На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Работа № 99231


Наименование:


Диплом Удмуртская Епархия с начала XX века до XXI века

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: История. Добавлен: 28.9.2016. Сдан: 2015. Страниц: 79. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание
Введение 2
1 История христианства в Удмуртии 6
1.1. Автохтонное население края, его верования 6
1.2. Появление русского населения, роль монастырей в освоении края и христианизации местных жителей 12
1.3. Старообрядчество в Удмуртии 21
1.4. Православная церковь и революция 25
2. Удмуртская Епархия с начала XX века до XXI века 29
2.1 Церковная жизнь на территории Удмуртии с начала XX века до 1917 года 29
2.2 Святой Амвросий Епископ Сарапульский 36
2.3 Церковная жизнь с 1917 по 1941 годы на территории Удмуртской Республики 39
2.4 Великая отечественная война и после 51
2.5. 1988-2000годы. Восстановление Ижевской епархии 61
Заключение 73
Список использованных источников и литературы 76

Введение
Одним из показателей большого значения православия для населе­ния Удмуртии являлось его влияние на демографические процессы. Под влиянием православного вероучения складывались семейно-брачные от­ношения не только у русских, но и у других народов, затронутых влияни­ем христианства.
В первую очередь было целью усилить стремление преобразований, роль церкви, как идеологической поддержки существующего строя. Для этого необходимо было повысить авторитет православного духовенства и расширить участие церкви в общественной жизни. В этой связи было принято решение о ликвидации сословного статуса духовенства и улучшении его материального обеспечения. Введение Положений о церков­ных братствах и церковно-приходских попечительствах должно было усилить влияние церкви на повседневную жизнь населения и привлечь мирян к более тесному сотрудничеству с духовенством. Но в ходе ре­формы не удалось решить все поставленные задачи, хотя отдельные положительные результаты были достигнуты. Так, реформа церковного управления позволила несколько снизить его централизацию, и епархи­альные архиереи получили большую свободу в управлении епархиями. Возможность проведения съездов духовенства и появление епархиаль­ных органов печати оживило церковную жизнь на местах. Возникнове­ние церковно-приходских попечительств дало возможность привлечь население к строительству храмов, открытию церковно-приходских школ, библиотек, благотворительных учреждений. Однако подавляющее боль­шинство населения осталось равнодушным к основной задаче церкон но-приходских попечительств - улучшению материального положения духовенства. Не повлияло на материальное обеспечение духовенства и укрупнение приходов. Наоборот, увеличение территории приходов и числи прихожан и уменьшение численности духовенства вызвало множество проблем, и правительство было вынуждено пойти на разукрупнение. Ликвидация сословной замкнутости духовенства, направленная в первую очередь на то, чтобы привлечь в православный клир наиболее способных и подготовленных людей, привела к обратному результату. Значительная часть образованных и талантливых молодых людей устреми­лась на светскую службу. Все это, разумеется, не способствовало по­вышению общественного статуса православного духовенства. Выше сказанное и является актуальностью темы.
Цель: сохранить историю христианства Удмуртии. Итак, главная цель общества состояли в том, чтобы содействовать православным миссиям в деле обращении в православие «обитающих в пределах Российской империи нехристиан. Начинается издание специальных миссионерских журналов «Миссиоюрское обозрение» и «Православный благовест». Кроме того, правительством была одобрена разработанная Н. И. Ильминским «Программ школы для крещеных инородцев Восточной России». В соответствии с этой программой христианизация населения и укрепление новокреп и ных в православной вере должно было происходить преимущественно на родных языках нерусского населения. Впоследствии в Казанской епархии Н. И. Ильминский основал миссионерское братство Св. Гурия и учительскую семинарию для инородцев. В этот период христианиза­ция понималась прежде всего как просвещение. Основной задачей внеш­ней миссии в пределах России являлось распространение среди ново­крещеных знаний основ православного вероучения. Общая либерализа­ция внутренней политики способствовала тому, что энергичная миссионерская деятельность духовенства не сопровождалась, как это часто бывало ранее, мерами административного принуждения.
Предмет данной работы является развития христианство в Удмуртии.
