствии с ч. 1 ст. 71 ГПК РФ и ч. 3 ст. 75 АПК РФ документы, полученные посредством электронной связи, относятся к письменным доказательствам. Но, безусловно, они обладают существенной спецификой, которая не позволяет их автоматически приравнивать к традиционным письменным доказательствам на бумажном носителе.
В гражданско-правовом обороте в случае возникновения спора по договору последний несет в себе функцию удостоверения значимого факта, т.е. служит доказательством. При этом суд принимает бумажный документ и самостоятельно выясняет его содержание. Для этого суду не требуется какого-либо оборудования, поскольку информация закреплена на носителе с помощью традиционной знаковой системы на определенном языке и может быть воспринята судом непосредственно. Это относится не только к содержанию документа, но и к его реквизитам (подписям, оттискам печати). Применительно к документам, полученным посредством электронной связи, вопрос об использовании их в качестве доказательств в суде не может быть решен так просто. Кроме того, как весьма точно указывает Т.А. Боннер, «существенным недостатком электронного обмена документами через каналы Интернет, равно как и недостатком электронного документа вообще, является легкость внесения в него изменений и, как следствие, отсутствие уверенности в достоверности» полученного документа.
Все вышеуказанное свидетельствует о том, что вопросам использования документов, полученных посредством электронной связи, в арбитражном и гражданском процессе следует уделить отдельное внимание.
Все документы, полученные посредством электронной связи и представляемые в судопроизводстве, можно разделить на две группы: а) электронные документы и б) электронные сообщения.
Самыми общими требованиями, предъявляемыми к электронному документу, является то, что он должен быть воспринимаемым человеком, т.е. читаемым, и обладать обязательным реквизитом - электронной подписью, являющейся разновидностью аналога собственноручной подписи. Согласно вступившему в силу с 1 июля 2012 г. Федерального закона «Об электронной подписи» электронная подпись - информация в электронной форме, которая присоединена к другой информации в электронной форме (подписываемой информации) и используется для определения лица, подписывающего информацию. Она служит для защиты данного электронного документа от подделки, позволяет идентифицировать владельца сертификата ключа подписи, а также установить отсутствие искажения информации в электронном документе.
Кроме того, вышеупомянутый Закон уравнял правовой режим электронных документов и форм их употребления и оборота с режимом употребления традиционных документов на бумажном носителе во всех сферах коммерческой деятельности.
Что касается второй группы электронных доказательств, то в практике хозяйствующих субъектов в целях экономии времени и финансовых средств широко распространена электронная переписка между контрагентами по различным вопросам: согласованию условий будущих взаимоотношений, пересылке тех или иных документов и т.п. Например, в договоре стороны могут предусмотреть, что все приложения, спецификации, протоколы согласования цен и иные документы, переданные электронной почтой, являются неотъемлемой частью этого договора и имеют юридическую силу.
Сообщения, отправляемые по электронной почте, относятся к документам, полученным посредством электронной связи, но не являются электронными документами, так как не содержат электронную подпись. Так, при рассмотрении иска о признании незаконным отказа в допуске к участию в торгах по реализации имущества должника, признанного банкротом, истец представил заявку на оптическом диске CD-R, где записан созданный в программе Microsoft Word электронный файл спорной заявки. Однако эта заявка не была подписана электронной цифровой подписью, что являлось основанием не квалифицировать представленный истцом документ в качестве электронного документа. «Таким образом, - рассуждает суд, - по смыслу приведенных положений законодательства электронный документ не равнозначен представленному обществом «Сиаль» электронному файлу, созданному с помощью компьютерной программы Microsoft Word». То есть правовой статус электронных файлов, электронных писем и т.п. не равнозначен правовому статусу электронных документов.
Форма фиксации информации в электронном доказательстве существенно отличается от традиционного письменного документа. Электронная форма документа не позволяет визуально, т.е. непосредственно, без использования специальной техники, обозреть суду данный документ.
В связи с этим, для того чтобы установить его содержание, стороны, как правило, представляют суду данное доказательство в распечатанном виде на бумажном носителе: «...получение на электронную почту уполномоченного представителя заказчика заявки вкупе с унифицированной формой согласия на поставку товаров подтверждается имеющейся в деле распечаткой». Такая распечатка на бумажный носитель является копией документа в электронной форме.
Суды, соответственно, могут изучить данную копию самостоятельно. Привлечения лиц, обладающих специальными знаниями, для исследования содержания такой копии не требуется. Так, при рассмотрении иска о защите права потребителя суд указывает, что копия электронного журнала «представляет собой информацию на русском языке о проведенных банковских операциях, исследование которой не требует специальных познаний» <9>.
Но как проверить достоверность представляемых копий? В случае исследования традиционного письменного документа помимо судебного визуального осмотра существуют экспертные возможности исследования копий, процессуальные правила проверки их достоверности и использования в качестве источника доказательственной информации (ст. 71 ГПК, ч. 6 ст. 75 АПК). В отношении электронных доказательств ситуация иная. Судье может быть представлен на обозрение «оригинал» электронного доказательства на ЭВМ. Однако внесение изменений в электронный файл занимает считанные минуты. Назначенная впоследствии компьютерно-техническая экспертиза в определенных случаях по следовой картине устанавливает внесение соответствующих изменений. Вместе с тем далеко не все конфликтные судебные ситуации, связанные с оспариванием достоверности электронных доказательств, разрешаются так просто.
Судебная практика переполнена спорами, в которых одним из аргументов стороны является фальсификация электронного доказательства. Ее анализ позволяет выделить две типичные ситуации, при которых оспаривается подлинность документа, полученного посредством электронной связи.
