На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Понятие и сущность коллизионных норм. Структура и виды коллизионных норм. Механизм коллизионного регулирования. Квалификация юридических понятий коллизионной нормы. Установление содержания иностранного права. Оговорка о публичном порядке.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Правоведение. Добавлен: 04.06.2007. Сдан: 2007. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


53
Уральская государственная юридическая академия
Кафедра государственного и международного права

Курсовая работа

по международному частному праву

Тема: Коллизионные нормы.

Выполнила Чичерина О.В.

группа Челябинская договорная на базе высшего образования

4 курс

Проверил Федоров И.В.

г. Екатеринбург

2005г.

Введение…………………………….……………………………………...…...С.3

ГЛАВА I. Понятие коллизионных норм………………………………..……С.6

1.1. Понятие и сущность коллизионных норм………………..……….…….С.6

1.2. Структура коллизионных норм……………..…………………..…....…С.10

1.3. Виды коллизионных норм…………………..…………………....…..…С.18

ГЛАВА II. Механизм коллизионного регулирования……………………....С.23

2.1. Пределы и условия применения коллизионных норм………………...С.23

2.2. Взаимность и реторсии.………………………..…….….……………...С.26

2.3. Квалификация юридических понятий коллизионной нормы…………С.28

2.4. Обратная отсылка и отсылка к закону третьей страны.………….…...С.32

2.5 Автономия воли………………………………………….……………....С. 36

ГЛАВА III. Установление содержания иностранного права…………...…С.40

3.1. Механизм установления содержания иностранного права……………С.40

3.2. Оговорка о публичном порядке………………………………………..С.44

Заключение………………………………………………….……….….….…С. 47

Список использованной литературы………………….………………..…...С.53

Введение

Важной составной частью жизни любого современного государства является его внешнеэкономическая деятельность. Отечественная доктрина исходит из того, что международному частному праву свойственны свои специфические приемы и средства регулирования прав и обязанностей участников гражданских правоотношений международного характера. Речь идет о сочетании и взаимодействии двух методов -- коллизионного и материально-правового. В правоотношениях с иностранным элементом всегда возникает так называемый коллизионный вопрос: необходимо решить, какой из двух сталкивающихся законов подлежит применению -- действующий на территории, где находится суд, рассматривающий дело, или иностранный закон, т.е. закон страны, к которой относится иностранный элемент в рассматриваемом деле.

Слово «коллизия» в переводе с латинского означает «столкнове-ние». Понятие «правовая коллизия» имеет множество значений. В са-мом общем виде оно может быть определено как ситуация, связанная с конфликтом, конкуренцией двух или более правовых норм, источни-ков права, систем правового регулирования или правопорядков в целом.
В международном частном праве "конкуренция" правовых систем, одновременно претендующих на регулирование одних и тех же общественных отношений, устраняется главным образом при помощи коллизиционных норм.

Под ними в международном частном праве обычно понимаются правила поведения, устанавливающие, право какого государства должно быть применено к данному конкретному правоотношению. Эти нормы таким образом, коллизиционную проблему на основе выбора права определенного государства, с которым связаны элементы правоотношения. Коллизиционные нормы являются центральным институтом международного частного права независимо от того, как в доктрине определяются его понятие, природа, система или источники. Их специфическая черта состоит в том, что коллизиционные нормы непосредственно не определяют права и обязанности сторон правоотношения, а лишь указывают на компетентный правопорядок для разрешения этого вопроса. Поэтому практическое применение коллизиционные нормы возможно только вместе с правовой системой той страны, к которой она отсылает.

Установленный таким образом статут представляет собой цельный правопорядок определенного государства, а не его отдельную норму. Это означает, что при создании совместного предприятия, например в Китае, следует руководствоваться не отдельно взятой нормой китайского права, а всем законодательством КНР, регулирующим этот вопрос. "В противном случае "выбранная" норма отрывается от правопорядка, к которому она принадлежит, и "инкорпорируется" чужой правовой системой, т. е. системой того государства, чей суд рассматривает дело. В результате, поскольку вне своей правовой системы норма лишается в значительной мере своего содержания, она получает толкование в аспекте иной правовой системы, что приводит к искажению смысла, первоначально заложенного для регулирования данного правоотношения. При выборе правовой системы применению подлежат те нормы, которые прямо отвечают на поставленный правовой вопрос. Толкование этих норм проводится в рамках выбранной правовой системы, что позволяет избежать искажений и правильно разрешить возникающие при этом вопросы".

Таким образом, коллизия в международном частном праве -- это такая правовая ситуация, в которой частноправовое отношение вследствие наличия в нем иност-ранного элемента подпадает под действие двух или долее национальных правовых систем.

Правовые системы отдельных государств могут коллизировать по различным вопросам:

а) право какого государства подлежит применению к правоотношению с целью его урегулирования (коллизии материального права);

б) право какого государства должно использоваться для квалификаций фактического спорного правоотношения (предварительный вопрос);

в) право какого государства должно использоваться при толковании положений коллизионной нормы и терминов права, избранного на основании данной коллизионной нормы (конфликт квалификаций);

г) право какого государства должно применяться к процессуальным отношениям, связанным с рассмотрением дел с иностранным элементом и исполнением судебных решений (коллизии процессуального права);

д) правоприменительный орган какого государства компетентен рассматривать дела с иностранным элементом (конфликт компетенций).