Объект - христианство в Удмуртии в г. Ижевске.
Отсюда следует задачи:
- история христианство;
- Старообрядчество в вятском крае. Причины возникновения старообрядчества;
- Развитие христианства в дореволюционной Удмуртии;
- История Удмуртской Епархии;
- Святой Амвросий Епископ Сарапульский.
Гипотеза: христианство является неотъемлемой частью в жизни удмуртского народа.
Таким образом, в духовных учебных заведениях Удмуртии развивались разнообразные формы помощи нуждающимся учащимся. Их спектр был весьма ши­рок и включал в себя льготы на оплату обучения, предоставление бес­платных мест в общежитии, обеспечение учебными принадлежностя­ми за счет учебного заведения, безвозмездное выделение средств на покупку одежды и обуви, субсидии на поездки домой и в другие учеб­ные заведения.
Социальную работу среди остального населения православная цер­ковь проводила по-другому. Это во многом объясняется существенной разницей в подходе к решению социальных проблем. В принятом в 2000 г. на Архиерейском Соборе документе отмечается: «Имея различные при­роды, Церковь и государство используют различные средства для дос­тижения своих целей. Государство опирается в основном на материаль­ную силу, включая силу принуждения... Церковь же располагает религиозно-нравственными средствами для духовного руководства пасомыми.. .» Таким образом, для православной церкви на первом мес­те всегда стояли проблемы духа. И именно поэтому церковь для реше­ния социальных проблем чаще всего предлагала религиозно-нравственные средства, что особенно ярко видно на примере борьбы с пьянством.

1 История христианства в Удмуртии
1.1. Автохтонное население края, его верования
Удмурты (северные) жили на территории среднего и верхнего течения рек Вятки и Чепцы, называвшейся «Вятская земля». Другая часть удмуртов (южные) расселились по течению реки Волги, низовьям Камы, Вятки, Белой, в местности, заселенной также татарами, марийцами, мордвой, башкирами, входившей в состав Казанского Ханства, власть в котором (политическая и духовная) принадлежала татарам. Они держали в подчинении всех «инородцев», взимая с них дань.
Проникновение христианства на удмуртские земли шло двумя путями: Вятско-Пермское - с севера, и казанское направление - с юга. Первые шаги христианства на Вятской земле и знакомство с ними удмуртов связаны с русской колонизацией конца 12- начала 13 вв., когда выходцы из новгородских и ростовских владений Древней Руси начали проникать в эти земли. Местное население встретило их враждебно. Первый православных храм построен новгородцами, которые в 1181 году, взяли силой городище удмуртов на Вятке и основали на этом месте городок Никулицын.
В церковном отношении Вятская земля до середины 16 века, подчинялась московским иерархам, а с 1555 г.- Казанской епархии, но только формально, так как была отделена от нее непроходимыми лесами и враждебными племенами татар и марийцев. Московские власти мало заботили нужны населения вятской земли, его религиозное состояние.
Первые сведения о крещенных удмуртах в Вятской земле появились лишь в 16 веке. Это жалованная грамота царя Ивана Грозного от 25 мая 1557 года, в которой 17 удмуртских семей Сырьянской волости Слободского уезда, прежде чем окреститься просили царя поселить их особой слободою, защитить, дать льготы в податях и повинностях, а со своей стороны обещали построить церковь.
Из грамоты видно, что причиной крещения удмуртов явилось желание улучшить и облегчить свое положение. Их ходатайство было удовлетворено, но сведений о дальнейшей судьбе первых новокрещенных удмуртов не сохранилось.
С конца 16 века и до 40 г. 18 века случаи обращения удмуртов в христианство были единичными.
Коренное население Вятского края (марийцы и удмурты) не стремилось принимать православие. Русские переселенцы, пришедшие сюда с северо-востока, не были миссионерами - их больше занимало освоение земель, а во время татаро-монгольского нашествия они скрывались тут от захватчиков. Они не ставили целью обратить местные народности в свою веру. Вот почему марийцы и удмурты на протяжении многих лет оставались язычниками.
