На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Рассмотрение понятия, истории становления, видов (необходимая оборона, причинение вреда при задержании, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения) обстоятельств, исключающих преступные деяния.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Правоведение. Добавлен: 27.03.2010. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РФ
ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ
УНИВЕРСИТЕТ имени В. Г. БЕЛИНСКОГО
Институт истории и права
Юридическое отделение
Кафедра уголовного права и уголовного процесса
КУРСОВАЯ РАБОТА
ПО УГОЛОВНОМУ ПРАВУ
ТЕМА: ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ
Выполнила:
студентка 4 курса
группы 43
Тумакова Т. В.
ПЕНЗА 2005
Содержание
Введение
Глава I. Понятие, история становления и значение института обстоятельств, исключающих преступность деяния
Глава II. Виды обстоятельств, исключающих преступность деяния
2.1 Необходимая оборона
2.2 Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление
2.3 Крайняя необходимость
2.4 Физическое или психическое принуждение
2.5 Обоснованный риск
2.6 Исполнение приказа или распоряжения
2.7 Иные обстоятельства, исключающие преступность деяния
Заключение
Библиография
Задание
Задача
Введение
Правовая природа деяний, исключающих уголовную ответственность, противоположна правовой природе преступлений. Преступления - это деяния, влекущие (порождающие) уголовную ответственность в силу наличия 2 признаков: общественной опасности и предусмотренности уголовным законом. Значит у деяний, исключающих уголовную ответственность, этих признаков (или хотя бы одного) быть не должно. В юридической литературе такие общественные отношения обозначают понятием "социальная ситуация". При этом в качестве условия правомерности разрушения благ указывается именно допустимый при этом вред. Таким образом, первичными элементами системы обстоятельств, исключающих преступность деяния, являются ситуации необходимой обороны, крайней необходимости, задержания преступника и т. п. И таким образом, охрана этих "социальных ситуаций" от причинения им вреда является одной из основных конституционных обязанностей общества, общественных организаций и долгом всех граждан. Среди методов выполнения этой обязанности определённое место занимает пресечение общественно опасных деяний, предотвращение возникшей опасности общественным и личным интересам. Но в процессе пресечения общественно опасных деяний, при установлении опасности, создаваемой другими источниками, возможно причинение физического и материального вреда лицу, создавая опасность общественным отношениям. Такие действия подпадают под признаки отдельных преступлений, предусмотренных Особенной частью УК РФ. Однако при определённых условиях они не признаются преступлением, ибо не содержат материального его признака - общественной опасности. Следовательно, обстоятельствами, исключающими преступность деяния, признаются общественно - полезные и целесообразные действия, направленные на устранение угрозы и стимулирование полезной деятельности. К ним Глава 8 УК РФ (ст. ст. 37-42) относит необходимую оборону, задержание лица, совершившего преступление. Крайнюю необходимость, физическое и психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения. Именно эти обстоятельства являются предметом изучения курсовой работы.
Институт обстоятельств, исключающих преступность деяния, способствует наиболее полной защите каждым гражданином своих прав и свобод всеми способами, не запрещёнными законом, что бесспорно служит становлению и укреплению демократического правопорядка в обществе. В этой связи тема курсовой работы имеет особое значение и актуальность. Об актуальности рассматриваемой темы говорит и тот факт, что проблемы обстоятельств, исключающих преступность деяния, активно обсуждаются сегодня в научной литературе и на страницах периодических изданий.
В связи с рассмотрением обстоятельств, исключающих преступность деяния, возникает несколько вопросов:
· чем обусловлено увеличение данных обстоятельств в законе;
· должны ли быть определены в законе и другие обстоятельства, известные теории уголовного права;
· имеют ли правовое значение обстоятельства как предусмотренные в УК РФ, так и известные теории уголовного права.
Указанные проблемы, а также некоторые другие составляют объект курсовой работы.
Цель курсовой работы является анализ института обстоятельств, исключающих преступность деяния, в российском уголовном праве с рассмотрением его положительных сторон и недостатков.
В соответствии с указанной целью можно определить следующие задачи курсовой работы.
Во-первых, необходимо рассмотреть сущность, значение и историю развития института обстоятельств, исключающих преступность деяния, о чём говориться в главе 1 данной работы.
Во-вторых, следует раскрыть виды обстоятельств, исключающих преступность деяния, и посмотреть каждый из них в отдельности. Данный вопрос рассматривается в главе 2. Полагаю, что эти вопросы недостаточно рассмотрены в литературе и требуют более глубокого анализа и чёткого разъяснения.
Следует отметить, что источниковая база по проблемам обстоятельств, исключающих преступность деяния, является весьма ограниченной.
Важное место среди источников занимают нормативно-правовые акты. Это, прежде всего, Конституция РФ, действующий Уголовный кодекс РФ, Закон РФ "О милиции" и др. Непосредственно к нормативно-правовым актам примыкают судебная практика, а также комментарии к УК РФ. Здесь особо следует выделить постановление Верховного Суда СССР от 16 августа 1984г. "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств". В курсовой работе также широко используются аналитические научные статьи, посвящённые данной проблеме.
Предлагаю рассмотреть данный институт более обстоятельно и выявить его плюсы и минусы.
Глава I. Понятие, история становления и значение института обстоятельств, исключающих преступность деяния
В жизни встречаются случаи, когда действие или бездействие, внешне сходное с преступлением и обычно влекущее уголовную ответственность, в данной конкретной обстановке имеет иное содержание и является общественно полезным, в связи с чем не признаётся преступлением. Применительно к такого рода ситуациям можно говорить об обстоятельствах, исключающих преступность деяния.
Обстоятельствами, исключающими преступность деяния в силу отсутствия противоправности и вины, признаются действия (бездействие), хотя внешне и сходные с деяниями, предусмотренными уголовным законом, и выражающиеся в причинении вреда правоохраняемым интересам, но совершенные лицом при осуществлении своего субъективного права, выполнении юридической обязанности или исполнении служебного долга с соблюдением условий их правомерности.
Вопрос о наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния, возникает лишь тогда, когда причиняется вред правоохраняемым общественным отношениям и когда в Особенной части Уголовного Кодекса РФ содержится соответствующий уголовно-правовой запрет. Соответственно, лишь в воли законодателя ввести новые или убрать старые обстоятельства, благодаря которым лица, совершившие подобные деяния, могут избежать несправедливого наказания.