ГЛАВА I. ПОНЯТИЕ КОЛЛИЗИОННЫХ НОРМ

1.1 Понятие и сущность коллизионных норм

Необходимой предпосылкой правового регулирования коллизий является выбор гражданского права того государства, которое будет компетентно их регулировать. Во внутреннем праве государств есть особые нормы - коллизионные, которые содержат правила выбора права: или тем или иным способом указывают, гражданское право какого государства должно быть применено для урегулирования конкретного гражданского отношения с иностранным элементом. Так что прежде чем рассматривать проблемы, касающиеся отношений, осложненных иностранным элементом, необходимо решить коллизию права и ответить на так называемый коллизионный вопрос: право какого государства надо применить для рассмотрения искового требования, то есть выбрать право. Иными словами в национальном праве государства, на территории которого рассматривается правоотношение, осложненное иностранным элементом, необходимо найти такую норму, которая бы и обосновывала ответ на возникающий коллизионный вопрос. Такая норма и называется коллизионной нормой.

Предупреждая, образно говоря, «столкновение» законов, коллизионные нормы реализуют свое предназначение своеобразным путем: они не регламентируют непосредственно права и обязанности участников отношений, как это свойственно материально-правовым предписаниям, а определяют подлежащее применению применимое) право. Достигается это с помощью обозначаемых в коллизионной норме оснований (признаков, критериев), позволяющих установить надлежащее право.

Коллизионная норма - это норма, определяющая какое право должно применяться к отношениям, возникающим в условиях международного общения, когда на регулирование таких отношений может претендовать правопорядок нескольких стран и необходимо разрешить возникающую коллизию, подчиняя отношения с иностранным элементом праву определённой страны. Отсюда и название коллизионных норм, которые в юридической литературе определяются также как конфликтные, отсылочные.

Коллизионная норма как правило отправляет правоприменителя к материальным нормам соответствующей правовой системы, сама при этом не решая по существу регулируемое правоотношение. В связи с этим становится ясно, что поскольку коллизионная норма является нормой отсылочного характера, то ею можно руководствоваться только вместе с какими-либо материально-правовыми нормами, к которым она отсылает, то есть нормами законодательства, решающими данный вопрос. Но несмотря на то, что эта норма лишь указывает законы какой страны подлежат применению её роль не стоит недооценивать, ведь вместе с материально-правовой нормой, к которой она отсылает, коллизионная норма выражает определённое правило поведения для участников гражданского оборота.

В юридической литературе значение коллизионных норм даётся весьма не однозначно. Ряд учёных высказывает мнение о том, что эти нормы осуществляют достаточно самостоятельные регулирующие функции. Так, в своей фундаментальной работе по международному частному праву И.С.Перетерский и С.Б.Крылов утверждают, что “...коллизионная норма регулирует разрешение определённого вопроса, но не самостоятельно, а в совокупности с тем источником права, на который она ссылается”11 Перетерский И.С., Крылов С.Б. Международное частное право: М., 1959., С.11.. М.М.Богуславский говоря о роли коллизионной нормы в современном международном частном праве отмечает, что данная правовая норма не только отсылает правоприменителя к определённой правовой системе она также отыскивает право, которое наиболее приемлемо для регулирования рассматриваемых правоотношений.22 Богуславский М.М. Международное частное право: М.,1994.,С.87.

Встречаются также и противоположные взгляды, согласно которым “нельзя считать, что коллизионные нормы регулируют гражданские правоотношения, осложнённые иностранным элементом, поскольку их функция состоит только в одном - отослать эти отношения к определённой правовой системе (своей или чужой). Вся же последующая регламентация данных правоотношений происходит по правилам материальных норм этой системы”.33 Матвеев Г.К. Международное частное право: Киев,1985.,С.18.

Особенность применения коллизионных норм отражается в наличии специфического коллизионного метода правового регулирования, не характерного ни для одной другой отрасли права. Коллизионно-правовой метод представляет собой совокупность приёмов и средств законодательного разграничения в применении собственного (национального) и иностранного гражданского законодательства. Указанное разграничение осуществляется изданием законотворческим органом особых коллизионных норм.

Коллизионный способ регулирования осуществляется в двух правовых формах: национально-правовой, путём издания национальных коллизионных норм, разработанных каждым государством в своём праве самостоятельно, и в международно-правовой, посредством унифицированных коллизионных норм, разработанных государствами совместно в международных соглашениях. Коллизионное регулирование в международных соглашениях имеет место в тех случаях, когда соответствующее отношение не может быть урегулировано непосредственно и при этом внутренние коллизионные нормы заинтересованных государств в значительной степени различаются. Целью заключения международного договора коллизионного характера является максимальное обеспечение так называемого международного соответствия судебного решения, то есть такой ситуации при которой судебное решение будет идентичным (основанным на идентичных коллизионных принципах) независимо от того, в какой стране это судебное решение вынесено.