Впрочем, русские переселенцы и новгородцы тоже не могли похвастаться сугубым благочестием. Строительство храмов в случае победы над врагом и молитвенное обращение к Богу перед началом битвы - вот чем ограничивалось проявление веры. Если же рассматривать обстоятельства в целом, то русские переселенцы и сами не очень-то далеко ушли от язычников Вятского края. Многие славянские языческие обряды и суеверия оставались в ходу, и к ним обращались чаще, чем к христианских заветам, ещё новым и не вполне прижившимся. Что касается вопросов нравственности и морали, то и тут русские редко руководствовались христианскими постулатами, причем подобная ситуация сохранялась довольно долго. В 1486 году московский митрополит Геронтий отправил послание «всему вятскому людству»*, а также воеводам и атаманам, в котором сурово порицал их поведение. По его словам, они неправильно вели себя по отношению как к власти, так и к прихожанам, грабили церкви и забирали оттуда ценные вещи, и совершенно не раскаивались в своих поступках. Из этого послания можно сделать вывод, что православие на Вятской земле приживалось долго и непросто.
Более того, Геронтий обращается и к священству: «Мы не знаем, как вас называть; не знаем, от кого вы получили постановление и рукоположение». Этими словами он показывает нам, что многие священнослужители того времени являлись, по сути, самозванцами, что в православной среде совершенно неприемлемо. В Вятском крае не было епископа, поэтому требы справляли священники, пришедшие сюда случайно, по каким-то своим делам, причем некоторые скрывались от властей. По их мнению, власть новгородского архиепископа и московского митрополита на них не распространялась.
С 1383 года эта независимость от центра ещё более усилилась. Именно в тот момент произошло событие, по причине которого местное духовенство обособилось едва ли не полностью - была обретена икона святителя Николая, от которой происходили различные чудеса. Так что обвинения московского митрополита Геронтия нельзя назвать беспочвенными.
Жители Вятского края вели себя неподобающим для православных образом, например, они принимали самое деятельное участие в розни и ссорах между великими князьями, что было совершенно недопустимо. Кроме того, они устраивали набеги на земли новгородцев и даже на принадлежащие великим князьям владения.
Вообще отношения между церковными служителями и вятскими крестьянами в то время нельзя назвать идеальными. Крестьяне попадали в долговую кабалу к церковным феодалам, расплачиваясь как деньгами, так и натурой. В таких условиях вполне объяснимы периодические крестьянские бунты. Самые сильные волнения происходили в двух вотчинах Трифоновского монастыря - Сунской и Кырчанской.
В 1670 году произошло восстание крестьян и казацкой бедноты под предводительством С.Т.Разина, встретившее горячую поддержку со стороны как удмуртов, которые жили на правом берегу Камы, так и других народностей - мари, чувашей, татар. Это событие открыло правительству глаза - стало очевидно, что влияние государственной власти на народы Прикамья и Поволжья крайне незначительно. Восстание было подавлено, после чего начались работы по усилению власти в данных регионах.
Указ 1682 года наложил запрет на продажу русским людям земель, которые были брошены бежавшими с этих мест. Такие земли отдавали чувашам, татарам, мари и удмуртам за оброк, благодаря чему народности Прикамья и Поволжья постепенно входили в сферу деятельности русского правительства. Ближе к концу XVII века воеводы, по приказу свыше, начали отслеживать настроения, царящие среди нерусских крестьян, а еще чуть позже им запретили продавать любые железные предметы, которые теоретически можно было использовать вместо оружия.
Следующим шагом в процессе «усвоения» нерусских народностей стала христианизация местного населения. А. Можаровский, видный церковный историк, говорил, что окончательной победы над Казанским ханством русским нужно было действовать не только мечом, но и словом Божьим, чтобы победить инородцев ещё и с идеологически-религиозной точки зрения.
В начале XVIII века как казанское, так и местное вятское духовенство стало предпринимать активные шаги в деле обращения удмуртов в православную веру. Однако местное население не спешило принимать крещение, и в записях Вятской епархии отмечалось, что на 1740 год существует всего 4 крещеных удмурта. Казанская епархия в этом вопросе продвинулась немного дальше - в 1734 году крещеными числилось 15 человек, причем все они были мужчинами. В 1732 г. крестились 4 удмурта и 2 удмуртки, в 1733 г.- 4 удмурта, в 1734 г.- 11 удмуртов.