Статьи УК РФ, раскрывающие нам содержание обстоятельств, исключающих преступность деяния, являются диспозитивными нормами, то есть позволяют лицу в каждом конкретном случае выбирать между несколькими вариантами поведения, не предписывая чётко определённых и безальтернативных действий. И такой подход в полной мере отражает принципы гуманизма и справедливости, отражённые в первой главе УК РФ. Для того чтобы подойти к общему определению понятия обстоятельств, исключающих преступность деяния, можно выделить следующие общие признаки, характеризующие юридическую природу всех этих обстоятельств:
1) при совершении действий, описанных в ст. 37-42 УК РФ, всегда имеет место активное поведение, которое причиняет существенный вред правоохраняемым интересам, т. е. другому человеку, обществу или государству. Именно поэтому возникает вопрос о возможной ответственности за причинение такого вреда;
2) это поведение почти всегда совершается из общественно полезных побуждений. В одних случаях побуждения инициированы внешними обстоятельствами -- необходимостью защититься от общественно опасно нападения на себя, другого человека или иные правоохраняемые интересы, задержать преступника, предотвратить более значительный вред. В других случаях такие общественно полезные побуждения порождены внутренними мотивами - достичь общественно полезного результата;
3) при наличии всех условий правомерности, указанных в законе, такое поведение исключает не только уголовную, но и всякую иную ответственность, т.е. административную, дисциплинарную, а также гражданско-правовую;
4) причинение вреда при несоблюдении условий правомерности, предусмотренных уголовным законом, порождает уголовную ответственность. Но в силу социально полезных побуждений при совершении таких действий законодатель признает эти преступления совершенными при смягчающих обстоятельствах.
Суммируя все перечисленные признаки, общее понятие рассматриваемых обстоятельств можно сформулировать следующим образом: обстоятельствами, исключающими преступность деяния, являются такие обстоятельства, при которых действия лица, хотя и причиняют вред интересам личности, общества или государства, но совершаются с общественно полезной целью и не являются преступлениями в силу отсутствия общественной опасности, противоправности или вины.
История формирования, как теории уголовного права, так и законодательства, посвященного рассматриваемому институту, показывает очевидный разрыв между теорией и практикой. Здесь мне кажется уместным сравнить несколько уголовных законов, чтобы рассмотреть данный вопрос не только в его статике, но и в динамике.
В советском уголовном законодательстве институт обстоятельств, исключающих преступность деяния, традиционно рассматривался как совокупность лишь норм о необходимой обороне и крайней необходимости, хотя другие правовые системы знают и иные ситуации. Например, в российском Уголовном уложении (1903 г.) закреплялся ряд обстоятельств, объединенных в две группы: исключающих виновность деяния (болезненное расстройство, недостижение возраста уголовной ответственности и др.) и исключающих противоправность в причинении вреда (исполнение закона, исполнение приказа, необходимая оборона, принуждение, крайняя необходимость).
В ст. 156 Артикула Воинского Петра 1 1715 г., мы можем встретить следующее положение: "Кто прямое оборонительное супротивление для обороны живота своего учинит, и онаго, кто его к сему принудил, убьет, оный от всякого наказания свободен". Как мы видим, и три века назад состояние необходимой обороны освобождало от уголовной ответственности. Ст. 21 главы ХХ11 Соборного Уложения 1649 г. гласит следующее: "А будет чей человек убьет кого - нибудь до смерти, или ранит, обороняя того, кому он служит, и тому человеку того в вину не ставить, а спрашивать того убийства на том, кому он служит". Здесь мы видим своеобразное сочетание двух современных обстоятельств, исключающих вину лица, - необходимой обороны и исполнение приказа или распоряжения.
И, наконец, очень своеобразное обстоятельство, исключающее уголовную ответственность, отражено в одном из самых древних памятников русского права - "Русской Правде". Сл. 26 Пространной редакции этого документа говорит: 'Если же обиженный [ударом палки, чаши, рога или тупой стороны меча - ст. 25], не стерпев, в отместку, сам ударит мечом, то того в вину ему не ставить". Такой подход, разрешающий и даже одобряющий месть, весьма типичен для тех языческих времен, но, к счастью, не применяется в современном российском уголовном законодательстве.
Как справедливо отмечает А. В. Наумов, время "работает" на расширение регламентации в законе круга указанных обстоятельств. Новый Уголовный кодекс Российской Федерации, как известно, действует с 1 января 1997 г. Он, насколько это было возможно, приведён в соответствие с реалиями сегодняшней жизни. Формула взаимоотношений в цепочке: личность - общество - государство обрела свою динамику. Одно из доказательств этого - существенное расширение перечня обстоятельств, исключающих преступность деяния. Работа законодателя в области следования правовым и общечеловеческим принципам привела к тому, что У К РФ 1996 г., в отличие от ранее действовавшего уголовного закона, называет шесть обстоятельств, исключающих преступность деяния:
- необходимая оборона (ст.37);
- причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38);
- крайняя необходимость (ст. 39);
- физическое и психическое принуждение (ст. 40);
- обоснованный риск (ст. 41);
- исполнение приказа или распоряжения (ст. 42).
Уголовно-правовое значение обстоятельств, исключающих преступность деяния, выражается:
во-первых, в исключении уголовной ответственности при условии правомерности этих деяний;
во-вторых, в смягчении наказания за преступление, совершаемое изначально как обстоятельство, исключающее преступность деяния, но не ставшее им вследствие нарушения условий правомерности того или иного обстоятельства (за исключением ч. 1 ст. 40 УК);
в-третьих, в уголовной ответственности за преступное превышение пределов причинения вреда (только при необходимой обороне, задержании лица, совершившего преступление, и крайней необходимости).
Глава II. Виды обстоятельств, исключающих преступность деяния
2.1 Необходимая оборона
Обзор истории формирования рассматриваемого института показывает явную тенденцию к расширению сферы его применения. Впервые в послереволюционной России необходимая оборона упоминалась в Руководящих началах по уголовному праву 1919 г., где она связывалась только с нападением на личность обороняющегося или другого лица. Так же ограничительно определялись объекты обороны и в УК РСФСР 1922 г. Но уже Основные начала 1924г., кроме личности обороняющегося и других лиц, упоминали об охране от посягательств на советскую власть и революционный порядок. Эта формулировка была повторена в ст. 13 УК РСФСР 1926 г. Дальнейшее расширение объектов обороны имело место в УК РСФСР 1960 г., ст. 13 которого допускала необходимую оборону при защите интересов Советского государства, личности обороняющегося или другого лица и их прав, а также общественных интересов.