Сам вопрос определения ("выбора") права, которое должно регулировать те или иные гражданско-правовые отношения, возникает лишь, когда в них присутствует иностранный элемент. Это положение не ново для отечественной правовой доктрины, однако в прежнем законодательстве оно формально закреплено не было. Ст. 1186 ГК РФ предусматривает два типичных случая, когда иностранный элемент в правоотношении проявляется либо в особом субъектном составе (наличие иностранного участника), либо в объекте правоотношения (вещь, находящаяся за рубежом). Дополнительную гибкость этой норме придает возможность решения коллизионного вопроса применительно к другим отношениям, "осложненным иным иностранным элементом" (п. 1 ст. 1186 ГК РФ).

В том случае если стороны вообще не разрешили вопроса о применимом праве, то суд или арбитраж, рассматривающие спор сторон, будут применять коллизионную норму, которую они сочтут применимой к спору, и такая норма позволит решить вопрос о том, право какой страны будет регулировать отношения сторон по сделке.

В статье 15 Закона РФ “ О международном коммерческом арбитраже ”55 О международном коммерческом арбитраже: Закон РФ от 7 июля 1993 г. // Вестник ВАС РФ.-1993.- № 10. говорится, что третейский суд разрешает спор в соответствии с такими нормами права, которые избрали стороны. Любое указание на право или систему права какого-либо государства должно толковаться как отсылающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам. При отсутствии указания сторон суд применяет право, определённое в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми. Во всех случаях применяются условия договора с учётом торговых обычаев, применимых к сделке.

В заключении этого вопроса отметим, что коллизионные нормы в отечественной правовой системе содержаться только в федеральном законодательстве. Коллизионные нормы, источниками которых являются федеральные законы, принадлежат к федеральному коллизионному праву, которое в соответствии с пунктом «п» ст.71 Конституции РФ находится в ведении Российской Федерации. Коллизионные нормы содержащиеся в международных правовых договорах действуют только после ратификации этих договоров Государственной Думой, которая фактически придаёт им юридическую силу федерального закона.

Итак, коллизия права - это объективно возникающее явление, которое порождается двумя причинами: наличием иностранного элемента в гражданском правовом отношении и различным содержанием гражданского права разных государств, с которыми это правовое отношение связано Звеков В.П. Международное частное право. М.: Норма, 1999, С. 106-107.

1.2. Структура коллизионных норм

Коллизионные нормы являются наиболее сложными нормами, которые применяются в международном частном праве. Чтобы разобраться в чём же их специфика необходимо рассмотреть структуру коллизионной нормы, которая обладает целым ряд характерных особенностей.

Каждая коллизионная норма состоит из двух элементов: объёма и привязки. Объем коллизионной нормы указывает на отношения гражданско-правового характера, к которым эта норма применяется, а привязка -- основания (признаки) определения применимого права.

Важно подчеркнуть, что формальный, то есть обозначенный в коллизиционной объем может не совпадать с ее фактическим объемом, если часть отношений, на которые распространяется норма, посредством дополнительных коллизиционных правил "переподчиняется" другим правовым систем.

Вторым основным элементом коллизионной нормы (как было указанно выше) является привязка, указывающая право какой страны подлежит применению к рассматриваемому правоотношению или их группе. Результатом многовековой практики многих стран являются обобщение наиболее распространенных коллизионных привязок, определение их основных видов, формирование типов таких привязок (формул прикрепления). Самым простым способом предотвращения коллизионных ситуаций может быть автономная воля сторон, когда они сами выбирают применимое право и место рассмотрения спора, -- так называемый закон, избранный лицами, совершившими сделку (lex voluntatis). Этот принцип принят в коллизионном праве почти всех стран. Однако стороны не всегда могут по объективным или субъективным причинам сделать свой выбор. В таком случае п зависимости от конкретных обстоятельств могут быть использованы другие коллизионные привязки. Широко распространены следующие формулы прикрепления:
1. Личный закон физического лица (lex personalis):

а) закон гражданства (lexpatriae, lex nationally);

б) закон места жительства (lex dqmicilii).