Становится православными удмуртам не особо хотелось, как свидетельствует статистика. Все они обычно жили в разных деревнях, и церквей для них не строили, а тех, кто недавно крестился, приписывали к уже существующим приходам, которые были выстроены для нерусских народностей.
Императрица Анна Иоанновна указом от 11 сентября 1740 года повелевала принять меры для возможно более широкого охвата «инородцев» христианской верой, а также для «вящшего утверждения в вере новокрещенных инородцев». В Казани было учреждено специальное учреждение «Контора иноверческих дел» (новокрещенская Контора), которая осуществляла обращение в православие малых народностей Поволжского региона. Эта Контора вела активную миссионерскую деятельность - отправляла своих людей в деревни удмуртов, мари, чувашей, чтобы проповедовать там «Слово Божие». Для подкрепления активности местного населения Контора выплачивала определенные суммы для неофитов, им предоставлялись некоторые льготы (например, отбывание повинностей и податей за 3 года), для них строились церкви и школы. Миссионеры также поощрялись материально. Активно пропагандировалось и приветствовалось заключение смешанных браков. Миссионеры, сопровождаемые переводчиком («толмачом») и несколькими солдатами передвигались от деревни к деревни и проводили с удмуртами разъяснительные беседы: зачитывали им грамоты, где говорилось, что тем, кто примет крещение, будут выплачены денежные вознаграждения, а, кроме того, новообращенные получают определенные податные льготы. Но основным решающим фактором для удмуртов стало освобождение от рекрутской повинности.
Неофитам сразу же выдавалась одежда, обувь, деньги, а также кресты. В случае крещения целой семьи миссионеры давали им икону Спасителя и Богородицы. Восприемниками выступали русские - это было обязательное условие. Если число окрещенных достигало 250 дворов, то в этой деревне начинали строить церковь.
Благодаря всем предпринятым мерам к концу XVII века произошло значительное усиление роли православной церкви среди вятских народностей. Феодально-крепостнические отношения усиливались, и церковь становилась сильнейшим оплотом государственной власти. Однако крестьяне изо всех сил противодействовали закрепощению и выступали против священства. Столкновения с представителями православной церкви продолжались, причем носили не только освободительный, но и идейный характер. Однако усилий крестьян было недостаточно, и к началу XVIII века большая часть вятских жителей была обращена в православие.
1.2. Появление русского населения, роль монастырей в освоении края и христианизации местных жителей
Разумеется, все эти изменения и нововведения не могли понравиться консервативно настроенным ревнителям «древлего (др.слав. - дерево) благочестия», которые сочли патриарха ересиархом и отступником от привычной старой веры, которые зиждились на принципах Стоглавого собора, состоявшегося в 1551 году. Часть духовенства, не желающая принимать новые книги и обряды, объявила их еретическими, и категорически выступала против их внедрения в церковную жизнь. Некоторые священники позволяли себе чрезвычайно резкие протесты. Иван Никонов, священник Успенского собора, останавливал службу, если начинали петь «Аллилуйа» три раза, а пономарь Ниловой пустыни был так возмущен тем, что отныне служат не на семи, а на пяти просфорах, что ударил священника по голове кадилом, что вызвало в церкви драку.
Духовенство Вятского края также отнеслось к инициативам Никона крайне негативно. В 1663 году Александр, епископ Вятский и Великопермский, отправил царю Алексею Михайловичу челобитную на патриарха, где выражал решительное осуждение его действиям; в частности, он критиковал внесенные в Символ Веры и богослужебные книги исправления. Позже, в 1666 году, Александра вызвали на Собор, и ему удалось высказать свою точку зрения, однако его позиция не была принята во внимание. Ему пришлось раскаяться в своих заблуждениях и вернуться в свою епархию ни с чем.