В 1994 г. ст. 13 УК РСФСР была существенно изменена. Цель законодателя состояла в том, чтобы предоставить обороняющемуся неограниченные возможности для защиты от противоправного нападения своей жизни или жизни другого лица. В новой редакции статьи было сказано, что в этих случаях может иметь место "причинение любого вреда посягающему". Такая формулировка вызвала резкие возражения, поскольку открывала путь к самосуду. Однако другое новшество, введенное в текст ст. 13 УК РСФСР 1960 г., - право на оборону независимо от возможности спастись бегством или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти, было правильным, оно вошло в текст ст. 24 Основ 1991 г. и сохранилось в УК РФ 1996г. Статья 45 Конституции Российской Федерации провозглашает, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.
Необходимая оборона является обстоятельством, исключающим общественную опасность и противоправность, а, следовательно, преступность и наказуемость действий обороняющегося. Эти действия, хотя формально и подпадают (по внешним данным) под признаки предусмотренного уголовным законом деяния, на самом деле являются общественно полезными, поскольку служат интересам предотвращения и пресечения преступлений.
Необходимая оборона -- одно из важных средств борьбы с преступными посягательствами, охраны интересов личности, общества и государства. Использование, гражданами своего права на оборону является одной из форм пресечения преступных посягательств, одной из форм участия общественности в борьбе с преступностью. Институт необходимой обороны выполняет в то же время серьезную профилактическую роль, оказывает определенное сдерживающее влияние на лиц, намеревающихся совершить преступление. Сдерживающее воздействие на преступников оказывает, в частности, то обстоятельство, что последствия необходимой обороны могут быть для них более тяжкими (причинение смерти или вреда здоровью), чем грозящее по закону наказание.
Необходимая оборона является самостоятельным по своей природе правом граждан, порожденным фактом общественно опасного посягательства. Ошибочно поэтому рассматривать необходимую оборону как субсидиарный (дополнительный) институт к деятельности государства по пресечению преступлений и наказанию преступников.
Следует иметь в виду, что на определенной категории лиц в ряде случаев лежит не только моральная, но и правовая обязанность обороняться от происходящего нападения. К числу таких лиц относятся сотрудники милиции, других подразделений органов внутренних дел, военнослужащие, сотрудники Федеральной службы безопасности, федеральных органов государственной охраны, других охранных служб, инкассаторы и пр. Осуществление акта необходимой обороны со стороны этих лиц является их служебным долгом.
Отказ от обороны в подобных случаях сам может заключать себе состав преступления или дисциплинарного проступка.
Теория уголовного права и судебная практика признают необходимую оборону правомерной лишь в том случае, когда она удовлетворяет ряду определенных условий. Если не соблюдено хотя бы одно из этих условий, акт защиты уже перестает быть общественно полезным и может повлечь за собой уголовную ответственность.
Условия правомерности акта необходимой обороны принято подразделять на относящиеся к посягательству и защите. Посягательство должно быть: общественно опасным, наличным, действительным (реальным).
а) Право на оборону порождает только общественно опасно посягательство на правоохраняемые интересы. Чаще всего оборона осуществляется против преступного, уголовно наказуемого посягательства, например, при отражении покушений на убийство, а также при пресечении изнасилований, похищений людей, грабежей, разбоев и пр.
В качестве примера общественно опасного посягательства, породившего право на оборону, можно сослаться на следующее дело.
Б. пришел в гости к своей двоюродной сестре Н. и ее мужу Р. Последний находился в нетрезвом состоянии и предложил Б. с ним выпить. Однако Б. пить отказался и, обратив внимание, что у сестры на лице следы побоев, стал выяснять причину их происхождения. Р. не отрицал, что избил жену, и начал нецензурно оскорблять ее. Р. и раньше беспричинно избивал жену. Характеризовался он отрицательно, ранее был судим, злоупотреблял спиртными напитками, скандалил семье. Когда начался разговор о Н., Р., демонстрируя пренебрежительное отношение к жене, ударил ее по лицу. Б. пытался остановить Р., но тот стал оскорблять его, заявляя, что Б., видимо, сожительствует с сестрой, поэтому и защищает ее. Затем он схватил Б. за волосы, свалил на пол, начал бить его головой о пол. Н. и несовершеннолетний Д. оттащили Р. от брата. Тогда Р. набросился на Б. с кухонным ножом. Последнему удалось выхватить нож из рук Р. и нанести ему множество ударов в различные части тела, в том числе в сердце, отчего Р. скончался.
Краснодарским краевым судом Б., которому органами предварительного следствия было предъявлено обвинение в убийстве, был оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления. Суд признал, что Б. действовал в состоянии необходимой обороны от преступного посягательства Р., сопряженного с насилием, опасным для его жизни, и не превысил ее пределов.
В то же время не требуется, чтобы посягательство было непременно преступным. Достаточно, чтобы оно было общественно опасным и по объективным признакам воспринималось как преступное нападение. Поэтому допустима необходимая оборона от посягательства душевнобольного, малолетнего или лица, действующего под влиянием устраняющей его вину фактической ошибки.Нельзя не согласиться с мнением А. Ф. Кони, что "лицу, подвергшемуся нападению некогда размышлять, с осознанием или без сознания на него нападают".
Необходимая оборона допустима и против незаконных действий должностных лиц, посягающих путем злоупотребления служебным положением на законные права и интересы граждан. Речь идет о заведомом, явном произволе, об очевидно противоправных действиях представителей власти и других должностных лиц.
б) Посягательство должно быть наличным, т. е. начавшимся (или близким к началу) и еще не окончившимся. Оно должно обладать способностью неминуемо, немедленно причинить общественно опасный вред.
Наличным признается такое посягательство, которое уже начало осуществляться или непосредственная угроза осуществления которого была настолько очевидной, что было ясно, что посягательство может тотчас же, немедленно осуществиться. О последнем может свидетельствовать конкретная угроза словами, жестами, демонстрацией оружия и прочими устрашающими способами. Непринятие предупредительных мер в таких случаях ставит лицо в явную, непосредственную и неотвратимую опасность.
В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. № 14 "О практике применения судами законодательства о необходимой обороне" указывается, что "состояние необходимой обороны наступает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения".
Решение вопроса о наличности посягательства должно быть основано на объективных данных о том, что общественно опасное посягательство уже началось либо непосредственно предстоит.