Ст. 1195 ГК РФ определяет личный закон физического лица с помощью двух критериев - гражданства и места жительства (последнее - только для иностранцев и апатридов). Личный закон физического лица определяет его гражданскую правоспособность (ст. 1196 ГК РФ), дееспособность (ст. 1197 ГК РФ), регулирует вопросы права на имя (ст. 1198 ГК РФ), а также опеки и попечительства (ст. 1199 ГК РФ).
Личным законом юридического лица считается право страны, где оно учреждено (п. 1 ст. 1202 ГК РФ). В отличие от прежнего законодательства новый Гражданский кодекс предусматривает развернутый (но в то же время - не исчерпывающий) перечень вопросов, регулируемых личным законом юридического лица. К ним, в частности, относятся вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, его право- и дееспособности, организационно-правовой формы, наименования, ответственности и ряд других (п. 2 ст. 1202 ГК РФ). Значение этого нововведения трудно переоценить: практика впервые получает надежные ориентиры в решении сложнейших коллизионных вопросов корпоративного права. Еще одной важной новеллой стала ст. 1203 ГК РФ, определяющая личный закон иностранных организаций, не являющихся юридическими лицами. Такие квази-правосубъектные образования все чаще выступают в международном экономическом обороте, порождая соответствующие коллизионные проблемы.
2. Личный закон юридического лица (lex societatis) указывает на принадлежность юридического лица к правовой сие теме определенного государства и соответственно на его государственную принадлежность. Этот закон позволяет решать вопросы, относящиеся к статуту юридического лица, его гражданской правосубъектности, в том числе такие: является ли данная структура юридическим лицом; как возникает и в каком порядке прекращает свою деятельность юридическое лицо; каковы его организационно-правовая форма, объем правоспособности; каким образом строятся отношения внутри юридического лица; как проводятся его реорганизация и ликвидация. Более того, этим законом регулируются и такие важные для коммерческой деятельности вопросы, как судьба ликвидационного остатка, правовое положение филиалов и представительств юридического лица, вопросы лицензирования, налогообложения и др. Международной практике известны различные критерии определения «национальности» юридического лица: место учреждения (инкорпорации) лица, место нахождения его управляющего центра, место его деятельности. В соответствии с законодательством России (п. 1 ст.1202 ГК РФ 2001 г.) “Личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо”.
3. Закон места нахождения вещи. Сфера применения этого коллизионного закона -- вопросы права собственности и других вещных прав. В отличие от ГК 1964 года и Основ гражданского законодательства 1991 года, новый Гражданский кодекс детально регулирует коллизионные вопросы возникновения, прекращения и содержания права собственности и иных вещных прав на движимое и недвижимое имущество (ст. 1205-1207 ГК РФ). При этом основной коллизионной привязкой выступает закон места нахождения вещи или места ее государственной регистрации (для воздушных, морских судов и космических аппаратов).
4. Закон места совершения акта (lex loci actus). Этот коллизионный принцип включает несколько разновидностей привязок, главные из которых следующие:
а) закон места заключения договора (lex loci contractus);
6) закон места совершения сделки, определяющий ее форму (locus regit actum).
Сферы применения данных законов находятся в плоскости определения статута сделки (обязательства, договора), формы гражданско-правового акта. В настоящее время ст. 444 нового ГК РФ внесла некоторые изменения в этот вопрос. В соответствии с ней, "если в договоре не указано место его заключения, договор признается заключенным в месте жительства гражданина или месте нахождения юридического лица, направившего оферту". Однако, хотя это обстоятельство и придает большую стабильность вопросу определения места заключения договоров с российским участием, оно не решает всех проблем, существующих в данной области МЧП в целом.
Так, п. 1 ст. 1209 ГК РФ 2001 г. устанавливает, что “форма сделки подчиняется праву места ее совершения”, в то же время п. 2 и 3 ст.1209 ГК оговаривают исключения из этого правила, подчеркивая, что форма внешнеэкономических сделок с участием российских юридических лиц и граждан, а также сделок по поводу строений и другого недвижимого имущества, находящегося на территории нашей страны, определяется по российскому праву.
К примеру закон места совершения брака (lex loci celebrationis), как тип привязки используется, как правило, при регулировании вопросов, связанных с формой заключения брака. Например, п. 1 ст. 156 Семейного кодекса РФ от 29 декабря 1995 г. устанавливает, что "форма и порядок заключения брака на территории Российской Федерации определяются законодательством Российской Федерации". В других разновидностях брачно-семейных правоотношений указанная коллизионная привязка применяется значительно реже.
5. В законодательстве ряда государств применяется принцип закона места исполнения обязательства (lex loci solutionis). Это значит, что к содержанию договора, к определению прав и обязанностей сторон применяется закон того государства, где договор подлежит исполнению.
6. В области внешней торговли применяются и другие коллизионные привязки, прежде всего закон страны продажа (lex venditori,s). Данный принцип закреплен, например, в п.1 ст. 8 Гаагской конвенции о праве, применимом к договорам международной купли-продажи 1986 г.: "Если стороны договора международной купли-продажи не выбрали применимое право, то тогда сделка регулируется правом государства, в котором продавец имел свое коммерческое предприятие в момент заключения договора".
Как видно изданного примера, привязка lex venditoris используется главным образом для выбора применимого права, определяющего права и обязанности сторон по внешнеторговым сделкам.