Впрочем, можно сказать, что основными причинами, повлекшими за собой раскол в рядах православной церкви были не никонианские изменения и даже не неприятие этих изменений консервативными представителями священства. Корень проблемы гнездился в типичных для России того времени изменениях в социальной сфере, а также в непримиримых классовых противоречиях.
Беглопоповцы облюбовали себе Сарапульский уезд, и в приходах сел Июльское, Кельчино и других на тот момент насчитывалось 2130 человек, проживающих в 29 селениях. В селах Нечкино и Кигбаево, а также в собственно Сарапуле староверов было меньше, около ста человек а один приход. В прочих же уездах беглопоповцы селились неохотно.
Если судить по отчетам, ежегодно подававшимся благочинными, то можно сделать вывод, что язычники, проживающие на территории современной Удмуртии, принимали православие крайне неохотно. Кто-то из них сознательно становился христианином, но большинство женщин, как следует из записей в метрических книгах, принимали крещение с единственной целью - выйти замуж. В 1888-1889 гг. крестилось довольно много человек, например, одновременно 18 язычников были обращены в православную веру 17 апреля 1888 года в доме купца П.К.Ушкова. При этом присутствовало около 500 человек, и это событие широко освещалось прессой. Обстановка, в которой производилось крещение, и неподдельная радость неофитов, которые помимо всего прочего были вознаграждены деньгами и одеждой, произвели на священников сильное впечатление, и они стали с удвоенной силой заниматься миссионерской деятельностью. В свою очередь, нерусское население также прониклось общими настроениями, и язычники уже более охотно склонялись к принятию православия. Через 2 месяца, 25 июня того же года в Елабужском уезде окрестили сразу 19 марийцев, а к началу 1889 года там же приняли православную веру 25 еще марийцев. 103 марийца в Сарапульском уезде также приняли крещение в этот период, и священник Новопоселенного Сарапульского уезда о.Иоанн Утробин указом от 26 января 1889 года получил от Синода благословение. Если подвести итог, то получается, что за два года православными стали 165 язычника.
Однако было бы неверным сказать, что марийцы становились православными только потому, что им захотелось принадлежать к другой религии. Зачастую они принимали крещение по причинам экономического характера. Уже упомянутый купец П.К.Ушков, получивший широкую известность благодаря своей благотворительной деятельности, подарил каждому неофиту богатые подарки.
Чуть позже, правда, священник Иоанн Утробин получил от епархиального начальства нарекание, поскольку не знал черемисского (марийского) языка. Сарапульский епископ Алексий в 1894 году говорил, что в селе Новопоселенном с 1879 годп православными стали 89 мужчин и 77 женщин, однако большая их часть стали православными в 1888-1889 гг., поскольку именно в это время язычников помогал обращать купец из Елабуги П.К.Ушков, а он активно дарил подарки всем новокрещенным марийцам. По сути, в данной ситуации сложно было предположить, что люди принимают другую веру в результате смены религиозных убеждений - по своей сути они оставались теми же язычниками, а такой формальный подход епархию устроить не мог. Дело осложнялось еще и тем, что о.Иоанн Утробин не владел марийским языком, хотя и являлся священником этого прихода на протяжении тридцати лет, а большинство черемис (марийцев) не говорило по-русски. И незнание языка вменялось Утробину в вину, поскольку оно косвенно свидетельствовало о том, что он нерадиво относится к своим прямым обязанностям и понятия не имеет, как именно живут вверенные ему православные.
В 1906 г.был принят закон о свободе вероисповедания. Именно тогда происходит увеличение числа язычников. В период с 1906 по 1940 г.из православия в язычество пришло 150 человек.
Православная церковь также активно занималась христианским просвещением в неофитской среде. Отчеты священников и миссионеров из числа бывших язычников говорят о том, что удмурты и марийцы, даже приняв крещение, продолжали следовать своим «языческим заблуждениям» и в повседневной жизни намного чаще опирались на привычные им с детства суеверия, чем на христианские ценности. Да и в целом недавно принявшие крещение люди плохо знали обряды русской православной церкви и ничего не понимали в догматах, поэтому просветительская работа была необходима.