Примером такого посягательства является следующий случай из судебной практики.
Б., работавший стрелком ВОХР, имея при себе табельное оружие -- револьвер системы "Наган", как-то вечером покинул пост и пришел в ресторан, где стал танцевать. Во время очередного танца он подвергся групповому нападению. Один из посетителей, находясь сзади Б., набросил ему на шею удавку и начал душить. Одновременно с этим другой завернул ему за спину левую руку и пытался вытащить из кобуры револьвер. Препятствуя завладению оружием, Б. дотянулся рукой до спускового крючка револьвера и с целью привлечения внимания работников милиции произвел выстрел в пол. Однако и после выстрела нападавшие не отказались от своего преступного намерения и продолжали удерживать его сзади. Б. удалось вырвать револьвер у нападавших и освободиться от удавки. В этот момент один из нападавших -- Д. сделал угрожающее движение в сторону Б. Отражая преступное посягательство по завладению оружием, Б. с близкого расстояния выстрелил ему в голову, причинив смертельное ранение.
Президиум областного суда, рассмотрев дело в порядке надзора, прекратил его производством за отсутствием в действиях Б. состава преступления, поскольку он действовал в состоянии необходимой обороны, защищаясь от совершаемого группой лиц общественно опасного и наличного посягательства, направленного не только на завладение оружием, но и на применение насилия, опасного для его жизни и здоровья. Пределы необходимой обороны превышены не были.
Однако против посягательства, которое не является наличным, а возможно лишь в будущем, необходимую оборону применять нельзя.
В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. указывается: "Действия оборонявшегося, причинившего, вред посягавшему, не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость. В этих случаях ответственность наступает на общих основаниях. В целях правильной юридической оценки таких действий подсудимого суды с учетом всей обстановки происшествия должны выяснять, не совершены ли им эти действия в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного общественно опасным посягательством". В том же постановлении подчеркнуто, что переход оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства.
в) Посягательство должно быть действительным, реальным, а не мнимым, существующим в объективной действительности, а не только в воображении защищающегося.
Признак действительности нападения позволяет провести разграничение между необходимой и мнимой обороной. Мнимая оборона -- это оборона против воображаемого, кажущегося, но в действительности не существующего посягательства. Юридические последствия мнимой обороны определяются по общим правилам о фактической ошибке. При решении этого вопроса возможны два основных варианта:
1. Если фактическая ошибка исключает умысел и неосторожность, то устраняется и уголовная ответственность за действия, совершенные в состоянии мнимой обороны. В таких случаях лицо не только не сознает, но по обстоятельствам дела не должно и не может сознавать, что общественно опасного посягательства нет. Налицо случай (саsus), невиновное причинение вреда.
Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 16 август 1984 г. № 14 указал, что мнимая оборона может исключать уголовную ответственность "в тех случаях, когда обстановка происшествия давала основание полагать, что совершается реальное посягательство, и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения".
2. Если при мнимой обороне лицо, причиняющее вред мнимому посягателю, не сознавало, что в действительности посягательства нет, добросовестно заблуждаясь в оценке сложившейся обстановки но по обстоятельствам дела должно было и могло сознавать это ответственность за причиненный вред наступает как за неосторожное преступление. При более внимательном отношении к создавшейся ситуации субъект мог бы не допустить ошибки и прийти к правильному выводу об отсутствии реальной опасности.
Следует иметь в виду, что необходимая оборона и мнимая оборона предполагают определенные обязательные условия: необходимая оборона -- наличие реального посягательства, мнимая оборона -- совершение действий, принятых за такое посягательство.
В тех случаях, когда лицо совершенно неосновательно предположило нападение, когда ни поведение потерпевшего, ни вся обстановка по делу не давали ему никаких реальных оснований опасаться нападения, оно подлежит ответственности на общих основаниях как за умышленное преступление. В этих случаях действия лица не связаны с мнимой обороной, а вред потерпевшему причиняется вследствие чрезмерной, ничем не оправданной подозрительности виновного при отсутствии со стороны потерпевшего каких-либо действий, сходных с нападением.
Характерно в этом отношении дело по обвинению Г. Ночью он возвращался от знакомой девушки домой. На пути к его дому находился овраг. Еще при спуске в овраг Г., боясь, что на него могут напасть, раскрыл имевшийся у него складной нож. В овраге он встретил идущих с работы О. и П. и, столкнувшись с О., нанес ему ножом удар в грудь. От полученного ранения сердца О. скончался. Г. объяснил свой поступок тем, что, увидев в овраге силуэты двух мужчин, испугался, решив, что они хотят ограбить его, и поэтому нанес удар идущему навстречу. По приговору краевого суда Г. был осужден за умышленное убийство без отягчающих обстоятельств. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР приговор по делу изменила, переквалифицировав преступление по статье о неосторожном причинении смерти по тем мотивам, что Г. лишил потерпевшего жизни вследствие ошибочно возникшего у него предположения об ограблении, т. е. в состоянии мнимой обороны. Президиум Верховного Суда РСФСР, рассмотрев дело в порядке надзора, указал, что в данном случае вся обстановка, при которой был убит рабочий О., не давала Г. оснований полагать, что он подвергался реальному нападению. Президиум Верховного Суда РСФСР признал правильной квалификацию действий Г. краевым судом.
Как отмечалось выше, существуют условия, относящиеся к защите от общественно опасного посягательства: допускается защита не только собственных интересов обороняющегося, но и интересов других лиц, а также интересов общества и государства; защита осуществляется путем причинения вреда посягающему, а не третьим (посторонним) лицам; защита должна быть своевременной; защита не должна превышать пределов необходимости.
а) Необходимая оборона предполагает защиту не только своих, но и любых других охраняемых законом интересов. Такой круг объектов защиты определен в ст. 37 УК РФ. Употребляющийся иногда термин "самооборона" должен пониматься не в том смысле, что обороняющийся защищает только себя, а лишь в том смысле, что он отражает посягательство сам, своими силами.
Гражданин вправе защищать от преступных посягательств как собственную жизнь, здоровье, личную свободу, честь, достоинство, жилище, имущество и иные правоохраняемые интересы, так и аналогичные блага других, даже совершенно незнакомых ему лиц, а также законные интересы предприятий, учреждений, коммерческих и иных организаций, общественные и государственные интересы. Именно поэтому такие действия считаются социально полезными и получают моральное одобрение.