7. Закон места совершения правонарушения (lex loci delicti commissi). С помощью этого закона определяются наличие вреда, основания ответственности за причинение вреда и освобождения от нее, возможность возложения ответственности на лицо, не являющееся причинителем вреда и в конечном счете определяется объем и размер возмещения. На основании 3 части ГК РФ в случае причинения вреда ст. 1219, 1220 ГК РФ устанавливают, что "К обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, применяется право страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для требования о возмещении вреда. В случае, когда в результате такого действия или иного обстоятельства вред наступил в другой стране, может быть применено право этой страны, если причинитель вреда предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране" (п.1 ст. 1219 ГК РФ). Таким образом, требование должно возникнуть из причинения вреда имуществу действием или иным обстоятельством, имевшими место на территории Российской Федерации или при наступлении вреда на территории Российской Федерации. А при нарушении должно быть применено, прежде всего, право страны, где совершено вредоносное действие, и только факультативно может быть выбрано право страны, где наступил вредоносный результат.
Эта статья часто применяется при рассмотрении вопроса о причинении вреда иностранным туристам в Российской Федерации.
8. Закон, регулирующий статут («существо») отношений (lex causae). Сфера применения данного закона -- определение статута отношений, регулирование вопросов, связанных с существом отношений. Например, вопросы исковой давности разрешаются по праву страны, применяемому для регулирования соответствующих отношений.
9. Закон, избранный сторонами правоотношения (lex voluntatis). Применяется в сфере договорных обязательств. В данном случае подавляющее большинство законодательных актов различных государств и международных договоров исходят из того, что при определении применимого права воля сторон должна быть решающей. И лишь в том случае, если она никак не выражена, должны применяться другие типы коллизиционных привязок.
В законодательстве России на этой основе построены, в частности, п. 2 ст. 161 Семейного кодекса РФ (избрание супругами, не имеющими общего гражданства или совместного места жительства, права, подлежащего применению для определения их прав и обязанностей по брачному контракту).
Здесь, однако, необходимо отметить, что с чисто формальной точки зрения сама возможность сторон сделки избирать применимое право еще не содержит указания на это право. Оно будет определено субъектами соответствующих правоотношений позднее путем обозначения права конкретной страны или же обращения к одной из формул прикрепления, содержащихся в других коллизиционных нормах. Поэтому lex voluntatis -- это только своеобразная правовая предпосылка для определения коллизиционной привязки и способ ее фиксации.
Принцип автономии воли сторон при определении применимого права нередко используется против экономически более слабого участника сделки. Это чаще всего практикуется в так называемых "договорах присоединения", которые содержат условия, изложенные в формулярах, выпускаемых страховыми обществами, транспортными, финансовыми организациями и другими крупными компаниями, занимающими доминирующее положение на рынке. Их клиенты в выработке подобных договоров не участвуют, и им остается только "присоединиться" к таким документам Шебанова Н. Российское законодательство о регулировании правоотношений с иностранным элементом // Закон. -1998.-№ 7..
10. Закон флага (lex flagi). Эта привязка применяется главным образом при регулировании отношений, возникающих в сфере торгового мореплавания. Из принципа lex flagi исходят, например, многие положения главы XXVI "Применимое право" Кодекса торгового мореплавания РФ.
11. Закон суда (lex fori). т.е. закон той страны, где рассматривается спор (в суде, арбитраже или в ином органе). Согласно этому принципу суд или иной орган государства должен руководствоваться законом своей страны, не взирая па иностранный элемент в составе данных отношений.
Например, общепризнанно, что в вопросах гражданского процесса суд при рассмотрении дела с иностранным элементом применяет право своего государства. По существу этот закон противостоит всем другим коллизионным привязкам. Трудности, связанные с применением иностранного права, способны вводить суды в искушение предпочесть ему законодательство своего государства. Не случайно судебный прецедент набирает силу в рассмотрении виртуальных отношений в тех странах, где он является одним из источников национального права.
12. Закон, с которым данное правоотношение наиболее тесно связано (Proper Law of the Contract). Эта формула прикрепления сложилась и применяется преимущественно в доктрине и практике международного частного права англосаксонских стран при регулировании договорных правоотношений. Нормы, содержащие подобную привязку, получили наименование "гибкие" коллизиционные нормы. Это, по всей видимости, объясняется тем, что в данном случае связь конкретного правоотношения с правом того или иного государства устанавливается самим судом или сторонами путем толкования контракта и всех относящихся к нему обстоятельств.
В качестве примера статьи, содержащей указанную коллизиционную привязку, можно назватьп.3 ст. 8 Гаагской конвенции о праве, применимом к договорам международной купли-продажи 1986 г., который был включен в текст этого международного договора по настоянию делегаций Великобритании и США: "В порядке исключения, если в свете всех обстоятельств, взятых в целом, например, деловых отношений между сторонами, договор купли-продажи имеет явно более тесную связь с правом иным чем то, которое было бы применимо к договору в соответствии с п. 1 и 2 настоящей статьи (право страны продавца и покупателя), договор купли-продажи регулируется этим иным правом".
В числе других типов коллизиционных привязок, существующих в современном МЧП, можно назвать закон валюты долга (lex monetae); закон места осуществления трудовой деятельности (lex loci laboris) и др.
На первый взгляд, может показаться, что с точки зрения структуры коллизиционные нормы существенно отличаются от обычных правовых норм которые состоят, как правило, в различных сочетаниях из гипотезы (условия применения нормы), диспозиции (собственно правила поведения) и санкции (меры принуждения). Однако при более тщательном анализе этого вопроса нетрудно заметить, что существует много общего между гипотезой обычной нормы права и объемом нормы коллизиционной с одной стороны, равно как и между диспозицией и привязкой этих правил поведения, с другой. У коллизиционной нормы существует и третий элемент -- санкция, которая лежит в сфере цивилистических отраслей национального права соответствующего государства (например, признание соглашения сторон о выборе права недействительным). Таким образом, как и обычная норма права, логическая коллизиционная норма имеет трехчленную структуру.