Ситуация первая связана с оспариванием подлинности электронного документа. В последнее время большое распространение получили споры о правомерности списания денежных средств по договору банковского счета: банк и клиент заключили договор об участии в системе пересылки электронных документов; в банк поступили электронные платежные документы, подписанные электронной подписью, на основании которых он со счета клиента списал денежные средства; клиент же утверждает, что поручений о списании денег не давал.
В данном случае необходимо проверить достоверность соответствующего поручения клиента, оформленного электронным документом. Согласно правовой позиции Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в п. 2 Постановления от 19 апреля 1999 г. № 5 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета», проверка полномочий лиц, которым предоставлено право распоряжаться счетом, производится банком в порядке, определенном банковскими правилами и договором с клиентом. Согласно типовым правилам банк самостоятельно осуществляет проверку корректности электронной подписи. Ее подтверждением является положительный результат проверки соответствующим сертифицированным средством с использованием сертификата открытого ключа принадлежности электронно-цифровой подписи владельцу сертификата открытого ключа и отсутствия искажений в подписанном данной электронно-цифровой подписью электронном документе. В суде ответчик (банк), как правило, подтверждает проведенную проверку представлением отчета из журнала проверки подписи.
Кроме того, в соответствии со ст. 13 ФЗ «Об электронной подписи» дополнительную проверку электронных подписей может осуществлять Удостоверяющий центр по обращениям участников электронного взаимодействия. В рассматриваемой нами конфликтной ситуации ответчик (банк) может представить соответствующее заключение такого Удостоверяющего центра о корректности электронной подписи в спорном платежном поручении: «...отказывая в удовлетворении иска, суды исходили из того, что полученные банком от клиента в автоматическом режиме платежные поручения проверены системой, ЭЦП клиента в данных платежных документах признана корректной, что подтверждено также соответствующим заключением компании-разработчика. Сертификат ключа подписи, относящийся к этой электронной цифровой подписи, не утратил силу (действовал) на момент проверки или на момент подписания электронного документа. Доказательств обратного в материалы дела не представлено».
Далее может возникнуть необходимость в проверке того, исходил ли спорный электронный документ от клиента. Так, при рассмотрении одного из дел истец апеллировал к тому, что «электронный документ пришел не с IP-адреса предпринимателя, а с компьютера, находящегося в другом регионе (г. Москва, Дзержинск), при том, что сам предприниматель в этот момент находился в г. Кургане». Для проверки этой версии необходимо установить, имеются ли признаки передачи платежного поручения с АРМ-Клиент, принадлежащего данному лицу.
Также при рассмотрении подобных споров часто возникает необходимость в решении вопроса о том, не была ли взломана система «Клиент - банк» и обеспечивала ли она защиту интересов клиентов банка от несанкционированного доступа. Так, «согласно выводам эксперта, проводившего судебную экспертизу по делу, система безопасности в части дистанционного банковского обслуживания соответствует требованиям Стандарта Банка России СТО БР ИББС-1.0-2006 «Обеспечение информационной безопасности организаций банковской системы Российской Федерации»; при проведении спорного электронного платежа сотрудниками Банка были выполнены требования внутренних нормативных документов (регламентов); подсистема «Интернет-клиент» системы дистанционного банковского обслуживания по состоянию на 25.03.2009 обеспечивала защиту интересов клиентов Банка от несанкционированного списания денежных средств».
Таким образом, при рассмотрении подобных споров суды, проверив и оценив доказательства, приходят к выводу об отсутствии оснований для привлечения банка к ответственности в виде возмещения ущерба, поскольку у банка не имелось причин для отказа в исполнении надлежаще оформленного поручения, электронно-цифровая подпись истца на котором прошла проверку с положительным результатом. Анализ судебной практики свидетельствует о типовой схеме рассмотрения таких дел с вынесением одинаковых решений - в пользу банка.
Таким образом, наличие электронной подписи не усложняет фальсификацию документа, а облегчает ее. Если при подделке традиционного документа на бумажном носителе мы можем установить факт выполнения подписи другим лицом путем проведения судебно-почерковедческой экспертизы, то электронная подпись нам такой возможности практически не дает. Проблему недостаточной защиты электронной подписи и необходимости введения дополнительных средств ее аутентификации мы уже рассматривали ранее. К сожалению, массовый характер судебных споров вынуждает нас вернуться к этому вопросу вновь.
Весь «риск неблагоприятных последствий, связанных с использованием закрытой ЭЦП клиента неуполномоченными лицами, несет клиент. Банк не несет ответственности за ущерб, причиненный клиенту в результате использования третьими лицами закрытой ЭЦП клиента, а также случаев, если электронный документ подписан корректной ЭЦП, но исходил не от клиента».
Вторая судебная ситуация связана с оспариванием подлинности сообщений, полученных посредством электронной связи. Как мы говорили выше, общение контрагентов через информационно-телекоммуникационную сеть Интернет многократно ускоряет решение практически всех вопросов.
Согласно ч. 2 ст. 434 ГК РФ договор может быть заключен путем обмена документами посредством электронной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. Так, при рассмотрении иска ООО «Волга-Нефть» к ООО «Волго-Окская экспертная компания» о взыскании суммы неосновательного обогащении я и процентов за пользование чужими денежными средствами истец отрицал факт заключения договора возмездного оказания услуг, указывал, «что не обращался к ответчику с заявкой и не передавал ему каких-либо документов, стороны не вели переписку по этому вопросу, в том числе в электронном виде, перечисление ответчику денежных средств по платежному поручению осуществлено ошибочно». Однако суд установил «факт принадлежности электронного сайта www.gp№№.ru истцу, с электронного ящика julia@gp№№.ru стороны вели переписку по вопросам проведения ответчиком оценочных работ, передавались реквизиты для выставления счета на оплату и докумен........




Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы

* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.