В судебной практике тем не менее еще встречаются ошибки, когда право на оборону признается только при посягательстве на личность и права самого обороняющегося.
Сторож Л., защищая имущество агропредприятия, выстрелом из ружья смертельно ранил Т. во время совершения им в группе с другими лицами кражи. Органы предварительного следствия квалифицировали действия Л. как убийство при отягчающих обстоятельствах. Судебная коллегия по уголовным делам областного суда, рассмотрев дело по первой инстанции, пришла к выводу, что Л. убил Т. в состоянии необходимой обороны, но превысил ее пределы, и осудила его по ст. 105 УК РСФСР (ч. 1 ст. 108 УК РФ). Кассационная инстанция по протесту прокурора отменила приговор и вернула дело на новое судебное рассмотрение, мотивируя это тем, что лично Л. от данного общественно опасного посягательства вред не угрожал, а потому к нему якобы и неприменимы нормы о необходимой обороне. Президиум Верховного Суда РСФСР отменил это ошибочное определение, указав, что Л. защищал от преступного посягательства собственность, а для наличия необходимой обороны закон не требует, чтобы посягательство одновременно было направлено и на личность гражданина, охраняющего эту собственность. При новом кассационном рассмотрении приговор суда первой инстанции был оставлен без изменения.
б) Защита осуществляется путем причинения вреда посягающему, а не третьим (посторонним) лицам, как при крайней необходимости. Причинение вреда непричастным к посягательству людям не подпадает под понятие необходимой обороны.
Особенностью защиты при необходимой обороне является ее активный характер. При необходимой обороне защита по существу является контрнаступлением, контрнападением. Только такая оборона представляет надежную гарантию от грозящей опасности.
Важное значение имеет указание закона на то, что право на оборону принадлежит лицу "независимо от возможности избежать посягательства, либо обратиться за помощью к другим лицам или органам власти" (ч. 2 ст. 37 УК).
Недопустимо требовать от лица, подвергшегося нападению, чтобы оно действовало активно только в том случае, если не может спастись бегством, обратиться за помощью к другим или избрать какие-либо иные способы защиты, не носящие характера активного противодействия посягавшему.
Совершенно прав И. С. Тишкевич, указывающий, что "при необходимой обороне пользу обществу приносит не тот, кто избегает опасности бегством (такая трусость лишь поощряет преступников), а тот, кто, даже имея возможность иным путем избежать причинения себе вреда, активно сопротивляется преступнику путем противонападения. Только при таком отношении граждан к случаям преступных посягательств необходимая оборона может содействовать пресечению и предупреждению преступлений".
Применение правил о необходимой обороне возможно и к некоторым случаям причинения смерти или вреда здоровью в драке. Во всех таких случаях необходимо тщательным образом выяснять, кто был инициатором, нападающей стороной. Необходимая оборона невозможна в случае, когда "обороняющийся" сам спровоцировал нападение на себя, а затем расправился с обидчиком, мотивируя свое деяние тем, что защищался. Данное обстоятельство отмечено в постановлении Пленума Верховного Суда СССР № 14 "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств". В п. 6. постановления сказано, что не может быть признано находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, которое намеренно вызвало нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий (развязывание драки, учинение расправы, совершение акта мести и т.п.).
Определенную сложность для практики представляет также вопрос о допустимости специального устройства различных защитных механизмов и приспособлений, предназначенных для предотвращения общественно опасных посягательств.
Следует согласиться с точкой зрения тех авторов, которые полагают, что установка таких защитных приспособлений оправдана лишь в целях охраны важных объектов при, условиях, исключающих случайное срабатывание механизма в отношении невиновных лиц. Однако устройство таких приспособлений не должно выходить из-под контроля государства. Совершенно недопустимо, например, установление подобных приспособлений (капканы, самострелы, взрывные устройства, использование электротока и пр.) для защиты собственности граждан. Не следует забывать, что они могут причинить вред не только преступникам, но и любым лицам, случайно оказавшимся в районе их действия.
в) Защита должна быть своевременной. Она должна совпадать во времени с общественно опасным посягательством. "Преждевременная" или "запоздалая" оборона не увязывается с существом самого понятия необходимой обороны. Пределы осуществления права на оборону определяются во времени начальным и конечным моментом самого посягательства.
В тех же случаях, когда обороняющийся, не осознав факта окончания посягательства, причинил посягавшему какой-либо вред, следует руководствоваться указанием Пленума Верховного Суда СССР о том, что "состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания".
г) Защита не должна превышать пределов необходимости. Состояние необходимой обороны оправдывает причинение вреда посягающему лишь в том случае, когда защитительные действия не выходят за пределы необходимой обороны. Превышение этих пределов представляет собой общественно опасное деяние.
Превышение пределов необходимой обороны (эксцесс обороны) представляет собой умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства (ч. 3 ст. 37 УК).
По смыслу закона, превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред, указанный в ч. 1 ст. 108 или в ч. 1 ст. 114 УК РФ (смерть или тяжкий вред здоровью). Причинение посягающему при отражении общественно опасного посягательства вреда по неосторожности не может влечь уголовной ответственности. Именно так решается вопрос о субъективной стороне преступлений, совершаемых в результате превышения пределов необходимой обороны, в УК РФ (ч. 3 ст. 37).
Следует иметь в виду, что причинение средней тяжести и легкого вреда здоровью, а также побоев в ситуации обороны во всех случаях укладывается в рамки правомерной защиты. В отличие от ранее действовавшего УК РСФСР 1960 г. законодатель в настоящее время исключил возможность привлечения к уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны при причинении вреда здоровью средней тяжести. Тем самым расширено право граждан на оборону от преступных посягательств. Вопрос об эксцессе обороны может теперь встать лишь в случаях причинения посягавшему смерти или тяжкого вреда его здоровью, разумеется, когда этот вред явно не соответствует характеру и опасности посягательства.
Превышение пределов необходимой обороны имеет место, прежде всего в случаях явного (резкого, значительного) несоответствия между угрожаемым вредом и вредом, причиняемым обороной, между способами и средствами защиты, с одной стороны, и способами и средствами посягательства -- с другой, между интенсивностью защиты и интенсивностью посягательства.