1.3. Виды коллизионных норм
В зависимости от ряда объективных критериев, характеризующих сущность и содержание коллизиционных норм можно выделить следующие их разновидности:
Прежде всего необходимо различать коллизионные нормы, установленные национальным законодательством и предусмотренные международными договорами, направленными на достижение международно-правовой унификации. Их различие проявляется как в сфере их действия, так и порядке применения. Сфера действия коллизионных норм, установленных международными договорами, значительно шире, ибо они применяются всеми участниками таких договоров. А различия правоприменительных органов и особенности правоприменительной практики ещё более существенно усиливают их различие, которое имеет место даже при полном тождестве редакции этих норм. Однако наличие норм внутреннего законодательства и норм международно-правовых договоров вовсе не ведёт к так называемой “двойственности” источников, а следовательно и норм международного частного права, поскольку это неизбежно приведёт к пренебрежению нормами международно-правовых договоров в пользу внутреннего законодательства. Система норм международного частного права, что по нашему мнению представляется более правильным, по своему характеру сугубо национальна. Ведь нормы международно-правовых договоров действуют на территории государства только после их введения во внутреннюю систему законодательства, которое осуществляется, как правило, путём ратификации
По форме коллизиционной привязки. С точки зрения этого критерия в международном частном праве различают двусторонние и односторонние коллизиционные нормы:
а) Двусторонние коллизиционные нормы -- это обычный и наиболее распространенный инструмент урегулирования коллизиционных вопросов. В данном случае в привязке не указывается право конкретного государства, подлежащее применению, а формулируется общий принцип, используя который можно его определить. Поэтому привязку двусторонней коллизиционной нормы еще называют "формулой прикрепления". В качестве примера здесь можно привести ч. 1. ст. 1205 ГК РФ 2001 г., которая устанавливает, что "право собственности на имущество определяется по праву страны, где это имущество находится.
Двусторонний характер этой привязки состоит в том, что имущество может находиться как в стране суда, так и в иностранном государстве. В данной норме таким образом, местонахождение имущества является объективным фактором, и в зависимости от того, находится ли оно на территории России или на территории другого государства, применимым правом будет право страны суда или иностранное право.
б) Односторонние коллизиционные нормы. Здесь в привязке прямо указывается право конкретного государства, подлежащее применению. Как правило, это всегда право страны происхождения соответствующей коллизиционной нормы. Например, п. 2 ст. 1213 ГК РФ 2001 г. определяет, что “к договорам в отношении находящихся на территории РФ земельных частков, участков недр, обособленных водных объектов и иного недвижимого имущества применяется российское право”. Нетрудно заметить, что в данном случае регулирование отношений, определяемых объемом коллизиционной нормы, жестко подчинено российскому праву.
Во многих случаях в силу своей негибкости коллизиционные нормы не могут обеспечить решение практических ситуаций. Этот пробел в некоторых зарубежных государствах, и в частности во Франции, устраняется судами, которые в процессе рассмотрения дел посредством толкования формулируют из односторонних коллизиционных норм двусторонние.
3. По способу регулирования в международном частном праве различают императивные, диспозитивные и альтернативные коллизиционной нормы:
а) Императивные, коллизиционные нормы содержат категорические предписания, касающиеся выбора права, которые не могут быть изменены по усмотрению сторон. В качестве примера здесь можно привести положения п. 4 ст. 156 Семейного кодекса РФ 1995 г.: "Условия заключения брака лицом без гражданства на территории Российской Федерации определяются законодательством государства, в котором это лицо имеет постоянное место жительства". Объем императивных коллизиционных норм как правило, составляют правовые отношения необязательственного характера Сильченко Н.В., Толочко О.Н. Теоретические проблемы учения о нормах международного частного права // Государство и право.-2000.-№1..
б) Диспозитивные коллизиционные нормы Устанавливают общее правило о выборе применимого права, но при этом предоставляют сторонам возможность отказаться от него и заменить другим. В отличие от императивных диспозитивные коллизиционные нормы преимущественно применяются в сфере обязательственных взаимоотношений сторон. Примером практического воплощения диспозитивной нормы в законодательстве нашей страны может служить ст. 1222 ГК РФ 2001 г., которая устанавливает, что “к обязательствам, возникающим вследствии недобросовестной конкуренции, применяется право страны, рынок которой затронут такой конкуренцией, если иное не вытекает из закона или существа закона”.
в) Альтернативные (кумулятивные) коллизиционные нормы Они предусматривают несколько правил выбора применимого права по одному объему, оговаривая при этом, как правило, определенную последовательность их использования. Так п.1. ст. 1209 ГК РФ указывает, что “форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако, сделка совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права”.
4. В зависимости от степени нормативной конкретизации в международном частном праве выделяются генеральные и субсидиарные коллизиционные нормы. Первые формируют наиболее общее правило выбора права, предназначенное для преимущественного применения. Характерной особенностью вторых является определение одного или нескольких правил выбора применимого права, тесно связанных с главным. Субсидиарная норма используется тогда, когда норма генеральная по какой-либо причине не может быть применена или оказывается недостаточной для установления компетентного правопорядка.