Ранее руководители и верховные пастыри православной церкви пришли к выводу, что совершенно необходимо вести среди бывших язычников постоянную и последовательную деятельность по замещению языческих молений обрядами православной церкви. Было решено организовывать как можно больше сельских училищ, где дети могли бы получать постоянное и систематическое религиозное образование и нравственное воспитание. Причем все эти меры привлекали внимание отсутствием насилия и давления. Также церковное руководство сообщило представителям духовенства на местах, что они должны относиться к неофитам со всяческим снисхождением, если они будут замечены в исполнении языческих обрядов. Всеми случаями проведения языческих молений и жертвоприношений занимались в духовном ведомстве - именно туда стекались дела, открытые гражданскими и полицейскими властями.
Несмотря на спущенные свыше указания, духовенство на местах, в той же Вятской епархии и на территории современной Удмуртии, относилось к нарушающим каноны православной веры неофитам более жестко. Вятский епископ Елпидифор в указе от 19 ноября 1852 г.обращался к Вятской палате государственных имуществ, чтобы ее представители не позволяли недавно обращенным в православие совершать привычные им языческие обряды и суеверные моления. Также он просил, чтобы духовенству оказывали помощь в тех случаях, когда нужно воздействовать на нарушителей, а также при отправлении в сельские училища дочерей неофитов.
Указы, которые в то время отправляли миссионерам и приходским священникам относительно их миссионерской деятельности, говорят о наиболее часто повторяющихся заблуждениях в среде недавно принявших православие удмуртов и марийцев:
- Вера в силы языческих богов. Духовенство выделяло здесь таких богов, как Инмар и Юмо, злых божеств Шайтан и Кереметь, родовой удмуртский бог воршуд (также под этим словом понималась коробка либо корзина с какими-то священными предметами, где обитает дух, которому нужно молиться).
-Жертвоприношения. Духовенством осуждалось и само жертвоприношение как таковое, и ритуальный пир, который всегда следовал за жертвоприношением.
- Обращение к помощи знахарей и колдунов, т.е. ворожба.
- Сожительство без заключения брака («блудное сожительство»). По отчетам священников можно видеть, что существовало довольно много пар, живущих в «незаконном браке», «сводном браке», «безбрачном сожительстве» - другими словами, люди, е узаконившие свои отношения церковным союзом.
- Также неприязнь и осуждение духовенство выражало по отношению к ночным посиделкам. Такие сборища, по утверждениям священников, плохо влияли на нравственность молодежи, так как девушки и молодые люди пели песни сомнительного содержания, играли в неприличные игры. Считалось, что многие во время этих посиделок начинали вести себя распутно и непотребно.
- Языческий культ предков и поминки усопших. Такие поминки совершались не по правилам православной церкви. Сюда же относили и обращение за помощью к предкам.
-Неправильный подход к таинствам исповеди и прича........


Список использованных источников и литературы

1. \"Русская Православная Церковь 988-1988"\ Издание Московской Патриархии 1988 г.
2. Алексеева С. И. Синод как государственное учреждение Российской импе­рии во второй половине XIX в. (историографический очерк) // Актуальные проблемы историографии дореволюционной истории: Сб. научных трудов. Ижевск, 1992. С.
3. Васина С. М. Приходское духовенство Марийского края в XIX - начале XX в. Автореф. дисс... к. ист. н. Чебоксары, 2003.
4. Владыкин В. Е. Религиозно-мифологическая картина мира удмуртов. Ижевск, 1994.
5. Вятская епархия. Историко-географическое и статистическое описание. Вятка, 1912; Материалы по статистике Вятской губернии. Т. 1. Малмыжский уезд. М., 1886; Т. 6.
6. Вятское старообрядчество и революция - Эммаусский А.В. Исторический очерк Вятского края XVII - XVIII веков. - Киров, 1956.
7. ГрекуловЕ. Ф. Православная инквизиция в России. М., 1964.
8. Добрускин М. Е. О социальных функциях церкви (на материалах русской православной церкви) // Социальные науки и современность. 2002. № 4. С. 77.