Для правомерной обороны не требуется также пропорциональности (абсолютной соразмерности) между способами и средствами защиты и способами и средствами посягательства. Требование пользоваться при защите тем же оружием, что нападающий, ставит обороняющегося в худшее положение, чем преступника. Помимо того, что не всегда возможно защищаться соразмерными средствами, следует иметь в виду, что у защищающегося нет времени для размышлений, соразмерны ли применяемые им способы и средства защиты способам и средствам посягательства. В состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты. Поэтому средства защиты могут быть и более эффективными, чем средства посягательства.
Вывод о том, имело ли место превышение пределов необходимой обороны или нет, можно сделать лишь в результате тщательного анализа конкретных обстоятельств дела, личности посягающего и обороняющегося. При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы.
Усматривая в действиях обороняющегося превышение пределов необходимой обороны, правоприменительные органы не должны ограничиваться в процессуальных документах лишь общей формулировкой о "явном несоответствии защиты характеру и опасности посягательства", а должны конкретно указать, в чем именно отразилось превышение пределов необходимой обороны и на каких доказательствах основан этот вывод.
Следует обратить внимание на положение закона о том, что "право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица зависимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения" (ч. 2 ст. 37 УК). Оно носит принципиальный характер: сделана попытка уравнять в правах при осуществлении акта необходимой обороны частных лиц и сотрудников правоохранительных и контролирующих органов, к которым практике всегда предъявлялись в этом отношении повыше требования.
В то же время в постановлении от 16 августа 1984 г. "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств" Пленум Верховного Суда СССР занял по этому вопросу неправильную позицию. В п. 4 указанного постановления говорится, что работники правоохранительных органов "не подлежат уголовной ответственности за вред, причиненный посягавшему.., если они действовали в соответствии с требованиями уставов, положений и иных нормативных актов, предусматривающих основания и порядок применения силы и оружия".
Между тем по своей правовой природе оборона от преступного посягательства, с одной стороны, и нарушение при этом правил применения физической силы, специальных средств и оружия, - с другой, самостоятельные и качественно разные действия, которые требуют раздельной юридической оценки.
Рассматривать требования нормативных актов, предусматривающих порядок применения силы и оружия, как дополнительные условия правомерности необходимой обороны -- значит существенно ограничивать право на оборону для сотрудников органов правоохраны.
Надо отметить, что граждане к необходимой обороне прибегают редко. Объясняется это разгулом преступности, вооруженностью нападающих, наглостью, бесчеловечностью преступников, которые терроризировали и запугивали большинство людей, подавив их волю к сопротивлению. В таких условиях было бы весьма полезным активизировать наступательную деятельность милиции и других государственных органов, организаций и самих граждан.
2.2 Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление
Причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании впервые регламентировано в УК РФ в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния. Ранее правовой основой для причинения вреда задерживаемому выступал п. 16 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 г. "Об усилении ответственности за хулиганство". Он гласил: "Действия граждан, направленные на пресечение преступных посягательств и задержание преступника, являются в соответствии с законодательством СССР и союзных республик правомерными и не влекут уголовной или иной ответственности, даже если этими действиями вынужденно был причинен вред преступнику". Поскольку законодательство СССР и союзных республик в этой сфере было представлено в УК РСФСР ст. 13 (необходимая оборона), постольку названный Указ фактически приравнял институт задержания к институту необходимой обороны. Не случайно постановления Пленума Верховного Суда СССР от 4 декабря 1969 г., 16 августа 1984 г. рекомендовали рассматривать случаи причинения вреда при задержании по правилам о необходимой обороне.
Причинение вреда лицу, совершившему преступление, с целью его задержания следует признать обстоятельством, исключающим преступность деяния, лишь при наличии права задержание при соблюдении ряда условий правомерности этого акта.
Эти условия заключаются в следующем:
а) Задерживается лицо, совершившее именно преступление, а не иное правонарушение (административный или дисциплинарный проступок, гражданско-правовой деликт, малозначительное деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 14 УК). Объективные признаки преступления при этом должны быть налицо, очевидны и бесспорны.
б) Насилие применяется только при наличии твердой уверенности в том, что именно данное лицо совершило преступление. Например, когда лицо застигнуто при совершении преступления, когда очевидцы прямо укажут на него, как на совершившее преступление, когда на нем или на его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления и т. д. Основаниями задержания также является наличие обвинительного приговора суда об осуждении задерживаемого за конкретное преступление либо наличие постановления о розыске лица, совершившего преступление.
В практике имеют место случаи причинения при задержании вреда лицам, ошибочно принятым за преступников, мнимым преступникам. Вопрос об ответственности за причинение вреда при мнимом задержании решается по общим правилам о фактической ошибке. В случаях, когда лицо, осуществляющее задержание, не только не сознает, но, исходя из конкретных обстоятельств дела, не должно и не может сознавать ошибочности своего представления относительно личности потерпевшего и оснований задержания, уголовная ответственность вследствие отсутствия вины исключается. Налицо случай (казус), невиновное причинение вреда. Если же лицо по обстоятельствам дела должно было и могло при более внимательном отношении к создавшейся ситуации не допустить ошибки, ответственность за причиненный вред наступает как за неосторожное преступление по ст.109 или 118 УК РФ.
В одном из городов Карелии из зала суда сбежал Ц.,, совершивший тяж-преступление. Поднятые по тревоге, сотрудники РОВД перекрыли город. Приметы преступника были доведены до всех участников поиска. На опушке леса при выезде из города патрулировавшие на автомашине сотрудники милиции Б. и Р. увидели человека, по приметам похожего на Ц. Они выскочили из автомашины и направились к нему, но тот стал от них убегать. Работники милиции (один из них был в форме) начали его преследовать, неоднократно предлагали ему остановиться, после чего сделали несколько предупредительных выстрелов, но неизвестный на это не реагировал. Когда возникла опасность, что он скроется, сотрудники милиции произвели по нему по одному прицельному выстрелу. Неизвестный был ранен и задержан. Им оказался совершенно посторонний С., который собирал в лесу берёзовый сок и испугался за это ответственности. В результате ранения его здоровью был причинен вред средней тяжести.
Работники милиции были осуждены за неосторожное преступление. На наш взгляд, исходя из обстановки задержания, они не могли сознавать ошибочности своего представления относительно личности задерживаемого и не должны были нести ответственность.
в) Вред задерживаемому может быть причинен лишь причинении реальной опасности его уклонения от уголовной ответственности. О стремлении уклониться от задержания и доставления в соответствующие органы власти свидетельствуют, например, такие действия (бездействие), как невыполнение требований следовать в милицию, попытки скрыться, оказание сопротивления и т. п.