В качестве Примера генеральной коллизиционной нормы можно привести п. 1 ст. 1210 ГК РФ 2001 г., которая устанавливает, что “стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору. Выбранное сторонами право применяется к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество без ущерба права третьих лиц”. В данном случае возможность, предоставленная сторонам по выбору права, которое будет определять их права и обязанности по внешнеэкономической сделке, является главным коллизиционным правилом и подлежит преимущественному применению Шебанова Н. Российское законодательство о регулировании правоотношений с иностранным элементом // Закон. -1998.-№ 7..
Статья 1211 формулирует субсидиарную норму, которая вступает в действие в случае, когда стороны не договорились о подлежащем применению праве. Она содержит даже не одну, а несколько субсидиарных норм, которые детализируются по объему. В соответствии с этой статьей к правам и обязанностям сторон по внешнеэкономической сделке подлежит применению закон страны учреждения, местожительства или основного места деятельности "активной" стороны договора -- продавца, наймодателя, лицензиара, перевозчика, хранителя и т. д.
5. Существует так же деление коллизионных норм в зависимости от сложности правоотношений на общие и специальные. Общие коллизионные нормы указывают право, применимое к существу данного отношения (определяют его статут), а специальные коллизионные нормы фиксируют правопорядок, применимый для решения дополнительных вопросов, возникающих в процессе реализации данного отношения (дееспособность сторон, форма сделки, способы обеспечения исполнения, порядок приёмки исполнения). Необходимость использования системы общих и специальных коллизионных норм проявляется при рассмотрении договоров, исполняемых на территории нескольких стран, например договоры перевозки. Естественно, что правила предъявления грузов к перевозке и порядок их выдачи в стране назначения нельзя подчинить единому правопорядку. Таким образом, разграничение общих и специальных коллизионных норм основывается не на их структурно-правовых особенностях, а отражает различия в сфере их действия (объёме): первые направлены на определение общего режима, вторые - учитывают особенности специальных вопросов Ермолаев В. Г., Сиваков О. В. Международное частное право: Курс лекций. М., 1998..
6. Встречаются также коллизии особого рода, которые различаются: по действию в пространстве (международные, межобластные), применяемые в тех случаях, когда в рамках одного государства возможно существование самоуправляемых территорий или государственных образований, имеющих своё собственное законодательство; по особенностям национальных правовых систем: интерперсональные, существующие в тех развивающихся странах, где нет единой правовой системы и исходящие не из государственных и территориальных различий в правовых системах, а из различий, касающихся личности, принадлежности к той или иной религии, национальности, расы и т.д.; интертемпоральные означают коллизии, возникающие из наличия норм, принятых по одному и тому же вопросу в соответствующей стране в разное время, предусматривающих регулирование одних и тех же частноправовых отношений и т.д. Однако в связи с ограниченностью объёма работы, а также не достаточной значимостью в системе международного частного права мы подробно их рассматривать не будем.
ГЛАВА II. МЕХАНИЗМ КОЛЛИЗИОННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
2.1. Пределы и условия применения коллизионных норм
Одной из самых интересных и практически значимых проблем в международном частном праве является вопрос: подлежат ли применению в силу указания коллизиционной привязки только регулятивные положения иностранного законодательства или же все это законодательство в целом, включая и его собственные коллизиционные нормы. Если верно последнее, то существует большая степень вероятности возникновения ситуации, которая получила в доктрине на именование обратная отсылка (renvoi) или, в некоторых случаях, отсылка к третьему закону (transmission) Сильченко Н.В., Толочко О.Н. Теоретические проблемы учения о нормах международного частного права // Государство и право.-2000.-№1..
Возможны и такие случаи, когда законодательство страны, к которому отсылает коллизиционная норма, "перепоручает" дело праву третьего государства. В подобных ситуациях принято говорить об отсылке к третьему закону.
При использовании привязки коллизиционной нормы может возникнуть ситуация, когда необходимо применить норму или нормы иностранного права, противоречащие основным принципам правовой системы страны суда или арбитража. Поэтому коллизиционное право всех без исключения государств содержит закрепленную в нормативных правовых актах, либо находящую отражение в судебной или арбитражной практике оговорку о публичном порядке (ordre public). Ее сущность можно попытаться сформулировать следующим образом: иностранный закон, к которому отсылает коллизиционная норма может быть не применен, если такое применение закона противоречит публичному порядку данного государства Николай Мадудин, судья Высшего Хозяйственного Суда О некоторых вопросах применения коллизиционных форм // Журнал Вестник № 1, 2002г. С15..
Следует особо подчеркнуть, что в случае использования оговорки о публичном порядке речь должна идти исключительно об отношении к иностранному праву, а не к юридическим последствиям, возникающим на его основе.
Сегодня можно сказать, что сокращение случаев применения судами оговорки об ordre public является устойчивой общемировой тенденцией. В законодательстве ФРГ и Австрии, например, специально подчеркивается, что применение норм иностранного права в этих государствах не допускается только в тех случаях, когда оно ведет к результату, явно несовместимому с основными принципами немецкого или австрийского права.
В заключение следует отметить, что в национальном законодательстве большинства государств существует определенное количество норм которые подлежат преимущественному применению независимо от наличия или отсутствия коллизирующих с ними норм иностранного права Подобные правовые предписания можно определить как своеобразную позитивную оговорку о публичном порядке. В таких случаях иностранный закон не применяется не потому, что он противоречит публичному порядку соответствующего государства, а потому, что законодатель считает отечественные нормы особенно важными и принципиальными и отдает им предпочтение при регулировании ряда общественных отношений международного немежгосударственного невластного характера.