9. Елабужский М. Пользование русским и вотским языком в деле просвеще­ния вотяков // ВЕВ. 1902. № 11. С. 582-595; О новых изданиях на вотском языке // ВЕВ. 1906. № 17. С. 584-590;Крекнин Ст. Вотяки Глазовского уезда и очерк христианской миссии среди них // ВЕВ. 1899. № 11. С. 542-563; № 13. С. 649-671.
10. Ивонин Ю. М. Православие и Удмуртии. Ижевск, 1980; Старообрядцы и старообрядчество в Удмур­тии. Ижевск, \912>\
11. Изменение социальной направленности старообрядчества и его дальнейшее распространение в крае - Васильев С., Бехтерев Н., История Вятского края с древнейших времен до начала XIX столетия.- Вятка, 1870.
12. История культуры России новейшего времени. 1917 - 2000 гг. Хрестоматия. / Авт. сост. О. В. Бригадина - Мн.: Научно-методический центр \"Электронная книга БГУ\", 2003.
13. История православной церкви в XIX в. Славянские церкви. Репринт издания 1901 г. Сергиев Посад, 1998.
14. Карамзин Н.М \"Предания Веков\", \"Правда\", 1988г.
15. Карташев А. В. Очерки по истории русской церкви. Т. 2. М., 1997.
16. Ключевский В.О., \\Курс Русской истории\", часть 1, \"Москва\", 1937г.
17. Корзун М. С. Русская православная церковь на службе эксплуататорских классов: X в. - 1917. Минск, 1984.
18. Красников И. П. Русское православие, государство и культура. (Историчес­кий аспект). М., 1989/
19. Макурина В. В. Миссионерская деятельность русской православной церкви в Удмуртии во второй половине XIX - начале XX века. Автореф. дисс... к. ист. н. СПб., 2002.
20. Маторин Н. Религия у народов Волго-Камского края. М., 1929.
21. Никольский Н. М. История русской церкви. Минск, 1990.
22. Поспеловский Д. В. Православная церковь в истории Руси, России и СССР. М., 1996.
23. Православная церковь и революция - Никольский Н.М. История русской церкви//Атеист.-1930.- С.
24. Религиоведение. М., 2000; Религиоведение. Минск, 2001; Религия: история и современность. М., 1998.
25. Религиозное образование в советской России в 1917-1929 гг.: постановления советского правительства и определения Священного Собора и Патриарха. Часть 1;
26. Старообрядческие центры на территории дореволюционной Удмуртии- Андриевский Ал. //Столетие Вятской губернии. Вятка, 1880-Т. I.
27. Старообрядчество в вятском крае. Причины возникновения старообрядчества - Андриевский Ал. //Столетие Вятской губернии. Вятка, 1880-Т. I.
28. Татищев В.Н., \"История Российская\", \"Москва, 1962 г.
29. Федоров В. А. Духовная православная школа // Очерки русской культуры XIX в. Т. З.М., 2001. С. 365-386.
30. Федоров В. А. Православная церковь и государство/7 Очерки русской культуры XIX в. Т. 2. Власть и культура. М., 2000.
31. Христианство в дореволюционной Удмуртии - Луппов П. Христианство у вотяков Появление православия на вятской земле - Никольский Н.М. История русской церкви//Атеист.-1930.- С. Христианизация удмуртов - Луппов П. Христианство у удмуртов
32. Чумаченко Т.А. Государство, православная церковь, верующие. 1941-1961 гг. / Серия «Первая моно­графия». - М.: АИРО-ХХ, 1999. - С. 312.
33. Шумилов Е. Ф. Российское духовенство и Мултанский процесс // Религия и церковь в культурно-историческом развитии Русского Севера (К 450-летию Преподобного Трифона, Вятского Чудотворца). Материалы международной научной конференции. Киров, 1996. Т. 1. С. 218.
34. Шумилов Е. Ф. Христианство в Удмуртии. Цивилизационные процессы и христианское искусство. XVI - начало XX века. Ижевск, 2001.
35. Щапов Я.Н., \"Церковь в древней Руси\" (до конца XIII в.), \"Политиздат\", 1989 г.
36. Энциклопедия туризма Кирилла и Мефодия. 2008.



Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы

* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.