г) Вред лицу, совершившему преступление, может быть причинён лишь с целью его задержания и доставления соответствующим органам власти. Цель здесь единственная -- лишить задерживаемого возможности уклониться от уголовной ответственности, причиняемый вред -- средство достижения этой цели.
Если же указанные действия совершаются для осуществления других целей (например, самосуда), то они теряют правомерный характер, и лица, их совершившие, привлекаются к уголовной ответственности на общих основаниях.
д) Меры, которые принимаются для задержания лица, совершившего преступление, должны быть необходимыми, т. е. оправданными обстоятельствами дела. Является ли причинение того или иного вреда необходимым для задержания преступника, -- это вопрос факта. Он должен решаться в каждом конкретном случае, исходя из конкретных обстоятельств дела. Насилие (тем более тяжкое) должно быть вынужденной, крайней мерой, когда иными средствами задержание осуществить невозможно.
е) Принимаемые меры по задержанию такого лица должны соответствовать характеру и опасности совершенного им преступления, а также опасности его личности. Например, лишение жизни задерживаемого, пытающегося скрыться, может быть при правомерным только в случаях совершения им убийства, бандитизма, захвата заложников, терроризма, разбоя, изнасилования и другого тяжкого преступления, преимущественно насильственной направленности.
Следует иметь в виду, что лицо, задерживающее преступника, не всегда в состоянии избрать абсолютно соразмерные характеру и опасности совершенного преступления средства задержания.
0днако при оценке действий субъекта задержания следует иметь в виду, что закон, говоря о "явном несоответствии", допускает тем самым такое несоответствие. Поэтому правомерно утверждение Э.Ф. Побегайло о том, что недопустимо ограничение мер задержания условиями крайней необходимости, т.е. требованием, чтобы причиненный задерживаемому вред был менее значительным по сравнению с характером и степенью опасности совершенного преступления.
ж) Характер мер по задержанию преступника должен соответствовать обстановке его задержания. Обстановку задержания характеризуют различные признаки, в том числе и такие, как степень интенсивности и способ оказываемого преступником сопротивления, количество задерживаемых и задерживающих, наличие оружия, место и время задержания (день или ночь), возможность применения других, более мягких и безопасных способов и средств задержания. Если лицо, преследующее задерживаемого, видит, что на помощь спешат другие сотрудники или граждане, и тем не менее убивает его, такие действия не могут быть признаны правомерными.
з) Причиняемый вред не должен превышать пределов необходимости.
Превышение мер, необходимых для задержания, имеет место в тех случаях, когда применены такие средства и методы задержания, которые явно не соответствуют характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления, его личности, реальной обстановке задержания, и задерживаемому без необходимости причинен явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред, указанный в ч. 2 ст. 108 или в ч. 2 ст. 114 УК РФ (смерть, тяжкий или средней тяжести вред здоровью). В качестве примера превышения мер, необходимых для задержания, можно сослаться на следующее дело.
С и В., будучи в нетрезвом состоянии, ворвались в дом А. и из хулиганских побуждений стали его избивать. Услышав крики о помощи, сосед потерпевшего М. схватил охотничье ружье и выбежал во двор. Видя убегавших С. и В., М. потребовал от них остановиться и произвел предупредительный выстрел вверх. Однако они не остановились, и тогда М. с целью задержания стал их преследовать. Во время этого преследования М. смертельно ранил из ружья С. В данной конкретной обстановке принятые М. меры явно не соответствовали характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемыми лицами преступления и обстоятельствам задержания. С. был причинен явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.
Превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, влечет ответственность лишь в случаях умышленного причинения вреда (ч. 2 ст. 38 УК). Если тяжкий или средней тяжести физический вред причинен задерживаемому по неосторожности, уголовная ответственность не наступает. Следует иметь в виду, что о превышении мер, необходимых для задержания преступника, речь может идти лишь при наличии права на задержание (совершение общественно опасного посягательства, обладающего признаками преступления; реальная опасность, уклонения преступника от уголовной ответственности; цель его задержания и т. д.). Например, причинение вреда преступнику без цели его задержания должно рассматриваться не как превышение данных мер, а как обычное преступление против личности.
До вступления в силу УК РФ 1996 г. причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, оценивалось с точки зрения законодательства о необходимой обороне. Поэтому следует разграничивать данные обстоятельства, исключающие преступность деяния:
1) основанием необходимой обороны является любое общественно опасное посягательство. Основанием применения мер задержания -- только преступное посягательство;
2) действия субъекта необходимой обороны имеют своей целью защиту охраняемых законом благ. При применении мер задержания -- доставление лица, совершившего преступление, в органы власти и пресечение совершения им новых преступлений; .
3) необходимая оборона допустима и при наличии возможности избежать посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. При задержании вред правомерен только в том случае, когда иных, "безвредных" мер задержания не было;
4) право на применение мер задержания, в отличие от права на необходимую оборону, не может ни при каких условиях быть реализованным до момента совершения (начала) преступления.
2.3 Крайняя необходимость
Как известно, институт крайней необходимости, наряду с институтом необходимой обороны, относится к числу традиционных для уголовного права. Между тем критическая оценка определения крайней необходимости не прекращается и по настоящее время. Так, совершенно обоснованно обращается внимание на то, что вряд ли следовало разрывать нормативный материал о крайней необходимости и размещать его не только в ст. 39 УК РФ, но и под названием другого обстоятельства, исключающего преступность деяния, (физическое или психическое принуждение) в ч. 2 ст. 40 УК РФ при том, что в последнем случае не формулируется никаких специфических характеристик крайней необходимости, за исключением указания на своеобразный источник опасности. По-прежнему не решенным ни в законе, ни в судебной практике остается вопрос об уголовно-правовой оценке превышения пределов крайней необходимости, а описание этого понятия даже в существующем виде в ст. 39 УК РФ как минимум небезгрешно с точки зрения правил русского языка. Поскольку в решении именно этого вопроса фокусируется оценка правомерности поведения лица в состоянии крайней необходимости, постольку именно на него и обратим внимание Крайняя необходимость -- это такое состояние, когда для отвращения опасности, реально угрожающей законны интересам данного лица или иных лиц, интересам общества, государства, причиняет вред интересам третьих (посторонних лиц при условии, что грозящая опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и причинённый вред менее значителен по сравнению с предотвращаемым. Причинение вреда в таких случаях лишено общественной опасности и уголовной противоправности и в большинстве случаев носит общественно полезный характер.