Позитивная концепция оговорки о публичном порядке строится на понимании ordre public как совокупности материально-правовых норм и принципов страны суда, исключающих применение нормы иностранного права, находящейся в состоянии коллизии с ними, независимо от свойств последней В отличие от этой концепции при использовании "негативной" оговорки о публичном порядке которая была рассмотрена выше, “речь идет не о совокупности "незыблемых" норм местного права, а о таких свойствах иностранного закона, которые делают этот закон неприменимым, несмотря на отсылку к нему отечественной коллизиционной нормы.
С позитивной оговоркой о публичном: порядке в международном частном праве тесно связана проблема обхода закона. В большинстве своем она возникает, когда субъекты международного частного права пытаются вывести существующие между ними отношения из сферы действия императивных норм права определенного государства путем создания специальных договоренностей между собой. В таких случаях применимое право определяется заинтересованными сторонами искусственно в целях создания более благоприятного правового режима для реализации соответствующего правоотношения (льготный порядок учреждения Юридического лица, осуществления инвестиционного проекта, уплаты налогов, расторжения брака, заключения Договора и т. д.) Сильченко Н.В., Толочко О.Н. Теоретические проблемы учения о нормах международного частного права // Государство и право.-2000.-№1..
В подавляющем же большинстве государств мира вопросы, связанные с обходом закона, решаются в рамках судебной практики, которая далеко не однозначна. Пожалуй, только суды Франции почти всегда были склонны признавать последствия обхода закона недействительными.
Вместе с тем в доктрине МЧП широкое распространение получила точка зрения о том, что факт обхода закона сам по себе не может служить основанием для признания сделки или другого акта гражданско-правового характера недействительным.
Так Богуславский М. М. Международное частное право: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М., 1999 С. 43, например, в Законе ФРГ о международном частном праве 1986 г. в подразделе о договорных отношениях содержится ст. 34, в силу которой этот подраздел, допускающий автономию воли, не затрагивает применения положений немецкого законодательства, которые регулируют фактический состав императивно, независимо от применимого к договору права. В еще более широкой редакции аналогичная норма сформулирована в законе Швейцарии о международном частном праве 1987 г. Согласно ст. 18 этого документа императивные нормы швейцарского права в силу особого их назначения применяются независимо от того, право какого государства подлежит применению по настоящему закону. При этом ни германский, ни швейцарский закон не определяют круг так огорода "сверх императивных норм и не содержат более или менее четких критериев их установления и применения.
2.2. Взаимность и реторсии
Сущность взаимности состоит в предоставлении юридическим и физическим лицам иностранного государства определенного количества прав или правового режима при условии, что физические и юридические лица страны, их предоставляющей, будут пользоваться Аналогичными правами или правовым режимом в данном иностранном государстве.
Как видно из приведенного определений, в доктрине и практике международного частного праве можно выделить два вида взаимности: материальную и формальную.
Материальная взаимность заключается в предоставлении иностранным физическим и юридическим лицам такого же набора прав, которым пользуются в, данном иностранном государстве отечественные граждане и предприятия. В качестве примера проявления такого вид взаимности можно привести, в частности, зафиксированное в некоторых международных договорах право инвестора на выплату иностранным государством компенсации в случае принудительного изъятия его капиталовложения или право иностранца на не обложение налогом его доходов от авторских прав и лицензий в государственных их возникновения Богуславский М. М. Международное частное право: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М., 1999..
Вместе с тем количество случаев закрепления в национальном законодательстве или в международно-правовых документах норм о материальной взаимности сравнительно невелико. Это объясняется существующими различиями в правовых системах современных государств, наличие которых исключает возможность предоставления физическими юридическим лицам одинакового набора прав в разных странах.
Поэтому сегодня гораздо более распространенной является практика закрепления в национальном законодательстве и международных договорах положений о формальной взаимности. В данном случае речь идет не об уравнении набора прав частных субъектов, а о тождественности предоставляемых им правовых режимов. Конкретный перечень правомочий иностранных физических и юридических лиц в рамках таких режимов определяется внутренним правом соответствующего государства.
Еще одним проявлением формальной взаимности является практика закрепления в международных соглашениях режима наибольшего благоприятствования для частных субъектов различных государств в определенных областях международного сотрудничества. Здесь в качестве примера можно привести, в частности, положения п.2ст. III Соглашения между Правительством Канады и Правительством СССР о поощрении и взаимной защите капиталовложений от 20 ноября 1980 г.: "Каждая из Договаривающихся Сторон предоставляет капиталовложениям или доходам инвесторов другой Договаривающейся Стороны на своей территории режим не менее благоприятный, чем тот, который она предоставляет капиталовложениям или доходам инвесторов любого третьего государства".
Характерной особенностью формальной взаимности является то, что иностранным гражданам в другом государстве предоставляются права, которым обладают отечественные граждане, в том числе и те права, которыми они не пользуются в своей стране. В то же время иностранцы не могут требовать предоставления им тех прав, которыми они обладают в своей стране, если предоставление таких прав не предусмотрено законодательством другого государства.
В и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.