Состояние крайней необходимости возникает там, где сталкиваются два охраняемых законом интереса и сохранение одного более важного) достигается принесением в жертву другого (важного). Лицо, оказавшееся в состоянии крайней необходимости из двух зол выбирает меньшее и путем сознательного нарушения одного из интересов спасает другой, более важный по своему мнению. Именно поэтому действия, совершаемые в состоянии крайней необходимости, полезны для общества, они правомерны и реально оправданы.
Осуществление акта крайней необходимости путем причинения вреда интересам посторонних лиц, а также общественным и государственным интересам -- субъективное право граждан. Однако на некоторые категории лиц (сотрудники милиции, подразделений органов внутренних дел, работники пожарной охраны, военнослужащие и др.) возложены правовые обязанности по осуществлению соответствующих действий в состоянии крайней необходимости. Условия правомерности акта крайней необходимости принято подразделять на относящиеся к грозящей опасности и к защите от нее. Опасность, исходящая из различных источников, должна:
— угрожать личности и правам данного лица или иных лиц, защищаемым законом интересам общества или государства;
быть наличной;
действительной (реальной);
при данных обстоятельствах ее нельзя устранить другими средствами, не связанными с причинением вреда интересам третьих лиц.
Источники грозящей опасности при крайней необходимости могут быть самыми разнообразными. К
числу их следует отнести: общественно опасное поведение людей (виновное и невиновное, физиологические и патологические процессы, происходящие в организме человека (болезнь, голод и т. п.); стихийные силы природы: пожар, наводнение, ураган, землетрясение, горные лавины; действие источников повышенной опасности, нападение животных и пр. Опасность должна быть наличной, непосредственно угрожающей причинением существенного вреда индивидуальным или общественным интересам. Наличность опасности означает, что она существует и еще не миновала. Как уже миновавшая, лишь возможная в будущем опасность не могут породить состояния крайней необходимости.
в) Опасность должна быть действительной, реально существующей, а не мнимой, существующей лишь в воображении человека.
В практике встречаются случаи причинения вреда правоохраняемым интересам в результате ошибки относительно реальности грозящей опасности. Вопрос об ответственности за причинение вреда при мнимой крайней необходимости решается по общим правилам о фактической ошибке. В случаях, когда лицо, устраняющее мнимую опасность, в силу сложившейся обстановки не должно и не могло сознавать ошибочности своего представления относите реальности опасности, уголовная ответственность вследствие отсутствия вины исключается. Налицо случай (казус), невиновное причинение вреда. Если же лицо по обстоятельствам дела должно было и могло при более внимательном отношении к оценке реальности опасности не допустить ошибки, ответственность за причиненный вред наступает как за неосторожное преступление (с учётом положений ч. 2 ст. 24 УК РФ).
г) Опасность при данных обстоятельствах не может быть устранена другими средствами, т. е. средствами, не связанными с причинением вреда иным охраняемым правом интересам. Это одно из важнейших условий правомерности акта крайней необходимости.
Водитель Р., следуя на автомашине по улице города, неожиданно увидел
в непосредственной близости от машины женщину с ребенком, перебегающих улицу. Чтобы спасти им жизнь, Р. затормозил и свернул в сторону, в результате чего столкнулся со стоявшим у обочины мотоциклом. Здоровью владельца мотоцикла П. при этом был причинен вред средней тяжести, кроме того, был причинен значительный материальный ущерб.
Очевидно, что Р. действовал в состоянии крайней необходимости, спасая жизнь женщины и ребенка. Иными способами предотвратить наезд на них было нельзя. Состав преступления в действиях Р. отсутствовал.
Способ сохранения правоохраняемого интереса за счет другого должен быть именно крайним. Если для предотвращения грозящей опасности у лица есть путь, не связанный с причинением какого либо вреда, оно должно избрать именно этот путь. В противном случае ссылка на состояние крайней необходимости исключается, в этом, кстати, проявляется одно из существенных отличий крайней необходимости от необходимой обороны.
Следует предостеречь от неправильного понимания рассматриваемого требования таким образом, будто бы совершаемые в стоянии крайней необходимости действия должны представлять собой единственно возможное средство предотвращения угрозы. Бывают ситуации, при которых возможно избежание грозящей опасности за счет различных правоохраняемых интересов, выбор пожертвовании одним из которых зависит от лица, действующего в состоянии крайней необходимости.
Как отмечалось выше, существуют также условия правомерности акта крайней необходимости, относящиеся к защите от грозящей опасности:
· защита направлена на охрану интересов личности, общества и государства;
· вред при крайней необходимости причиняется не лицам, создавшим опасность, а третьим (посторонним) лицам;
·
защита должна быть своевременной;
·
защита не должна превышать пределов необходимости. Вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, должен быть менее значительным, чем предотвращаемый вред.
а) Акт крайней необходимости осуществляется в целях защиты любого правоохраняемого интереса (как своего, так и чужого, а также общественного или государственного).
В тех случаях, когда имеет место провокация крайней необходимости, т. е. искусственное создание опасности в качестве повода для умышленного совершения преступления, ответственность наступает на общих основаниях (как за умышленное создание соответствующей опасности, если эти действия образуют конкретный состав преступления, так и за умышленное причинение вреда правоохраняемым интересам в процессе ее устранения).
б)
Вред при крайней необходимости причиняется не лицам, создавшим опасность, а третьим (посторонним по отношению к шику опасности) лицам. Под третьими лицами здесь понимаются физические и юридические лица, а также государство и общественные организации, не являющиеся юридическими лицами, деятельность которых вовсе не связана с возникновением опасности, породившей состояние крайней необходимости. Следует иметь в виду, что причинение вреда третьим лицам возможно и в ситуации, когда защищающийся уничтожает или повреждает сам источник грозящей опасности, если она не вызвана общественно опасным поведением человека (в последнем случае возможна оценка содеянного по правилам о необходимой обороне).
в) Защита должна быть своевременной. Она должна соответствовать по времени грозящей опасности. Защита должна осуществляться не раньше, чем появилась угроза правоохраняемым интересам, и прекратиться не позднее, чем опасность миновала. "Преждевременная" либо "запоздалая" защита не имеет ничего общего с крайней необходимостью.
г) Защита не должна превышать пределов необходимости. Вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, должен быть менее значительным, чем предотвращаемый вред. Причине вреда, равного тому, который мог наступить, или вреда большего, не может быть оправд и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.